Открыть главное меню

Пелена Елены Волошанки

Пелена Елены Волошанки, пелена «Вынос иконы „Богоматерь Одигитрия“»[1], пелена «Церковная процессия»[2] — вышивка, предположительно происходящая из мастерской вдовы наследника московского престола Елены Стефановны. Вероятней всего, изображён торжественный выход великого князя Ивана III на вербное воскресенье 8 апреля 1498 года с семейством во время коронации Дмитрия Внука (сына Елены) соправителем.

Elena Voloshanka's pelena 01.jpg
Мастерская Елены Стефановны Волошанки (?)
Пелена Елены Волошанки. Около 1498 года
Тафта, холст (крашенина), золотосеребряные пряденые нити, цветные шелковые нити, вышивка. 95 × 98 см
Государственный исторический музей, Москва
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Редкий пример группового семейного портрета московских великих князей. Одна из первых светских «картин» Древней Руси — не повторяет сюжет иконы, под которую подвешивалась вышивка, а имела независимую иконографию[2].

Содержание

ОписаниеПравить

Пелена квадратной формы имеет неправильные очертания. В её среднике изображён торжественный вынос иконы «Богоматерь Одигитрия». В центре изображена фигура диакона, который несёт большую икону. По его сторонам разворачивается многофигурная процессия в 3-4 ряда. В среднем ряду помещены изображения царствующих особ (левая часть) и клира (правая часть). На переднем плане с обеих сторон — священники, певчие в остроконечных шапках и монахи. В задних рядах — участники процессии с длинными ветвями верб[2].

 
«Одигитрия» Дионисия

На пелене изображен крестный ход, вероятней всего, в Кремле: соединяются две процессии — великокняжеская, направляющаяся из Благовещенского собора, и митрополичья, шествующая от Успенского собора. Изображенная икона Богоматери Одигитрии — греческого письма, вероятно, присланная на Русь в 1381 году и обновлённая после пожара Дионисием в 1482 году (Смоленская икона Божией Матери). Возможно, именно для украшения этой иконы данная пелена и предназначалась; вероятно, вышивка была заказана для одного из кремлёвских соборов[3].

 
Дьяк, держащий икону
 
Зонт-«солнечник» над великим князем на фоне веточек верб

«Человек в красном одеянии несёт икону без помощи рук — своеобразным и весьма характерным способом, хорошо известным по рассказам паломников, видевших вынос Одигитрии в Константинополе, точный список с которой и представляла собой кремлёвская икона. Подражание константинопольскому образцу здесь сомнений не вызывает — так же как и стремление воспроизвести черты недавно павшего Второго Рима в Москве»[3].

Два человека держат над иконой ритуальные опахала — рипиды, символика которых связана с Христом и его победой над смертью. Два других служителя держат огромные «зонтики» — церемониальные балдахины под названием «солнечники», которые использовались в торжественных процессиях. «Поверхность обоих солнечников украшена одинаковыми композициями: в центре окружность, по обе стороны от неё — сложный S-образный узор с вьющимися спиралью завитками. Отличие состоит в том, что на „зонте“ митрополита внутри окружности изображен голгофский крест, в то время как на солнечнике великого князя это место оставлено пустым»[3].

Певцы изображены на переднем плане перед иконой антифонно как левый и правый клиросы. На них длинные разноцветные рясы — красные, желтые, белые, голубые, коричневые, на головах — остроконечные и округлые шапочки, тоже разных цветов. В черные одежды облачено монашествующее духовенство. «На каждом клиросе есть руководящий певец, головщик, регент, которого нетрудно узнать по поднятым рукам и дирижерским жестам. В правом клиросе регент одет в красную рясу, в левом — в коричневую. Их живые, изящные позы свидетельствуют о том, что в настоящий момент они руководят хором, сопровождая крестный ход пением. Динамичность придают хору и жесты певцов — их руки приподняты, они запечатлены в позе пения. В архивах сохранились сведения о том, что Государев хор Ивана III участвовал в поставлении на великое княжение Димитрия Ивановича, внука Ивана III. На левом и правом клиросах пели многолетие»[4].

