Попугаеобразные

(перенаправлено с «Попугай»)

Попугаеобра́зные[1] (лат. Psittaciformes) — отряд птиц из инфракласса новонёбных. Отряд состоит примерно из 398 видов[2], принадлежащих к 92 родам[3]. Известны с миоцена.

Попугаеобразные
КакапоВоротничковый попугайСине-жёлтый араКеаМалый попугай-вазаЧёрный какадуParrot montage.jpg
Описание изображения
Научная классификация
Царство:
Подцарство:
Без ранга:
Надкласс:
Клада:
Класс:
Инфракласс:
Клада:
Отряд:
Попугаеобразные
Международное научное название
Psittaciformes Fürbringer, 1888
Семейства
Ареал
изображение
     Места обитания попугаеобразных

Внешний видПравить

Длина от 9,5 см до 1 м. Оперение — мелкое, довольно редкое. Большинство попугаев очень ярко окрашены, причём преобладающим цветом обыкновенно является яркий травянисто-зелёный. Ярко окрашенные поля резко отграничены одно от другого, и цвета их часто бывают дополняющими цветами спектра (зелёный и пурпуровый, голубовато-фиолетовый и светло-жёлтый и т. п.). Молодые попугаи обычно окрашены одинаково.

Самым характерным признаком отряда является клюв. Высота клюва при основании больше чем вдвое превосходит его ширину, а иногда превосходит и длину. Сильно согнутое надклювье, соединённое с черепом подвижно, с острым хребтом и короткой восковицей при основании, похожей на восковицу хищных птиц. Боковые края надклювья обыкновенно с тупыми, сильными зубовидными выступами с той и другой стороны, которым соответствуют две глубокие выемки на краях подклювья. Подклювье коротко усечено и широко. Попугаи могут долбить клювом очень твёрдые плоды, при лазании цепляются клювом за ветви. Ноги довольно короткие, толстые, оперены до пятки. 1-й и 4-й пальцы на лапах повёрнуты назад, так что попугаи не только хорошо охватывают лапами ветки, но могут подносить лапой пищу к клюву. Когти сильно изогнуты, но довольно слабы. Очень короткая плюсна покрыта табличками, расположенными сеткообразно. Крылья большие, заострённые; маховых перьев, с крепкими стержнями и широкими опахалами, обыкновенно 20; хвост двенадцатипёрый. Полёт быстрый, но обычно на небольшое расстояние.

Череп попугаев отличается своей шириной; нижнечелюстные кости очень высокие и длинные, часто заходят за затылок. Головной мозг относительно крупный; характерны хорошая память и способность к звукоподражанию (хорошо развита голосовая мускулатура). Язык короткий, толстый и мясистый, снабжён иногда многочисленными нитевидными сосочками на конце. Копчиковая железа иногда отсутствует. Позвонки опистоцельного типа. Гребень грудной кости высокий. Вилочка слабо развита, часто совсем отсутствует. Ключица короткая. Желудок двойной (железистый и настоящий). Желчного пузыря и слепого придатка кишечника нет. Поджелудочная железа — двойная.

Голова у попугаев крупная с большим крючкообразным клювом, подобным клюву пернатых хищников, но более высоким и толстым. Главная особенность клюва попугаев состоит в том, что он служит не только для добывания и измельчения пищи, но и как орган передвижения. Образно говоря, клюв попугая — это его третья нога. Зацепится клювом-крючком за сучок — освободил лапки, подтянул вверх туловище, ухватился подвижными пальцами за очередную ступеньку, потом опять забросил клюв-крючок повыше. Вот такими своеобразными приёмами попугаи передвигаются быстро и в лесу, и в своих жилищах в зоопарке; при этом они могут держать в клюве плод или орех и на ходу закусывать.

РаспространениеПравить

Населяют субтропики и тропики, наиболее многочисленны в Австралийской фаунистической области (вероятный центр возникновения отряда). Распространены также в юго-восточной Азии, Индии, Западной Африке, Южной Америке и Центральной Америке.

