Открыть главное меню

«Пушкин» — третий и последний роман Юрия Тынянова, оставшийся неоконченным. В биографическом повествовании об Александре Сергеевиче Пушкине автор подвёл итог собственным научным и беллетристическим подступам к пушкинской эпохе, предпринятым в 1920-1930 годы. Форма романа-биографии была использована Тыняновым для реконструкции ряда филологических гипотез, касающихся биографии поэта и генезиса некоторых мотивов его творчества.

Пушкин
С. Г. Чириков - Александр Сергеевич Пушкин (акварель).jpg
В романе изображаются детские и юношеские годы А. С. Пушкина
Жанр роман-биография
Автор Юрий Тынянов
Язык оригинала русский
Дата написания 1932-1943 (не окончен)
Дата первой публикации 1935 (1 часть), 1936-1937 (2 часть), 1943 (3 часть)
Издательство Художественная литература

Первая часть романа напечатана под названием «Детство» в № 1, 2, 3, 4 журнала «Литературный современник» за 1935 год. В № 10, 11, 12 того же журнала за 1936 год и в № 1, 2 за 1937 год была опубликована вторая часть, «Лицей». В книжном издании обе первые части впервые по­явились в 1936 году, в ленинградском отделе издательства «Художественная литература». Третья часть, «Юность», увидела свет в 1943 году (уже после смерти автора) в 7 и 8 номерах журнала «Знамя».

Содержание

Ход работы над романомПравить

 
А. П. Ганнибал, один из героев незаконченной повести «Ганнибалы»

Замысел художественного повествования о жизни Пушкина некоторые исследователи относят к концу 1920-х годов, когда был опубликован труд В. В. Вересаева «Пушкин в жизни». Вересаев строго разделял биографию и литературную жизнь Пушкина; в то же время немалая часть биографических деталей в романе Тынянова связана с генезисом будущих пушкинских сюжетов и особенностей стиля. Указания самого автора во многом совпадают с этой точкой зрения. В своей «автобиографии» он писал:

Моя беллетристика возникла главным образом из недовольства историей литературы, которая скользила по общим местам и неясно представляла людей, течения, развитие русской литературы [1].

Первые наброски к биографическому повествованию о семье Пушкина относятся к 1932 году. Первоначально Тынянов планировал создать отдельное произведение, посвящённое африканским корням поэта, под названием «Ганнибалы». Жизнь предков поэта предполагалось осветить с момента похищения семилетнего А. П. Ганнибала из Абиссинии. При этом ввод самого Пушкина как одного из героев автор не планировал. В частности, он заявлял:

– Глава о нем будет самая короткая. В рамке: А. С. Пушкин и две даты – рождения и смерти[2].

Написанные введение и первую главу Тынянов счёл творческой неудачей и отказался от первоначального замысла. Тем не менее, в окончательном тексте «Пушкина» он уделил семье Ганнибалов довольно много внимания[3].

При создании хронологии романа использовался пушкинский план автобиографии, доведённый до 1815 года, известный как «Программа записок». По отдельным свидетельствам, работа над «Пушкиным» сопровождалась у Тынянова крупным творческим кризисом[4]:

Роман был весь у него в голове - капитальнейшая, многотомная книга о Пушкине, но вдруг что-то застопорилось, и я впервые услышал от Юрия Николаевича такое странное в его устах слово: «Не пишется»; он стал просиживать над иными страницами по две, по три недели, и браковал их, и вновь переписывал, и вновь браковал.

По мнению М. Л. Гаспарова, «детство монтировалось из мельчайших элементов, которые откликнутся потом во взрослом творчестве поэта; но чем старше становился герой, тем скуднее оставался запас неиспользованного будущего, приходилось убыстрять темп — смерть спасла Тынянова от решения неразрешимой задачи»[5]. Любопытно, что невозможность охватить жизнь Пушкина в рамках рассказа, столь же детального, что и первые тома романа, отмечал в своей рецензии ещё В. Ф. Ходасевич[6]. Более оптимистичной была оценка В. Б. Шкловского, полагавшего, что «…работа оборвалась, вероятно, на первой трети»[7].

