Новгородская Карамзинская летопись

Новгородская Карамзинская летопись — русская летопись первой половины XV века[1]. Летопись включает не только новгородские, но и общерусские известия. Содержит две подборки летописного текста, доведённые соответственно до 1411 и 1428 годов[2].

Новгородская Карамзинская летопись
Авторы неизвестны
Дата написания первая половина XV века
Язык оригинала древнерусский язык
Страна
Описывает две подборки (HК1 и НК2), соответственно до 1411 и 1428 годов
Жанр мемориальный памятник; летопись
Содержание новгородские и общерусские известия
Первоисточники Новгородско-Софийский свод либо летописные памятники HК1 и НК2
Рукописи список конца XV — начала XVI века

Текстология

править

Известна в одном списке летописи конца XV — начала XVI века[2][3], который принадлежал Н. М. Карамзину, что нашло отражение в названии летописи[1].

Впервые летопись исследовал А. А. Шахматов. Он не был уверен в её определении, рассматривая летопись либо в качестве первоначальной редакции Новгородской четвёртой летописи, либо как отражение общего источника Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей, свода 1448 года[4][5]. Я. С. Лурье считал первое более вероятным, поскольку в ряде случаев как Новгородская Карамзинская, так и Новгородская четвёртая летопись, имеют чтения, явно вторичные по отношению к Софийской первой летописи, в том числе сокращения крупных летописных повестей Софийской первой летописи, дублирование ряда известий и др. По этой причине Новгородская Карамзинская летопись не могла отражать общий протограф Софийской первой и Новгородской четвёртой летописей. В то же время в сравнении с Новгородской четвёртой текст Новгородская Карамзинская летопись явно первична. В ряде случаев её текст здесь ближе к Софийской первой летописи. Новгородская Карамзинская летопись включает ряд памятников, отсутствующих в Софийской первой летописи, от которых в Новгородская четвёртая летописи читаются лишь фрагменты.

Единственный сохранившийся список Новгородской Карамзинской летописи характерен характерен необычным расположением текста, состоящего из трёх частей. До рассказа 6495 года о крещении Руси текст почти совпадает с Новгородской четвёртой летописью, однако затем следует текст известий 6497 (989) — 6919 (1411) годов, которые соответствуют первым половинам годовых статей Новгородской четвёртой летописи и связаны с Новгородом, затем — текст известий с 6496 (988) — 6936 (1428) годов, соответствующих вторым половинам годовых статей Новгородской четвёртой летописи. Все эти три части написаны одним почерком, без разделяющих заголовков. Текст 6427—6919 годов и следующий за ним текст 6496—6936 годов не могут быть самостоятельными памятниками, поскольку обе эти части фрагментарны и зачастую становятся понятными только при воссоединении годовых статей обеих частей. По мнению Шахматова это расположение текста возникло в результате неудачной попытки переписчика сохранившегося списка из «обыкновенного летописного свода», близкого к Новгородской четвёртой летописи, создать «механическую» выборку новгородских известий. Писец понял неудачность своей попытки и выписал из оригинала все пропущенные ранее места.

Лурье предполагал, что разделение свода 1448 года могло быть произведено сознательно. Разделение текста на более важную и менее важную, с точки зрения редактора, части имеет место в других летописях, например в Вологодско-Пермской летописи первой редакции.

