Глоттогония

(перенаправлено с «Происхождение языка»)

Глоттого́ния (от др.-греч. γλῶττα — язык + γονή — рождение), глоттогене́з (от γλῶττα — язык + γένεσις — происхождение) — исторический процесс происхождения, формирования и становления как человеческого естественного звукового языка[1], языковой семьи[2], так и языков отдельных этносов[3].

История вопросаПравить

Вопрос о происхождении языка интересовал ещё мыслителей античности. Некоторые из них отстаивали естественный, «природный» характер языка (теория «фюсей» — «по природе»), а другие говорили о его условном, искусственном характере (теория «тесей» — «по положению», «по установлению»).

Эти два направления фактически продолжали существовать до XIX века. Важным шагом стала выдвинутая Л. Нуаре трудовая теория происхождения языка, согласно которой язык возник в процессе совместной трудовой деятельности первобытных людей как одно из средств оптимизации и согласования этой деятельности. Эту же теорию развивал и К. Бюхер, который считал, что язык произошел от «трудовых выкриков», сопровождавших акты коллективного труда. Ф. Энгельс в своей работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» (1876) также высказывал мысль о том, что общение развивается (и затем возникает язык) как необходимое следствие развития производственных и других общественных отношений в трудовом коллективе, когда у людей появляется, что сказать друг другу. В то же время появление языка способствует возникновению высших форм психического отражения и складыванию человеческой личности. Парижское лингвистическое общество в 1866 году было вынуждено запретить полемику о происхождении языка, чтобы избежать бессмысленных споров, так как ни одна из гипотез не могла быть убедительно доказана[4].

Исследования свидетельствуют о том, что человекообразные обезьяны способны мысленно ставить себя на место другого, приписывать другим особям определённые умственные состояния и целенаправленно манипулировать ими в собственных целях. Экспериментально было доказано, что при необходимости обезьяну можно научить жестам (см. статью Феномен «говорящих» обезьян)[5]. Обезьяны в силах освоить жестовый язык примерно на уровне двухлетнего ребёнка.

Одна точка зрения заключается в том, что язык изначально имел звуковой характер и вырос из разного рода естественных вокализаций, присущих предкам людей, другая же точка зрения предполагает, что звуковому языку предшествовал жестовый, который мог сформироваться на основе кинетических и мимических движений, которые широко используют для коммуникации многие современные обезьяны.

Существует целый ряд гипотез относительно возникновения синтаксиса. Одни авторы полагают, что это событие произошло быстро и резко, за счет некоей макромутации, вызвавшей соответствующую реорганизацию мозга. Другие учёные считают его результатом постепенного эволюционного процесса. В современной когнитивной науке универсальная грамматика понимается как встроенное на генетическом уровне знание о языке. Наличие специфических речевых центров в мозге подтверждает предположения о врождённом характере языка и наличии универсальной грамматики. Изучение области Брока выявило, что она активируется только в случае конструирования предложений языка на основе иерархической структуры непосредственно составляющих, и не активируется при конструировании предложений языка, основанного на простом линейном порядке слов, что является сильным аргументом в пользу существования универсальной грамматики.

Некоторые археологи считают, что первые достоверные признаки существования языка появляются лишь в верхнем палеолите (то есть не ранее 40 тысяч лет назад) и связаны с искусством и другими новациями в культуре. Но С. Сэвидж-Рамбо указала, что предположение, что когнитивные способности, необходимые для изготовления орудий, менее сложны, чем способности, требуемые для создания языка, трудно совместимо с тем фактом, что дети начинают говорить несколько раньше, чем они становятся способны конструировать простейшие орудия. Многие археологи, не отрицая возможности существования какого-либо языка уже на ранних стадиях эволюции человека, считают, тем не менее, что полностью современный, развитый синтаксический язык появился лишь у людей современного физического типа, и способствовал развитию их культуры.

Ещё одним важным вопросом является вопрос о том, существовал ли вначале единый прамировой язык, от которого произошли прочие языки, или разные языки возникли независимо в разных группах древних людей.

Парадигмы глоттогенеза — это основные группы современных концепций происхождения языка (глоттогенеза или глоттогонии).

