Открыть главное меню

«Окраина» — резонансный кинодебют сценариста Петра Луцика (1998), который породил острые споры в российской кинопрессе. Сценарий был написан Луциком с постоянным соавтором Алексеем Саморядовым, который погиб за несколько лет до начала съёмок.

Окраина
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Пётр Луцик
Автор
сценария
Пётр Луцик
Алексей Саморядов
В главных
ролях
Юрий Дубровин
Николай Олялин
Алексей Ванин
Оператор Николай Ивасив
Композитор Гавриил Попов
Георгий Свиридов
Кинокомпания Утро XXI века
Госкино России
Длительность 100 мин
Страна  Россия
Язык русский
Год 1998
IMDb ID 0165901

«Окраина» принадлежит к обойме вышедших в конце 1990-х российских фильмов о народных мстителях («Любить по-русски», «Сочинение ко Дню Победы», «Ворошиловский стрелок», «Старые клячи»)[1]. Картина заняла 31 место в списке 100 главных русских фильмов по версии журнала «Афиша»[2].

Содержание

СюжетПравить

Жители хутора на юге Урала, у которых отобрали землю «новые русские», готовы вернуть её любой ценой. Как в русской сказке, даже новоявленный Илья Муромец покидает печь, чтобы побороть «супостата». Обуреваемые праведным гневом, обманутые селяне не гнушаются никакими методами, чтобы вывести на чистую воду сначала председателя колхоза (который, раскаявшись, присоединяется к их отряду), а потом ещё двух «прохиндеев». Ниточка подтасовок приводит в Москву, в высотку с офисом нефтяного «олигарха»…

В роляхПравить

Актёр Роль
Юрий Дубровин Сафронов Филипп Ильич Сафронов Филипп Ильич
Николай Олялин  Колька Полуянов Колька Полуянов
Алексей Ванин  Перфильев Василий Иванович Перфильев Василий Иванович
Алексей Пушкин  Панька Морозов Панька Морозов
Римма Маркова  Панькина мать
Виктор Степанов  хозяин кабинета
Анатолий Кощеев  Лыков первый брат Лыков
Виктор Венес  Лыков второй брат Лыков
Александр Вдовин  Махотин Махотин
Олег Мокшанцев  Симавин Симавин

Съёмочная группаПравить

В фильме звучит музыка Гавриила Попова и Георгия Свиридова из старых советских фильмов (таких, как «Чапаев»).

КиноцитатыПравить

«Окраина» — достаточно синефильское зрелище, пестрящее отсылками к общим местам патетического советского кино: как выразился Л. Аннинский, «не то кино, которое передает живой шелест реальности», а «кино, передающее шелест другого кино»[3]. История крестьянской мести «рассказана языком сталинского кинематографа с его собственными архетипами, жесткой визуальной номенклатурой, насыщенной пафосом и идеологией»[4]. Андрей Плахов уточняет, что речь идет не столько об идеологии, сколько о «мифологии, коллективных грёзах» как неотъемлемой части любого кино[1]:

Название картины отсылает к «Окраине» Барнета, стиль изображения — к «Земле» Довженко и оператора Демуцкого, типажи — к «Чапаеву» и всей мифологии советского монументального киногероизма. Оставаясь безошибочно узнаваемой, она в то же время вывернута наизнанку. Чего стоит хотя бы Николай Олялин (символически безликий Советский Солдат из киноэпопеи «Освобождение») в образе каннибала-садиста в черных кожаных штанах. Или Юрий Дубровин в чапаевской папахе — добрый дедушка с блеском палача в глазах. И, наконец, Алексей Пушкин — болезненный отрок, вырастающий в стального вождя; он пародирует одновременно Павку Корчагина и фанатичного Сотникова из «Восхождения».

Художественные особенностиПравить

Сергей Анашкин в издании «Новейшая история отечественного кино» выделяет следующие художественные особенности фильма Луцика[5]:

  • Сказовая интонация повествования и чрезвычайная условность топографии (Москва как полусамодельный макет).
  • Умышленный анахронизм: сюжет приурочен к постперестроечной эпохе, однако реквизит отсылает к середине века, а одежда главных героев — вообще к Гражданской войне.
  • «Юмор извлекается из отстраняющего смакования актов насилия и гипертрофированных жестокостей, как в поэтике садистского стишка».
  • «Изображение выстроено с оглядкой на „общие места“ советского кинематографа 1930-х — 1960-х гг.»
  • Фильм прославляет вольнолюбие: «анархический заквас русской души, примат правды-справедливости над омертвелой буквой закона».