Хотя попугаи и многими представляются обитателями тёплых районов, они встречаются и в более суровых местностях. Так, птицы этого отряда живут и на юге Новой Зеландии. Желтолобый толстоклювый попугай встречается в Андах на высоте свыше 4000 м.[4] В последнее время крупные колонии попугаев возникли в Западной Европе (Нидерланды, Германия, Франция), где они акклиматизировались и активно размножаются. Некоторые колонии достигают численности в несколько тысяч особей. А на субантарктическом острове Маккуори ранее обитал прыгающий попугай.[5]

Образ жизниПравить

Преимущественно древесные птицы; живут в лесах, реже на открытых пространствах, немногие виды проникают высоко в горы. Чаще держатся стаями. За редким исключением (какапо, ночной попугай) ведут дневной образ жизни.

Преимущественно растительноядные, основной корм — плоды и семена растений; разнося семена, способствуют распространению растений. Лориевые попугаи питаются преимущественно пыльцой и нектаром, являясь опылителями ряда видов, в частности, кокосовой пальмы, гибискуса и других тропических культур. Иногда поражают посевы и сады. При случае готовы полакомиться животной пищей — насекомыми и их личинками, червями. Кеа употребляют в пищу также падаль; отдельные особи изредка нападают на взрослых овец, чтобы выклевать у них сало, но такие случае очень редки.

РазмножениеПравить

Гнездятся в дуплах, термитниках, в норах, некоторые на земле; калиты (Myiopsitta) строят на деревьях колониальные гнёзда. Моногамны. В кладке 1—12 (чаще 2—5) яиц. У большинства насиживает самка. Птенцы вылупляются голыми и слепыми; родители кормят их отрыжкой из зоба.

 
Птенцы корелл

Содержание и использованиеПравить

Ещё в древности говорящих попугаев привозили в качестве экзотических подарков из тропических стран. Первым это сделал спутник Александра Македонского в его индийском походе Онесикрит[6]. Многие виды попугаев, особенно говорящих, издавна содержат в неволе, продают в зоомагазинах, а также разводят в домашних условиях.

Мясо некоторых попугаев, особенно амазонов и какаду, употребляется в пищу индейцами Южной Америки и австралийскими аборигенами[6][7]. В то же время, согласно свидетельствам ученых и путешественников, некоторые индейские племена Амазонии издавна выращивают попугаев ара, не убивая птиц, а лишь периодически выщипывая у них цветные перья для церемониальных головных уборов.

КлассификацияПравить

Традиционно отряд был монотипическим, включая только семейство попугаевых (Psittacidae).

Согласно филогенетическим исследованиям, с 2012 года выделяют 3 надсемейства (Strigopoidea, Cacatuoidea, Psittacoidea) с 4 семействами, взаимосвязи между которыми иллюстрирует следующая кладограмма[8][9]:

Psittaciformes
Strigopoidea 

Strigopidae

Cacatuoidea 

Cacatuidae (Какаду)

Psittacoidea 

Psittacidae (Попугаевые)

Psittaculidae

На февраль 2021 года в отряд включают 398 видов[2]. Ревизия классификации и таксономии попугаеобразных периодически уточняется, на основе исследований и публикаций Международного союза орнитологов[10].

МСОП на сентябрь 2020 года включил в Красную книгу в охранном статусе «Находятся в уязвимом положении» (VU) и хуже 134 вида попугаеобразных, в том числе 16 видов полностью исчезнувших.

Ниже приведена классификация попугаеобразных по семействам, подсемействам и трибам[8].

Семейство совиных попугаев[11] (Strigopidae)Править

Семейство какаду (Cacatuidae)Править

Семейство попугаевых (Psittacidae)Править

Семейство PsittaculidaeПравить

Распространение в ЕвропеПравить

 
Кама и Шива

Попугаев держали в качестве домашних питомцев с древних времен. Зеленые индийские попугаи были в числе самых популярных птиц, ввозимых в Европу путешественниками и моряками. На восточных базарах они продавались сразу в клетках. Попугаи пользовались универсальной популярностью благодаря своему звукоподражанию и яркому оперению[12].