Основные парадигмы (группы концепций)Править

C 1980‑х гг. нарастает вал статей, монографий, сборников, конференций, посвященных происхождению языка. Появляются специальные учебные и исследовательские программы, лаборатории, центры, общества, журнальные рубрики, специализированные сайты. Взрывной рост научного интереса к привел к обилию концепций (идей, версий, гипотез, подходов) происхождения языка . Важнейшей линией разделения между группами концепций (как научными парадигмами) является отношение к т. н. языковому Рубикону — принципиальному качественному различию между человеческими языками и коммуникативными системами животных.

Сальтационизм — парадигма «большого скачка»Править

Приверженцы сальтационистских концепций (с разовым «большим скачком») делают упор на непреодолимость «Рубикона» в ходе эволюционного развития как постепенного адаптивного изменения (Н.Хомский и др.). Здесь предполагаются либо единичная мутация, либо быстрые радикальные сдвиги в когнитивной сфере, такие как изобретение символизации, логических отношений, рекурсии.

Континуализм — парадигма непрерывного развитияПравить

Противоположный полюс занимают весьма популярные, особенно среди биологов и этологов континуалистские концепции, отвергающие само существования языкового Рубикона. Согласно этому взгляду, восходящему к идеям Ч. Дарвина, многочисленные особенности звуковой и жестовой коммуникации, уже присутствующие у животных, постепенно развивались, комбинировались у предков человека. В результате множества мутаций, развития орудийной деятельности, мозга, гортани, дыхательных мышц и других необходимых компонентов, а также благодаря естественному отбору элементы «языка животных» превратились в членораздельную речь человека. Эта позиция в последние десятилетия подкрепляется результатами сравнения коммуникативных систем животных разных видов, а также относительно успешными опытами обучения шимпанзе и бонобо языку жестов и общению с помощью табличек (графем — условных изображений на клавишах, которые нажимают животные, общаясь с экспериментаторами).

Две указанные позиции обычно непримиримы по отношению друг к другу[6], но также есть попытки их совмещения[7].

Многоступенчатая экосоциальная парадигмаПравить

В последние годы набирает силу противостоящая им третья позиция, согласно которой существует несколько этапов подготовки к речи, прорыва к речи и возрастания сложности языка. Здесь языковой Рубикон признается реальным, значительным, но наши предки преодолели его эволюционно, пройдя множество этапов (Мерлин Дональд, К.Лаланд, К.Стерелни, У.Уилдген, Н. С. Розов и др.).

Подъём на каждую ступень артикулированности речи, сложности, точности языка осуществлялся закономерно в связи с «самоодомашниванием», нормативностью, климатическими изменениями, сменой экологических ниш, конструированием новых техноприродных ниш и формированием новых социальных порядков. Таким образом язык, речь, сознание и культура на каждой ступени качественно трансформировались в коэволюции с орудийной деятельностью, освоением огня, способами приготовления пищи, обменами, альянсами и т. д.[8]

Согласно эффекту Болдуина, генно-культурной коэволюции и культурного драйва вследствие массового направленного поведения и многоуровневого отбора менялись генные, нейронные, анатомические (гортань, дыхательные мышцы), психофизиологические (слуховые и речемоторные) структуры.

Само это поведение резонно связывать с каждодневными попытками преодоления непонимания, с переиначиванием и отгадыванием. Соответствующее формирование установок, способностей, навыков концептуализируется в понятиях интерактивных ритуалов (традиция Э. Дюркгейма, И. Гофмана, Р. Коллинза)[9] и интериоризации (Л. С. Выготский и А. Р. Лурия).

