Насер ад-Дин Шах

(перенаправлено с «Насреддин-шах»)

Насер ад-Дин Шах Каджар (перс. ناصرالدین شاه قاجار‎, азерб. Nəsrəddin şah Qacar: 16 июля 1831 — 1 мая 1896) — четвёртый шах Ирана из династии Каджаров, правил с 17 сентября 1848 года. 47-летнее правление Насер ад-Дина — самое долгое в новой истории и третье по продолжительности во всей трёхтысячелетней истории Ирана.

Насер ад-Дин-шах
перс. ناصرالدین شاه قاجار
Насер ад-Дин Шах Каджар (Фотограф — Феликс Надар)
Насер ад-Дин Шах Каджар
(Фотограф — Феликс Надар)
Флаг
хаган сын хагана сына хагана[1]
17 сентября 1848 — 1 мая 1896
Предшественник Мохаммед-шах
Преемник Мозафереддин-шах
Рождение 16 июля 1831(1831-07-16)
Тебриз, Персия
Смерть 1 мая 1896(1896-05-01) (64 года)
Тегеран, Персия
Место погребения Дворец Голестан, Тегеран
Род Каджары
Отец Мохаммед-шах
Мать Малек Джахан Ханум[d]
Супруга Monir al-Saltaneh[d]
Дети сын: Мозафереддин-шах
Отношение к религии Ислам, шиитского толка
Автограф Изображение автографа
Награды
Кавалер Большого Креста ордена Почётного легиона Order of the Garter UK ribbon.svg Кавалер Большого креста Королевского венгерского ордена Святого Стефана
Order of the Black Eagle - Ribbon bar.svg Большой крест ордена Красного орла Кавалер Большого креста ордена Нидерландского льва
Кавалер Большого креста ордена Лепольда I Кавалер Высшего ордена Святого Благовещения Кавалер Большого креста ордена Святых Маврикия и Лазаря
Орден Османие 1-й степени Order of Glory (Ottoman Empire) - ribbon bar.png
RUS Imperial Order of Saint Andrew ribbon.svg Кавалер ордена Святого Александра Невского Орден Белого орла
Орден Святой Анны 1-й степени Орден Святого Станислава 1-й степени RUS Imperial Order of Saint George ribbon.svg
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Его отцом был внук Фетх-Али-шаха, будущий шах Мохаммед. Насреддин шах родился 17 июля 1831 года в селе Кохнамир к югу от Тебриза. Имя «Насреддин» («Поддержатель веры») ему было дано в честь победы Мухаммед шаха над туркменами. Прадед Насреддина, Фатали шах, в то же время проводя смотр своим войскам в лагере в центральном Иране, отпраздновал новое рождение[2]. В молодости проживал в отдалении от двора, в Тебризе. После смерти отца, в 1848 году, Насер ад-Дин был призван на престол, который он должен был, однако, добыть оружием. Он говорил лишь на азербайджанском языке вплоть до 12 лет[3][4]. На этом языке он говорил и со своим ближайшим окружением и после того, как стал шахом. Дуст Али Хан писал об отношениях между Муширом ад-Довле и Насреддин Шахом: «Мне часто доводилось быть свидетелем долгих разговоров шаха с ним на тюркском. Можно сказать, что он получал от этого удовольствие»[5]. Насер ад-Дин вскоре научился персидскому языку, а также французскому и арабскому[4], и с особенной любовью стал заниматься географией, поэзией, рисованием. Вёл полукочевой образ жизни[6]. В его дворце в Тебризе висели картины Чингисхана, Исмаила I и Надир-шаха[7][неавторитетный источник?].