Древние египтяне держали попугайчиков в клетках, но их истинная популярность в Средиземноморье возникла после индийских походов Александра Македонского[12].

Древнегреческий историк Ктесий в своей «Индике» описывает птицу (Bittacus) с человеческим языком и голосом, которая может говорить на «индийском» языке, веком ранее, чем Аристотель упомянет попугаев как psittace. Один из воинов Александра Македонского Неарх привез живых попугаев; известно также, что другие попугаи демонстрировались в Александрии в великой процессии Птолемея II. К тому времени, как Август расширил торговые отношения между Индией и странами Средиземноморья, в Италию привозили все виды экзотических животных и птиц (возможно, через рынок животных в Александрии). Зелёный индийский кольчатый попугай стал популярным домашним питомцем в Римской Империи и часто демонстрировался на публичных зрелищах. Плиний в «Естественной истории» (10.117) отмечает, что «Индия шлет нам птиц», пишет, что у них зеленые тушки и красные шеи, и они могут говорить. Упоминает попугая и Овидий. Серый африканский попугай (жако), видимо, был в Риме менее известен, однако оба эти вида держали в империи в клетках из серебра и слоновой кости и кормили орехами и семенами. Их изображения встречаются в римских мозаиках и фресках[12].

Вторая масштабная волна импорта попугаев в Европу стартовала в позднее Средневековье, с расширением торговых путей в эпоху Великих географических открытий[12].

В поздние Средние века и ранний Ренессанс в Европу в больших количествах стали ввозить жако. Их высоко ценили за дар подражания, что хвалит и Чосер. Сообщают, что один римский кардинал в 1500 году купил серого попугая за 100 золотых, поскольку тот мог чисто и без ошибок прочитать весь Апостольский Символ веры. Южногерманские торговые князьки покупали попугаев в Антверпене: так, в 1505 году там ограбили дом нюренбергских купцов, унеся именно клетки с попугаями. Шесть лет спустя Фуггеры послали жако в качестве подарка вроцлавскому епископу Иоанну V Турзо. Правительница Нидерландов Маргарита Австрийская во время прогулок в своем саду гуляла с попугаем. Дюрер и рисовал попугаев, и коллекционировал их в Антверпене[12].

Пурпурношапочный широкохвостый лори из юго-восточной Азии достиг Европу в последних десятилетиях XVI века. Линсхотен пишет, что этот вид птицы происходит с Молуккских островов и что были попытки привезти живых лори в Португалию в качестве подарку королю, но птицы были так нежны, что не могли пережить путешествия[12]. Вскоре с этой проблемой справятся.

В XVII веке импорт попугаев самых разных видов через Голландию достиг грандиозного размаха[13].

В культуре и искусствеПравить

На символизм попугаев, как и других говорящих птиц (воронов и туканов), влияло их умение говорить. Из-за обладания навыком человеческой речи в мировой мифологии попугаи часто служат посланниками, посредниками между богами и людьми[14]. В литературе попугаи появляются в сказках и баснях как парадоксальные персонажи, иногда трикстеры[15]. В частности, в сказках 1001 ночи. Вероятно, в сказках попугай — символ-посланец, как ворон, и также является символом души (как и прочие птицы). В «Собрании птиц» Фарида Уд-Дина Аттара (Персия, 13 век), попугай ищет воду бессмертия[16].

Также они связаны с темой пророчества, могут привлекать дождь[14] (в Индии и Центральной Америке[17]).

Попугаи играют важную роль в искусстве американских индейцев, в частности, майя[18].

Попугай, который вез колесницу индийского бога любви Камы, назывался shuka. Также он был символом Деви и других женских божеств Индии[14], он фигурирует в индийских легендах[19]. Двухголовый попугай был символом великого тибетского переводчика Ваироканы[20]. В Непале эта птица была символом любви[21].