СюжетПравить

Часть первая. Детство.Править

Сергей Львович Пушкин, отец поэта, выходит в отставку и селится в Москве. Он и его брат Василий Львович, несмотря на все старания идти в ногу со временем, воспринимаются обществом как реликты 90-х годов XVIII века, эпохи господства сентиментализма. Родня супруги Сергея Львовича, Надежды Осиповны, славится чудаковатостью и готова в любой момент вступить в конфликт с пушкинской частью семьи. Наконец, у Пушкиных рождается сын, которому дают имя в память деда по пушкинской линии. Сергей Львович возлагает большие надежды на «куртаг» после крестин ребёнка. Он приглашает постаревших «сентиментальных» свадебных генералов: француза Монфора и Н. М. Карамзина. Появление Петра Абрамовича Аннибала, дяди Надежды Осиповны, прерывает иронически описанное празднество и заканчивается ссорой между ним и Пушкиными.

Мальчик растёт без должного внимания родителей, старающихся поддержать свой статус в свете. Впрочем, как и родители, он любит гостей и вслушивается в разговоры, ведущиеся по-французски. В кабинете отца он читает французские книги, в том числе сборники анекдотов, произведения Пирона, вольнодумные сочинения Вольтера. Кроме того, Пушкин знакомится с содержимым тайного шкафа отца, где хранятся списки русских эпиграмм и стихотворений Баркова. Он регулярно появляется в девичьей, слушает перед сном пение девки Татьяны. Привычки сына раздражают Надежду Осиповну, что влечёт за собой разлад между сыном и матерью. После провинности и изгнания Монфора, воспитывавшего Александра, последнего передают под надзор другого француза-воспитателя: Руссло. Тот осмеивает первые поэтические опыты мальчика, написанные на французском языке, после чего автору остаётся только сжечь их. В двенадцать лет отчуждённость Александра в семье достигает предела. Ради получения им образования Сергей Львович планирует отдать его в иезуитский коллеж, либо в Царскосельский лицей.

Часть вторая. Лицей.Править

Василий Львович едет в Петербург вместе с племянником, в результате чего тот узнаёт о споре «архаистов и новаторов» и лично наблюдает за вдохновенным созданием поэмы «Опасный сосед». Его представляют министру Ивану Ивановичу Дмитриеву, давнему стороннику литературного лагеря новаторов-«карамзинистов», который принимает Василья Львовича прохладно. Поступление в лицей рекомендует Александр Иванович Тургенев, сообщив, что иезуитский пансион аббата Николя, вторая альтернатива для Пушкина, закрывается. От Тургенева юный поэт узнаёт о новых стихах Батюшкова. В конце концов Пушкина принимают в лицей за номером 14. В компании лицеистов Пушкин оказывается в стороне от борьбы за первенство. Круг его друзей расширяется постепенно, начиная с Пущина. Знание французского языка и знакомство со стихами Вольтера выделяют его среди товарищей. Даже Горчаков признает, что у него есть вкус. На уроках Пушкин занимается пробами пера. Впрочем, в лицее сочинительством занимаются и другие: Илличевский, Дельвиг, Кюхельбекер. Если Пушкин склонен только к вольтеровски-лёгкому роду поэзии, то будущий «архаист» Кюхля питает талант возвышенными образцами и теориями: трактатами Батте и Лонгина, одами Жана Батиста Руссо.

Директор лицея Малиновский и профессор права Куницын оказываются соратниками опального Сперанского, верящими в грядущую отмену рабства и прививающими лицеистам свободу. Пушкин вызывает неприязнь инспектора Мартина Пилецкого, который требует у Малиновского исключить того из лицея за безверие и «насмешливые стихи на всех профессоров». Однако покинуть лицей приходится самому Пилецкому. Через Царское Село проходят русские войска, готовясь к кампании против Наполеона. Пушкин сводит знакомство с гусаром Кавериным, другом профессора Куницына. Французские войска вторгаются в Россию, направляясь к обеим столицам. Семья Пушкина бежит из Москвы, мало беспокоясь о судьбе лицеиста. Малиновский тревожится за воспитанников, которые увлечённо следят за военными событиями. После реляции о бородинской победе в лицее устраивают праздник с театральным спектаклем, за который директор получает выговор от министра Разумовского. В годовщину основания лицея, 19 октября, Наполеон покидает Москву. Куницын убеждён, что теперь рабство в России будет отменено. Вскоре Малиновский, над которым прежде собирались тучи, умирает, окружённый заботой лицеистов.

