Открыть главное меню

Московская улица XVII века в праздничный день

«Московская улица XVII века в праздничный день» — картина русского художника Андрея Рябушкина (1861—1904), оконченная в 1895 году. Находится в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге (инв. Ж-4355). Размер — 204 × 390 см[1][2]. На картине, относящейся к историко-бытовому жанру, изображена сцена из столичной жизни XVII века: возвращаясь после церковной службы, нарядно одетые горожане идут по улице, покрывшейся водой из-за осенней распутицы[3][4].

Andrei Ryabushkin - Seventeenth-Century Moscow Street on a Public Holiday - Google Art Project.jpg
Андрей Рябушкин
Московская улица XVII века в праздничный день. 1895
Холст, масло. 204 × 390 см
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
(инв. Ж-4355)

Картина «Московская улица XVII века в праздничный день» была представлена на 1-й выставке Общества художников исторической живописи (ОХИЖ), открывшейся в Москве в марте 1895 года. В 1900 году три полотна Рябушкина, включая «Московскую улицу», были частью российской экспозиции на Всемирной выставке в Париже; за них художник был отмечен почётным отзывом выставки[1][2][5] и получил почётный диплом[6]. Несмотря на положительные отзывы, художнику не удалось продать картину, и он «уступил» её своему другу, художнику-мозаичисту Владимиру Фролову[7]. В 1945 году картина была приобретена Государственным Русским музеем[1][2].

«Московская улица XVII века в праздничный день» считается одним из «самых капитальных» произведений в творчестве Рябушкина[8] и наиболее значительным из полотен, созданных художником в 1890-е годы[9]. По словам искусствоведа Николая Машковцева, «Московская улица» написана «с необыкновенным знанием быта и облика людей XVII столетия, она воссоздаёт живую городскую сцену, характерную для этой эпохи»[10].

Содержание

ИсторияПравить

В 1890 году Андрей Рябушкин закончил свою учёбу в Академии художеств в Санкт-Петербурге, получив звание классного художника первой степени. После этого он совершил поездку по России, во время которой посетил Москву, Киев, Орёл, Тулу, Новгород, Борисоглебск, Сергиев Посад и ряд других городов. Вернувшись из этого путешествия с большим запасом впечатлений и зарисовок, художник поселился в усадьбе «Привольное» под Петербургом, на территории которой для него был построен дом-мастерская. Усадьба принадлежала другу Рябушкина — художнику и музыканту Илье Тюменеву. Там, в Привольном, в 1891—1899 годах был написан ряд известных картин Рябушкина, среди которых была и «Московская улица XVII века в праздничный день»[11][12][13].

Работа над картиной была закончена в начале 1895 года. В марте того же года полотно, под названием «Московская улица до Петра Великого в праздничный день», экспонировалось на 1-й выставке Общества художников исторической живописи (ОХИЖ), открывшейся в Москве. Картина Рябушкина привлекла к себе большой интерес, поскольку она выделялась на фоне произведений художников позднеакадемического направления — в частности, работ Генриха Семирадского, Степана Бакаловича и Фёдора Бронникова, присланных на выставку из Рима[14][15][16]. По некоторым сведениям, изначально «Московская улица XVII века» была задумана как журнальная иллюстрация, и только потом, на основании эскиза, Рябушкин принял решение работать не над графическим произведением, а над большим живописным полотном[17].

 
Картина «Московская улица XVII века в праздничный день» в ГРМ

В 1898 году полотно «Московская улица XVII века в праздничный день» экспонировалось на организованной художественным объединением «Мир искусства» выставке русских и финляндских художников, открывшейся в Петербурге[18]. В 1900 году картина входила в российскую экспозицию на Всемирной выставке в Париже вместе с другими полотнами художника — «Семья купца в XVII веке» (1896) и «Русские женщины XVII столетия в церкви» (1899). За эти три картины Рябушкин был отмечен почётным отзывом выставки[1][2][5] и получил почётный диплом[6].

Хотя в целом картина получила положительные оценки от критиков, продать её художнику не удалось. Впоследствии Рябушкин «уступил» её своему другу, художнику-мозаичисту Владимиру Фролову[7]. Фролов умер от голода в 1942 году во время блокады Ленинграда[19], а в 1945 году картина была приобретена из его коллекции Государственным Русским музеем[1][2].

В настоящее время картина «Московская улица XVII века в праздничный день» выставлена в зале № 45 флигеля Росси, где, кроме неё, находятся другие произведения Андрея Рябушкина, среди которых «Семья купца в XVII веке» (1896) и «Едут! (Народ московский во время въезда иностранного посольства в Москву в конце XVII века)» (1901)[20].

ОписаниеПравить

На картине изображена московская улица в осенний день[21]. После сильного дождя поверхность улицы покрыта водой. Кое-где уложены бревенчатые мостки, которые от воды стали скользкими. По улице идут по-праздничному одетые люди, которые пытаются перебраться через мокрую грязь, приподняв подолы своей одежды[8]. По-видимому, горожане идут из церкви после обедни[22]. Из-за того, что «отсутствует единая сюжетная мотивировка движения людей», складывается впечатление, что улица «бурлит народом»: одни перебираются через залитую водой улицу, другие стоят по её краям, третьи движутся на зрителя из глубины картины[23]. Зритель как бы наблюдает за сценой из прошлого «сквозь окошко», находясь, как и в ряде других картин Рябушкина, сбоку слева от происходящего действия[22].

