Открыть главное меню

Постконструктивизм

Наземный павильон станции метро «Парк культуры», архитекторы Г. Т. Крутиков, В. С. Попов, 1935 год, разобран в 1949 году. Тонкие квадратные в плане колонны без капителей.
Школа 518, Москва, 1932–1936, арх. И. А. Звездин

Постконструктивизм — название стиля советской архитектуры, ограниченного временными рамками 1930-х годов, когда под влиянием политических и идеологических факторов происходил переход от конструктивизма к сталинскому ампиру. Название переходного архитектурного стиля предложено историком архитектуры Хан-Магомедовым, который определял рамки постконструктивизма периодом 1932 – 1936, однако продолжительные сроки строительства и огромные размеры СССР позволили продлить его до 1941 года[1]. В эту же эпоху многие знаковые здания, первоначально выстроенные в стилистике конструктивизма, были перепроектированы в новом декоративном оформлении.

Существование данного стиля очевидно, однако, предложенная Хан-Магомедовым трактовка его эволюции как естественного процесса внутри архитектурного сообщества, а не результат политического направления (линии) партии и государства, остаётся спорной.

Некоторые исследователи[2] предпочитают говорить не о постконструктивизме, а о советском варианте стиля ар деко.

Содержание

Предпосылки возникновенияПравить

 
Жилой дом № 13 на шоссе Энтузиастов, проект 1935 года, построен 1936-1938, архитектор В.Б. Орлов[3]. Снимок сделан ранее 1941 года.

В начале 1930-х годов творческая жизнь в СССР была отражением тех процессов, которые происходили в обществе в целом. 28 февраля 1932 года было издано постановление «Об организации работ по окончательному составлению проекта Дворца Советов». Распределение конкурсных призов дало понять, что рационалистам и конструктивистам больше рассчитывать не на что — пристрастия Сталина[источник не указан 2630 дней] к классической архитектуре теперь играли гораздо бо́льшую роль, чем прославляемая в 1920-е целесообразность и «пролетарская аскетичность форм».

Как пишет историк сталинской архитектуры и тонкий аналитик Дмитрий Хмельницкий, «между февралём и июнем 1932 года в СССР произошла тотальная архитектурная реформа. Объявление результатов конкурса на Дворец Советов 28 февраля 1932 года обозначило конец современной архитектуры в СССР. К июню необратимость изменений в официальной советской архитектурной эстетике стала очевидна для всех. Конструктивизм был фактически запрещён к использованию на территории страны. <...> Менее чем через год, после проведения художественной реформы, колоннами, карнизами и барельефами стали обрастать не только новые проектируемые сталинские здания, но и уже выстроенные, конструктивистские»[4].[Комм. 1].

Шоссе Энтузиастов особенно богато домами этого стиля. Показанный на фото дом № 13 построен в 1938 году. Как пишет современный исследователь Алексей Рогачев: «Композиционная схема этого здания проста: два мощных ризалита соединяются центральной вставкой, более низкой и проще отделанной. В ней находится двухпролётный проезд во двор. Архитектор В. Б. Орлов изначально замышлял своё детище во вполне конструктивистском духе, но времена менялись, и на фасаде осуществлённого здания заметны усилия зодчего смягчить изначальную жёсткость и холодность. Подобие руста на первом этаже, обработка наличниками центрального проезда во двор, вертикальные тяги, объединяющие окна трёх этажей. Однако декоративные детали фасада не сложились в стройную систему, отчего дом, утратив свойственную конструктивизму строгость, приобрёл несколько наивную приукрашенность»[3][Комм. 2].

Также очевидным является влияние на становление стиля постконструктивизма европейских образцов административной (муниципальной) архитектуры, в целом соединявшей утилитарно-упрощённые формы с некоторыми элементами ар-деко.[5]

Рождение стиляПравить

Согласно Хан-Магомедову, постконструктивизм - это этап в творчестве Ивана Фомина и Ильи Голосова.[6] Оба пришли к одному стилю с противоположных сторон – от неоклассицизма и конструктивизма соответственно[7]. Концепция Фомина, говоря простым языком, возведённая из стали и гранита в Москве (дом "Динамо"), была понята и принята даже неопытной молодёжью. Молодежь инстинктивно следовала за теми, кто сумел четко заявить о своей позиции. Она считала этот период самодостаточным культурным этапом, а не переходом к чему-либо иному. В 1933-34 годах Голосов публично порвал с авангардом и обратился к новому стилю, стараясь избегать прямых заимствований из классики. Например, использовал квадратные колонны вместо традиционных круглых, новый рисунок кронштейнов и капителей.

Определение стиляПравить

Хан-Магомедов определил постконструктивизм как неоклассические формы без неоклассической детализации.[источник?] Голосов и его последователи намеренно заменили проверенные историей элементы зданий (колонны, капители, фризы и карнизы) своими собственными изобретениями – для дистанцирования от чистых сторонников возрождения классического наследия. Основные объёмы следуют классическим правилам построения и, как правило, обладают идеальной симметрией.

Особенности стиляПравить

 
Жилой дом № 66/1 на шоссе Энтузиастов постройки 1934—1936 годов (заселён в 1938 году), архитекторы Г. С. Гурьев-Гуревич, А. М. Зальцман в стиле постконструктивизма. Трёхкомнатные квартиры для начальства, деревянные перекрытия.