Иван III и Дмитрий Внук изображены с нимбами — по видимому, это является первым изображением русского (несвятого) правителя с нимбом (атрибутом помазанника божьего), как считает Т. Е. Самойлова[5], что впоследствии станет каноном.

Изображенные лицаПравить

Обилие фигур, которые, вероятно, имели реальные прототипы, вызывало многочисленные попытки связать их с конкретными лицами. Однако отсутствие именующих надписей, а также вкладной летописи, в которой был бы описан памятник, затрудняло точную атрибуцию памятника.

В начале XX века было высказано предположение[6], что заказчицей пелены была великая княгиня Софья Фоминична Палеолог (жена Ивана III), однако доказательств этому не было приведено.

В середине XX века М. В. Щепкина[7] проанализировала памятник и, опираясь на различные источники, пришла к выводу, что события, изображенные на пелене, относятся к 1498 году, следовательно, заказчицей является Елена Стефановна (невестка Ивана III).

 
Чин поставления на великое княжество князя Димитрия Ивановича
  • События 1498 года: к концу 1490-х годов ситуация с престолонаследием в Московском княжестве обострилась. Иван III был ещё жив, равно как и его вторая жена Софья Палеолог и их сын, будущий Василий III. Однако сын великого князя от первого брака Иван Молодой уже скончался, оставив после себя вдову Елену Волошанку и юного сына Дмитрия Внука.
  • Между Софьей и Еленой, матерями двух непрямых наследников, началось соперничество. Незадолго до Вербного воскресенья 8 апреля 1498 года Дмитрий Внук был венчан своим дедом как соправитель на великое княжение Владимирское и Московское в Успенском соборе.
  • Но уже в следующем году Софья одержала верх — Дмитрий с матерью были удалены от престола. В марте 1499 года Василий провозглашается князем Новгорода и Пскова, а в 1502 году — наследником престола. Елена с сыном были заточены в тюрьму, где оба скончались (в 1505 и 1509 гг. соответственно).

Поэтому, вероятней всего, изображён торжественный выход из Успенского собора великого князя Ивана III на вербное воскресенье 8 апреля 1498 года с семейством во время коронации Дмитрия Внука (сына Елены) соправителем — недолгий момент торжества партии Елены Волошанки.

По версии Щепкиной, атрибуция фигур такова:

  • Софья Палеолог — крайняя фигура в нижнем ряду слева (с круглой нашивкой на плече — таблионом, знаком царского достоинства)
  • её незамужние дочери Феодора и Евдокия[8]— рядом (в шапках)
  • Елена Волошанка — между этими двумя княжнами (в жёлтом покрывале)
  • Иван III (60 лет) — в среднем ряду в левой части композиции (седой старец в венце и с нимбом — атрибутом помазанника божьего)
  • Дмитрий Внук (15 лет) — рядом (безбородый юноша в венце и с нимбом)
  • Василий III (19 лет) — рядом (бородач в венце без нимба)
  • митрополит Симон — в правой части композиции, напротив князей (с нимбом)

Критика портретной идентификацииПравить

Византинист Андре Грабар предложил полностью отказаться от интерпретации образа на пелене как группового портрета, указав на традиционность этого изображения в рамках иконографии Акафиста Богоматери и изображений поклонения иконе Богоматери Одигитрия[9]. Его аргументация была дополнена и развита в недавней статье А.С. Преображенского. По его мнению, речь может идти об «ассоциативном, а не о буквально "портретном" и тем более политизированном прочтении композиции»[10].

Техника и материалПравить

 
Пелена «Усекновение главы Иоанна Предтечи», 1490-е, ГИМ. Мастерская Елены Волошанки (?)