В 1873, 1878 и 1889 годах предпринял путешествия по европейским странам, включая Россию, которые сам описал (английский перевод описания первого путешествия шаха напечатан в Лондоне в 1874 году; на русском языке имеется «Путешествие шаха Наср-Эддина по Мазандерану. Собственный его величества дневник», СПб., 1887). В 1873 году посетил Всемирную выставку в Вене. Репортёры писали ироничные заметки, поскольку шах уехал, не оплатив открытые счета в ресторанах и ювелирных магазинах. По восточному воспитанию он считал это подарками в знак гостеприимства[8].

Внутренняя политикаПравить

 
Насер ад-Дин Шах, шах. Хромлитография 1894 г.
 
Насер ад-Дин Шах

Насер ад-Дин Шах был ранним реформатором, но сохранил диктаторские привычки в своём правлении. С его санкций многие баби были убиты после покушения на его жизнь[9]. Это преследование продолжалось и под руководством премьер-министра Амир-Кабира, который даже приказал казнить Баба — основателя и пророка религии Бабизм. Насреддин шах Каджар запретил начальнику тегеранской полиции задерживать членов своего племени (каджар) без уведомления главы племени[10]. В правление Насреддин шаха общественная безопасность в государстве была выше, чем во многих странах Европы[11].

В период Насреддин правительство воспринималось как собственность шаха. Пост главнокомандующего армией был запрещён для всех кроме членов шахской семьи. Во всех сферах управления господствовали Каджарские принцы и главным образом на губернаторских постах. Бывало такое, что в качестве губернаторов часто посылались десятилетние мальчики, сопровождаемые советниками, занимавшимися ежедневными аспектами управления. Помимо этого, каджарские принцы занимали должности министров юстиции и науки[12][цитата не приведена 200 дней]. Монополизация главных постов державы семейством шаха означала, что высшая политическая элита была преимущественно тюркской[13]. Каджарская бюрократия была этнической группировкой, организованной в патриархальных традициях. Она не могла выполнять интеграционные функции бюрократии, в то время как расходы на ее содержание ложились главным образом на плечи управляемых, усугубляя их ощущение отчуждённости[14][цитата не приведена 200 дней].

Внешняя политикаПравить

Война с ВеликобританиейПравить

В 1856 году войска Насреддин шаха захватил Герат, его амбиции поддержала Российская империя. После этого Британская империя объявила войну Каджарам, которая длилась до 1857 года. Война не имела полной поддержки кабинета министров в Англии, и не рассматривалась с энтузиазмом в Британской Индии. Британские экспедиционные войска выдвинулись из Индии в Персидский залив в ноябре-декабре 1856 года, установили позиции в Бушире и Харге и приготовились к наземному вторжению. Британцы продвинулись по реке Карун вплоть до Ахваза и вступили в бой с каджарской армией при Хушабе в феврале 1857 года, и при Хуррамшахре в марте, но условия для мира были достигнуты до того, как была предпринята длительная кампания во внутренние районы страны. Единственным условием договора было возвращение Герата афганцам, из-за того, что многие люди в Британской империи были против войны с Ираном[15].

Отношения с АфганистаномПравить

В 1861 году многотысячное войско было разгромлено у Мерва объединёнными силами туркменских племён под предводительством Каушут-хана. Персидское войско практически перестало существовать[16].

После того, как войска Каджаров были выведены из Герата в июле 1857 года, сердар из Баракзаев по имени Султан Ахмед хан, который, поссорившись со своим дядей Дост Мухаммедом, обратился за защитой к Каджарам, был послан из Тегерана для принятия правления городом, и возвысившись к власти по приглашению и под покровительством шаха, продолжил править в течение последующих 5 лет практически в качестве их вассала. Он читал хутбу и чеканил монету на имя шаха, таким образом официально провозгласив свою вассальную зависимость; и когда он посещал Тегеран, повинуясь шахским вызовам, он получал почетные халаты и другие знаки шахского благоволения в качестве отличившегося слуги короны, чем в качестве независимого правителя[17][цитата не приведена 200 дней].

