Туркме́ны (туркм. Türkmenler) — тюркский народ древнеогузского происхождения, составляющий основное население Туркменистана, а также исторически проживающий в Узбекистане, России, Иране, Афганистане, Таджикистане и Пакистане. В древности туркмены именовали себя огузами, а в Средние века начали называть туркменами[13]. В византийских источниках, затем в европейской, а позднее и в американской традиции, туркмен именовали термином туркоманы[14][15][16], в странах Ближнего и Среднего Востока тоже туркоманы, а также торкемены, терекеме, в Киевской Руси — торкмены[17], в Русских летописях XIII в. — таурмены[18], а в царской России — тоже туркоманы и трухмены[19].

Туркмены
Современное самоназвание туркм. Türkmenler
Численность и ареал
Всего: около 8 млн человек

 Туркмения:  4 248 000[1]
 Иран:   1 328 585[2]
 Афганистан:   932 000[3]
 Узбекистан:   192 000[4]
 Пакистан: 60 000[5]
 Россия:  36 885 (2010)[6]

 Таджикистан:  15 171 (2010)[8]
 Украина: 3709 (2001 г.)[9]
 Белоруссия:  2685 (2009 г.)[10]
 Казахстан:  2234 (2009 г.)[11]

 Киргизия: 2037 (оценка 2012)[12]
Описание
Язык туркменский
Религия ислам суннитского толка
Входит в тюркские народы
Происхождение тюрки-огузы, иранцы
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Туркмены (Фото С. М.Прокудин-Горский).
Туркмены на базаре в Мерве, 1890 г.

Правящие династии Сельджукидов, Хорезмшахов, Османов, Гарагоюнлы, Ак-Гоюнлы и Афшаридов ведут свое происхождение от туркменских племен кынык[20], бегдили[21][22], кайы, ыва, баяндыр и афшар[23] соответственно.

Говорят на туркменском языке огузской подгруппы тюркских языков. По религии традиционно мусульмане-сунниты. Общая численность — свыше 8 миллионов человек[24].

ИсторияПравить

ЭтимологияПравить

Самое раннее упоминание этнонима «туркмен» появляется в китайской литературе как название страны. Танская энциклопедия Туньдянь (VIII век н. э.) содержит информацию, согласно которой страна под названием Су-де (Suk-tak — Согдак согласно Ф.Хирту, что вероятнее всего соответствует Согду (Согдиане)), которая имела торговые и политические отношения с Империей Тан в V веке н. э., также называется T'ö-kü-Möng (страна туркмен)[25]. В согдийских хозяйственных документах первой четверти VIII века также упоминаются туркмены.[26]

Историк Османской империи XV—XVI вв. Мехмед Нешри пишет, что наименование «туркмен» состоит из двух слов «тюрк» и «иман», что означает «верующий тюрок», то есть «тюрок-мусульманин»[27]. Согласной другой версии, наименование «туркмен» состоит из слов "тюрк и «ман», где «ман» является вариантом аффикса суффикса «мат» — «племя, люди»[28]. Распространенной является также версия о том, что термин «туркмен» состоит из двух слов «турк» и «мен», то есть «я — тюрк»[29].

Известный венгерский востоковед и тюрколог Арминий Вамбери, который путешествовал по Туркменистану во второй половине XIX в., отмечает, что в связи с тем, что туркмены «не потеряли чистоту своего рода», наименование туркмен озачает «истинный тюрк» (Turks par excellence)[30].

Работа Жана Дени «Грамматика турецкого языка (Османский диалект)» (J. Deny, Grammaire de la langue turque (Dialecte Osmanli)) является еще одним важным источником для понимания этимологии этнонима «туркмен». В своей работе, пытаясь прояснить значение суффиксов -мен, -ман, автор приводит пример со словом «турк-мен», который он создал из слова «turc» и связывает его с термином «turcoman»[31]. Как отмечает Ж. Дени, термин «туркмен» в данном случае имел бы значение «тюрк чистой крови» или «чистокровный тюрк», поскольку аугментативный суффикс -man (или -men) обладает свойством интенсификации в тюркских языках. Многие видные востоковеды, такие как Г. Немец[32], В. Минорский, Г. Моравчик, О. Прицак, Х. Хусамеддин, И. Кафесоглу и Луи Базин, согласились с мнением Ж. Дени о том, что суффикс -мен, -ман имеет вышеуказанное значение. В то время как Х. Хусамеддин отмечает, что термин «туркмен» означает «великий тюрк», венгерский востоковед и тюрколог Л. Лигети утверждает, что он означает «истинный, исконный тюрк»[33].

Известный средневековый ученый-историк X—XI вв. Абу-ль-Фадль Байхаки в своем произведении «История Масуда» называет огузов туркменами, используя этноним туркмен как синоним этнониму огуз[34] . Выдающийся средневековый тюрколог и лингвист XI—XII вв. Махмуд аль-Кашгари в своем труде «Диван Лугат ат-Турк» (Словарь тюркских наречий) отмечает, что огузы и туркмены есть один и тот-же народ, также к туркменам он причисляет и крупное тюркское племя карлуков:

«Огуз — одно из тюркских племен (кабиле), они же туркмены…Карлук — один из народов (джиль) кочевников, кроме гузов. Они также туркмены[35].

Средневековый автор XI—XII вв. Шараф аз-Заман Тахир аль-Марвази называет туркменами огузов, принявших ислам:

«К числу их могущественных племен относятся гузы…Когда они стали соседями мусульманских стран, часть из них приняла ислам. Они стали называться туркменами…Туркмены распространились по мусульманским странам, они проявили себя наилучшим образом, так что завладели большей их частью и стали царями и султанами[36]

Другой известный средневековый историк и государственный деятель XIII—XIV вв. Фазлулаллах Рашид ад-Дин причисляет к туркменам как огузов, так и такие крупные тюркские племена, как кыпчаки, канглы, карлуки и халаджи:

«Эти племена с течением времени разделились на много ветвей, во всякое время от каждой ветви являлись (другие) ветви; каждая получила имя и прозвание по какой-нибудь причине или какому-нибудь поводу: огузы, которых ныне всех называют туркменами и которые разветвились на кипчаков, калачей (халаджей), канглы, карлуков и другие принадлежащие к ним отрасли»[37].

Туркменский советский ученый-историк С.Агаджанов также отмечает, что наименование «туркмен» применялось к огузам, принявшим ислам[38].

Согласно российскому и советскому ученому-востоковеду, академику В.Бартольду, название «туркмен» является более поздним наименованием огузов:

«Каково бы ни было прежнее значение огузского народа в Восточной Азии, он после событий VIII и IX веков, все больше сосредотачивается на западе, на границе переднеазиатского культурного мира, которому суждено было подвергнуться в XI веке нашествию огузов, или, как их называли только на западе, туркмен»[39] «Впоследствии название туркмен осталось за одними огузами; постепенно термин огуз как название народа было совершенно вытеснено словом туркмен»[40]

ЭтногенезПравить

Согласно различным вариантам туркменской родословной, происхождение туркмен связано с огузами, одним из древнейших тюркских народов, родоначальником которых был герой-прародитель Огуз-хан[41]. Согласно мнению Абу-ль-Гази, Огуз-хан мог жить за четыре тысячи лет до времени пророка Мухаммеда[42], а советский историк О.Туманович относит период жизни Огуз-хана к VII в. до н.э[43].

В этногенезе туркмен начиная с древнейших времен принимали участие родо-племенные группы, жившие на просторах Евразии, от Алтая до Черного моря, античными авторами названные в целом скифами. Основное ядро современного туркменского народа составили местные племена и народности, проживавшие на территории современного Туркменистана и остальной Центральной Азии[44].

 
Изображение парфянского царя Митридата I на барельефе, Хузестан, Иран

Прямыми предками центральноазиатских туркмен являлись жители древних государств территории современного Туркменистана и сопредельных стран, в древности на этих землях находились такие государства как Маргиана, Парфия и Хорезм, в пользу этого свидетельствуют данные этнографических и антропологических исследований. Накопленные к настоящему времени археологические, антропологические, письменные и фольклорно-этнографические материалы дают возможность провести прямые аналогии между древними, античными, средневековыми и современными жителями Туркменистана и установить этническую взаимосвязь и культурную преемственность между ними[45]. На ранних этапах этногенеза туркмен большую роль играли оседлые и полукочевые племена современного Туркменистана и близлежащих стран, входившие в скифский ареал[46], а именно маргианцы, парфяне, хорезмийцы, гирканцы, хорасанцы, дахо-массагетские племена аугасии, парны, имиргийцы, аланы, эфталиты[47] и другие[48][49][50][51][52]. В частности, советский историк и археолог, академик С. П. Толстов пишет:

«Если мы учтем, что массагетский этнический пласт наиболее крупную роль сыграл именно в туркменском этногенезе, а в теке мы можем видеть почти прямых потомков дахов, то это сохранение хеттского комплекса одежды у туркмен рядом с отмеченными нами хетто-фракийскими параллелями древнего хорезмийского костюма может существенно подкрепить наш тезис».[53]

О роли в этногенезе туркмен гуннов, проникших в западную часть Центральной Азии из восточной, пишет советский археолог и востоковед А. Н. Бернштам:

«Все это вместе взятое свидетельствует о том, что в дотюркский период (VI—VIII вв.), то есть до господства государства огузов, на территории Средней Азии складывались огузские племена, генезис которых связан с экспансией центральноазиатских гуннов на запад. Эти гунно-огузские племена заложили основу тюркского этногенеза среди массагето-аланских племен — далеких предков туркменского народа[54]

С. П. Толстов и А. С. Кесь сообщают, что хиониты, зарегистрированные историками в IV в. в юго-западной части Центральной Азии, также были прямыми предками туркмен:

«…Тип кангакалийцев больше всего напоминает современных туркменов. Тот же антропологический тип, сопровождаемый тем же погребальным обрядом, зарегистрирован также в синхронном городище Куня-Уаз. По всем данным эти погребения принадлежали кочевникам-хионитам, именно в IV в. появляющимся на северо-восточных границах сасанидско-иранского государства.[55]

О том, что часть аланских племен вошла в состав туркмен пишут также такие известные ученые как российский историк-востоковед и этнограф Н. А. Аристов[56], С. П. Толстов[57], академик А. А. Росляков[58], В. В. Бартольд со ссылкой на немецко-американского историка и синолога Ф.Хирта[59]. Потомки аланов проживают в Туркменистане и сопредельных территориях. Среди туркмен сохранилось племя олам, проживающее в Ахалском велаяте, племя улам — в Лебапском велаяте, а также род алам в составе племен салыр и йомут, имеющие древнее аланское происхождение и говорящие на туркменском языке[60][61]. Предки туркмен-аланов из Лебапского велаята переселились туда с полуострова Мангышлак, где у них имелось укрепление Алан-гала[60], а южнее реки Атрек сохранился вал под названием Гызыл-Алан, на месте которого в древности была крепость, построенная аланами.