«Фон средника и иконы Богоматери, одежды священнослужителей и младенца Иисуса, отделка головных уборов и контуры одежд шиты по светлой тафте золотными и серебряными прядеными нитями „в прикреп“. Личное шито светлым некрученым шелком „в раскол“, одежды — некручеными шелковыми нитями малинового, голубого, синего, коричневого, фиолетового, белого и кремового цвета особым двойным швом „в прикреп“»[2].

Окружающая основное изображение кайма заполнена прямоугольными клеймами с абстрактным орнаментом, возможно, стилизованной виноградной лозой. Он образует фигуры неправильной формы, вышитые золотными и серебряными прядеными нитями «в прикреп»; фон и заполнения фигур шиты цветными шелковыми нитями тех же цветов, что и в среднике, особым двойным швом «в прикреп». Тафта подложена синей крашениной. Подкладка выполнена из холста (новодел)[2].

В пелене, наряду с церковными мотивами, по мнению некоторых учёных, прослеживаются и светские, сочетающие приёмы русского и молдавского искусства. Пелена Елены Волошанки, а также пелена с изображением «Усекновения главы Иоанна Предтечи» (также ГИМ) «по техническим приёмам, в частности употреблению двойного сложного шва, по нерусскому характеру орнамента на каймах, общему идейно-художественному замыслу представляют любопытный пример взаимосвязи русского и молдовлахийского искусства»[11].

Происхождение и сохранностьПравить

В настоящий момент находится в Государственном историческом музее (инв. 15495щ РБ-5), куда поступила в 1905—1911 годах в составе собрания П. И. Щукина, к которому, в свою очередь, попала от М. М. Зайцевского, которым она была приобретена в неизвестном источнике[2].

Реставрирована в 1925 году в ЦГРМ, при этом снята стеганая на вате поздняя подкладка и подложена существующая ныне. Имеются незначительные утраты шитья в личном, более значительные в одеждах и орнаменте, потертость золотного шитья, прорывы по краям пелены, на подкладке — прорывы и пятна[8].

См. такжеПравить

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

  1. Святая Русь. Каталог выставки. 2011
  2. 1 2 3 4 5 6 Великий князь и государь всея Руси Иван III. Каталог выставки. Московский Кремль, 2013. С. 55-56. Н. В. Суэтова
  3. 1 2 3 Бойцов М. Папский зонтик, бог Гелиос и судьбы России // Казус: индивидуальное и уникальное в истории. 2004. М., 2005. Вып. 6. С. 99-154
  4. Изображение певцов и песнопений в древнерусском искусстве.
  5. Самойлова Т. Е. «Новооткрытый» портрет Василия III и идеи святости государева рода // Искусствознание. М., 1999. Вып. 1. С. 39-58
  6. Георгиевский В. Т. Древнерусское шитье в ризнице Троице-Сергиевой Лавры // Светильник, 1914. № 11-12
  7. Щепкина М. В. Изображение русских исторических лиц в шитье XV века // Труды Государственного исторического музея: Памятники культуры. М., 1954, вып. 12.
  8. 1 2 Маясова Н. А. Древнерусское шитье. — М., 1971. (недоступная ссылка)
  9. Грабар А.Н. Заметки о методе оживления традиций иконописи в русской живописи XV–XVI веков // ТОДРЛ. Т. 36. Л., 1981. С. 289–294
  10. [Преображенский А.С. https://www.academia.edu/3778026/Donor_Portraits_of_Medieval_Russia_11th_-_Early_16th_Centuries Иконография «пелены Елены Волошанки» и проблема портретной традиции в московском искусстве рубежа XV–XVI веков. Приложение 2 к монографии: Преображенский А.С. Ктиторские портреты средневековой Руси. XI – начало XVI века. — М.: Северный паломник, 2010
  11. Маясова Н. А. Памятник шитья московской великокняжеской светлицы XV века. // Материалы и исследования. Выпуск III. ГММК. 1980