Открыть главное меню

Послевоенный период (1945—1953)

«Послевое́нный сталини́зм»понятие, используемое историками для определения исторического периода СССР с момента окончания Второй мировой войны (2 сентября 1945 года) до смерти И. В. Сталина (5 марта 1953 года). Период характеризуется восстановлением народного хозяйства, определённым ужесточением тоталитарной власти, усилением борьбы с инакомыслием, вызванной, в том числе, началом «холодной войны».

Содержание

«Демократический импульс» войныПравить

Победа в кровопролитной Великой Отечественной войне открыла новую страницу в истории СССР. Она породила в народе надежды на лучшую жизнь, ослабление пресса тоталитарного государства на личность. Открывалась потенциальная возможность перемен в политическом режиме, экономике, культуре, однако «демократическому импульсу» противостояла вся мощь созданной Сталиным системы. Её позиции не только не были ослаблены в годы войны, но, как оказалось, ещё более окрепли в послевоенный период.

«Демократический импульс» войны проявился и в возникновении целого ряда антисталинских молодёжных групп в Москве, Воронеже, Свердловске, Челябинске[1]. Однако абсолютное большинство населения страны воспринимало победу в войне как победу Сталина и возглавляемой им системы. Поэтому в стремлении подавить возникшее социальное напряжение режим пошёл по двум направлениям: с одной стороны, по пути декоративной, видимой демократизации, а с другой — усиления борьбы с «вольнодумством» и укрепления тоталитарного режима.

Изменения в структурах властиПравить

В марте 1946 года Совет народных комиссаров СССР был преобразован в Совет министров СССР. Одновременно по нарастающей шло увеличение количества министерств и ведомств, росла численность их аппарата. В это же время прошли выборы в местные советы, Верховные Советы республик и Верховный Совет СССР, в результате чего обновился депутатский корпус, не менявшийся в годы войны. К началу 1950-х годов усилилась коллегиальность в деятельности Советов в результате более частого созыва их сессий, увеличения числа постоянных комиссий. В соответствии с Конституцией СССР были впервые проведены прямые и тайные выборы народных судей и заседателей. Однако, несмотря на внешне позитивные, демократические изменения, в эти самые годы в стране ужесточался политический режим, нарастала новая волна репрессий.

Новый виток репрессийПравить

Система ГУЛАГа достигла своего апогея именно в послевоенные годы, так как к сидевшим там с середины 1930-х годов «врагам народа» добавились миллионы новых. Один из первых ударов пришёлся по военнопленным, большинство из которых (около 2 млн. человек). после освобождения из фашистской неволи были направлены в сибирские и ухтинские лагеря. Туда же были сосланы «чуждые элементы» из прибалтийских республик, Западной Украины и Белоруссии В 1948 году были созданы лагеря «специального режима» для осуждённых за «антисоветскую деятельность» и «контрреволюционные акты», в которых использовались особо изощрённые методы воздействия на заключённых. Опасаясь возросшей в ходе войны популярности военных, Сталин санкционировал арест маршала авиации А. А. Новикова, генералов П. Н. Понеделина, Н. К. Кириллова, ряда сослуживцев маршала Советского Союза Г. К. Жукова. Самому полководцу были предъявлены обвинения в сколачивании группы недовольных генералов и офицеров, неблагодарности и неуважения к Сталину.

Репрессии затронули и часть партийных функционеров, стремившихся к независимости. В начале 1948 года были арестованы почти все лидеры ленинградской парторганизации. Общее число арестованных по «ленинградскому делу» составило около 2 000 человек. Спустя некоторое время были отданы под суд и расстреляны 200 из них. «Ленинградское дело» должно было стать суровым предостережением тем, кто хоть в чём-то мыслил иначе, чем «вождь народов»[2].

Последним из готовившихся процессов стало «дело врачей» (1953), обвинённых в неправильном лечении высшего руководства, повлекшем смерть ряда видных деятелей. Маховик репрессий был остановлен лишь после смерти Сталина.

Национальная политикаПравить

Наряду с другими изменениями Великая Отечественная война (1941—1945) привела к увеличению неподконтрольных «верхам» идейных и политических движений, в том числе и национальных. Особый размах они приобрели на территориях, вошедших в состав СССР в 1939—1940 годы, где борьба против коллективизации и советизации продолжалась до начала 1950-х годов. Были депортированы, сосланы или арестованы десятки тысяч украинцев, литовцев, латышей, эстонцев.

Началась ревизия истории национальных отношений в России и СССР, в ходе которой любые национальные движения рассматривались как реакционные и вредные. Усилилось и давление на национальные отряды интеллигенции, традиции и культуру «малых народов». Так, с 1951 года началась критика национального эпоса мусульманских народов как «клерикального и антинародного».

Особого размаха национальная нетерпимость достигла в отношении евреев, что было связано и с резким ухудшением советско-израильских отношений. С ноября 1948 года начались аресты членов Еврейского антифашистского комитета и других представителей еврейской интеллигенции, обвинённых в «космополитизме». В мае—июле 1952 года состоялся закрытый судебный процесс, приговоривший лидеров комитета к расстрелу[3].