В последовавщие 10 лет после войны с Британской империей Насреддин шах приблизил свои границы южнее Систана на восток, примерно к 5 градусам долготы. Граница встретила море на Макранском побережье между Гвадаром и Чахбахаром. В 1860-х годах афганцы жаловались британцам в Индии на эти посягательства иранцев. Шах притязал на суверенитет над всем Систаном, аргументируя это тем, что с древности эти земли составляли часть его империи. Он также выразил резкий протест Британии, когда Дост Мухаммед включил Герат в свой эмират в 1863 году после 10-месячной осады[18].

СмертьПравить

Насреддин-шах был застрелен из револьвера 1 мая 1896 года Мирзой Резой Кермани, последователем Джамалуддина аль-Афгани, мусульманского реформатора и идеолога панисламизма, во время молитвы в святилище Шаха Абдул-Азима в Рее, недалеко от Тегерана.

Был похоронен в святилище Шаха Абдул-Азима, где и был убит. Похороны состоялись через шесть месяцев после его смерти.

Убийство Насреддин-шаха и последующая казнь Мирзы Резы Кермани ознаменовали поворотный момент в иранской политической мысли, который в конечном итоге привёл к иранской конституционной революции во время правления его преемника Мозафереддин-шаха.

СемьяПравить

Зилль ас-Султан — старший сын, губернатор Исфахана, Йезда, Буруджирда, Эрака, Хузистана и Луристана[12].

Кямран Мирза — сын и регент шаха, военный министр и министр торговли, также губернатор Тегерана, Гиляна, Мазандарана, Астрабада, Фирузкуха, Демавенда, Кума, Малайира, Туйсиркана, Нихавенда, Савэ, Заранда и Шахсевана. Он также заведовал распределением средств среди улемов и был их официальным представителем при шахе. Наследный принц был традиционным губернатором Азербайджана[12].

Фархад Мирза Мутамид ад-Довла — дядя, губернатор Фарса[12].

Хишмат ад-Довла — дядя, губернатор Кирманшаха[12].

Султан Ахмед Мирза Азад аль-Довла — двоюродный брат и зять шаха, губернатор Казвина[12].

НаградыПравить

ПримечанияПравить

  1. Abbas Amanat, «Pivot of the Universe: Nasir Al-Din Shah Qajar and the Iranian Monarchy, 1831-1896», p. 31
  2. Abbas Amanat. Pivot of the universe: Nasir al-Din Shah Qajar and the Iranian Monarchy, p. 25-26
  3. Abbas Amanat, «Pivot of the Universe : Nasir Al-Din Shah Qajar and the IranianMonarchy, 1831—1896»

    Очевидно, что бóльшая часть этого интеллектуального созревания должна была случится, как только он смог преодолеть свои языковые барьеры. Несмотря на то, что азербайджанский тюркский должен считаться первым разговорным языком Насиреддина, к 12 годам он говорил только на этом языке. Тем не менее, так как тюркский был языком неформального общения при дворе ранних Каджаров, и даже в молодости Насиреддина, то возможно, что он испытывал трудности с усвоением уроков на персидском или даже в общении на этом языке. Несмотря на его замечательную беглость в поздние годы, даже в его ранних записях после восхождения на трон некоторые стилистические оплошности и редкие грамматические и орфографические ошибки выдают его затруднения с письменным персидским. Его слог отображает не старомодный цветистый язык двора, а прямоту повседневных диалогов.

  4. 1 2 George Nathaniel Curzon, «Persia and the Persian Question»

    Когда он взошел на престол, он знал только тюркский язык, на котором говорят в Азербайджане; но он вскоре выучился как говорить, так и писать на персидском, и с тех пор приобрел достаточно хорошее знакомство  с французским и арабским.