Уже в античности попугай считался чудом природы из-за сверхъестественной способности имитировать и воспроизводить человеческую речь[22]. Ряд римских источников, в том числе Плиний (Nat. Hist. X, LVIII) и Марциал (Epigr. 14. 73, 2), видят в попугае вестника императоров[22]. Попугай приветствует императора словами «Ave Caesar» в строках Марциала: «Попугай я от вас чужим именам научился; Но научился я сам „Здравствуй, о Цезарь!“ сказать»[23]. (Psittacus a vobis aliorum nomina discam: Hoc didici per me dicere Caesar have; l. xiv. lxxiii)[22].

Символика в искусствеПравить

В европейских средневековых бестиариях попугаи ассоциировались всецело с Индией или с той частью Востока, «где никогда не идет дождь». Бестиарии утверждали, что эта птица живёт в сухих восточных странах[24], потому что верилось, что от дождя их роскошные перья могут пострадать[25] (другой вариант — дождь не мог навредить их оперению[15]). Развивая эту логику, бестиарии считали птицу чрезвычайно чистой, что приобрело переносное значение[25].

Попугаев называли «райскими птицами». Винсент из Бове в XIII веке пишет, что «райские птицы» не имеют ничего общего с изящными птицами с Востока, имея в виду тех, которые с XVI века и получат название райских птиц.[14] (Что до слова parrot, его тоже стали использовать с XVI века, но его происхождение не ясно, быть может, от имени «Пьер»[14]).

Как и другие животные, связанные с Востоком, в изобразительном искусстве попугай приобрел христианские коннотации (так как действие Евангелий происходит на Востоке). Тут пригодилась и упомянутая выше идея о чистоте перьев, не тронутых дождем: «Попугай — это символ Христа, который не имел и не будет иметь равных по чистоте, которая является следствием его Непорочного Зачатия, его безупречного рождения, а также его безгрешных мыслей, слов и действий: поэтому он один остается чистым и безупречным в этом мир греха»[12].

Более распространены коннотации с Девой Марией[12] и материнством[14]. В христианском искусстве попугай стал символом Непорочного Зачатие, девственности Марии, например, в Defensorium inviolatae virginitatis beatae Mariae (автор Franciscus de Retza)[22]. Объяснений возникновению этой ассоциации несколько. Это случилось, пишут одни исследователи, потому что эта птица ассоциировалась с экзотическим Востоком, где и произошло Благовещение. Другие указывает, что это связано с древней концепцией, что Непорочное Зачатие произошло через ухо, посредством Слова[14], то есть попугай стал символом Божественного Слова (чему способствовал и его дар речи). Его присутствие в картинах с Мадонной, таким образом, может быть истолковано как животворящая сила Божьего Слова[22]. Кроме того, согласно средневековой легенде, именно попугай предупредил о приходе Девы Марии[24]. Также считалось, что самый распространенный крик попугая — это «Ave», то есть то же слово, с которого начал архангел Гавриил свою Благую речь Мадонне[25]. Исидор Севильский (Этимологии, XII, 7, 92. PL82, 462), цитирует приведенные выше строки Марциала[26]. Это привело к заключению, сформулированному в «Defensorium inviolatae…»: гласящему, что если попугай чудесным образом может сказать «Аве», то почему девственница от такого же «Аве» не может зачать ребёнка (Psittacus a natura si ‘Ave’ dicere valet, quare virgo per ‘Ave’ non generaret?)[26][27]. Святой Альберт Великий связывает попугая, живущего в регионах без дождя, с нетронутым выпавшей росой руном Гедеона (которое было символом Благовещения) и, таким образом, с нерушимой девственностью Марии[22]. В сценах с ней он иногда изображен сидящим на самой высокой и тонкой ветке дерева, недоступный для грозного змея: это символ освобождения Марии от первородного греха[22]. Попугай сопровождал сцену Рождества уже в фреске VIII века в Санта-Мария Антиква в Риме[27]. Будучи связанным с девственной Марией, попугай часто появляется как атрибут в портретах невест XV—XVII веков, особенно в Северной Европе[25].