Известный советский и российский историк и этнолог Л. Н. Гумилев указывает на парфянский слой в этногенезе туркмен:

«Особое происхождение у туркменов. Они в древности были известны как парфяне, которые в 250 г. до н. э. выгнали македонцев из Ирана, захватили его целиком, но с персами не слились, составили слой, близкий к феодальным аристократам. А персы были дехканами и составляли пехоту.»[62]

В X веке туркмены начинают играть ведущую этническую роль в Хорезме и становятся основным тюркским этносом государства в течение последующих нескольких веков[63][64][65][66], при этом Хорезм является одним из главных центров формирования всего туркменского народа:

«Территория Древнего Хорезма со столицей в Кёнеургенче может быть отнесена к одному из центров становления туркменского этноса. В домонгольское время предки туркмен составляли основной этнический пласт этого региона»[67].

Туркмены составляли основный этнический пласт Хорезма вплоть до второй половины XIX века[68][69].

Такие виды туркменского национального декоративного искусства и домашних промыслов как ковровые изделия, вышивки, ювелирные изделия и другие имеют древние традиции. На керамике и керамических изделиях (больших сосудах, найденных в погребениях и жилых помещениях) Южного Туркменистана V—III тысячелетий до н. э. имеются изображения центральных гёлей-орнаментов и периферийных орнаментов салырских, текинских, йомудских ковров, причем они как и современные туркменские ковры оказались совершенно уникальными, так как встречаются только на территории современного Туркменистана.

При изучении туркменских женских украшений, известный советский этнограф, доктор исторических наук Г.Васильева пришла к заключению, что общие черты таких украшений большинства туркменских племенных групп, манера их ношения свидетельствуют о единой этнической традиции туркменского народа. При исследовании находок археологов на территории Южного Туркменистана и смежных с ним областей V—VII вв. и IX—XIV вв., выявляется их большое сходство с украшениями современных туркмен.[70] Основываясь на этих данных, становится очевидным этническая преемственность и культурная непрерывность туркмен нынешнего времени с древним населением западной части Центральной Азии гуннского (IV—V вв. н. э.) и даже парфяно-кангюйского (более 2 тыс. лет назад) периодов[71]. На эту тему, известный туркменский историк М.Дурдыев пишет:

«Говоря о тысячелетних традициях туркменского национального костюма, следует сказать, что в пользу этого указывает значительный комплекс материалов разных эпох. Так, при раскопках на городищах Старая и Новая Ниса была обнаружена масса небольших бляшек из золота и бронзы, нашивавшихся на женскую и мужскую одежду парфян. Их датировка третий век до нашей эры — третий век нашей эры. При обследовании городища Старый Кишман в Мургабском оазисе в слоях шестого—седьмого веков была обнаружена скульптурка женщины в платье с нашивными круглыми бляшками. Эта традиция не нарушается и в более позднем времени и находит подтверждение в средневековом археологическом материале Туркменистана. Нашивные бляшки были встречены при раскопках городища Шехр-Ислам к северу от современного Бахардена. Исследовавший их член-корреспондент АН Туркменистана Еген Атагаррыев находит им прямые аналогии в современном женском туркменском костюме.»[72]

Монгольское владычество в XIII в. оставило сравнительно незначительный след в этногенезе и облике туркмен. На их дальнейшее формирование огромное влияние оказали этнокультурные связи с соседями. Так, например, туркменские племена човдур, эрсары, сарык, салыр и др., жившие по соседству с народами кыпчакской группы тюркских народов на севере и на востоке, по антропологическому типу оказывались с определенной примесью монголоидной расы, а племена, жившие долго по соседству с иранскими народами, имели очень незначительную примесь монгольской расы[44].

Дахо-массагеты, древние тюрки, средневековые огузы-туркмены делились на племена и роды, объединенные в племенные федерации, а также имели общую родословную своего происхождения. На основе ее Рашид-ад-Дин (XIV в.), а в XVII в. Абу-ль-Гази написали свои знаменитые труды, «Джами ат-таварих» и «Родословная туркмен» соответственно. Сохранились также многочисленные варианты родословных (шеджере) и народных преданий о происхождении туркмен.

В VIII—X вв. шел процесс объединения огузо-туркменских племен, расселенных на огромной территории Центральной Азии. Их борьба с отделившимися от основной массы огузов-туркмен племенем печенегов в X в. на Волге, закрепление за ними определенной территории, единство языка, вера в единого Бога — Тангры, утверждение среди них самоназвания «туркмен» привели в X в. к еще большей их консолидации. Это обстоятельство создало благоприятные условия для передвижения огузо-туркменских племен на юго-запад, в результате чего различные туркменские племена основали целый ряд средневековых государств, таких как Сельджукская империя и Османская империя:

«Туркмены жили в это время в том же состоянии политической анархии, как на всем протяжении своей истории; характерно, что народ, из среды которого вышли основатели самых могущественных турецких империй, сельджукской и османской, никогда не имел собственной государственности.»[73]

Древние туркменские племенаПравить

Основная статья: Родословная туркмен

В историческом труде хивинского хана и историка XVII века Абу-ль-Гази «Родословная туркмен» описывается история туркмен начиная с глубокой древности (библейские времена), рождение и жизнедеятельность древнего родоначальника туркмен и героя-прародителя всех тюркских народов Огуз-хана, его походы по завоеванию различных стран и регионов Евразии, а также правление туркменских (огузских) ханов в средние века. В данной работе, а также в труде Рашид ад-Дина «Огуз-наме» приведен список из 24-х древних туркменских племен, а также значения их названий:

Сыновья Гюн-хана:

Кайы (крепкий)

Баят (богатый)

Акойли (соответствующий)

Кара-ойли (где-бы ни остановился, [всюду] в палатке живет)

Сыновья Ай-хана:

Языр (старший в иле)

Япарлы — (все, что ни окажется перед ним, он опрокидывает)

Додурга (тот, кто умеет завоевывать страны и удерживать их за собой)

Дюгер (круг)

Сыновья Йылдыз-хана:

Авшар (проворный в работе)

Кызык (герой)

Бекдили (его речь уважаема)

Гаркын (хлебосольный)

Сыновья Гёк-хана:

Баяндыр (обладающий мирскими благами)

Бечене (делающий)

Човдур (честный)

Чепни (богатырь)

Сыновья Даг-хана:

Салыр (вооруженный саблей)

Эймир (богатейший)

Алайонтли (имеющий пегую лошадь)

Урегир (добродетельный)

Сыновья Денгиз-хана:

Игдир (великий)

Бюгдуз (услужливый)

Ава (высокостепенный)

Кынык (почтенный)

Туркмены в XIX векеПравить

Во время русско-персидской войны 1804—1813 годов российские дипломаты заключили союз с рядом туркменских племен против Персии. Туркменские племена не подчинялись ни Персии, ни Хивинскому ханству[74]. Через туркменские земли пролегали торговые пути, но туркмены занимались не только скотоводством, но и разбойничьими набегами (аламанами) для увода скота, женщин и рабов, главным образом из Персии. Впрочем, ещё Вамбери заметил, что репутация туркменов как отчаянных, ни перед чем не останавливающихся головорезов не вытекает из коренных черт их характера, явившись результатом исторических условий, вековой борьбы с преследовавшими их сильнейшими врагами, скудостью природы страны, куда они были загнаны насильно[75].

В 1855 году туркменское племя теке во главе с Каушут-ханом одержало победу над вторгшейся армией хана Хивы Мухаммеда Амин-хана[76], а в 1861 году — нанесло поражение персидской армии Насреддина-шаха[77].

Во 2-й половине XIX века северные туркмены были главной военной и политической силой в Хивинском ханстве.

С основания на побережье Каспийского моря города Красноводска в 1869 году началось вхождение туркменских земель в состав Российской империи. В 1879 г. войска генерала Ломакина пытались завоевать земли туркмен-текинцев в первой битве при Гёкдепе, однако потерпели поражение[78]. Присоедение туркменских земель завершилось в январе 1881 года, когда российскими войсками после второй попытки крепость Гёкдепе была взята.

Туркмены в эпоху независимого ТуркменистанаПравить

Настоящий подъем в развитии туркмен начался с объявлением независимости страны 27 октября 1991 года. В настоящее время Туркменистан является членом ООН со 2 марта 1992 года и нейтральным государством[79]. Светское государство, президентская республика. Президент Туркмении — Гурбангулы Бердымухамедов.

 
Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов

Культурное наследиеПравить

Музыкальное искусствоПравить

Самые ранние сведения о музыкальной культуре древних туркмен дают предметы искусства Парфии, Маргианы и Хорезма (последние века до н. э. — начальные века н. э.), сохранившие изображения целого ряда струнных, духовых и ударных инструментов. Все они, судя по сюжетам на археологических находках, активно использовались жителями древнего Туркменистана в ритуально-культовых действах, связанных с религиозными, календарно-земледельческими обрядами и праздниками. По этим же сюжетам можно предположить и о существовании в те времена музыкально-танцевальных «коллективов», которые привлекались к обслуживанию дворцовых и храмовых церемоний. Их составляли, видимо, профессиональные певцы, инструменталисты и танцоры. Богатая и разнообразная музыкальная жизнь, отраженная в памятниках материальной культуры, получила дальнейшее развитие благодаря творческой исполнительской деятельности отдельных профессиональных музыкантов. Один из них — Барбад Мервези. Некоторые источники сохранили сведения, относящиеся и к средневековым туркменским музыкальным традициям. Например, в сообщениях историков Аммиана Марцеллина (IV в.), Менандра Протектора (VI в.), китайских хроник VI—VIII вв. идет речь о погребальных и других песнях огузов, о их музыке, исполняемой во время ритуалов.

 
Туркмены играют на гаргы тюйдук, 1899 г.

Большой интерес для изучения истоков туркменской музыки представляет эпическое творчество древних туркмен-огузов, где, по мнению литературоведов, с самого начала существовало взаимодействие прозы, поэзии и музыки. Особо показательные в этом отношении тексты орхоно-енисейских рунических памятников (VI—VIII вв.) и эпические сказания туркмен-огузов, именуемые термином «Огуз-наме». Бесценным источником для изучения музыкальной жизни туркмен раннего средневековья является туркменский (огузский) героический эпос «Горкут Ата». Из него следует, что туркмены-огузы своих сказителей называли озанами (озан, узан), а главное действующее лицо эпоса Горкут Ата, слагающий песни и сказания о подвигах огузов, — прототип современных бахши. Здесь упоминаются также музыкальные инструменты туркмен-огузов (гопуз, сурнай, бору, нагара и др.), которые звучали на семейных и всенародных торжествах, во время боевых действий.