Технические данныеПравить

  • Производство: Кинокомпания «УТРО XXI ВЕКА», Госкино России
  • Художественный фильм, чёрно-белый.
  • Первый показ в ЦДК: 30 октября 1998 года
  • Первый показ по центральному ТВ: 7 ноября 1999 года

Участие в конкурсахПравить

  • 1999 МКФ «Лiстапад» в Минске (Специальный приз газеты «Культура» — «Импульсы вечного: вечная тема, вечный сюжет» — Пётр Луцик)
  • 1999 МКФ в Берлине (Участие в Программе «Forum» — Пётр Луцик)
  • 1999 МКФ в Карловых Варах («Приз свободы» — Пётр Луцик)
  • 1999 МКФ славянских и православных народов Золотой Витязь (Приз за лучшую режиссёрскую работу — Пётр Луцик)
  • 1998 МКФ в Чикаго (FIPRESCI — Пётр Луцик)
  • 1998 ОРКФ Кинотавр в Сочи (Специальный приз жюри конкурса «Дебют» — «За дерзкий поиск новых путей в киноискусстве», Почётный диплом Гильдии киноведов и кинокритиков — Пётр Луцик)
  • 1998 Премия «Золотой овен» (За лучший фильм-дебют — Пётр Луцик)

КритикаПравить

Фильм разделил критиков на тех, которые расценивали его как явление сугубо художественное, тонкий стёб, и на тех, кто воспринял его как серьёзный «призыв к топору» или, как выразился рецензент одной либеральной газеты, «натуральный кинематографический теракт»[4]. Истоки сюжета искали у Андрея ПлатоноваЧевенгур») и Джона ФордаИскатели»), обилие карикатурного насилия сравнивали с Тарантино, находили сходство киноязыка с «Мертвецом» Джима Джармуша[1][4]. В то же время раздавались призывы снять ленту с проката как провокацию[4]. Однако уже через год обнаружилось, что «фильм, грозивший чуть не поджечь страну, прошёл тихо и, кажется, отвалил на окраины киноистории»[3].

Мнения и отзывыПравить

  • Лев Аннинский: «А нефть вам не нужна, господа искатели мужичьей правды? Ну, так пашите сошкой, как Микула Селянинович. А то ведь в финале, когда, подпалив Москву, наши правдолюбцы возвращаются домой и, ликуя, пашут землю родимую — что же это они на трактора садятся? Бензин у них откуда?..»[3]
  • Елена Грачева: «В фильме персонажи живут по законам фольклорного эпоса <…> отсюда симбиоз людей и земли, на которой они родились и утрата которой равносильна смерти»[4].
  • Зара Абдуллаева: «Луцик стилизовал стереотипы обобщенной исторической образности… в киногенических традициях самой этой образности, которая у Луцика не исчерпывается ни законами соцреализма, ни соцарта. Лубочный монументализм и эпическая жестокость „Окраины“ нивелируются гротесковой абсурдностью»[6].
  • Игорь Манцов:
    • «„Окраина“ — некий метафизический топос, обозначение той психологической реальности, которая в обществе потребления вытеснена на периферию сознания, однако не становится от этого менее реальной, жесткой и проблематичной».
    • «Когда придет время собирать камни и подводить итоги, окажется, что "Окраина"—маргинальная лента о маргиналах—счастливо избежала фальши и лукавства, самодовольной глупости и необоснованных претензий, во многом присущих "нашему новому кино". Напомнила, что кино—высказывание посредством визуальных образов, а не ликбез по псевдофилософии, не актерский капустник, не устройство по переливанию из пустого (маэстро-кинорежиссёр) в порожнее (невзыскательный потребитель). Петр Луцик оказался слишком внимателен к подземному гулу времени.»[7].[8]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Ъ-Газета - Премьера фильма "Окраина"
  2. 100 главных русских фильмов по версии журнала «Афиша» Архивировано 21 мая 2014 года.
  3. 1 2 3 Лев Аннинский. Окраина окраины. // Сеанс. 1999. № 17/18.
  4. 1 2 3 4 5 Елена Грачева. Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. VII. СПб.: «Сеанс», 2004.
  5. Сергей Анашкин. Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. VII. СПб.: Сеанс , 2004.
  6. Зара Абдуллаева. Торжество земледелия. // Сеанс. 1999. № 17/18
  7. Манцов И. Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. II. СПб.: «Сеанс», 2001.
  8. Геополитическая комедия. «Окраина», режиссер Петр Луцик, Искусство кино. Проверено 24 октября 2016.

СсылкиПравить