Г. М. Прохоров и А. Г. Бобров предполагали, что более ранней по отношению к Новгородской четвёртой летописи была только первая часть Новгородской Карамзинской летописи. Первая половина (до 6495 года и 6497—6919 годы) и вторая половина (6496—6936 годы) Новгородской Карамзинской летописи являются не выборками из одного источника, а созданными в разное время памятниками, называемыми НК1 и НК2 и независимыми друг от друга. Начальная версия НК1 послужила источником Софийской первой летописи. НК2, напротив, была составлена из Софийской первой летописи. HК1 и НК2 послужили заготовками для Новгородской четвёртой летописи[6]. Лурье отвергает эту точку зрения, поскольку текст Новгородской Карамзинской летописи на всем протяжении содержит местные новгородские дополнения, являющиеся вторичными по отношению к Софийской первой летописи и однотипные как в НК1, так и в НК2. Кроме того, НК1 содержит ряд чтений, вторичных относительно Софийской первой летописи, а последняя включает ряд чтений, вторичные в сравнении с НК2. Соотношения между текстами двух частей Новгородской Карамзинской летописи и текстом Новгородской четвёртой летописи, с одной стороны, и текстом Софийской первой летописи — с другой, по мнению Лурье, могут объясняться существованием общего источника данных летописей — Новгородско-Софийского свода (у Шахматова свод 1448 года), доведённого до 1418 или до 1425 года (сходное известие в Новгородской Карамзинской и Софийской первой летописях)[1].

Новгородская Карамзинская летопись имеет ряд уникальных статей, в частности, грамоты константинопольского патриарха Антония в Новгород 1390 и 1394 годов, не сохранившиеся в других текстах[1].

Примечания

править
  1. 1 2 3 4 Лурье Я. С. Летопись Новгородская Карамзинская Архивная копия от 25 января 2021 на Wayback Machine // Словарь книжников и книжности Древней Руси : [в 4 вып.] / Рос. акад. наук, Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) ; отв. ред. Д. С. Лихачёв [и др.]. Л. : Наука, 1987—2017. Вып. 2 : Вторая половина XIV—XVI в., ч. 2 : Л—Я / ред. Д. М. Буланин, Г. М. Прохоров. 1989.
  2. 1 2 Летописи // Лас-Тунас — Ломонос [Электронный ресурс]. — 2010. — С. 347—350. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 17). — ISBN 978-5-85270-350-7.
  3. РНБ, F.IV.603.
  4. Шахматов А. А. Общерусские летописные своды XIV и XV вв. // Журнал Министерства народного просвещения. — 1900. Ч. 331, № 9. Отд. 1. С. 96—98.
  5. Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV‒XVI вв. М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1938. С. 190—195.
  6. Прохоров Г. М. Летописные подборки рукописи ГПБ, F.IV.603 и проблема общерусского сводного летописания // Труды Отдела древнерусской литературы. — Л., 1977. — Т. 32. — С. 165—198

Издание

править

Литература

править
  • Шахматов А. А. Общерусские летописные своды XIV и XV вв. // Журнал Министерства народного просвещения. — 1900. — Ч. 331, № 9. — Отд. 1. — С. 96—98;
  • Шахматов А. А. Обозрение русских летописных сводов XIV‒XVI вв. — М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1938. — С. 190—195;
  • Лурье Я. С. Новгородская Карамзинская летопись // Труды Отдела древнерусской литературы. — Л., 1974. — Т. 29. — С. 207—213;
  • Лурье Я. С. Еще раз о своде 1448 г. и Новгородской Карамзинской летописи // Труды Отдела древнерусской литературы. — Л., 1977. — Т. 32. — С. 199—218;
  • Прохоров Г. М. Летописные подборки рукописи ГПБ, F.IV.603 и проблема общерусского сводного летописания // Труды Отдела древнерусской литературы. — Л., 1977. — Т. 32. — С. 165—198;
  • Лурье Я. С. Генеалогическая схема летописей XI—XVI вв., включенных в «Словарь книжников и книжности Древней Руси» // Труды Отдела древнерусской литературы. — Л., 1985. — Т. 40. — С. 190—205;
  • Бобров А. Г. Новгородские летописи XV века / Рос. акад. наук. Ин-т рус. лит. (Пушкин. дом). — СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. — 288 с. — (Studiorum slavicorum monumenta : SSM). — ISBN 5-86007-259-5.
  • Конявская Е. Л. О Повести о Михаиле Александровиче Тверском в Новгородской Карамзинской летописи // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2003. № 1 (11). С. 107—108;
  • Милютенко Н. И. Источник рассказа о князе Андрее Ярославиче в Новгородской Карамзинской и Новгородской IV летописях // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2005. № 3 (21). С. 67—69.