  5. J. D. Clark, «The History of the Iranian Province of Azerbaijan, 1848—1914», p. 34
  6. M. Kia, «Inside the Court of Naser od-Din Shah Qajar, 1881-96: The Life and Diary of Mohammad Hasan Khan E’temad os-Saltaneh», p. 118
  7. Ф. Ф. Корф, «Воспоминания о путешествии в Персию»
  8. ANNO, Der Floh, 1873-08-02. anno.onb.ac.at. Дата обращения: 31 августа 2020.
  9. Abbas Amanat. Pivot of the universe: Nasir al-Din Shah Qajar and the Iranian Monarchy, p. 204—218.
  10. W. Floor, «The Police in Qajar Persia»

    Ди Монтефорте был достоин репутации, описанной в упомянутом выше стихе, поскольку в его тюрьме пострадали многие, и не все из них вышли из нее живыми. Он столкнулся с препятствием, когда один из членов племени каджар, задержанный по подозрению в соучастии в краже, умер в результате пыток. Его семья пожаловалась шаху, который решил, что ди Монтефорте зашел слишком далеко. Шах затем приказал ди Монтефорте не арестовывать или удерживать в заключении членов племени каджар без уведомления ильхани племени Азад аль-Мулька.

  11. E. G. Browne, A Literary History of Persia", vol. IV
  12. 1 2 3 4 5 6 Reza Sheikholeslami, «The Structure of Central Authority in Qajar Iran 1871-1896», p. 101
  13. Reza Sheikholeslami, «The Structure of Central Authority in Qajar Iran 1871-1896», p. 106
  14. Reza Sheikholeslami, «The Structure of Central Authority in Qajar Iran 1871-1896», p. 107
  15. Cambridge History of Iran, volume 7, p. 394—395

    Britain did not declare war against Iran until Herat's capture. This IranoBritish war of 18 5 6—7 did not have full cabinet support in England, and was not viewed enthusiastically in India where many believed in the principles of "masterly inactivity", mindful of what had happened in Afghanistan. The British expeditionary force left India for the Gulf in November/December 1856, established positions at Bushire and Kharg, and prepared for penetration inland. The British advanced up the river Karun as far as Ahvaz, and engaged the Iranian army at Khushab in February 1857, and at Muhammara (Khurramshahr) in March, but peace terms were arranged before a sustained campaign into the interior took place. The terms were lenient. Britain neither sought territory nor asked for an indemnity. This to some extent reflected the opposition led by Gladstone, party divisions within England, and the distaste with which military adventures of any type, however successful, were then regarded. The Times, in a leading article entitled "Where Herat is, we neither know or care", mirrored the views of many people in England who were unfamiliar with the issues involved and saw no reason for war with Iran. Palmerston barely avoided a full scale debate in Parliament, which would have exposed the deep divisions within England and weakened Britain's negotiating position. He therefore quickly settled the essentials: Iran was to withdraw from Herat; Britain could appoint consuls at her discretion in Iran; and the slave-trade convention of 1851 was to be renewed.

  16. Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии - Фируз Казем-Заде - Google Книги
  17. H. C. Rawlinson, «England and Russia in the East», p. 95-96
  18. Cambridge History of Iran, volume 7, p. 397

    In the ten years following the IranoBritish war the Shah advanced his frontiers south of Sistan eastward through nearly five degrees of longitude. The frontier met the sea on the Makran coast between Gwadar and Chahbahar. It should, moreover, be remembered that from the death of Ahmad Shah Durrani in 1773 the Iranians had gradually regained territory in Afghanistan which they had formerly possessed, so that in the 1860s the Afghans complained to the British in India about these encroachments. By article six of the treaty of 1857 Iran undertook not to resort to arms but to submit territorial disputes with Afghanistan to Britain for adjudication. Iran claimed sovereignty over all of Sistan, arguing that ab antiqua it had formed part of her empire. Iran had also protested bitterly to Britain when Dost Muhammad, the Barakzai ruler of Kabul, had incorporated Herat into his Amirate in 1863 after a siege which had lasted for ten months.

СсылкиПравить