Рассредоточение огузо-туркменских племен на огромной территории в период сельджукских завоеваний оказало несомненное влияние на дальнейшее состояние туркменской музыки. В ее традициях и по сей день сохранилось множество общих черт с музыкальными культурами азербайджанского и турецкого народов, в этногенезе которых заметную роль сыграли туркмены.

Начиная примерно с XV в. главной фигурой в туркменской профессиональной музыке устной традиции становятся бахши, которые, являясь прямыми продолжателями искусства огузских озанов, заимствовали от них не только эпические традиции, но и некоторые сюжеты, вошедшие затем в созданные ими новые эпические произведения: «Гёроглы», «Шасенем-Гарып», « Саятлы-Хемра», «Хюрлукга-Хемра», «Неджеп- оглан» и другие. Как и в эпосе огузских озанов, в большинстве из них главными героями выступают сами бахши (здесь они часто именуются словом ашик), а их искусство обладает магической силой. Кроме того, дестанное исполнительство бахши, как и у озанов, имеет синтетический характер: рассказываемый поэтический текст, поющиеся стихотворнопесенные части, артистизм и мастерство исполнителям в пении, игре на дутаре, красноречии, импровизации — все они находятся в тесной взаимосвязи друг с другом, составляя одно целое, и выполняют важную роль в раскрытии образно-эмоционального содержания исполняемого произведения. Выступление бахши, исполняющего дестан в полном смысле можно назвать литературно-поэтическим и музыкальным театром одного актера.

Огромное влияние на развитие всех сторон духовной жизни туркменского народа оказало творчество Махтумкули. Еще при его жизни многие сочиненные им произведения становились поэтической основой песен бахши. Возможно, что именно в этот период (XVIII в.) и происходит разделение бахши на дестанчы (сказителей) и тирмечи (песенников), которое сохраняется до сих пор. В XIX в. большую известность приобретают песни бахши, исполняемые на стихи Кемине, Сейди, Зелили, Молланепеса и других. Исполнительское искусство бахши, достигшее в это время своего наивысшего расцвета, оказало значительное влияние на развитие другой ветви туркменской профессиональной музыки устной традиции — инструментальной.

Длительный процесс эволюции и совершенствования народных музыкальных инструментов происходил параллельно с процессом формирования самого туркменского народа и в соответствии с особенностями его жизненного уклада, характера, психологии и мировоззрения. Большинство инструментов когда-то было связано с ритуально-обрядовой практикой. Многие из них, потеряв свои прежние функции, превратились в детскую музыкальную игрушку, женскую забаву или же в профессиональные инструменты. Условно их можно разделить на две группы.

 
Туркмены играют на дутаре

К первой относятся инструменты с магическими и обрядовыми функциями, которые помогали, по поверью туркмен, отгонять злых духов. Это деп (депрек) — ударный инструмент типа бубна с круглой деревянной обечайкой, кожаной мембраной и маленькими железными колечками, закрепленными с внутренней стороны обечайки. Деп — прямой потомок бубнов, изображенных на нисейских ритонах. На нем играли женщины-туркменки, аккомпанируя своему ритуально-магическому танцу «чапак». Шалдырак представлял собой звенящую палку, которую использовали дивана (дервиши) для изгнания «нечистых сил». Источником звука служили маленькие колокольчики, разные металлические подвески, прикрепленные к палке. Джанг — небольшой колокольчик, навешиваемый на шею одного из животных в стаде или же на шею верблюда, идущего впереди (или в конце) каравана. Дувме представляет собой маленькие бубенчики, навешиваемые на колыбельке ребенка, или же пришиваемые на верхние одежды детей и женщин в качестве оберега. Детский хызлавук состоит из зазубренного диска, диаметром 6-8 см, сделанного из сухой тыквенной корки или толстой кожи. В центре диска — два отверствия, через которые проходит сложенный вдвойне шнурок длиной 35-40 см. Источником звука является диск, вращаемый попеременно в разные стороны при помощи скрученного сперва двойного шнурка. Ушгулевук-слепленная из глины в форме горного козла или птицы детская свистулька с двумя игровыми отверстиями. Гопуз (губной варган), являющийся древнейшим инструментом, встречается у многих народов. У туркмен он девичий инструмент для исполнения пьес подражательного характера. Туркменский гопуз состоит из металлической подковообразной основы с параллельно вытянутыми концами и прикрепляемого в ее середине тонкого стального язычка.

Вторую группу составляют инструменты внеобрядового музицирования. Это дилли тюйдук — духовой язычковый инструмент длиной 13-14 см, который изготавливается из сухого тонкого камыша с полым стеблем. Он имеет на лицевой стороне надрезной одинарный язычок и три (иногда четыре) игровых отверствий. К его разновидностям относятся дилли тюйдук без игровых отверстий, используемый и поныне, и гоша (парный) дилли тюйдук, который бытовал еще в начале XX в. У туркмен племени гёклен дилли тюйдук получил распространение под названием баламан. Как и в других подобных язычковых инструментах, на дилли тюйдуке возможно регулирование высоты звука каждого отверстия силой вдуваемого воздуха и значительное расширение его звукоряда путем зажимания зубами на нижнюю часть язычка инструмента. Репертуар дилли-тюйдукчи разнообразен: это небольшие пьесы шуточно-подражательного характера, напевы песен фольклорного происхождения, а также инструментальные версии сложных по мелодике и строению песен бахши.

Гаргы тюйдук (открытая продольная флейта) — один из древнейших музыкальных инструментов, аналоги которого используются в музыкальной практике многих народов. Он делается из полого стебля зонтичного растения, называемого в народе «гаргы гамыш», и иметь шесть игровых отверстий: пять на лицевой стороне, одно — на тыльной. Воспроизведение отсутствующих в основном звукоряде звуков достигается изменением положения губ, регулированием силы вдуваемого воздуха или же полуоткрыванием игровых отверстий. Гаргы тюйдук — сольный и ансамблевый инструмент, на котором исполняются в основном песенные мелодии. Имеются также инструментальные пьесы, созданные народными музыкантами прошлого специально для гаргы тюйдука. На нем аккомпанируют и певцам (янамачы), исполняющим в «тюйдуковой» манере народные лирические песни и популярные песни бахши.

Дутар — струнно-щипковый инструмент, который в течение последних пяти-шести веков был самым распространенным и самым любимым инструментом туркменского народа. На нем играют бахши и сазанда (дутарчы) — ведущие носители туркменской профессиональной музыки устной традиции. Корпус современного дутара изготавливается из цельного куска тутового дерева, а гриф его — из абрикосового. Инструмент имеет две стальные струны (отсюда и его название) и тринадцать фиксированных металлических ладков (до 30-х годов XX в. струны и ладки были шелковые), которые дают хроматический звукоряд в пределах октавы с прибавленной к нему сверху большой секундой. Традиционная настройка дутара — квартовая. Туркменский дутар, как и одноименные инструменты других восточных народов, по генеалогии прямо связан с теми длинными лютневыми инструментами, изображенными на археологических памятниках древнего Туркменистана, а его непосредственным предшественником является г о п у з озанов, который в послеогузский период был известен также под названиями «тюркский танбур (тамбур)» и «тюркская танбура (тамбура)». Не случайно в некоторых регионах Туркменистана дутар по-прежнему именуется словом «тамдыра», происходящим именно от «тамбура». Дутар в первую очередь считается аккомпанирующим пению бахши инструментом. Он широко используется также как сольный и как ансамблевый инструмент, на котором исполняются дутарные версии популярных песен бахши и инструментальные пьесы, созданные специально для дутара.

Туркменский гыджак — это точный или близкий аналог струнно-смычковых инструментов, широко применяемых в музыке многих народов Центральной Азии и Закавказья. Название инструмента образовано, видимо, от глагола «гыджамак» («скрипеть»), означающего в туркменском языке действие, которое происходит при трении предметов друг о друга. Следовательно, гыджак, на котором звук извлекается путем трения смычка о струны, означает «скрипучий», «производящий скрип». По сообщениям народных музыкантов, в музыкальную практику туркмен гыджак вводится только в XIX в. — сперва среди хивинских туркмен, затем в Западном Туркменистане, а в конце века — в Ахале. Корпус гыджака прежде изготавливался из тыквы или привозного кокосового ореха, а все три его струны были шелковые. В XX в. корпус инструмента стали делать из цельного куска тутового дерева, а шелковые струны заменены на металлические. Настройка гыджака, как и раньше, квартовая. Гыджак используется как аккомпанирующий пению бахши (в ансамбле с дутаром или с дутарами), сольный и ансамблевый инструмент. Его репертуар идентичен репертуару дутара, но есть и отдельные пьесы, исполняемые только на гыджаке.

Песенный фольклор сопровождал жизнь туркмен от рождения до самой смерти. Этот пласт национального музыкального наследия условно можно разделить на трудовые песни (простейшие по мелодике и строению песни-заклинания, связан-ные со скотоводческим бытом и земледельческими работами); обрядовые (календарные песни-гадания, звучащие в ночь на Новруз-байрам, а так же для вызывания дождя и т. д., свадебные, исполняемые во время проводов невесты из родительского дома «яр-яр», куплеты-причитания невесты и ее подруг, реликтовая брачная песня «ак-гёк гейдирме», похоронные причитания «агы», то есть плач, религиозные, исполняемые во время зикра, в первый день ураза-бай- рама); лирические (несколько разновидностей женских «ляле», а также более развитых по музыкально-поэтическому строению, считанные образцы мужских) и детские (прежде всего, это творчество самих детей: множество считалок, произносимых речитативом перед началом игры для распределения участников на группы и определения ведущего игрока, старинные песенки-заговоры, при помощи которых дети обращаются к растениям, животным, явлениям природы, чтобы они осуществили желаемое действие). К числу туркменских детских песен можно отнести и колыбельные «хювди», «алла», созданные взрослыми специально для детей. Их название связано с распеванием после каждого куплета слов «хувва-хув» или «алла-хув», имеющих такое же значение как русское «баю-бай». В этих песнях, исполняемых матерью, бабушкой или сестрой ребенка, велик элемент импровизации.

Основу песенного фольклора составляет профессиональная музыка устной традиции — важный и могучий компонент всей духовной жизни туркменского народа. Возникнув на основе богатого различными видами и жанрами народного творчества и развиваясь в тесном взаимодействии с национальной литературой, она всегда носила демократический характер и служила интересам всего общества. Ее носителями в туркменской среде стали бахши (певцы и сказители, сопровождающие свое исполнение игрой на дутаре) и сазанда (исполнители инструментальной музыки на дутаре, гыджаке, гаргы тюйдуке, дилли тюйдуке), своеобразное и неповторимое искусство которых формировалось в результате усвоения ими передающихся изустно от поколения к поколению, от мастера к ученику многовековых художественных традиций и их дальнейшего усовершенствования в живой исполнительской практике.