 
Возвращение в праздник из церкви (бумага, акварель, 1894, ГРМ)

Хотя люди передвигаются по улице в разных направлениях, «композиционно всё движение организовано вокруг основной оси», в качестве которой выступает «голубец с иконами в левой части полотна»[24]. По свидетельствам современников художника, он начал работу над картиной именно с этого придорожного голубца, который служит «„красочным камертоном“ всего колористического строя полотна, организуя определённую гармонию цвета»[7]. Искусствовед и критик Александр Ростиславов, автор первой книги о жизни и творчестве художника, в связи с этим отмечал, что Рябушкин иногда заражался «чисто художественным интересом к какой-нибудь одной детали», при этом ему была «совершенно чужда холодная академическая компоновка с предварительным перспективным построением и контурной вырисовкой»[25].

На переднем плане изображена идущая по улице молодая женщина в белом платке[8] и красном охабне[26], застёгнутом на большие светлые пуговицы, яркий ряд которых обозначает её движущуюся фигуру[8]. Судя по одежде, она не из богатых — обычная горожанка, «своя» для тех, кто вокруг неё, и поэтому она не привлекает внимание окружающих её людей[26]. Лицо женщины «прекрасно своей особенной национальной красотой»[27], но при этом художник не приукрашивает и не идеализирует её образ — её лицо «крупновато, широкоскуло, да и нос её несколько великоват»[28]. На пути из церкви домой она о чём-то задумалась, погрузившись в «свой отнюдь не радостный внутренний мир»[24], ничего не замечая вокруг себя и лишь машинально приподнимая подол своей одежды, уберегая его от уличной грязи[26]. В своей руке она держит церковную свечу и белый узелок — возможно, она возвращается с заупокойной службы по кому-то из её близких и несёт кутью[24]. При этом «какой-то свет озаряет её лицо с чуть заметной улыбкой», словно находится она не посреди грязной улицы, а «всё ещё там, в храме Божьем, там, где снизошло на неё очистительное просветление»[26]. Исследователи творчества Рябушкина полагают, что прообразом героини полотна «Московская улица XVII века» могла быть крестьянская девушка с эскиза «Возвращение в праздник из церкви» (бумага, акварель, 65,8 × 46,8 см, 1894, ГРМ), а также двух карандашных этюдов к этому эскизу (1894, ГРМ и музей-квартира И. И. Бродского)[24][29].

 
Воскресный день («Приглянулась», холст, масло, 1889, НГОМЗ)

В левой части картины, у забора, изображена группа людей, которые беседуют или просто переглядываются друг с другом[21][27]. У правого края этой группы находится молодая красавица, с притворной скромностью опустившая глаза. Она нарядно одета, её лицо выглядит набелённым и насурьмлённым. За ней стоит пожилая женщина — по-видимому, её мать или сопровождающая. Охраняя красавицу, она злым и строгим взглядом смотрит на одного из молодых мужчин из той же левой группы, чтобы пресечь его возможные посягательства[27][23]. Искусствовед Раиса Власова отмечала очевидное сходство этой «пригожей девицы» с героиней картины Рябушкина «Воскресный день» (или «Приглянулась», холст, масло, 38,8 × 60,7 см, Новгородский государственный объединённый музей-заповедник)[23].

Правее этой группы, у голубца с иконами, сидит нищий «с профессионально-жалостным лицом». За столбик голубца ухватился молодой мужчина, который, по-видимому, собирается перешагнуть через поток грязной воды. Правее столбика с иконами гордо возвышается едущий на лошади боярин. Перед ним движется другой всадник, расчищающий дорогу от пешеходов для удобства своего начальника. Один из таких пешеходов изображён в глубине картины — неуклюже передвигаясь по глубокой воде, он старается как можно скорее добраться до противоположного края улицы, вызывая смех наблюдающих за ним людей[27]. Ближе к центру картины, немного правее женщины в красном охабне, изображён молодой парень с волосами «цвета спелой ржи» и светлокожим румяным лицом, обрамлённым светлым воротником. Он представляет собой «наиболее яркий русский тип», а его «поза, выражение добродушно-спокойного лица являют пример чего-то очень милого и непосредственного»[28].

Художественная выразительность картины в значительной степени достигается её пейзажным фоном, представляющим собой образ осенней природы. В «Московской улице XVII века» Рябушкин развивает и обобщает принципы построения пейзажа, которые он за несколько лет до этого использовал в небольшой по размеру картине «Воскресный день» («Приглянулась»). На полотне «Московская улица» художник изображает прохладный осенний день «с нависшей тучей, мигающими лужицами, отражающими лазурь неба». Природа наполнена движением, которое перекликается с оживлением, царящим на улице. Медленно ползущие желтоватые облака напоминают о приближении предзимнего холода. Другие пейзажные детали — «поредевшая листва деревьев, синие купола собора, прихотливое сочетание нарядных кокошников кирпичной церковки», в также «спелые гроздья рябин у мостовых», — своими красочными ритмами создают «единый хор с одеждами праздничной толпы»[24].