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Иванов Вяч. Вс. Глоттогенез // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 108—109
  2. Краткий понятийно-терминологический справочник по этимологии и исторической лексикологии Архивная копия от 15 августа 2011 на Wayback Machine / сост. Ж. Ж. Варбот, А. Ф. Журавлев. — М., 1998.
  3. Булыко, А. Н. Большой словарь иноязычных слов [Текст] : 35 тысяч сл. Архивная копия от 7 мая 2016 на Wayback Machine / А. Н. Булыко. — М.: Мартин, 2004. — 703 с. — ISBN 5-8475-0186-2
  4. Теории возникновения языка Архивная копия от 23 апреля 2017 на Wayback Machine
  5. .Научить их членораздельной речи невозможно из-за строения их гортани.
  6. Ярким примером противостояния является русское издание объемного труда эволюционного биолога У. Т. Фитча, написанного с континуалистских позиций. Переводчиком и научным редактором выступил известный отечественный зоолог Е. Н. Панов, который во множестве примечаний и в своем послесловии подверг многие тезисы и доводы Фитча весьма жесткой критике. Фитч У. Т. Эволюция М.: Языки славянских культур, 2013. 768 с. См. также Панов, 2012.
  7. Долгое время активно обсуждалась статья Хомского, Фитча и Хаузера, где был предложен такой вариант. Способность к языку в широком смысле (the faculty of language in the broad sense — FLB) развивалась постепенно из коммуникативных способностей животных, а способность к языку в узком смысле (the faculty of language in the narrow sense FLN) с рекурсией возникла в результате быстрых мутационных процессов и вычислений вне сферы коммуникации. Другими словами, широкая способность FLB развивалась без каких-либо существенных барьеров (континуализм), а узкая способность FLN появилась именно при разовом драматическом переходе через языковой Рубикон (сальтационизм). Hauser M. D., Chomsky N., Fitch W. T. The faculty of language: what is it, who Has it, and how did it evolve? // Science, 2002, no 22, vol. 298, issue 5598, pp. 1569—1579.
  8. Розов Н. С. Происхождение языка и сознания. Как социальные порядки и коммуникативные заботы порождали речевые и когнитивные способности. Манускрипт. 2022.
  9. Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни. Тотемистическая система в Австралии. (Введение, гл. 1.). / Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. М.: Канон+. 1998. С. 174—230. Гофман Э. Ритуал взаимодействия: Очерки поведения лицом к лицу. М.: Смысл. 2009. Коллинз Р. Социология философий. Глобальная теория интеллектуального изменения. Новосибирск: Сибирский Хронограф, 2002. Глава 1. Collins R. Interaction Ritual Chains. Princeton, NJ: Princeton Univ. Press. 2004.