Туркменское коневодствоПравить

Основная статья: Ахалтекинская лошадь
 
Туркменская ахалтекинская лошадь

Туркменское коневодство имеет чрезвычайно древнюю традицию, а самая известная туркменская порода лошадей, ахалтекинская, была выведена, предположительно около пяти тысяч лет назад. Ахалтекинская порода — это древнейшая из культурных пород, оказавшая влияние на многие породы — арабскую, чистокровную верховую (или английскую скаковую, англ. Thoroughbred) и другие. Относится, наряду с чистокровной верховой и арабской, к числу чистокровных пород, так как является эталонной верховой лошадью и на протяжении 5000 лет не имела скрещиваний с другими породами. Хорошо приспособлена к сухому жаркому климату и прекрасно акклиматизируется в других условиях. В литературе встречаются названия Ахал-текинская, текинская или туркменская лошадь.

На породу оказал влияние тот уклад жизни, который был присущ туркменам. Особенности кормления, традиционного тренинга и использования — сочетание резвых скачек на короткие дистанции и длинных изнурительных походов — всё это сказалось на экстерьере и интерьере (внутренних особенностях) породы: лошади стали поджарыми и сухими, без лишнего жира, необыкновенно выносливыми и не требовательными к количеству (и к качеству) пищи.

 
Туркменская лошадь ахалтекинской породы (изабелловая масть)

Ахалтекинская лошадь очень хороша для верховой езды, её движения эластичны и не утомительны для всадника. При этом грубость или пренебрежение ранят ахалтекинца гораздо сильнее, чем многих других лошадей. Как и все чистокровные лошади, ахалтекинская порода никак не соответствует роли «спортивного снаряда», выполняющего любые требования всадника, он требует особого подхода. Поэтому многие спортсмены, привыкшие к более флегматичным и безотказным полукровным лошадям, считают ахалтекинцев тяжёлыми в работе. Но в руках умного и терпеливого всадника ахалтекинская лошадь способна показывать высокие спортивные результаты.

Будучи потомками диких и одомашненных лошадей, которые выращивались в условиях суровой пустыни и жили в песках Каракумов, ахалтекинцы не могли не унаследовать от своих предков невероятную выносливость и приспособленность к окружающим условиям. Именно условиям вязких песков ахалтекинцы обязаны своим необычным аллюрами: во время движения шагом и рысью, кажется, что лошадь плавно плывёт над землёй, не касаясь её ногами. Такой способ передвижения помогал ахалтекинцам с лёгкостью ходить даже по зыбучим пескам.

Несмотря на свою тонкую нежную кожу и очень короткую шерсть, ахалтекинская лошадь может переносить температуру в широком диапазоне — от −30 до + 50 °C, а также серьёзные перепады температур.

Народные промыслы и ремеслаПравить

Туркменское ковроделие

 
Туркменский ковер текинского образца
 
Туркменский ковер салырского образца

О глубинных истоках туркменского ковроделия свидетельствуют образцы расписной керамики IV—III тысячелетий до н. э. из Геоксюра, Алтын-депе, Намазга-депе, Улуг-депе, Кара-депе, Ак-депе под Ашхабадом и других памятников эпохи энеолита и ранней бронзы. На это впервые обратила внимание крупнейший исследователь среднеазиатских ковров, этнограф В. Г. Мошкова. Именно туркменские ковры, по словам археолога В. И. Сарианиди, обнаруживают большое сходство в своих орнаментах с рисунками архаичной местной керамики и вместе с тем отличаются от ковров персидских и кавказских. Туркменские ковры имеют густой, ярко-красный фон, по которому нанесен штрих и тот же прием наблюдается на древней южно-туркменской посуде с их красной фоновой облицовкой. Но не керамический орнамент повлиял на ковровые узоры, а наоборот, плетенные и тканные изделия из названных археологических памятников, выработавшие парадный и орнаментальный стиль, отразились на характере мотивов расписной керамики. Сами остатки тканных изделий в жарком климате Туркменистана сохранится столь долго не могли, но в погребальных камерах Алтын-депе, в могильниках Сумбарской долины (Пархай) найдены отпечатки циновок, сплетенных из разноцветных нитей. Наконец, как отмечает археолог Л. Б. Кирчо, бесспорные свидетельства ткачества — грузики для ткацкого станка — представлены на всех ступенях развития древнеземледельческих культур Южного Туркменистана.

 
Фрагмент пазырыкского ковра

Первым зримым свидетельством ворсового ковроткачества предков туркмен стал Пазырыкский ковер, обнаруженный на Алтае, куда в античное время переселились из Прикаспия некоторые сако-массагетские племена, принесшие собой древнее искусство ковроделия. Славилась своими коврами и Парфия, причем парфянский якорь — царский знак Арсакидов — сохранился в стилизованном виде и на современных коврах, особенно йомудских. Лишь к XIII в. восходят письменные известия о коврах туркмен. Знаменитый итальянский путешественник Марко Поло, побывавший в 1271 г. у туркмен-сельджуков в Малой Азии, писал: «Выделываются тут, знайте, самые тонкие и красивые в свете ковры, а также ткутся отменные, богатые материи красного и другого цвета». Ковры туркмен можно видеть на картинах и фресках мастеров итальянского Возрождения XIV—XV в., персидских миниатюрах эпохи Тимуридов. В позднем средневековье и вплоть до XIX в. эти ковры попадали на рынки других страны Азии и в Европу в основном через Бухару, поэтому во многих старых публикациях они ошибочно назывались бухарскими.

 
Туркменский ковер йомудского образца

Ковры имели многофункциональное и огромное эстетическое значение в жизни туркмен. Условия полукочевой жизни скотоводов диктовали максимальное облегчение их предметного мира, поэтому именно ковры и ковровые изделия заменяли собой полы (халы), стены (умур-думан, ой-юпи) и двери (энси) в юртах, обрамления, оформлявшие вход в жилище (гапылык, гермеч), мебель (настенные ковровые мешки для хранения утвари и одежды: торба, чувал, ук-уджи, икселик) и дорожную сумку (хорджун). Служили они и украшениями для коней (am халы, эерлик, ичирги) и верблюдов, наряженных для свадебных процессий (асмалык) и др. Преобладающий цвет в туркменских коврах — красный (от светлых киноварных тонов до темно-вишневого. Красный цвет занимает обычно 70-75 % всей их площади. Основной элемент композиции коврового узора — это гель, который подразделяется на несколько видов в зависимости от племени и места выработки.

При ручном ковроткачестве ворс образуется путем завязывания узлов из разноцветной пряжи на грубых нитях основы. На поверхности ковра в 1 кв. дециметр, то есть на площади, равной всего лишь двум человеческим ладоням, туркменская ковровщица завязывает вручную без всякого инструмента от двух до семи тысяч узлов. Наиболее распространены в туркменском ковроделии полуторные узлы (ýaraçitme) и реже — двойные узлы (doçitme). Концы ворсовых узлов выводятся на лицевую сторону и равномерно обрезаются ножом, формируя опорную поверхность на особо прочном каркасе ткани, состоящем из крученых нитей основ и утка. Узлы располагаются горизонтальными рядами. После каждого ряда пропускаются нити утка, а затем металлической гребенкой (demir darak) весь ряд плотно прибивается к предыдущему. Ткани полотняного переплетения, где орнаментальные узоры выполняются стежками-косичками «ойдум», называются паласами, или безворсовыми коврами. По материалу, технике и назначению они близки к коврам, их узкие стороны также заканчиваются бахромой. Сырьем для ковроделия является сараджинская шерсть, получаемая от весенней стрижки местных пород овец. Крашение ковровой пряжи в прошлом осуществлялось прочными естественными красителями, играющими важную роль в долговечности и ценности ковров.

Туркменские ковры, вырабатываемые в последние века, классифицируются по родоплеменной принадлежности (текинские, йомудские, эрасыринские, сарыкские и др.) По технике изготовления и декоративно-художественным особенностям они условно делятся на три группы:

1) Текинские, ахалтекинские, пендинские составляют 70-80 % всех туркменских ковров. Это изделия очень высокой плотности (от 220 до 400 тыс. узлов на 1 кв.м). В отдельных копрах, в особенности в мелких ковровых изделиях (чувалах, торбах) плотность бывает и выше. В основе орнамента здесь лежит «гушлы гёль», «салыр гёль», «айна гёль», «чакмак гёль» и др. Ковры именно этой группы получили всемирную известность.

2) Йомудские и човдурские по своеобразию орнамента стоят обособленно от остальных туркменских ковров. Их средняя плотность — от 140 до 220 тыс. узлов на 1 кв.м.

3) Беширские, эрсаринские, гызылаякские известны под общим названием «амударьинские». Особенностью этой группы являются большие размеры и сравнительно невысокая плотность (от 80 до 150 тыс. узлов на 1 кв.м.).

Центральное поле текинского ковра обрамляется обычно трехрядной особо орнаментированной каймой и всегда одноцветной бахромой. Часто на кайме можно видеть орнамент şelpe — небольшие восьмиугольные фигуры, окружённые со всех сторон подвесками, иногда они похожи на жучков. Бывают в узоре каймы и явно зооморфные фигуры: птицы, бараны, джейраны, собаки и верблюды. особенности окаймлений, так же как и различие гёлей, отличают ковры разных племен. На йомудских коврах может быть до семи окаймлений и пестрая бахрома. У старинных салырских ковров окаймление, напротив, очень узкое, но сделана пышная синяя или черная бахрома, а саму ткань ковра вплетаются шелковые нити, придающие ему особенный блеск. На йомудских коврах встречается очень своеобразный узор в виде вертикально идущих рядов из стилизованных орнаментальных мотивов: ak gaz — белый гусь, фактак — огниво, bostan цветущий сад, а на кайме — орнамент owadan (в переводе — красота), похожий на волнистый побег или ветку. Но все же, как считает В. С. Залетаев, изображения животных при всей их предельной стилизованности и условности надо признать первичными, а зооморфный по происхождению орнамент в целом безусловно преобладающим и типичным на всех туркменских коврах (в отличие, например, от растительного узора персидских ковров).

Искусствовед Г. И. Саурова, анализируя художественный образный язык ковров, подчеркивает, что «туркменский орнамент представляет собой максимально обобщенную трактовку предметов реального мира. Геометризованный характер коврового орнамента определили древние образцы орнаментального искусства и, возможно, этому в какой-то мере способствовали технические особенности ковра: горизонтальная система рядов вязки и вертикальная — нитей основы. Строгость является стилистическим своеобразием туркменского ковра. Это в равной степени относится к цвету, орнаменту, ритму и к композиции».