Александр заболевает и попадает в лазарет; в ходе болезни он пишет непристойные поэмы «Монах» и «Тень Баркова». Их он передаёт Горчакову, который его навещает. Тот сжигает «Тень Баркова», а «Монаха» прячет. Александр много говорит о поэзии с Кюхельбекером и посвящает ему стихотворное послание. А. И. Галич, замещающий профессора словесности Кошанского, сообщает Пушкину замысел «Воспоминаний в Царском селе», советуя ему «испытать себя в важном роде» — воспеть в стихах окружающие лицей памятные места.

Дельвиг и Пушкин решаются послать свои стихи в журнал «Вестник Европы». Первым публикуют стихотворение Дельвига, а Пушкин в ожидании ответа находит развлечение в спектаклях крепостного театра графа Толстого, воспевает в стихах актрису Наталью. Наконец послание «К другу стихотворцу» появляется в «Вестнике Европы» под псевдонимом «НКШП». Старшие Пушкины гордятся успехами отпрыска. На экзамене в лицее Александр декламирует «Воспоминания в Царском Селе», и «старик Державин» желает обнять автора, но тот убегает.

Часть третья. Юность.Править

Лицей посещает Карамзин, Василий Львович Пушкин и Вяземский, извещающие Александра о том, что он принят в общество «Арзамас» под именем Сверчок. Приезжает к Пушкину и Батюшков. Александр включается в литературную войну с «архаистами», сочиняя эпиграмму на беседчиков.

Е. А. Энгельгардт, назначенный на место Малиновского, стремится потеснить лицейские вольности. Особенно настороженно он относится к Пушкину: под именами Лилы и Лиды поэт воспевает его родственницу Марию Смит. Впрочем, роман с ней продолжается недолго. Выхлопотав разрешение и средства опубликовать «Историю Государства российского», в Царское Село с женой переезжает Карамзин. Пушкин начинает ухаживать за Катериной Андреевной и пишет откровенную любовную записку. Узнав об этом, Карамзин отчитывает влюблённого поэта, а Катерина Андреевна смеётся, доводя Александра до слез. В дальнейшем образу Карамзиной предстоит всю жизнь сопровождать Пушкина в качестве «потаённой» любви. Вскоре её супругу становятся известны эпиграммы, сочинённые на его «Историю» Пушкиным. В спорах о природе власти юный поэт встал на сторону друзей-республиканцев.

Учёба заканчивается на три месяца раньше положенного срока: император тяготится близостью учебного заведения ко дворцу. Лицеисты договариваются каждый год встречаться девятнадцатого октября. В Петербурге Александр увлечён театром и либертенским образом жизни. Между тем крамольные стихи ставят его свободу под угрозу. За Пушкиным приходит квартальный и ведёт его в главное полицейское управление, где тот видит целый шкап, заполненный доносами на него. Высокопоставленные друзья стараются облегчить его участь. Выслушав просьбу Карамзина, император решает отправить Александра на юг, в Екатеринослав. Заступник Пушкина требует от него обещания исправиться в присутствии Катерины Андреевны. «Обещаю… На два года», - отвечает тот.

Пушкин прощается с Петербургом. Он заканчивает работу над новой книгой стихов. Поэма «Руслан и Людмила» в печати. До отъезда он проигрывает в карты рукопись своих стихотворений. В Екатеринославе Пушкин встречается с семьёй генерала Раевского, они вместе едут на Кавказ и в Крым. Думая о Карамзиной, Пушкин пишет на палубе корабля элегию «Погасло дневное светило…».