Другая популярная ассоциация связана с умением попугаев разговаривать. Валериано включает попугая в гравюру как символ велеречивости. Карпаччо в своем «Delle imprese» называет попугая символом свободы и велеречивости[12]. Указывают, что в изображениях Св. Иеронима кисти Кранаха африканский серый попугай включен в качестве самого умного и искусного имитатора человеческой речи[14]. Как символ красноречия попугай сопровождает святого Иоанна Предтечу в итальянской фреске[28] и появляется в портрете протестантского проповедника[29].

Попугаю, чтобы выучить слова, требовалась прилежность, что создало им репутацию отличных учеников. В своем Sinne-en minnebeelden 1627 года Якоб Катс помещает эмблему добродетели, изображающей попугая в подвесной клетке, с надписью, которая гласит: «Dwanck, leert sanck» (Дисциплина учит речи). В сопроводительном тексте птица в клетке описывается как символ дисциплины и образования, которые необходимы взрослому человеку, чтобы вести благородный и изысканный образ жизни[13]. Попугаи стали популярными мотивами в голландской жанровой живописи, особенно с 1660-х годов. Одним из хорошо известных примеров является картина Франса ван Миериса «Молодая женщина, кормящая попугая», где показано, как молодая женщина кормит свою домашнюю птицу во время паузы в шитье. Здесь попугай интерпретируется как символ стремления к учёбе, в то время как рукоделие женщины относится к её домашним добродетелям, трудолюбию[13].

Европейские художники XVI века ассоциировали попугаев, без разницы, зеленых или серых, с Востоком[12] и безгрешными птицами[12], упомянутыми в бестиариях, как загадочные charadrius (которых также отождествляли с щеглами)[22]. Попугаев изображали в картинах с райским садом. В естественных историях и эмблематах 2-й пол. XVI века попугай ассоциируется с Индией, Америкой и Африкой[12]. Важный импортируемый товар, попугай станет знаком роскоши, дорогостоящим символом статуса[13].

Попугаи будут иметь и негативную символику, с точки зрения «плотского контекста». Имеется в виду бездумное подражание Сатане, склонявшего людей потакать желаниям плоти (в этом смысле, пишет один исследователь, попугай фигурирует в «Адаме и Еве» Дюрера, показывая, что они бездумно, как попугай, повторили слова Змея-искусителя и последовали его примеру). А бессмысленная болтовня птицы также способствовал тому, что попугай становился символом обмана[28]. Попугай — символ плотских удовольствий в итальянской живописи[28]. В этом смысле его негативный смысл очень близок символике обезьяны (другого «подражающего» животного), также обозначавшей человеческие страсти[28]. Он же символ глупой болтовни[25], о чём писал ещё древнегреческий поэт Каллимах[15]. Изображения попугаев часто появляются в голландской жанровой живописи XVII века, где иногда имеют эротическую коннотацию[30][31]. Это было связано, помимо всего прочего, с тем, что слово vogelen значило и «ловлю птиц», так и «совокупление»[13]. В этом столетии ​​в морализаторских картинах, предполагающих соблазнение, женщины изображались рядом с птицами в клетках[32]. Птица в клетке может рассматриваться как метафора сладкой ловушки любви, что также есть в эмблеме Якоба Катса, сопровождаемой текстом «Bly, door slaverny» (Радость сквозь плен)[13]. Этот же символизм присутствует в эмблеме Даниэля Хейнсиуса, в которой используется петраркианский девиз «Perch’io stesso mi strinsi» («Я связал себя») и изображен лежащий купидон, наблюдающий за птицами, охотно летящими в клетку[13]. Другая близкая традиция — образ птицы, выпущенной из клетки, часто в картине с изображением влюбленной пары, которая выманивает птицу из клетки кусочком еды, или с женщиной, чья птица только что сбежала из плена. В обоих случаях это символическое изображение означало потерю девственности и утрату невинности[13][33].

