Открыть главное меню
Кадр из фильма «Рим — открытый город»
Энцо Стайола в «Похитители велосипедов»

Итальянский неореализм — течение в послевоенном итальянском кинематографе, сложившееся под влиянием поэтического реализма Марселя Карне и Жана Ренуара и достигшее наибольшего размаха с 1945 по 1955 год. Основные представители течения — Роберто Росселлини, Лукино Висконти, Витторио де Сика, Джузеппе де Сантис — группировались вокруг киножурнала «Cinema», главным редактором которого был Витторио Муссолини (сын дуче).

КанонПравить

Хотя основные принципы неореализма (натурная съёмка, естественное освещение, неприукрашенный показ жизни низов) Висконти и де Сантис нащупали в прото-нуаре «Одержимость» (1943), первым бесспорно неореалистическим фильмом принято считать «Рим — открытый город» (1945) Роберто Росселлини. Четыре года спустя, после выхода картины Витторио де Сика «Похитители велосипедов», об итальянском неореализме заговорил весь мир.

К числу кинематографических работ, обозначаемых словом «неореализм», обычно относят конкретную, чётко ограниченную группу фильмов; в частности:

ХарактеристикаПравить

Ю. М. Лотман отмечал, что итальянский неореализм был направлен против «театральной помпезности» (вестернов, киноопер и исторических эпопей) и стремился «к полному отождествлению искусства и внехудожественной реальности». Средствами реализации были следующие «отказы»[1]:

  • от стереотипного киногероя (опора на «маленького человека»)
  • от «звезд» (опора на непрофессионалов)
  • от «железного сценария» (по ходу создавались и менялись диалоги)
  • от музыкального сопровождения
  • от монтажа

Зигфрид Кракауэр отмечал «уличность» действия в картинах этого направления когда «превалируют ситуации общественной жизни над частными делами, эпизоды с участием широких масс над личными конфликтами». По его мнению «Когда на улицах творят историю, улицы сами просятся на экран» и приводил в качестве наблюдение Никола Кьяромонте, который прослеживая истоки возникновения итальянского неореализма послевоенных лет, писал: «Тогда жизнь кинорежиссёров протекала, как и у всех остальных, на улицах и на дорогах. Они видели то же, что видели все. Для подделки того, что они видели, у них не было ни съёмочных павильонов, ни достаточно мощного оборудования, да и не хватало денег. Поэтому им приходилось снимать натурные сцены прямо на улицах и превращать простых людей в кинозвёзд»[2].

ИдеологияПравить

Кинематографический стиль, называемый «неореализмом», ассоциируется с левыми (но не экстремистскими) политическими настроениями. Многие из создателей этих фильмов были эмоционально близки к левому краю политического спектра, включая Итальянскую коммунистическую партию (которая, со своей стороны, была в преддверии зарождения новых тенденций, получивших два десятилетия спустя название «еврокоммунизм» и «коммунизм с человеческим лицом»). По мнению некоторых историков, именно неореализм оказал смягчающее влияние на итальянских коммунистических идеологов и способствовал ослаблению их жёсткого марксистского догматизма и идеологических нравов[источник не указан 286 дней].

ЗакатПравить

К середине 50-х годов XX века популярность неореализма стала сходить на нет: послевоенная нищета и неустроенность уходили в прошлое, благосостояние итальянского населения неуклонно росло, коммунисты стали терпеть поражения на выборах. На первый план в итальянском кинематографе выступили более утончённые режиссёры-модернисты — Федерико Феллини и Микеланджело Антониони. Помимо них, с неореализма началась карьера выдающихся актрис Анны Маньяни и Сильваны Мангано. Многие принципы неореализма оказались востребованными пришедшими ему на смену движениями, такими как французская новая волна, новое немецкое кино, иранское кино конца XX века и Догма 95.

Итальянский неореализм и СССРПравить

По свидетельству Евгения Евтушенко, все русские шестидесятники выросли отнюдь не на марксизме, а на итальянском неореализме: «нет маленьких страданий, нет маленьких людей — вот чему научил нас заново итальянский неореализм»[3].

В СССР 50-х годов XX века неореалистические фильмы имели беспрецедентный успех. Их появление на экране было бесспорным знаком ослабления жёстких идеологических рамок советской цензуры, а сами фильмы являли собою резкий контраст с предельно политизированным и дидактическим советским кинематографом 1930—1950-х годов и его жёсткими идеологическими и эстетическими канонами. Традиционные чопорные каноны Голливуда тоже были отброшены неореалистическими режиссёрами. Некоторые советские кинокартины конца 1950-х и ранних 1960-х отмечены влиянием неореалистической эстетики.

КритикаПравить

Лотман отмечал, что при всем демократизме итальянский неореализм становился «слишком интеллектуальным», а значит скучным для неподготовленного зрителя[1].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Семиотика кино и проблемы киноэстетики
  2. Кракауэр, Зигфрид. Природа фильма: Реабилитация физической реальности / Сокращённый перевод с английского Д. Ф. Соколовой. — М.: Искусство, 1974. — С. 141—142.
  3. Евгений Евтушенко. Письмо Витторио Страде // Vittorio. — М.: Три квадрата, 2005. — С. 16.

ЛитератураПравить

  • Кино Италии: Неореализм: Пер. с итал. / Составитель Г. Д. Богемский. — М.: Искусство, 1989. — 431 с.
  • Базен, Андре. Книга IV Эстетика действительности: неореализм // Что такое кино? [: сб. статей ]. — М.: Искусство, 1972. — 382 с.
  • Соловьёва И. Кино Италии: 1945—1960. — М.: Искусство, 1961.

СсылкиПравить