Основные персонажиПравить

Генезис ранних пушкинских произведений по роману ТыняноваПравить

Несмотря на то, что 3 законченные части романа являются лишь частью исходно задуманного текста, в определённом смысле они всё же обладают автономностью. «Лицейский период» Тынянов рассматривал как отдельный этап не только в биографии, но и в творческом развитии Пушкина[8]. Если для поздних стихотворений Пушкина, согласно тыняновской концепции, характерна «двупланность», то в стихах лицейского периода поэтическая лексика служит исключительно как обёртка для реальных предметов. Эта гипотеза отражается в романе, где для всех любовных посланий Пушкина, включая те, в которых он пользуется устойчивыми условными именами «Лида» или «Лила», указывается реальная получательница.

Тынянов не рассматривает происхождение всех текстов, но лишь той их части, которую можно назвать ключевой:

  • «К другу стихотворцу» — адресовано Кюхельбекеру. Примером Пушкину служила 2 сатира Буало.
  • «К Наталье» — адресовано Наталье, актрисе крепостного театра, эпиграф из Шодерло де Лакло бросает вызов её владельцу гр. Толстому.
  • Тынянов одним из первых среди пушкинистов уделил внимание генезису стихотворений «Тень Баркова» и «Монах». Знакомство Пушкина с творчеством Вольтера и Ивана Баркова, предвосхитившим «непристойные» тексты поэта, автор отнёс к детским, долицейским годам. Основную роль в формировании поэтики «Тени Баркова» Тынянов возложил на стихотворение В. А. Жуковского «Певец во стане русских воинов», широко известное в 1810-е годы. При этом игнорировалось построение пушкинского сюжета по аналогии с балладой «Громобой». Тем самым включение творческой истории «Тени Баркова» в сюжет романа подразумевало преодоление Пушкиным влияния поэзии Жуковского[9]. Примечательно, что, по Тынянову, оба стихотворения написаны на одре болезни.
  • «Воспоминания в Царском Селе» — написано по совету А. И. Галича, преподавателя словесности, «испытать себя в важном роде». От него же Пушкин заранее узнаёт, что стихотворение услышит Державин, тем самым получая возможность подстроиться под вкусы именитого слушателя.
  • «Желание» («Медлительно влекутся дни мои…») — о влюблённости Пушкина в Е. А. Карамзину
  • «Угрюмых тройка есть певцов…» — написано по аналогии с французским стихотворением «Vit-on jamais rien de si sot / Que Merlin, Basire et Chabot?», о котором Пушкин узнаёт от Горчакова.
  • «В его „Истории“ изящность, простота…» — отражено разочарование Пушкина в жизненной философии Карамзина и его ссора с ним вследствие любви к Карамзиной
  • Элегия («Счастлив, кто в страсти сам себе…») — осмысление разлуки с Карамзиной
  • «Погасло дневное светило…» — отражает реальные биографические обстоятельства на момент южной ссылки, в т. ч. расставание с Карамзиной

Филологические реконструкции в романеПравить

События жизни Пушкина Тынянов трансформирует в «прототексты» грядущих сочинений и перипетий биографии[10]. Среди будущих тем Пушкина, обозначенных в романе, выделяются древность рода (основной предмет «Моей родословной» и частый лейтмотив в позднем пушкинском творчестве), скупость отца. В последнем случае подтверждается биографический генезис «Скупого рыцаря», причём Тынянов делает очевидный акцент на лексеме «скупой»: см. «Майор был скуп». Цитаты из стихотворений старших предшественников Пушкина напрямую связаны в романе с влиянием их поэзии на его творчество[11].

Полное подтверждение находит в романе взгляд на Пушкина как на человека «без детства». Сумма приёмов, употреблённых Тыняновым при конструировании образа старших Пушкиных, в целом сводится к их дискредитации. Особенно отчётливо эта тенденция проявляется в образе Сергея Львовича: по предположению А. С. Немзера, на уровне подтекстов в первой главе он сравнивается с майором Ковалёвым. В частности, акцентируется несоответствие чина С. Пушкина (майор) его реальному званию (капитан-поручик), а образы извозчика и кондитерской, устойчивые в «Носе», вводятся автором в сходном порядке. В то же время склонность младшего Пушкина к быстрым переменам, в том числе и в творчестве, подаётся Тыняновым как фамильная особенность Пушкиных[12].