Восстановление «железного занавеса»Править

С лета 1946 года власти развернули широкое наступление против «западного влияния» на развитие отечественной культуры. По существу речь шла о наступлении на свободомыслие и любое проявление творческой самостоятельности интеллигенции, о возвращении безраздельного партийно-политического контроля над ней. Поход против «западничества» возглавил член Политбюро и секретарь ЦК ВКП(б), отвечавший за идеологию, А. А. Жданов[4]. «Железный занавес» был окончательно восстановлен в ходе развернувшейся в конце 1948 года кампании по борьбе с «космополитизмом». Страна вновь оказалась не только в идеологической, но и в культурной изоляции от остального мира[5] .

Литература В постановлении оргбюро ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года № 274 «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“» эти издания обвинялись в пропаганде идей, «чуждых духу партии», предоставлении литературной трибуны для «безыдейных, идеологически вредных произведений». Особой критике подверглись М. М. Зощенко и А. А. Ахматова. «борьбы за чистоту литературы» стало закрытие ряда журналов, запрещение литературных произведений, «проработка», а порой и репрессирование их авторов, а главное — застой в отечественной литературе.

Театр и кино Вслед за литературой было «усилено партийное руководство» театром и кино. В постановлении ЦК ВКП(б) от 26 августа 1946 года «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» ЦК потребовал исключения из репертуара театров всех пьес зарубежных авторов, что начало массовую компанию против «декадентских тенденций» в театре.

Музыка В феврале 1948 г. ЦК ВКП(б) издал постановление «О декадентских тенденциях в советской музыке». Вместо произведений опальных композиторов звучали хоровые и сольные восхваления Сталина и счастливой жизни советских людей, строящих под руководством партии райскую жизнь на земле. Всё это не только обедняло отечественную культуру, но и изолировало её от лучших достижений мировой культуры. И всё же, несмотря на диктат и идеологические шоры, культурная жизнь имела и положительные черты, в первую очередь — в освоении огромного классического наследия.

Научные «дискуссии Наиболее типичной из таких «дискуссий» стала дискуссия по проблемам биологии. Её инициировал президент ВАСХНИЛ Т. Д. Лысенко, в 1947—1948 годах возобновивший атаку на генетиков и биологов-менделистов. Критика «мухолюбов-человеконенавистников» завершилась тем, что на августовской (1948 г.) сессии ВАСХНИЛ академики были изгнаны из академии, лишились возможности заниматься исследовательской работой. Вместе с ними оказалась на долгие годы в «изгнании» и сама генетика, в которой отечественные учёные в 1930-е годы занимали ведущие позиции.[6]

Дискуссии в исторической науке В ходе этих дискуссий, например, прогрессивными деятелями были объявлены Иван Грозный и его опричники, боровшиеся с боярской оппозицией почти сталинскими методами. Полностью оправданным и неизбежным представал якобинский террор.

ЛитератураПравить

  • Данилов А. А., Пыжиков А. В. Неизвестный конституционный проект (О разработке Основного Закона страны в 1962—1964 гг.// Государство и право. — 2002. — № 1. — С. 84—89.
  • Данилов А. А., Пыжиков А. В. Рождение сверхдержавы: СССР в первые послевоенные годы. — М.: РОССПЭН, 2001. — 304 с.
  • Зубкова Е. Ю. Общество и реформы. 1945—1964 годы. — М.: Россия молодая, 1993. — 200 с.
  • Зубкова Е. Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945—1953. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. — 229 с.
  • Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм. — М.: Международные отношения, 2001. — 784 с. — ISBN 5-7133-1071-X.
  • Пыжиков А. В. Ленинградская группа: путь к власти (1946—1949) // Свободная мысль — XXI. — 2001. — № 3. — С. 89—104.
  • Сизов С. Г. Интеллигенция и власть в советском обществе в 1946—1964 гг. (На материалах Западной Сибири). В 2-х ч. Ч. 1. «Поздний сталинизм» (1946 — март 1953 гг.). — Омск: Изд-во СибАДИ, 2001. — 224 с. — ISBN 5-93204-062-9.
  • Сизов С. Г. Омск в годы «послевоенного сталинизма» (1945 — март 1953 гг.). — Омск: СибАДИ, 2012. — 252 с., ил. — ISBN 978-5-93204-620-3.
  • Байков В. Д. Ленинградские хроники: от послевоенных 50-х до «лихих 90-х». — М.: Литео, 2017. — 486 с., илл. — ISBN 978-5-00071-516-1.

ПримечанияПравить

  1. Жигулин А. В. Чёрные камни. — М.: Книжная палата, 1989. — 240 с.
  2. Пыжиков А. В. Ленинградская группа: путь к власти (1946—1949) // Своб. мысль — XXI. — 2001. — № 3. — С. 89—104.
  3. Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм. — М.: Международные отношения, 2001. — 784 с. — ISBN 5-7133-1071-X.
  4. О журналах «Звезда» и «Ленинград»: Из постановления ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г. О репертуаре драматических театров и мерах его улучшения: Постановление ЦК ВКП(б) от 26 августа 1946 г. О кинофильме «Большая жизнь»: Постановление ЦК ВКП(б) от 4 сентября 1946 г. Об опере «Великая дружба» В. Мурадели: Постановление ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 г. — М.: Госполитиздат, 1950. — 32 с.
  5. Сизов С. Г. Идеологические кампании 1947—1953 гг. и вузовская интеллигенция Западной Сибири // Вопросы истории. — 2004. — № 7. — С. 95—103.
  6. Волькенштейн М. От Ахматовой и Зощенко до Эйнштейна и Полинга // Наука и жизнь. — 1989. — № 11. — С. 90—93.