Преобладавшая в период постконструктивизма тенденция в творчестве архитекторов — стремление к умеренному «обогащению» внешнего облика зданий, преодолению «излишнего аскетизма» архитектуры авангарда. В постконструктивистских зданиях сохраняются некоторые элементы конструктивистского стиля: прямоугольные парапеты на крышах; сплошное вертикальное остекление лестничных клеток; акцентуация углов зданий, решаемых в виде вертикальных стеклянных фонарей. В то же время характерными приёмами формирования архитектурного образа становятся: кессонированные своды арок; развитые дополнительные карнизы с находящимся над ними верхним этажом-аттиком; открытые обходные лоджии с колоннами на верхнем этаже; безордерные колонны квадратного сечения; использование имитационной рустики, настенных изображений в технике сграффито и ярких цветов в сочетании с непременным белым. От подчёркивающего вертикали ар-деко постконструктивизм отличает тяготение к горизонталям.

Влияние на другие стилиПравить

Постконструктивизм, наряду с неоклассицизмом и ар-деко, стал одним из течений сталинской архитектуры. Его влияние на пластическое решение объёмов зданий прослеживается в ряде зданий вплоть до 1950-х годов.

ГалереяПравить

МоскваПравить

ЛенинградПравить

Свердловск и КуйбышевПравить

ЛитератураПравить

  • Иконников А. В. Архитектура Москвы. XX век. М., 1984.
  • Хан-Магомедов С. О. Архитектура советского авангарда. М., 1996.
  • Хан-Магомедов С. О. Илья Голосов, М.: Стройиздат, 1988
  • Селиванова А. Н. Особенности «постконструктивизма» (1932-1937) на примере жилых ведомственных домов / Ю. Л. Косенкова. — Сборник «Архитектура „сталинской эпохи“. Опыт исторического осмысления». — М.: КомКнига, 2010. — С. 109—116. — 496 с. — ISBN 978-5-484-01138-4.
  • Селиванова А.Н. Постконструктивизм. Власть и архитектура в 1930-е годы в СССР. – М.: БуксМАрт, 2019. - 320 с.

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. English 1987 version: Khan-Magomedov, "Pioneers of Soviet Architecture: The Search for New Solutions in the 1920s and 1930s", Thames and Hudson Ltd, ISBN 978-0-500-34102-5
  2. Термин "советская версия ар деко" в отношении советской архитектуры 1930-х гг используют следующие исследователи: И.А. Азизян, А.Д. Бархин, А.В. Боков, А.Ю. Броновицкая, Н.О. Душкина, И.А. Казусь, Т.Г. Малинина, М.В. Нащокина, Е.Б. Овсянникова, В.Л. Хайт.
  3. 1 2 Алексей Рогачев. Шоссе Энтузиастов. Дорога великих свершений. М.: Центрполиграф, 2017 год. ISBN 978-5-227-06621-3
  4. Дмитрий Хмельницкий. Архитектор Николай Милютин/Николай Милютин в истории советской архитектуры. — М.: Новое литературное обозрение, 2013, с. 173, 198. — ISBN 978-5-4448-0049-2
  5. А. Селиванова. «Право на монументальность»: постконструктивизм в советской архитектуре http://www.kapitel-spb.ru/index.php/component/content/article/20--2011/69--l-r-
  6. С.О.Хан-Магомедов. «Архитектура Советского авангарда».Т1. Москва. Стройиздат. 1996 (S.O. Khan-Magomedov, "Soviet avantgarde architecture", 1996) стр 639, Хан-Магомедов С. О. Илья Голосов, М.: Стройиздат, 1988, стр 194.
  7. Следует сказать, что Иван Фомин (как и Алексей Щусев) был успешным в любом стиле, включая Конструктивизм – он практиковал всё, что было востребовано.

СноскиПравить

  1. После 1932 года в СССР практически не осталось (если судить по архитектурной печати и творческой продукции) убежденных конструктивистов и рационалистов. Публичные взгляды и стиль поменяли, за малым исключением, все левые советские архитекторы. Все стали в той или иной степени классицистами и сторонниками «освоения художественного наследия прошлого». <…> С лета 1932 года ни один конструктивистский проект к строительству в СССР больше не принимается. Фоном для стилевой переориентации советских архитекторов служит массовый политический террор. – В кн. Дмитрий Хмельницкий. Архитектура Сталина. Психология и стиль. М.: Прогресс – Традиция, 2006, с. 10-11 ISBN 5-89826-271-7.
  2. Постановление Мосгорисполкома и Моссовета «О типе жилого дома», принятое 14 июля 1932 года и опубликованное в № 8-9 журнала «Строительство Москвы», отменяло все принятые ранее на этот счёт решения и объясняло, как должно отныне выглядеть новое жилое строительство: многоэтажные дома с двух-трёх-четырёхкомнатными комфортабельными квартирами, с большими комнатами (до 21 м²), «как правило», с чёрными лестницами, богато и разнообразно украшенными фасадами. Дома должны стоять на главных улицах и служить их украшению. Совершенно ясно, что это программа строительства не жилья вообще, а только богатых домов для начальства. Чёрные лестницы и комнаты для прислуги — это особенность множества роскошных жилых домов, выстроенных в Москве в 1930—1940-х годах. Никакой другой программы, для обычных людей (того, что пытался разработать Милютин), не было и больше не могло быть. Цит. по Дмитрий Хмельницкий. Архитектор Николай Милютин. Николай Милютин в истории советской архитектуры. М.: Новое литературное обозрение, 2013, с. 210.