Образ Карамзина, важный для Тынянова, конструируется им по аналогии с положением Пушкина в 1830-е годы: выделяется роль историографа и независимого в своём поведении придворного. При этом отдельно педалируется тема ухаживаний императора за женой своего приближённого, как бы предсказывающая отношение Николая I к Н. Пушкиной; на этом фоне супружество Пушкина выступает как замещение «потаённой любви» к Карамзиной[13].

Критические отзывыПравить

 
Ю. Н. Тынянов

Публикация в 1935-1937 гг. первых двух частей романа была достаточно тепло встречена советской критикой. В условиях столетнего юбилея со смерти Пушкина Тынянову создавали образ официального советского исторического романиста, работающего на «социальный заказ». С этой тенденцией был связан выход целой серии публикаций о «Пушкине» на страницах «Литературной газеты», включая редакционную заметку «Второй том романа „Пушкин“» и хвалебную рецензию Б. С. Мейлаха[14][15]. Немногочисленные упрёки книге в такого рода статьях касались нехватки идеологического материала, «пренебрежения его [Пушкина] вольнолюбием, близостью к народу»[16][17].

Впрочем, не все высокие оценки были мотивированы исключительно политической обстановкой. К примеру, в благожелательном тоне была выдержана и статья А. Ш. Гурштейна, опубликованная в 1937 году в журнале «Октябрь»[18]. В романе критик отметил уход от психологизма («…человеческое чувство, и переживание живописуется не изнутри, не через психологический, а через; внешний рисунок, через рассказ о внешних событиях и происшествиях») и многочисленность аллюзий на литературу пушкинской (и допушкинской) эпохи («…он [роман] весь построен на литературных ассоциациях, на аналогиях и реминисценциях, на более широком литературном контексте»). Попытка Тынянова объяснить генезис ряда будущих мотивов пушкинского творчества через описание событий детства поэта была воспринята как Гурштейном, так и рядом иных критиков-современников[19][20]. Этой установке рецензенты дали название «метод прообразов»[19].

Среди представителей эмигрантской критики первые пять глав романа высоко оценил Георгий Адамович[21]. В частности, он похвально отозвался о разработке «характеров» в романе: «…Легкомысленный отец поэта, его мать, Василий Львович, няня Арина Родионовна, еще молодая, — все оживают перед нами». Высокое мнение Адамовича о филологических разысканиях Тынянова сказалось на оценке им фактологической стороны «Пушкина»: «…имя его [Тынянова] дает гарантию добросовестности и фактической точности».

В. Ф. Ходасевич оценил первые главы романа критично, хотя и весьма сдержанно по сравнению с его обычной саркастичностью в отношении формалистов[6]. В повествовании Тынянова он усмотрел установку на полную документальную реконструкцию жизни Пушкина, и потому осудил в книге «беллетристические фантазирования», одновременно указав на ряд неучтённых биографических фактов. В то же время, говоря о насмешках автора над именитыми пушкинскими современниками (Александр, Сперанский), Ходасевич не обошёлся без дежурных обвинений в сотрудничестве с советской властью.

Вполне понятно, почему Тынянов мажет сплошной чёрной краской всю александровскую Россию: он боится быть обвинённым в сочувствии «феодально-крепостническому строю». Но вот тут-то и приходится пожалеть, что он не марксист. Будь он хотя бы марксистом, это избавило бы его от печальной и довольно противной необходимости изображать сплошными глупцами и ничтожествами людей, которые даже и с марксистской точки зрения не подлежат издевательству, ибо ведь своему феодальному укладу и своему классу они хотели и умели служить деятельно и умело.

Интересные фактыПравить

В архиве С. М. Эйзенштейна сохранилось письмо Тынянову, написанное вскоре после смерти писателя и оставшееся неотправленным[22]. В нём Эйзенштейн сообщал о своём давнем намерении снять цветовой фильм, причём в герои картины он непременно прочил «поэта».

Я искал чего-либо такого, где цвет не был бы раскраской, а внутри-необходимым драматургическим фактором.
Делать первый цветовой фильм о живописце так же неловко, как было в свое время уж очень просто и наивно делать музыкальные фильмы непременно о композиторах.
Фильм же одновременно и музыкальный и цветовой надо было, конечно, делать только о поэте[23].