Туркменское ювелирное дело

 
Туркменские ювелирные украшения
 
Туркменские ювелирные украшения

Ювелирное дело значительно моложе кузнечного или иных утилитарных ремесел, тем не менее оно также является одним из древнейших видов обработки металлов (серебро, золото). В течение многих веков, передавая приемы мастерства из поколения в поколение, туркменские ювелиры сохранили самобытность ювелирного искусства. При тщательном просмотре музейных образцов ювелирных изделий, датируемых XVIII—XIX в., нельзя не восхищаться высоким художественным уровнем их исполнения. Излюбленным металлом для производства ювелирных украшений являлись серебро и золото, из каменьев — сердолик, бирюса, яшма, отчасти — цветное стекло (синие, зеленое, красное). Весь металл был привозным. Комплекс женских украшений состоит из нескольких групп. Это головные, нагрудные, торсовые, накосные и наспинные, поясные, набедренные сумочки, наручные браслеты, ножные браслеты. Кроме того, ювелиры нередко занимались украшением сбруи для коней.

 
Туркменское ювелирное украшение

Ювелиры Туркменистана, в том числе и северных районов, очень часто использовали различные геометрические конфигурации, облагораживая их пробивным или гравированным орнаментом. Формы отдельных украшений уподоблены живым существам: птицам в полете, жукам, зайцам и др. За редким исключением они не находят аналогов среди украшений других народов. В то же время легко обнаруживается связь с декоративным искусством Парфии, Маргианы и других древних культур Туркменистана.

Набор инструментов ювелира был достаточно разнообразен: небольшой горн и мехи с вертикальными взмахами, наковаленки, тиски, молотки различных габаритов, щипцы, зубильца для рубки металла, бородки для пробивки отверстий, резцы для прорезывания орнамента, гравировальный инструмент, ножницы, клещи, керья с отверстиями различного диаметра для получения серебряной проволоки, штампы для получения различных форм подвесок и другие.

Туркменское вышивание

 
Туркменская вышивка на женское платье

Туркменская изобразительная вышивка стала распространена в скифский период и в другие периоды достигло большого совершенства. Известно, что туркмены с давних времен занимались производством шелка как основной материал при вышивки и туркменские женщины и девушки вышивали цветными шелками свои платья. Все эти дела ярко выражаются в песнях туркменских женщин и в устной туркменской литературе.

Основные материалы для туркменской вышивания — это нитка и ткань. Есть несколько видов нитей: натуральные нити, такие как шелковые и хлопковые нитки; синтетические и акриловые нитки. Что касается видов тканей, то для вышивания обычно используются шелковые и шерстяные ткани.

У туркмен принято расшивать цветными шелками девичьи и мужские тюбетейки (тахья), ворот и рукава женских платьев (а в более отдаленное время и мужских рубах), нижнюю часть штанов, выступающих из-под платья, различные небольшие сумочки для хранения мелких вещей.

Ткачество у туркмен

Ткачество — один из видов домашнего ремесла — уходит своими корнями в глубокое прошлое. Во время раскопок многих античных и раннесредневековых поселений на территории Туркменистана археологами обнаружены фрагменты хлопчатобумажных и шерстяных тканей, анализ которых не исключает местное производство: основа и уток (поперечные нити) имеют одинаковую толщину, пряжа одинарная, переплетение простое. Приемы ткацкого ремесла туркменок аналогичны домотканому производству других народов. Сначала следовали три стадии подготовки различных по типу нитей. Для получения хлопчатобумажной нити: 1) очистка хлопка от семян при помощи небольшого станка, разрыхление полученного волокна при помощи прутьев, скатывание в небольшие пучки; 2) прядение волокна при помощи прялки, ссучивание его в нить и сматывание нитей в мотки; 3) наматывание нитей на челнок мм и шпульку. Для шерстяной нити: 1) мытье и сушка шерсти, трепание прутьями до получения пушистой массы; 2) расчесывание на гребне, разрыхление, пряжа и скручивание в нить при помощи веретена, сматывание в мотки; 3) окрашивание мотков. Для шёлковой нити: 1) очистка и разматывание (sarmak) коконов (goza) при помощи прялки (parh), распаривание в котле с кипящей водой; 2) закрепление нитей на веретене при помощи вращающегося колеса прялки, скручивание нитей в одну нить, перематывание их с веретена в клубок, затем в мотки; 3) окрашивание мотков, сушка на солнце.

Домашнее ткачество имело чрезвычайно широкое распространение по всей территории Туркменистана. Почти в каждой семье владение ткачеством прививалось девочкам с малолетства. Искусству приготовления пряжи, ткачеству и шитью их начинали обучать с 8-10-летнего возраста. Ткани в зависимости от назначения подразделялись на разнообразные виды: для пошива женской и мужской одежды высоко ценилась тонкая ткань для халатов из верблюжьей шерсти, для скатертей из хлопка. Мешки (gap) для хранения зерна и муки изготавливались из ткани из толстой крученой пряжи, узкие прочные полоски ткани (5-12 см) шли для скрепления жердей с решеткой юрты. Используя простую технику ткацкого производства, мастерицы достигали большого эффекта в изготовлении своеобразных национальных тканей, не воспроизводимой при механическом производстве: станок, состоящий из 3-4 столбиков, вкопанных в землю, поперечного валика, ремизок. Для уплотнения нитей утка служили инструменты, выточенные из дерева в виде сабли.

Туркменское гончарное дело

Гончарное дело является наиболее древним видом деятельности туркмен. Об этом свидетельствуют находки керамики на поселениях Джейтуна, Анау, Намазга-депе и других мест. Древними туркменскими мастерами были разработаны определенные пропорции вертикального и горизонтального сечении сосудов, размеров их устья и основания, кривизны стенок обычных и глазурованных блюд, кувшинов и других видов изделий. Эти показатели оставались неизменными на протяжении многих веков. Гончарством занимались исключительно мужчины. Ремесленники-гончары из простой глины делали глазурованные и обычные сосуды (humça), кувшины для воды, кувшины (gupp) для сбивания масла, горшки (golça) для хранения масла, молока, тарелки (tabak), чашки (käse), чайники и др. Для их производства применяли гончарный круг или станок (çarh), для обжига — специальную однокамерную печь (kure); в качестве инструментов использовались деревянный нож (agaç pyçak) для обработки сосудов, гребень (darak) для прочерчивания линий, кисти для цветных рисунков, деревянный заостренный стержень (galam) для прочерчивания контура рисунка, различные штампы для нанесения орнамента.

Изготовление туркменских тамдыров

Секреты изготовления глиняных печей тамдыров передавались туркменами из поколения в поколение. Людей, делающих тамдыры, называли «тамдырчи». Процесс создания печи имеет свои незыблемые правила. Это — целый цикл последовательных действий. Материал для тамдыр — глина — должна быть желательно каолиновая, однородного состава, чтобы мялась как пластилин, а не крошилась в руках. Опытные мастера — «тамдырчи» знают места, где можно добыть такую глину, и используют их десятилетиями.

 
Туркменские тамдыры

Глину месят ногами, добавляя в раствор пшеничную солому, а иногда овечью или верблюжью шерсть, чтобы увеличить теплонакопительные свойства печи. Такой тамдыр служит долго, и не трескается от жара. Из готовой глины катают шары, отбивают их об землю, как тесто об стол, чтобы они превратились в однородную массу, потом раскатывают в рулоны. На земле очерчивается ровный круг, и глиняные рулоны выкладываются по окружности — один над другим, пока не получатся стенки тамдыра высотой около метра.

Чтобы придать тамдыру сферическую форму и определённую толщину, стенки отбивают деревянными плашками. Горловину тамдыра венчают декоративным украшением — глиняным рантом. Поверхность печи шлифуют, чтобы она была гладкой. Затем тамдыр сушат. Высушенный тамдыр устанавливают на выложенное из кирпичей кольцо, оставляя внизу небольшое отверстие — поддувало. Иногда тамдыр дополнительно обкладывают снаружи слоем кирпича для лучшего сохранения температуры. Перед тем, как начать процесс выпечки хлеба (по-туркменски чорека), в жерло загружают дрова, и в течение нескольких часов непрерывно топят — идёт внутренний обжиг поверхности. После выжигания топлива, когда сажа полностью выгорела и стенки тамдыра стали белыми, тамдыр готов к эксплуатации.

Туркменское кошмоваляние

 
Изготовление кошмы

Кошмоваляние получило широкое распространение у туркмен и было связано с скотоводством. Кошмы изготовлялись из овечьей или верблюжьей шерсти. Кошмами покрывали каркасы юрт, а те которые были украшены орнаментом использовали стелили в домах.

Плотницкое дело

В связи с тем, что изделия из дерева не обладают такой прочностью, как металлические или глиняные, археологических данных по этому виду ремёсел практически нет. Первые достоверные сведения по плотницкому делу относятся к XIX в., когда оно было широко распространено по всей территории Туркменистана, о чем свидетельствует значительное количество разнообразных сельскохозяйственных орудий, юрт и др. Ассортимент изделий составляли coxa (azal), кунде для вспахивания земли, бороны, земледробилки (jykyr), деревянные вилы (ýabak), деревянные лопаты (kurek), дышла. Дkя них брали древесину наиболее твердых пород — турангы, тут, урюк, отчасти тал. Работы выполняли при помощи пилы, топорика (teşe) с поперечным лезвием, рубанка, долота и сверла.

Изготовление оригинальной конструкции юрты (öý) по сравнению с производством орудий, процесс более сложный, требовавший высокого мастерства исполнения. Такие мастера (akoöçi) использовали древесину тала (sout), которого, по данным письменных источников, между Хивой и Мервом было довольно много. Производство деталей для юрт включало заготовку тонких жердочек или лозы (çagalyk), идущих на решетки (tärim), круг навершия (tüýnuk), опорные жерди (uli), их сортировку, сушку, отпаривание, ошкуривание, обтеску, гнутье, выравнивание и, наконец, сборку. Работы производились при помощи пилы (byçgy), топора (palta), струга (reýde), топорика (teşe) с поперечным лезвием, долота (isgene), специального сверла (perme), приспособления для выравнивания жердей (getçe) и рычага с выступом (ýanagaç).

Кузнечное дело

Кузнечное дело — одно из древнейших производств по обработке черных металлов (сталь, железо). По археологической хронологии ему предшествовали медный и бронзовый века. Наиболее высокого уровня развития кузнечное производство на территории Туркменистана достигло во второй половине XIX в. В этот период в наиболее крупных селениях функционировали по две кузнечных мастерских, в малых работал один кузнец. Согласно назначению изделия из железа и стали, выполненные туркменскими кузнецами, подразделялись на 3 группы: 1) сельскохозяйственные орудия — лемеха, лопаты (pil), кетмени, серпы (огак); 2) предметы бытового хозяйства: топорики (teşe), прессы или колотушки для уплотнения утковой части ковров и паласов (halydarak), ножницы для стрижки овец (gaýçy, gyrkylyk), разновидные ножи (руçак), бритвы (paki), шилья, различные замки, кольца для дверей и сундуков, цепочки (zynjyr), скребки (gyrgyç) для чистки котлов, щипцы для угля, удила для конской сбруи, пряжки, стремена и подковы для лошадей; 3) инструментарий для сапожников, кожевников, дерево- и металлообработчиков, шорников и др.