К XIX веку о религиозных коннотациях попугаев уже не вспоминали, птица была полностью секуляризирована[34]. Веками считалось, что попугай - подходящее домашнее животное для женщин; что они их конфиденты в любви[34]. Словарь Ларусс писал, что попугаи охотнее разговаривают в присутствии женщин и детей[34].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Попугаеобразные / Лоскот В. М. // Полупроводники — Пустыня. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 155—157. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 27). — ISBN 978-5-85270-364-4.
  2. 1 2 Gill F., Donsker D. & Rasmussen P. (Eds.): Parrots, cockatoos (англ.). IOC World Bird List (v11.1) (20 January 2021). doi:10.14344/IOC.ML.11.1. (Проверено 22 марта 2021).
  3. Wright, T.F.; Schirtzinger E. E.; Matsumoto T.; Eberhard J. R.; Graves G. R.; Sanchez J. J.; Capelli S.; Muller H.; Scharpegge J.; Chambers G. K.; Fleischer R. C. (2008). “A Multilocus Molecular Phylogeny of the Parrots (Psittaciformes): Support for a Gondwanan Origin during the Cretaceous”. Molecular Biology and Evolution. 25 (10): 2141—2156. DOI:10.1093/molbev/msn160. PMC 2727385. PMID 18653733.
  4. Psilopsiagon aurifrons
  5. Taylor, R.H. (1979). How the Macquarie Island Parakeet became extinct. New Zealand Journal of Ecology 2: 42-45.
  6. 1 2 Альфред Брем. Жизнь животных. Семейство попугаевые.
  7. Волнистые попугайчики. Методические указания по содержанию, разведению, дрессировке и обучению.
  8. 1 2 Joseph L., Toon A., Schirtzinger E. E., Wright T. F., Schodde R. A revised nomenclature and classification for family-group taxa of parrots (Psittaciformes) (англ.) // Zootaxa. — 2012. — 24 February (vol. 3205, no. 1). — P. 26—40. — ISSN 1175-5334. — doi:10.11646/zootaxa.3205.1.2.
    C изменениями согласно источнику: Gill F., Donsker D. & Rasmussen P. (Eds.): Parrots, cockatoos (англ.). IOC World Bird List (v11.1) (20 January 2021). doi:10.14344/IOC.ML.11.1. (Проверено 22 марта 2021).
  9. Timothy F. Wright, Erin E. Schirtzinger, Tania Matsumoto, Jessica R. Eberhard, Gary R. Graves. A Multilocus Molecular Phylogeny of the Parrots (Psittaciformes): Support for a Gondwanan Origin during the Cretaceous // Molecular Biology and Evolution. — 2008-10. — Т. 25, вып. 10. — С. 2141—2156. — ISSN 0737-4038. — doi:10.1093/molbev/msn160.
  10. DOI – IOC World Bird List (англ.). Дата обращения: 23 декабря 2020.
  11. Галушин В. М., Дроздов Н. Н., Ильичев В. Д. и др. Фауна Мира: Птицы : Справочник / под ред. д.б.н. В. Д. Ильичева. — М. : Агропромиздат, 1991. — С. 158. — 311 с. : ил. — 50 000 экз. — ISBN 5-10-001229-3.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Donald F. Lach. Asia in the Making of Europe, Volume II: A Century of Wonder. Book 1: The Visual Arts. — University of Chicago Press, 2010-01-15. — 410 с. — ISBN 978-0-226-46710-8.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 Young Woman in a Niche with a Parrot and Cage (англ.). The Leiden Collection. Дата обращения: 4 декабря 2021.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 Hope B. Werness. Continuum Encyclopedia of Animal Symbolism in World Art. — A&C Black, 2006-01-01. — 502 с. — ISBN 978-0-8264-1913-2.