Колорит Петербурга XIX века («Зеленое сукно игрального стола, желтые свечи ночных приемов Голицыной») и личность Пушкина, какой она рисовалась в свете тыняновской концепции о тайной любви к Карамзиной, подходили режиссёру как нельзя лучше. К созданию нового фильма Эйзенштейн планировал приступить после съёмок х/ф «Иван Грозный». Из-за ранней смерти режиссёра этим планам не суждено было сбыться.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Тынянов Ю. Н. Автобиография // Юрий Тынянов. Писатель и учёный. Воспоминания. Размышления. Встречи. М.: «Молодая гвардия», 1966. С. 20.
  2. Воспоминания о Ю. Тынянове. Портреты и встречи. М., 1983. С. 259.
  3. Новиков В. И.; Каверин В. А. Новое зрение. Книга о Юрии Тынянове. М., 1990. С. 234.
  4. Чуковский К. И. Первый роман // Воспоминания о Ю.Тынянове: портреты и встречи. М.: Советский писатель, 1983.
  5. Гаспаров М. Л. Научность и художественность в творчестве Тынянова // Четвертые Тыняновские чтения. С. 18.
  6. 1 2 Ходасевич В. Ф. «Пушкин» Тынянова // Ходасевич В. Ф. Книги и люди: Этюды о русской литературе. М.: АО «Московские учебники», 2002. С.383-385.
  7. Шкловский В.Б. Город нашей юности // Воспоминания о Ю. Тынянове. С. 36
  8. Lib.ru/Классика: Тынянов Юрий Николаевич. Пушкин. az.lib.ru. Дата обращения 10 июня 2018.
  9. Ruthenia:. www.ruthenia.ru. Дата обращения 9 июня 2018.
  10. Немзер А. С. Из наблюдений над романом Тынянова «Пушкин» // При свете Жуковского: очерки истории русской литературы. Время, 2013. С. 414.
  11. Ольга Ладохина. Филологический роман: фантом или реальность русской литературы XX века?. — Litres, 2017-09-05. — 203 с. — ISBN 9785457249523.
  12. Немзер А. С. Из наблюдений над романом Тынянова «Пушкин» // При свете Жуковского: очерки истории русской литературы. Время, 2013. С. 405-408.
  13. Немзер А. С. Из наблюдений над романом Тынянова «Пушкин» // При свете Жуковского: очерки истории русской литературы. Время, 2013. С. 411-413.
  14. Олег Лекманов: Две заметки о русских формалистах. www.opojaz.ru. Дата обращения 8 июня 2018.
  15. Мейлах Б. С. Начало романа о Пушкине // «Литературная газета», 1937, 5 июня.
  16. Левкович Я. Л. ФЭБ: Левкович. Пушкин в советской художественной прозе и драматургии. — 1967. feb-web.ru. Дата обращения 8 июня 2018.
  17. Дымшиц. А. Новый роман о Пушкине. // «Книга и пролетарская революция», 1937, № 6, стр. 118—119.
  18. Гурштейн А. Ш. Роман Тынянова о Пушкине // Гурштейн А. Ш. Избранные статьи. М.: Советский писатель, 1959. С. 198-201.
  19. 1 2 Оксенов И. Заметки о «Пушкине» Ю. Тынянова // «Литературный Ленинград», 1935, 1 июня.
  20. Шкловский В. Б. Роман Юрия Тынянова «Пушкин» // «Литературный критик», 1937, № 8, стр. 133.
  21. Адамович Георгий Викторович «Последние новости». 1934-1935
  22. С. Эйзенштейн. Непосланное письмо Тынянову. Воспоминания о Ю. Тынянове. tynyanov.gatchina3000.ru. Дата обращения 9 июня 2018.
  23. Юрий Тынянов. Писатель и ученый. Воспоминания. Размышления. Встречи. — М.: Молодая гвардия, 1966. — С. 176. — («Жизнь замечательных людей». Серия биографий. Вып. 11 (426)). — 65 000 экз.

ЛитератураПравить