Процесс обработки изделий из металла включал следующие операции: ковку (сплющивание, растяжку, изгибание, скручивание, рубку с предварительным нагревом заготовки и без него, закалку для повышения твердости, обжиг и отпуск для придания мягкости и пластичности, карцовку (обработку поверхности изделия) и, наконец, шлифование. При выполнении этих работ мастера-кузнецы применяли комплект инструментов, состоящий из наковальни, различных габаритов молотков (çekiç), разной формы клещей (ambyr), щипцов, зубил, бородков, напильников, точил (çarh), ножниц.

Медницкое дело

Особый вид традиционного ремесла — обработка цветных металлов. Изделия из красной и желтой меди были распространены у всех туркменских племен. В качестве припоя применялось олово. Традиционное для мастеров «чувство металла» позволяло вырабатывать разнообразные по форме и назначению изделия. К ним относятся: 1) сосуд для длительного хранения воды различной емкости (в среднем 8-10 л). Он грушевидной формы с поддоном и рукояткой. Внутренняя часть его хорошо пролужена. Горловина до тулова также пролужена, вокруг нее наносился гравированный орнамент; 2) самовар (mis semowar) для кипячения воды к чаю. Он также грушевидной формы (несколько угловатой), снабжен поддоном и рукояткой, сливным носиком и трубкой для угля; 3) сосуд (kündük) для туалета (умывания, омовения) грушевидной формы, с поддоном и сливным носиком. Тулово для внешнего эффекта покрывалось полудой, внутреннюю часть его не полудили; 4) сосуд (mis gazan) в форме конусного сечения, с пролуженными внутренними стенками, предназначенный для приготовления пищи, иногда для окраски шерсти; 5) сосуд (mis kitir) для кипячения воды, конусообразной формы в виде чайника с рукояткой и сливным носиком, внутренняя сторона пролужена. Кроме того, делали курительные трубки, кальяны, занимались отделкой оружия, сабель, ножей и другие.

Сначала медники подготавливали металл, очищали его, раскраивали на отдельные части (заготовки), лудили, затем занимались сборкой, пайкой и шлифовкой. Для ковки, растяжки, выколотки, гнутья, клепки и т. д. мастера использовали разнообразный набор инструментов, куда входили прямо- и криволинейные, а также роговидные вертикальные наковальни, обычная наковальня, клещи, молотки, различные по размеру и весу, паяльник, сверло, напильники и другие.

Шорное дело

Производство лошадиных сбруй занимало значительное место в экономике туркмен. Изготовленные ими конские сбруи находили широкий сбыт не только в Туркменистане, где каждый джигит старался обзавестись богатым конским убором, но и шли на сопредельные рынки в Бухару, Хиву и Персию. В XIX в. туркменские сбруи были самого высокого качества со множеством украшений, среди которых встречаются даже золотые и серебряные. Процесс производства шорных изделий объединял профессии шорника и столяра. Как правило, основы седел и хомутов для шорников поставляли столяры, но нередко их изготовляли и сами шорники. Для покрытий деревянных основ седла верблюда, седла осла мастера-шорники широко применяли такие материалы, как войлок, шерстяные ткани собственного изготовления, пшеничную солому. Конскую деревянную основу чаще покрывали кожей. Производственный процесс состоял из раскроя кожи на ремни и другие плоскости до пошива сбруи, уздечек, нагрудников, нашейных ремней, седел и др. Ремни на сбруе имели не только практическое значение, но и служили украшением, особенно с ювелирной обработкой. Поэтому мастера шорного дела при выполнении заказов нередко кооперировались с ювелирами.

Национальная одежда туркменПравить

 
Пожилой туркмен в национальной одежде
 
Изображение женщины-туркменки в национальной одежде
 
Изображение девушки-туркменки в национальной одежде

Традиционная национальная одежда туркмен заметно отличается от одежды соседних народов и без особых изменений сохранилась до настоящего времени. Основные элементы национального костюма можно увидеть на древних женских статуэтках, настенных росписях, обнаруженных как на территории Туркменистана, так и в других стран региона, его характеристики имеются в письменных источниках античного и средневекового периодов. Известный советский археолог и историк С. П. Толстов отмечает тождество традиционной туркменской женской одежды с хеттской женской одеждой:

«Я должен обратить внимание на сохранение в современной женской одежде туркмен-теке почти в неизменном виде древнего комплекса хеттской женской одежды… Если мы учтем, что массагетский этнический пласт наиболее крупную роль сыграл именно в туркменском этногенезе, а в теке мы можем видеть почти прямых потомков дахов, то это сохранение хеттского комплекса одежды у туркмен рядом с отмеченными нами хетто-фракийскими параллелями древнего хорезмийского костюма может существенно подкрепить наш тезис.»[80]

Каждое туркменское племя выработало свои высокохудожественные ковры, цветные кошмы, ювелирные изделия, вышивки и другие виды прикладного искусства, имеющие общетуркменскую основу. Комплект женской одежды состоит из длинного вышитого по вороту туникообразного платья, до начала XX в. из домотканной шелковой и хлопчатобумажной одноцветной (с полосами) материи — кетени, алача преимущественно красного и зеленого цветов, штанов (балак), вышитых внизу, верхней одежды — халатов, головных уборов и обуви. До 1930-х гг. замужние женщины носили высокий головной убор (борук, хасава, топбы), увешанный серебряными, позолоченными украшениями. Поверх головных уборов, покрытых тканью, накидывали платки, халаты. Девушки носили вышитые и окантованные по краям и вороту халаты (дон, чабыт). Праздничные платья из кетени и халаты обшивали серебряными монетами и бляшками (чапраз), украшали вышивкой. Обувь женщин — это кожаные туфли на высоких каблуках (окджели ковуш) и сапожки. В начале XX в. производство домашних тканей резко сократилось и традиционные платья, халаты стали шить в основном из фабричных материалов. Несмотря на некоторую трансформацию, женская одежда до сих пор сохраняет традиционные формы.

 
Традиционные туркменские головные уборы

Старинный мужской костюм состоял из длинных широких штанов, сшитых из домотканных материй (балак, джалбар), рубашки (койнек), халатов, головных уборов, обуви из обработанной и сыромятной кожи крупного рогатого скота и верблюдов. С начала XX в. штаны шили из привозного сукна темных тонов, суженными внизу. Раньше рубаху-косоворотку (чэкяка) шили из домотканной бязи, праздничную для молодых — из шелковой кетени с вышитым воротом. Мужчины среднего и пожилого возраста круглый год поверх рубахи носили длинные халаты, летом однослойные (чекмен, ектай, чапан), в прохладное время — стеганные на вате (дон), хивинский халат, шубу (ичмек, поссун) из овчины внутри. Шапки из бараньего меха различных форм (тельпек, човурме, шыпырма) являются обязательным компонентом мужской одежды, под ними носили тюбетейку с орнаментальной вышивкой. Мужская одежда оказалась менее устойчивой и в патриархальной форме популярна только у яшули — пожилых людей.

У национального костюма туркмен есть определенные возрастные различия, что особенно заметно в женском одеянии. Так, например, женщины после сорок лет редко носят вышитую одежду, ювелирные украшения, а после достижения возраста Пророка (63 года), начинают носить на голове белый платок (гынач). Имеет свои особенности одежда девушек и детей.

Национальная кухняПравить

Основная статья: Туркменская кухня
 
Продажа осетрины на туркменском рынке

Туркменская кухня по технологии и ассортименту продуктов очень близка к кухням других среднеазиатских народов, хотя у туркмен все блюда имеют собственные туркменские способы приготовления. У туркмен больше всего популярны блюда как плов, который по-туркменски будет — «palow», манты — «manty», пельмени — «börek», дограма — «dograma» (накрошенные мясо, репчатый лук и хлеб, залитые бульоном).

Различия в традиционных блюдах и вкусах прикаспийских туркмен (огурджалинцев) и туркмен из восточных районов республики (текинцев). Главными продуктами питания туркмен являются мясо и хлеб. Туркмены-текинцы используют мясо молодых верблюдов и барана, прикаспийские туркмены — рыбу, сарыки и другие используют баранье мясо.

ГенетикаПравить

Согласно В.Сарианиди, который исследовал холм, Гонур-Тепе был «столицей или имперским городом-государством бронзового века, протянувшегося на не менее тысячи квадратных миль и охватывающего сотни поселений-спутников». Он также назвал его «пятым в мире центром древней цивилизации» с его утонченным обществом под названием «Туркменское общество реки Мургаб», формально названным «Бактрийско-Маргианский археологический комплекс». Говорят, что он находится в союзе с «культурными колыбелями древности» Египта, Месопотамии, Индии и Китая[81].

У образцов БМАК из туркменского Гонур-Депе определили митохондриальные гаплогруппы U7, J1c10, H14a и Y-хромосомные гаплогруппы E1b1a1a1c2c3c, E1b1b1, J1, R и T. У образца I1789 (2277—2030 л. н.) из Gonur1_BA_o2 определили Y-хромосомную гаплогруппу P, у образца I1792 (2458—2202 л. н.) из Gonur1_BA_o определили Y-хромосомную гаплогруппу J[82]. У образцов I11041 и I2087 определили Y-хромосомную гаплогруппу R2, у образца I10409 (хараппский мигрант) определили Y-хромосомную гаплогруппу H1a1d2-Z4361, в настоящее время распространённую в основном в Южной Индии[83], у образца I1789 определили Y-хромосомную гаплогруппу F (2277—2030 л. н.), у образца I1789 (2130—1928 л. н.) определили Y-хромосомную гаплогруппу Q-L56, у трёх образцов определили Y-хромосомную гаплогруппу J[84]. 3 генома из Гонура имели много общего с генетическим материалом женщины из Ракхигархи (Индия) и 8 геномами из Шахри-Сухте (Иран). Ни у одного из этих образцов не было свидетельств о происхождении, связанном с «анатолийскими земледельцами»[85].

Y-хромосомная гаплогруппа Q доминирует у туркмен Каракалпакстана (роды теке, арсары, йомуд, сарык, укер, олиз) — 73 %. У туркмен Ирана составляет 43 %, у туркмен Афганистана — 34 %. Очень редка у туркмен Ставрополья (роды чоудор, игдыр, союнаджи) — 2 %[86]. Согласно работам Татьяны Зерджаль[87], Гаплогруппа J1 (Y-ДНК) и Гаплогруппа J2 (Y-ДНК) у туркмен составляет 23,8 %.