  15. 1 2 3 Elizabeth Caspari. Animal Life In Nature, Myth and Dreams. — Chiron Publications, 2003-09-01. — 426 с. — ISBN 978-1-63051-094-7.
  16. J. C. Cirlot. Dictionary of Symbols. — Routledge, 2006-10-19. — 456 с. — ISBN 978-1-134-95889-4.
  17. Jack Tresidder. The Watkins Dictionary of Symbols. — Watkins Media Limited, 2012-01-01. — 287 с. — ISBN 978-1-78028-357-9.
  18. Martin Brennan. The Hidden Maya: A New Understanding of Maya Glyphs. — Inner Traditions / Bear & Co, 1998. — 292 с. — ISBN 978-1-879181-24-3.
  19. Boria Sax. The Mythical Zoo: An Encyclopedia of Animals in World Myth, Legend, and Literature. — ABC-CLIO, 2001. — 325 с. — ISBN 978-1-57607-612-5.
  20. The Handbook of Tibetan Buddhist Symbols. — Serindia Publications, Inc., 2003. — 284 с. — ISBN 978-1-932476-03-3.
  21. Mary Shepherd Slusser, Gautamavajra Vajrācārya, Manuela Fuller. Art and Culture of Nepal: Selected Papers. — Mandala Publications, 2005. — 706 с. — ISBN 978-99946-55-02-1.
  22. 1 2 3 4 5 6 7 8 Parrot in Marian Art : University of Dayton, Ohio. udayton.edu. Дата обращения: 4 декабря 2021.
  23. Пер. А. Фета
  24. 1 2 Simona Cohen. Animals as Disguised Symbols in Renaissance Art. — BRILL, 2008. — 360 с. — ISBN 978-90-04-17101-5.
  25. 1 2 3 4 5 Lucia Impelluso. Nature and Its Symbols. — Getty Publications, 2004. — 370 с. — ISBN 978-0-89236-772-6.
  26. 1 2 Этимологии. Книга XII: О животных - епископ Исидор Севильский - читать, скачать. azbyka.ru. Дата обращения: 4 декабря 2021.
  27. 1 2 LAWRENCE NAFTULIN. A note on the iconography of the van der Paele Madonna // Oud Holland. — 1971. — Т. 86, вып. 1. — С. 3–8. — ISSN 0030-672X.
  28. 1 2 3 4 Gabrielle Langdon. Medici Women: Portraits of Power, Love and Betrayal from the Court of Duke Cosimo I. — University of Toronto Press, 2006-01-01. — 457 с. — ISBN 978-0-8020-3825-8.
  29. Abigail Cain. Decoding Animals in Art History, From Immortal Peacocks to Lusty Rabbits (англ.). Artsy (1 June 2017). Дата обращения: 2 декабря 2021.
  30. More than Mimicry: The Parrot in Dutch Genre Painting. www.nga.gov. Дата обращения: 29 ноября 2021.
  31. Boehrer, Bruce Thomas. Parrot Culture: Our 2,500-Year-Long Fascination with the World’s Most Talkative Bird. Philadelphia, 2004
  32. Parrots in Art | Alberti’s Window (англ.). Дата обращения: 4 декабря 2021.
  33. Eddy de Jongh, "A Bird’s-Eye View of Erotica: Double Entendre in a Series of Seventeenth-Century Genre Scenes, " in Questions of Meaning: Theme and Motif in Dutch Seventeenth-Century Painting, ed. and trans. Michael Hoyle (Leiden, 2000), 22-58, esp. 33, 43-46
  34. 1 2 3 Mona Hadler. Manet's "Woman with a Parrot" of 1866 // Metropolitan Museum Journal. — 1973. — Т. 7. — С. 115–122. — ISSN 0077-8958. — doi:10.2307/1512646.

ЛитератураПравить

  • Биологический энциклопедический словарь / под ред. М. С. Гилярова. — 2-е изд., исправл. — М.: Большая российская энциклопедия, 1995.
  • Попугаи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Boehrer, Bruce Thomas. Parrot Culture: Our 2,500-Year-Long Fascination with the World’s Most Talkative Bird. Philadelphia, 2004

СсылкиПравить