ЛитератураПравить

  • Беляев Д. К. О некоторых факторах эволюции гоминид // Вопр. философии, 1981, № 8. С. 69‑-77.
  • Бикертон Д. Язык Адама: как люди создали язык, как язык создал людей. М.: Языки славянских культур. 2012.
  • Бурлак С. Происхождение языка: Факты, исследования, гипотезы. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Альпина нон-фикшн, 2019.
  • Верлинский А. Л. Античные учения о возникновении языка. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Издательство СПбГУ, 2006. — 412 с.
    • Глоттогенез // Булыко, А. Н. Большой словарь иноязычных слов [Текст] : 35 тысяч сл. / А. Н. Булыко. — М.: Мартин, 2004. — 703 с. — ISBN 5-8475-0186-2
  • Ламсден Ч. Дж., Уилсон Э. Прометеев огонь. Размышления о происхождении разума. М.: УРСС, 2017. Laland, 2017.
  • Марков А. В. 2020. Коэволюция мозга и культуры — вероятный механизм становления человеческого разума / Элементы, 25.05.2020.
  • Панов Е. Н. Парадокс непрерывности. Языковой рубикон: о непроходимой пропасти между сигнальными системами животных и языком человека. М.: Языки славянских культур, 2012.
  • Петров Д., Борейко В. Магия слова. Диалог о языке и языках. — М.: ПРОЗАиК, 2012. — 208 с. — ISBN 978-5-91631-157-0
  • Пинкер С. Язык как инстинкт. / Перевод Е. Кайдаловой. — М.: Либроком, Едиториал УРСС, 2009. — 456 с. ISBN 978-5-397-00280-6
  • Плунгян В. А. Почему языки такие разные? — М.: АСТ-Пресс Книга, 2012. — 272 с. — ISBN 978-5-462-01073-6
  • Разумное поведение и язык. Коммуникативные системы животных и язык человека. Проблема происхождения языка. Сост. А. Д. Кошелев, Т. В. Черниговская. Языки славянских культур. — М., 2008.- 416 с.
  • Розов Н. С. Происхождение языка и сознания. Как социальные порядки и коммуникативные заботы порождали речевые и когнитивные способности. Манускрипт. 2022.
  • Славутин Е. И., Пимонов В. И. Проблема происхождения языка в философско-семиотическом аспекте // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Философские науки. 2014.№ 2 (10). С. 46-55. https://www.mgpu.ru/uploads/adv_documents/2687/1485782845-VestnikFilosofskieNauki2(10)2014.Pdf·
  • Томаселло М. Истоки человеческого общения. М.: Языки славянских культур, 2011. Фитч У. Т. Эволюция языка / Пер. с англ. и науч. ред. Е. Н. Панова. М.: Языки славянских культур, 2013. 768 с.
  • Якушин Б. В. Гипотезы о происхождения языка. — М., 1984.
  • Allott, Robin (1989). The Motor Theory of Language Origin. Sussex, England: Book Guild. ISBN 0-86332-359-6.
  • Arbib M. A. Toward the Language-Ready Brain: Biological Evolution and Primate Comparisons. Psychonomic Bulletin and Review, 2017, vol. 24, pp.142-150.
  • Bernabeu P., Vogt P. Language evolution: Current status and future directions / 10th LangUE Conference, Essex, UK, 2015. pp. 1-27.·
  • Boer B. de. Evolution of speech and evolution of language. Psychonomic Bulletin & Review, 2017. vol. 24, pp. 158—162. Boyd R., Richerson P. Not by Genes Alone: How Culture Transformed Human Evolution. Chicago University Press. 2004.
  • Burlin, R. The Talking Ape. How language Evolved. Oxford Univ. Press.2005.
  • Déczy G. Sprachherkunftsforschung. Bd. 1. — Wiesbaden, 1977.
  • Dediu D. et al.. Cultural Evolution of Language. In: Cultural Evolution: Society, Technology, Language, and Religion (Eds. Richerson P. J., Christiansen, M.H.). MIT Press, 2013 pp. 303—332.·
  • Dessalles J.-L. Why We Talk. The Evolutionary Origins of Language. Oxford Univ. Press, 2007. Donald M.A. Mind So Rare: The Evolution of Human Consciousness. New York: Norton. 2001.
  • Dor D. The Instruction of Imagination: Language as a Social Communication Technology. Oxford: Oxford Univ. Press.2015.
  • Dor D., Knight Chr., Lewis J. (Eds.). The Social Origins of Language. Oxford Univ. Press, 2014.
  • Gabora L., Smith C. M. . Two Cognitive Transitions Underlying the Capacity for Cultural Evolution // Journal of Anthropological Sciences, 2018, vol. 96, pp. 1-26.
  • Hauser M. D., Chomsky N., Fitch W. T.The faculty of language: what is it, who Has it, and how did it evolve? // 2002, 22, vol. 298, issue 5598, pp. 1569—1579.
  • Hewes G. W. Language origins: A bibliography. — Boulder, 1971.
  • Hurford J. R. Language in the Light of Evolution: Vol. II, The Origins of Grammar. Oxford: Oxford Univ. Press. 2012.
  • Kenneally, Christine (2007). The First Word: The Search for the Origins of Language. New York: Viking.
  • Laland K. N. Darwin’s Unfinished Symphony. How Culture Made the Human Mind. Princeton & Oxford: Princeton University Press. 2017.
  • Lloyd E. A.Kanzi, evolution, and language // Biology and Philosophy, no 19, pp. 577—588. 2004.
  • Origins and evolution of language and speech. — New York, 1976.
  • Richerson, P. J., Boyd, R. Not by Genes Alone: How Culture Transformed Human Evolution. Univ. of Chicago Press.2005.
  • Roberts S. G. et al., CHIELD: the causal hypotheses in evolutionary linguistics database. J. of Language Evolution,2020. vol.5, no. 2, pp. 101—120.
  • Staal J. F. Oriental Ideas on the Origin of Language // Journal of the American Oriental Society. 1978. Vol. 95.

СсылкиПравить