Последние проведенные исследования среди туркмен Ирана и Афганистана дают основание для предположения, что гаплогруппа Q является доминантной Y-хромосомной ДНК туркмен. До настоящего времени, было проведено два подробных исследования Y-хромосомной ДНК туркмен, которые дают основания для предположения, что существует большая вероятность того, что такие предшественники туркмен, как, например, огузы, принадлежали к Q-M25. Это совпадает с имеющимися косвенными доказательствами того, что элиты многих древних и средневековых династий Внутренней Азии принадлежали в гаплогруппе Q, включая Q-M25.

Согласно широко распространенному мнению элита государства Хунну, среди которых доминировала гаплогруппа Q, принадлежала к тюркскому народу. К примеру, на древнем кладбище в Хейгоулян (Синьцзян), которое было известно как летний дворец хана Хунну, найденные останки 12-ти мужчин принадлежали к гаплогруппе Q, включая четыре, которые принадлежали в Q-M346 (Q1b) и судя по всему были хозяевами данных могил. Останки аристократов/завоевателей Хунну, найденные на другом древнем захоронении, принадлежали к Q-M3

ОбществоПравить

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, издававшийся в конце XIX — начале XX веков, отмечал, что туркмены «по языку более всего родственные османским туркам и азербайджанам»[88].

Традиционное занятие — ковроделие, земледелие, кочевое скотоводство, кошмоваляние, шелкоткачество. Туркмены известны коневодством, особенно ахалтекинцами.

РасселениеПравить

Туркмены в ИранеПравить

Основная статья: Туркмены в Иране

Туркмены в АфганистанеПравить

Основная статья: Туркмены в Афганистане

Туркмены в РоссииПравить

Основная статья: Туркмены в России

По переписи 2010 года в России проживает 36,9 тысяч туркмен.

Исторически несколько туркменских родов проживает на северо-востоке Ставропольского края (см. Трухмены) и в Астраханской области (селения Атал, Фунтово-1,2), см. Туркмены Атала.

Субъект России Численность в 2010 году,
тыс. чел.[89]
Ставропольский край 15,0
Москва 2,9
Астраханская область 2,3
Московская область 1,5
Санкт-Петербург 1,5
Показаны субъекты c численностью туркмен более 1000 человек

Этнографические группыПравить

В туркменском этносе сложился целый ряд этнографических групп[90]: алили, арабачи, астраханские туркмены, баяты, гоклены, емрели, йомуды, машрыки (машрыклар), карадашлы (языры), каркыны, мукры, мурчали, нохурли (нухур), нуратинские туркмены, овляды[91], ходжа, шихи (шейхи), сейиды, магтымы, мюджевюры, ата, огурджали, оламы, сакары, салыры, сарыки, саяты, ставропольские туркмены (трухмены), текинцы (теке), хасари, хатаб, човдуры (чаудор), эрсари, эски и другие.

АнтропологияПравить

Антропологически туркмены относятся к каспийскому типу[92] с незначительной монголоидной примесью[92].

На основе сравнительного изучения палеоантропологических материалов с территории Туркменистана с антропологией современных туркмен, известный советский антрополог и биолог, доктор биологических наук Л.Ошанин пришел к выводу, что в составе туркмен явно преобладает местная автохтонная долихоцефальная раса:

«Все сказанное не оставляет сомнения в том, что долихоцефальная европеоидная раса, и поныне явно преобладающая среди туркмен, является расой местной, автохтонной, видимо, здесь, на территории Закаспийских степей, сформировавшейся. Первоначально, она входила в состав местных древних племен Закаспия, носивших общее название сакских (скифских) племен».[93]

Туркмены являются единственным народом в Центральной Азии, относящийся к вышеназванной длинноголовой европеоидной расе. До недавних пор туркмены путем искусственной деформации головы новорожденных, с помощью специальных тюбетеек (чиле тахья) и обматыванием головы платком поддерживали эту древнюю традицию предков[94].