Фрагменты картины «Московская улица XVII века в праздничный день»

Группа людей в левой части картины
Молодая женщина на переднем плане
Пешеходы и всадник в правой части картины

Отзывы и критикаПравить

Художник и критик Александр Бенуа в книге «История русской живописи в XIX веке», первое издание которой вышло в свет в 1902 году, писал, что, по его мнению, картина «Московская улица XVII века в праздничный день» «отличалась чрезмерной резкостью и неприятной грубостью письма». Вместе с тем Бенуа отмечал, что на выставке художественного объединения «Мир искусства», состоявшейся в 1899 году, эта картина Рябушкина «занимала, благодаря своей интересной задаче и совершенной своей непосредственности, одно из самых видных и почётных мест»[30].

Искусствовед Николай Машковцев называл «Московскую улицу XVII века в праздничный день» одним из «самых капитальных» произведений в творчестве Рябушкина. По его словам, картина написана художником «с необыкновенным знанием быта и облика людей XVII столетия, она воссоздаёт живую городскую сцену, характерную для этой эпохи»[10].

В статье «Андрей Рябушкин — поэт русской старины», опубликованной в 1965 году, искусствовед Михаил Алпатов отмечал, что в картине «Московская улица XVII века в праздничный день» можно найти черты, связывающие её с композиционными поисками французских импрессионистов, в частности, с картинами Эдгара Дега. По словам Алпатова, главными отличиями «Московской улицы» от более ранних картин Рябушкина (таких, как «Потешные Петра I в кружале», 1892) являются случайность и непреднамеренность её композиции, а также то, что «вместо „коробочного“ пространства с рассаженными в нём фигурами эта картина носит характер растянутого вширь монументального панно»[31][32].

Сравнивая картину «Московская улица XVII века в праздничный день» с полотнами Василия Сурикова, искусствовед Виталий Манин писал, что живопись Рябушкина «обращена к совершенно иной, нежели у Сурикова, интерпретации российской исторической жизни» — его произведения неконфликтны и «имеют явственно выраженный бытовой характер, воссоздавая историческую действительность в прозаическом плане». При этом, по мнению Манина, у Рябушкина «проза жизни оценивается иронически», а «городские обитатели показаны полусерьёзно, полушутливо»[33].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Каталог ГРМ, 1980, с. 290.
  2. 1 2 3 4 5 Каталог ГРМ, т. 7, 2017, с. 107.
  3. Н. В. Масалина, 1966, с. 60—61.
  4. В. М. Механикова, 1989, с. 34—35.
  5. 1 2 Н. В. Масалина, 1966, с. 102.
  6. 1 2 Каталог ГТГ, т. 5, 2005, с. 300.
  7. 1 2 3 Н. В. Масалина, 1966, с. 62.
  8. 1 2 3 4 Н. Г. Машковцев, 1976, с. 9.
  9. Е. Ф. Петинова, 2001, с. 274.
  10. 1 2 Н. Г. Машковцев, 1976, с. 9—10.
  11. Е. Ф. Петинова, 2001, с. 271—272.
  12. Р. И. Власова, 2014, с. 207—208.
  13. В. В. Артёмов, 2008, с. 16.
  14. В. М. Механикова, 1989, с. 39—40.
  15. Г. Ю. Стернин, 1970, с. 260—261.
  16. 1-я выставка ОХИЖ, 1895, с. 6.
  17. Н. В. Масалина, 1966, с. 60.
  18. Р. И. Власова, 2014, с. 213.
  19. Фролов В. А. (1874—1942), художник (HTML). Энциклопедия «Санкт-Петербург» — encspb.ru. Дата обращения 2 июля 2018.
  20. Флигель Росси, зал 45 (HTML). Виртуальный тур по Русскому музею — virtual.rusmuseumvrm.ru. Дата обращения 2 июля 2018.
  21. 1 2 В. М. Механикова, 1989, с. 35.
  22. 1 2 Н. А. Яковлева, 2005, с. 363—364.
  23. 1 2 3 Р. И. Власова, 2014, с. 83.
  24. 1 2 3 4 5 Н. В. Масалина, 1966, с. 61.
  25. А. А. Ростиславов, 1913, с. 57.
  26. 1 2 3 4 Р. И. Власова, 2014, с. 82.
  27. 1 2 3 4 Н. Г. Машковцев, 1976, с. 10.
  28. 1 2 В. М. Механикова, 1989, с. 40.
  29. Р. И. Власова, 2014, с. 83—85.
  30. А. Н. Бенуа, 1995, с. 339—340.
  31. М. В. Алпатов, 1965, с. 37.
  32. В. М. Механикова, 1989, с. 35—36.
  33. В. С. Манин, 2005, с. 258.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить