Открыть главное меню

Пересла́вская ря́пушка (лат. Coregonus albula pereslavicus) — форма европейской ряпушки, вида пресноводных рыб из рода сигов. Эндемик Ярославской области. В самостоятельный подвид не выделяется.

АреалПравить

Единственным местом обитания переславской ряпушки является Плещеево озеро, лежащее в южной части Ярославской области. Является холодолюбивой рыбой, для комфортного существования температура воды не должна превышать 16-17°С, а сама вода должна быть богата кислородом. Более ранние наблюдения показывали обитание ряпушки по всему озеру, однако сейчас рыба держится в слое с необходимыми температурными условиями. Такие изменения связаны с процессами антропогенного эвтрофирования озера и уменьшением количества кислорода, при отсутствии которого данный вид наблюдается по всему озеру не глубже 10-25 метров, опускаясь ниже днём и поднимаясь с заходом солнца.[1]

ОписаниеПравить

Взрослая ряпушка достигает 34 сантиметров в длину и веса 300 грамм. Отличительными от европейской ряпушки чертами являются меньшее количество лучей в спинном плавнике и изогнутая боковая линия в передней части рыбы.[2]

Образ жизниПравить

Рацион переславской ряпушки состоит из 14 видов беспозвоночных, составляющих зоопланктон: преимущественно различные ветвистоусые и веслоногие рачки — лептодора, босмины, дафнии, диаптомусы. Максимальный срок жизни достигает 7 лет, что на 2 года меньше, чем по более ранним наблюдениям. Кроме максимального возраста снизилась и скорость роста ряпушки. Половозрелый возраст — с 2-3 лет. Метание икры начинается уже подо льдом в конце осени — начале зимы и продолжается от недели до 10 дней.[1]

Численность и охранный статусПравить

Первые упоминания о вылове ряпушки из Плещеева озера относятся к XV веку и встречаются в летописях, отражающих поставки продуктов к царскому двору. В XVII веке количество выловленной ряпушки колебалось от 33 до 77 тысяч экземпляров. Наибольший показатель был в 1868 году, когда количество выловленной ряпушки достигло 200 тысяч. После этого улов стал снижаться, а в 1961 году на вылов данного вида был введён пятитысячный лимит.[1]

У снижения численности переславской ряпушки несколько причин: вызванное антропогенными факторами эвтрофирование, изменение водного баланса и проточности Плещеева озера, обусловленные обезлесением, осушкой болот и водоотведением на хозяйственные нужды, также уменьшилось необходимое для ряпушки содержание кислорода, а на глубинах озера появился сероводород — всё это вызвало существенное сокращение ареала ряпушки.[1] Основными мерами по предупреждению снижения численности являются предотвращение загрязнения среды её обитания и дальнейшего эвтрофирования озера[2].

Переславская ряпушка внесена в Красную книгу России и Ярославской области, а единственное место её обитания — Плещеево озеро — с 1975 года является охраняемым памятником природы. На территории озера с 1974 года запрещено использование моторных лодок, стоки предприятий отведены за пределы охраняемой зоны.[1] По данным Красной книги Ярославской области, вышедшей в 2004 году, численность переславской ряпушки составляет от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч экземпляров[2].

ОтловПравить

Переславская Рыбная слобода исстари была во владении Великих Князей Московских[3]. В актах в первый раз упоминается о ней в начале XVI века. В 1506 году, апреля 7-го, Великий Князь Василий III в уставной грамоте переславским рыболовам пишет:

Кто имет рыбу ловити на моём озере на Переславском и на Вёксе неводом, или сетью, или бредником, или иною рыбною ловлею, мой ли кто Великого Князя, или митрополичь, или боярской, или манастырской, и те все потянут в мою поварню Великого Князя с моими рыболови во всякие проторы. А дают мне Великому Князю оброк, на мой дворец, с году на год, по книгам, по новому писму по княжу Васильеву Ивановича Голенина; а на полёдной ловле ловят на дву наместников, по ночи на наместника, а на волостеля ловят ночь на полёдной же ловле.

[4]

Впоследствии подобными грамотами отлов ряпушки был регламентирован и другими князьями и царями. В 1562 году рыбных ловцов было 98 человек. Отлов был строго регламентирован:

А оброку давать рыболовем и тем, которые были Добрянского села, Царю и Великому Князю, за щуки за закорные и за селди, четыре рубли и двадцать алтын с денгою; да им же давати на Дворець невод сто сажен да две матицы. Да рыболовем же ловити на Царя и Великого Князя селди безурочно; да на Царя ж и Великого Князя им ловити на полёдной ловле две ночи, а на Царицу и Великую Княгиню ночь, да на полёдчика ночь, да на столника ночь, да на двунаместников по ночи. Да рыболове ж ловят озеро Переславское, да в реке в Вёксе по Татин куст, запорным неводом, и сетми, и бредники, и котцы, с весны, как вода пойдёт. Да рыболовем же дано круг озера Переславского от воды берегу суши по десяти сажен, для пристанища, где им неводы с сети вешати.

[5]

В 1668 году рыбакам было велено привозить в Москву сельдей (ряпушки) паровых по 500 в неделю, а «полёдных» по 5000 в год, или сколько понадобится. Отлов мелкой ряпушки, как и лов неводами с мелкой ячеёй был запрещён[6]. Рыбаки не в точности исполнили этот царский указ и продолжали ловить мелких сельдей, не заботясь о приплоде и размножении рыбы. Уловы значительно снизились. Чтобы восстановить численность ряпушки, Царь Алексей Михайлович в 1674 году указал послать в Переславль-Залесский Государеву грамоту к воеводе Ивану Батюшкову: «С того числа, как ему та грамота отдана будет, по то ж число два года, на наш обиход, и на себя, и на продажу, селдей ловить не велено, для того, что селди измелели, и о том велено ему учинить заказ». Два года ряпушку не ловили, численность ее восстановилась. В 1676 году, для рыбной ловли сделаны пять неводов с крупной ячеёй и царскими печатями, которыми было невозможно ловить мелкую рыбу. Рыбаки, получив эти неводы, били челом Царю Фёдору Алексеевичу:

У тех де неводов печатям быть не лзя, потому что у них ловля ночная, в зимней ловле в прорубях, а в летнее время тянут из озера неводы в лодки, и те печати от лодочных краёв оборвутся; и нам бы Великому Государю пожаловать их, велеть невод сделать против образца и запечатать один, а которыми неводами ловить селди, на наш Великого Государя обиход и себе на пропитанье, и тем неводам быть у них против прежняго без печатей.

[7]

Царь Фёдор III Алексеевич, в грамоте 1676 года, в ответ челобитную рыбаков писал к Переславскому воеводе Василию Алексеевичу Кроткову:

По нашему Великого Государя указу, образцовой один невод запечатан в трёх местех нашею дворцовою печатью на свинце и отдан той слободы ловцом, Марчку Пантелееву с товарыщи, с роспискою, а таков невод за такими ж печатми оставлен в Приказе Болшого Дворца, и велено им с того образцового невода, для селедней ловли, сделать десять неводов. — И как к тебе ся наша Великого Государя грамота придёт, и ты б Переславской рыбной слободы старосте и всем ловцом, для селедней ловли, велел сделать десять неводов, против того образцового невода, каков им дан из Приказу Болшого Дворца за нашею дворцовою печатью, а чаще б того образцового невода не было, чтоб мелких селдей в улове отнюдь не было, и того над ними смотрел накрепко; а будет твоим недосмотром, рыбные ловцы учнут селди ловить частыми неводами, а нам Великому Государю учинится про то ведомо, или в присылки на наш обиход и на торгу объявятся мелкие селди, и тем за то от нас Великого Государя быть в опале, а старосте и рыбным ловцом в смертной казни.

[7]

Таким образом просьба рыбаков была отчасти удовлетворена, но введена смертная казнь за нарушения правил отлова ряпушки. Эта мера имела полный успех. В 1692 году, чрез 16 лет после того, как запрещено было вылавливать мелкую ряпушку, лов снова увеличился. Сверх годового оклада в 45 тысяч ряпушек, рыбаки смогли отослать в Приказ Большого Дворца по 1699 год 367670 сельдей вперёд, и сверх того в тот же период времени поставить на государский обиход свежей рыбы на 359 рублей (1,5 рубля за тысячу)[3].

Рыбная ловля в середине XIX века - главное наследственное занятие рыбнослободских крестьян. Жители этой слободы круглый год на озере; даже дети их до того приучаются к воде, что мальчик семи лет решается один пускаться в озеро на лодке и заезжает вдаль на километр и даже более. С начала весны ловили неводами, или волоками, плотву, ершей, корюху, щуку, лещей и подлещиков. Невода употреблялись вязаные из вершковой пряжи, длиной до ста сажен (213 м), а шириной в пять (11 м). К нижнему концу прикреплялись глиняные плитчатые грузила. Лов ряпушки производился таким образом: с 23 июня, со дня Владимирской Божией Матери, когда сельдь начинает метать икру, рыбаки в первый раз пускаются на лодках, по три человека, на средину озера и, бросив на верёвке тяжёлый камень вместо якоря, останавливаются и на крестах с флагами ставят выпарки. Выпарком называется четырехугольное полотно, вязаное в виде сетки из самой тонкой пряжи; ставят выпарки так: верхний конец прикрепляется к мочальной верёвке, толщиною в палец, а к нижнему концу привязывают до двадцати глиняных плиток, и в верхней стороне выпарка навиваются на верёвку. Поставив выпарки в пять часов вечера, рыбаки проводят всю ночь, до рассвета, в лодках в ожидании лова. На рассвете, развязав и отделив каждый свой выпарок, они собирают их на лодки и плывут с уловом к реке, а по ней подплывают к берегу каждый против своего дома и выбирают на берегу же пойманную рыбу из выпарков. Затем выпарки разбирают, развешивают на шесты и сушат. После этого члены семей рыбаков чистят и расправляют выпарки, складывают на стягло до вечера. Вечером отлов рыбы повторяется. Отлов производится каждую ночь, до заморозков, исключение составляют праздничные дни[3].

Зимой ездили на озеро на наёмных лошадях. На озере устраивали проруби около 3 метров длины, куда запускали невод, и такие же, где его вытягивали. Между ними делалась ещё прорубь, где прогоняют атаман, который выгоняет снасти в изволоку или прорубь, и им же притягивают снасти к дому. Неводы оставляли на озере в груде, где они замерзали. Замёрзшие неводы опускали на глубину около 21 метра где они за два часа оттаивали[3].

Вязанием всех рыболовных снастей занимались жёны и дети. В основном этим занимались в зимнее время. Нитки и пряжу покупали на базарах в городе Переславле по вторникам, четвергам и субботам, во время же полевых работ — по праздникам. Глиняные плитки также привозились прямо в слободу во всякое время из имения г. Родышевского, где их делали. Берёста для поплавков, верёвки приобреталась на базаре или заготовлялась самостоятельно. Для мелких снастей использовались мочальные верёвки, а для тяги лямки — вершковые, из конопли. В доме зажиточного крестьянина можно было найти до семисот разных сетей и выпарков. Сети бывают к клячу (к палке) 2 сажени, матица 20 сажен (43 м), крыло 5 сажен (11 м) к концу пришивался частый сак[3].

Лодки и дубовые вёсла покупали привозные из деревни Купани. Лодки делали их из липы, а позже из осины, обустраивали и смолили лодки самостоятельно[3].

КопчениеПравить

Главное домашнее занятие рыбаков XIX века состояло в копчении ряпушки. Выпотрошенные и просоленные лёгкой солью рыбины связывались мочалами за хвосты попарно и развешивались в банях на шесты. Топка бани осуществлялась берёзовыми дровами, как только они прогорали, подкладывли ольховые, спуская дым в отдушины и трубы. После чего в бане закрывалась все отверстия и рыба коптилась около двух часов. После чего ряпушка складывалась в ящики головами в одну сторону и отправлялась на продажу[3].

Прочие фактыПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Переславская ряпушка в Красной книге России
  2. 1 2 3 Красная книга Ярославской области — рыбы
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Тихонравов К. Н. О ловле сельдей в озере Плещееве. — Владимирский сборник. — М.: Университетская типография, 1857. — С. 14—22.
  4. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук. — СПб, 1836. — Т. 1: 1294—1598 гг. — С. 114.
  5. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук. — СПб, 1836. — Т. 1: 1294—1598 гг. — С. 288—289.
  6. 1645—1700 гг. // Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук. — СПб, 1836. — Т. 4. — С. 282—283.
  7. 1 2 Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедициею императорской Академии наук. — СПб, 1836. — Т. 4: 1645—1700 гг. — С. 283.
  8. Тихонравов К. Н. О ловле сельдей в озере Плещееве / К. Н. Тихонравов // Владимирские губернские ведомости (часть неофициальная). — 1853. — 16 мая (№ 20); 23 мая (№ 21); 30 мая (№ 22).
  9. Решение № 14 Переславской городской думы от 7 февраля 2002 года «Об утверждении герба города Переславль-Залесского».