ГалереяПравить

 
Серия «Народы СССР» (туркмены), почтовая марка СССР 1933 года

Туркмены в филателииПравить

В 1933 году в СССР была выпущена этнографическая серия почтовых марок «Народы СССР». Среди них была марка, посвящённая туркменам.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. CIA World Factbook Turkmenistan
  2. CIA — The World Factbook
  3. CIA — The World Factbook
  4. Информация о национальном составе постоянного населения Республики Узбекистан (недоступная ссылка)
  5. http://www.unhcr.org/cgi-bin/texis/vtx/home/opendoc.pdf?tbl=SUBSITES&page=SUBSITES&id=434fdc702
  6. Национальный состав населения Российской Федерации согласно переписи населения 2010 года
  7. Ставрополье составило рейтинг национальностей, живущих в регионе (недоступная ссылка). Дата обращения 4 июня 2013. Архивировано 5 июня 2014 года.
  8. Том 3. Национальный состав и владение языками, гражданство населения Республики Таджикистан (недоступная ссылка). Дата обращения 5 февраля 2013. Архивировано 14 октября 2013 года.
  9. &n_page=5 Всеукраинская перепись населения 2001 года. Распределение населения по национальности и родному языку. Государственный комитет статистики Украины.
  10. Перепись населения Республики Беларусь 2009 года. Население по национальности и родному языку. belstat.gov.by. Дата обращения 16 октября 2011. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  11. Агентство Республики Казахстан по статистике. Перепись 2009. Архивная копия от 1 мая 2012 на Wayback Machine (Национальный состав населения Архивная копия от 11 мая 2011 на Wayback Machine.rar)
  12. National Statistical Committee of Kyrgyz Republic 2009.
  13. Фазлаллах Рашид ад-Дин. Легенды об Огузхане. Племенное деление туркмен (Извлечения из Джами ат-Таварих). М-Л. АН СССР (1939).
  14. Д.Еремеев. Этногенез турок. М. - Наука (1971). — «В конце XI в. в византийских хрониках впервые упоминаются туркмены, проникшие в Малую Азию. Анна Комнина называет их туркоманами.».
  15. Peter Hopkirk. The Great Game: The Struggle for Empire in Central Asia (Большая игра: борьба за империю в Центральной Азии). Kodansha International (1994). — «His aim now was to reach the Turcoman stronghold of Geok-Tepe... (Теперь его целью было достичь туркоманской (туркменской) крепости Гёк-Депе ...)».
  16. Merriam-Webster. Turkoman. — «Turkoman: a member of a Turkic-speaking traditionally nomadic people living chiefly in Turkmenistan, Afghanistan, and Iran (Туркоман - член тюркоязычного традиционно кочевого народа, проживающего в основном в Туркменистане, Афганистане и Иране)».
  17. Нестор. Повесть временных лет. — «Вышли они из пустыни Етривской между востоком и севером, вышло же их 4 колена: торкмены и печенеги, торки, половцы.».
  18. Лаврентьевская летопись, Тверская летопись. Летописные повести о монголо-татарском нашествии. Древнерусская литература. Антология. — «В тот же год пришли народы, о которых никто точно не знает, кто они, и откуда появились, и каков их язык, и какого они племени, и какой веры. И называют их татары, а иные говорят — таурмены, а другие — печенеги.».
  19. О торгах на Каспийском море древних, средних и новейших времен. Московский журнал Соймонова (1785). — «Издавна россияне и татары ездили из Астрахани компаниями на малых судах и там имели торги с трухменцами или туркоманами».
  20. Бартольд В. В. Сочинения. Т.V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов (Тюрки. Двенадцать лекций по истории тюркских народов Средней Азии). М.: Наука (1968). — «Вопрос об отношении представителей власти к тому народу, из которого они вышли, был в государстве потомков Сельджука еще более сложен, чем в государстве Караханидов. …И все-таки они признавали себя не только огузами, или туркменами, но и выходцами из рода кынык (такое произношение указано у Махмуда Кашгарского), одного из 24 (по Махмуду Кашгарскому из 22) огузских родов.».
  21. Фазлаллах Рашид ад-Дин. Огуз-наме. Баку (1987). — «Точно также самым дальним предком султана Мухаммада Хорезмшаха был Нуштекин Гарча, который был потомком колена Бегдили из рода Огуза».
  22. Абу-ль-Гази. Родословная туркмен. Москва: АН СССР (1958). — «Имя старшего сына Йулдуз-хана— Авшар, второй [сын] — Кызык, третий — Бекдели, четвертый — Каркын».
  23. Мирза Мехди-хан Астрабадский. История Надир-шаха. Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том II. XVI-XIX вв. Иранские, бухарские и хивинские источники.. М.-Л. АН СССР (1938). — «Его величество (Надир-шах) ведет свое происхождение от племени караклю. Караклю есть род (клан) из отдела афшаров, а афшары принадлежат к туркменскому племени».
  24. Turkic Peoples
  25. В.Бартольд. Очерк истории туркменского народа. Сочинения. Т.2 часть 1. Москва: Издательство восточной литературы (1963).
  26. Лившиц В. А., Согдийские документы с горы Муг. Чтение. Перевод. Комментарий. Юридические документы и письма. — М., 1962, с.62
  27. Абуль-Гази. Родословная туркмен. Восточная литература. М. АН СССР. (1958). — Комментарии к тексту, 132.
  28. А. А. Росляков. К вопросу об этногенезе туркмен (О времени и условиях образования туркменской народности) // ИТФ. АН СССР, 1950.
  29. Ф.А. Михайлов. Туземцы Закаспийской области и их жизнь. Асхабад (1900).
  30. Arminius Vámbéry. The Turcomans Between the Caspian and Merv (Туркмены между Каспием и Мервом) 337—344. The Journal of the Anthropological Institute of Great Britain and Ireland (Журнал Антропологического института Великобритании и Ирландии) (January 1, 1880). — «This remark especially applies to that fraction of the Turkish race known under the name of Turcoman, a word ... which nevertheless has the simple signification of the Turks par excellence. (Данное наблюдение особенно относится к той части тюркского народа, известной под именем туркмен, слово ... которое тем не менее имеет простое значение как истинные тюрки.)».
  31. J. Deny, Grammaire de la langue turque (Dialecte Osmanli) (Париж, 1921 г.), стр.326
  32. G. Nemeth, A honfoglaló magyarság kialakulása (Будапешт, 1930 г.), стр. 58
  33. Ragıp Hulûsi, Kırgız adının menşei: TM I (1925 г.), стр. 249
  34. Абу-л-фазл Байхаки. История Масуда. (1030-1041). М.: Наука, Главная редакция восточной литературы (1969 г.).
  35. Махмуд ал-Кашгари. Диван Лугат ат-Турк. Алматы: Дайк-Пресс (2005).
  36. ШАРАФ АЛ-ЗАМАН ТАХИР МАРВАЗИ. ТАБА'И АЛ-ХАЙАВАН. АН КазССР (1959).
  37. Рашид ад-Дин. Легенды об Огуз-хане. Племенное деление туркмен (Извлечения из «Джами ат-Таварих»). М.-Л.: Издательство Академии наук СССР (1858).
  38. С.Агаджанов. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX—XIII вв. (недоступная ссылка). Ашхабад, Ылым (1969). — «Туркменами, как говорилось ранее, именовалась часть огузов и других тюрок, смешавшихся с потомками древнего индоевропейского населения Средней Азии... Само название „туркмен“ появляется главным образом в ареале расселения огузов, принявших ислам.». Дата обращения 6 января 2020. Архивировано 22 февраля 2014 года.
  39. В.В,Бартольд. Сочинения. Том 2. Часть 1 (Общие работы по истории Средней Азии, Кавказа и Восточной Европы). Электронная библиотека МСА. Издательство восточной литературы (1962).
  40. В.В.Бартольд. Очерк истории туркменского народа.
  41. Абуль-Гази. Родословная туркмен. .. М. АН СССР (1958).
  42. Абу-л-Гази. Родословная туркмен. Изд. АН СССР. (1958).
  43. О.Туманович. Туркменистан и туркмены. Туркменское государственное издательство, Ашхабад, Туркменистан (1926).
  44. 1 2 Ата Джикиев. Очерки происхождения и формирования туркменского народа в эпоху средневековья. Ашхабад: Туркменистан (1991).
  45. Марат Дурдыев. Туркмены : (поиски предков туркменского народа и его исторической прародины). Ашхабад: Харп (1991).
  46. С.П.Толстов. Пережитки тотемизма и дуальной организации у туркмен. М.; Л., ОГИЗ, Гос. соц.-экон. изд-в (1935, № 7-8). — «Среднеазиатские огузы должны рассматриваться как закономерная трансформация среднеазиатских саков, в среде которых, по видимому, уже было налицо тотемное имя огуз».
  47. История ТССР, изд-во АН ТССР, 1957 г., Т.1 — Кн.1, стр. 142: «Эфталитские племена сыграли определенную роль в этногенезе туркменской народности и несомненно были одним из компонентов, вошедших в ее состав.»
  48. И.Мизиев. История карачаево-балкарского народа с древнейших времен до присоединения к России. г. Нальчик: Эльбрус (1994). — «…Современная наука установила полное тождество массагетов и туркмен».
  49. Проко́пий Кесарийский. Война с персами (Книга 1). М.Наука (1993).
  50. О.Туманович. Туркменистан и туркмены. Туркменское государственное издательство, Ашхабад, Туркменистан (1926). — «Происхождение скифов (саков, сколотов) единым не является, и предположительно, что руководящая масса скифских народностей - чисто тюркского происхождения, а покоренная, земледельческая часть – арийского. Таким образом, можно считать, что тюрки начали проникать в Среднюю Азию (в общей массе саков) еще задолго до Хр. эры».
  51. А.Джикиев. Туркмены. Историко-культурное наследие Туркменистана. UNDP (2000).
  52. Л.Гумилев. Струна истории. Лекции по этнологии 608 с.. М.: Айрис-пресс, (2008). — составление, предисловие, комментарии О.Г.Новиковой. — «Парфяне — это примерно наши туркмены. Все помнят стихи Пушкина: «Узнаем парфян кичливых/По высоким клобукам». Так вот, туркмены до сих пор носят высокие шапки. Это парфянская одежда. Народ этот был очень немногочисленный, но весьма боевой и воинственный. Они создали систему подлинно аристократическую, наиболее близкую в политическом отношении к феодальным системам».
  53. С.П.Толстов. Древний Хорезм (опыт историко-археологического исследования). Москва: МГУ (1948).
  54. А.Н.Бернштам. Некоторые данные к этногенезу туркмен. журнал «Советская этнография» (1951, № 4).
  55. С. П. Толстов, Кесь А. С. «Низовья Амударьи, Сарыкамыш, Узбой», М. — Изд. АН СССР, 1960 г.
  56. Н.А. Аристов. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности 277—456. Журнал «Живая старина» (1896 г., Выпуск 3-4). — «При мезатицефаличности и даже брахицефаличности нынешних персов субдолихоцефальность туркменов однако является все-таки загадкой, для решения которой придется, быть может предположить весьма значительную в туркменах примесь кочевых длинноголовых иранских племен, обитавших в древности на нижнем Яксарте, а также западнее и южнее, напр. аланов.».
  57. С.П.Толстов. Основные вопросы древней истории Средней Азии 176. Журнал «Вестник древней истории» (1938, № 1). — «Вся совокупность данных, которыми располагает на сегодняшний день наука, позволяет с уверенностью утверждать, что основу этнографического массива туркменского народа составляют древние дахо-массагетские и сармато-аланские племена Арало-Каспийских степей.».
  58. А.Росляков «Происхождение туркменского народа», г. Ашхабад, 1962 г.
  59. В.Бартольд. Общие работы по истории Средней Азии, работы по истории Кавказа и восточной Европы. Издательство восточной литературы (1963).
  60. 1 2 А.Бахтияров «Осколки „исчезнувших“ аланов»; журнал «Туркменоведение» 1930 г. , № 8-9, сс. 39-40
  61. С.Атаныязов. Словарь туркменских этнонимов. Ашхабад, Ылым (1988).
  62. Л.Н.Гумилев,. Почему он выбрал Авеля?. Газета «ЭЛМ» (Баку) (20 мая 1989 г.).
  63. Л.Ошанин. Антропологический состав населения Средней Азии и этногенез ее народов. 1957 г.. — «В X в., к которому относятся сообщения арабских географов, тюрками, окружавшими Хивинский оазис, были туркмены, именующиеся в ту эпоху гузами или огузами, лишь позднее выступившие под своим современным именем – туркмены. Именно благодаря смешению с ними хорезмийцы X в. приобрели несвойственную им долихоцефалию, что делало их похожими на гузов. Следовательно, предки туркмен – гузы, тысячелетие тому назад были такими же долихоцефалами, как и современные их потомки – туркмены.».
  64. Г.П.Васильева. Преобразование быта и этнические процессы в северном Туркменистане. Google Books. Москва: Наука (1969 г.). — «Туркмены и их предки огузы издавна, гораздо раньше, чем полукочевые узбеки, появившиеся здесь, как отмечалось, с начала XVI в. и сыгравшие большую роль в формировании современного узбекского населения Хорезма, жили на территории оазиса и его окраин. .».
  65. А.Ю.Якубовский. Феодальное общество Средней Азии и его торговля с Восточной Европой в X-XV вв. (1933). — ««…К середине ХIII в. почти весь земледельческий Хорезм, в том числе и города, говорил по-гузски (туркменски).»».
  66. К.В. Тревер, А.Ю. Якубовский, М.Э. Воронец. История народов Узбекистана. Ташкент: АН УзССР (1950).
  67. М. Б. Дурдыев. Туркмены Центральной Азии. Юрт (1993).
  68. Н.Н.Муравьев-Карсский. Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах. М.: тип. Августа Семена (1822).
  69. Ali Suavi. Khiva. Khanate and the Spread of the Russians in Turkestan. — 1977
  70. Г.П. Васильева. Туркменские женские украшения. Советская этнография, (1973, №3).
  71. М.БАЙРАМОВ. О ПРОИСХОЖДЕНИИ ТУРКМЕН (2016).
  72. М .Дурдыев. Туркмены: (поиски предков туркменского народа и его исторической прародины). Ашхабад, Харп (1991).
  73. В.Бартольд. 12 лекций по истории турецких народов Средней Азии. Алматы: Жалын (1993 г.).
  74. История Туркменистана
  75. Туркмены // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  76. М.Аннанепесов. Серахское сражение 1855 года (Историко-культурное наследие Туркменистана). Стамбул: UNDP (2000).
  77. Фируз Казем-Заде. Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии. Центрполиграф (2017).
  78. М.Аннанепесов. Ахалтекинские экспедиции (Историко-культурное наследие Туркменистана). Стамбул: UNDP (2000).
  79. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 50/80. Архивировано 20 октября 2013 года.
  80. С.П.Толстов. Древний Хорезм: Опыт историко-археологического исследования.. М. МГУ (1948).
  81. Turkmenistan: Making a Bid for Cradle-of-Civilization Status. Eurasia Net. Дата обращения 14 ноября 2012. Архивировано 26 марта 2017 года.
  82. The Genomic Formation of South and Central Asia, March 31, 2018
  83. New reports clearly confirm ‘Arya’ migration into India // SEPTEMBER 13, 2019. UPDATED: SEPTEMBER 14, 2019
  84. Narasimhan et al. (2019): A reanalysis of ancient Y-DNA haplogroups from Central Asia, South Asia, the Steppe, and Europe
  85. Vasant Shinde et al. An Ancient Harappan Genome Lacks Ancestry from Steppe Pastoralists or Iranian Farmers, 2019
  86. Генофонд туркмен Каракалпакстана в контексте Центральной Азии
  87. Zerjal T. et al. A Genetic Landscape Reshaped by Recent Events: Y-Chromosomal Insights into Central Asia // AJHG. — 2002. — № 71 (3). — С. 466—482.
  88. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона/Туркмены — Викитека. ru.wikisource.org. Дата обращения 5 ноября 2017.
  89. Перепись-2010
  90. Российский этнографический музей. Глоссарий. Туркмены (недоступная ссылка) Проверено 7 июня 2019.
  91. Сергей Демидов. Туркменские овляды и пророк Мухаммед. Архивировано 7 октября 2014 года.
  92. 1 2 Антропология. Хрестоматийный материал к теме 6. (Несколько тысячелетий на берегах Каспия). web-local.rudn.ru. Дата обращения 7 июня 2019.
  93. Л.Ошанин. Антропологический состав населения Средней Азии и этногенез ее народов. Издательство Ереванского университета (1957).
  94. Н.Дубова. Антропологический покров Туркменистана в древности и в наши дни. Санкт-Петербург (2009). — «Судя по следам, оставшимся на черепах, почти сразу после рождения ребенка ему на голову накладывалась тугая повязка, одна часть которой охватывала снизу затылок, а вторая помещалась на темени, ближе ко лбу или сзади – почти на верхней части затылка…Современные туркмены уже не так широко используют эту традицию. Тем не менее, отдельные их группы имеют значительно более удлиненную голову, чем другие. Но древний обычай, который, как мы теперь знаем, уходит своими корнями по меньшей мере во II тыс. до н.э. (а может быть, и в более раннее время), сохраняется практически на всей территории Туркменистана, а его бытование зависит уже скорее от социальных предпочтений, а не от племенной принадлежности родителей.».

ЛитератураПравить

СсылкиПравить