Рокотов, Ян Тимофеевич

В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Рокотов и Орликов.

Ян Тимофе́евич Ро́котов (7 августа 1927 — 16 июля 1961)[1] — советский фарцовщик и валютчик.

Ян Тимофеевич Рокотов
Рокотов, Ян Тимофеевич.jpg
Имя при рождении Ян Александрович Орликов
Прозвище Купец, Косой
Дата рождения 7 августа 1927(1927-08-07)
Место рождения Москва. РСФСР, СССР
Гражданство  СССР
Дата смерти 16 июля 1961(1961-07-16) (33 года)
Место смерти Москва
Причина смерти расстрел
Принадлежность фарцовщики
валютчики
Преступления
Преступления спекуляция
незаконные валютные операции
Период совершения 1950-е годы
Регион совершения Москва
Мотив корыстный
Обвинялся в спекуляции, незаконных валютных операциях в особо крупных размерах
Признан виновным в спекуляции, незаконных валютных операциях в особо крупных размерах
Наказание первоначально 8 лет, затем при пересмотре сначала — 15 лет, затем — смертная казнь
Статус смертный приговор приведён в исполнение

БиографияПравить

Родился 7 августа 1927 года в Москве. Мать Яна умерла, когда мальчику было всего три месяца. Его отец, большевик Александр Орликов, не занимался воспитанием сына. Когда его командировали для партийной работы на Дальний Восток, он отдал Яна на воспитание своей сестре Еве, которая была замужем за Тимофеем Рокотовым, главным редактором журнала «Иностранная литература»[2][3]. Она решила дать мальчику фамилию своего мужа, чтобы скрыть еврейское происхождение Яна и облегчить ему жизнь. До конца жизни Ян представлялся как Рокотов и избегал разговоров о своем «еврействе»[4].

В 1946 году Ян, на тот момент студент юрфака МГУ, был арестован по делу своего одноклассника Джонрида Сванидзе, племянника первой жены Сталина, обвиненного в создании антисоветской молодежной организации. Дело начали раскручивать, но потом поступило указание его замять, и Рокотов, которому угрожало до 25 лет лишения свободы, был приговорен «всего-навсего» к высылке из Москвы. Из столицы он, надеясь на забывчивость «органов», не уехал, скрывался, был вторично арестован и получил восемь лет лишения свободы. По воспоминаниям сидевшего с ним в лагере историка Исаака Фильштинского, первое время он жестоко страдал от «прессинга» уголовников, но затем сумел наладить с ними взаимовыгодные отношения и «досиживал» уже вполне благополучно, по лагерным меркам — даже богато. Выйдя на свободу в середине 1950-х, он быстро оценил возможности, которые открывала перед оборотистым человеком скупка иностранной валюты, особенно золотых монет[5].

АрестыПравить

Первый арест Яна Рокотова — 1946 год[6]. Побег во время обыска из собственного дома через окошко туалета. Появление в доме следователя Шейнина, чья жена приходилась ему родственницей. Получение денег в этом доме, побег на юг страны. 1947 — розыск, арест на юге страны[6]. Приговорен к 8 годам заключения по ст. 58 Уголовного кодекса РСФСР. К которой добавлена ст. 313 «За побег из места заключения» Уголовного Кодекса РСФСР, хотя в момент первого ареста ещё не был осужден и бежал из собственного дома[6]. Помещение в лагере в режимную бригаду, работа на лесоповале, постоянные избиения за невыполнение нормы бандитами и рецидивистами, что привело к потере памяти и тяжелому психическому состоянию. 1954 — пересмотр дела. Освобождение «вчистую», с полной реабилитацией[6]. Восстановление на втором курсе института. Невозможность вписаться в студенческую жизнь и учиться. Оставление института, начало подпольного валютного промысла.

В 1960 году арестован за крупные валютные спекуляции. Совместно с друзьями — Владиславом Файбишенко по кличке Владик (Червончик) и Дмитрием Яковлевым по кличке Дим Димыч — организовал сложную систему посредников для скупки валюты и импортных вещей у иностранных туристов. При задержании у Рокотова был изъят чемодан, в котором хранились валюта, золотые монеты и советские деньги[7] на общую сумму 1,5 млн долларов США. Позднее суд установил, что «Рокотов скупил и перепродал валюты и золотых монет на сумму свыше 12 миллионов рублей, а Файбишенко скупил и перепродал валюты на общую сумму около 1 миллиона рублей (в старых денежных знаках[8].

Дело Рокотова — Файбишенко — ЯковлеваПравить

В 1961 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв ездил в Берлин (ГДР), где во время встречи с немецким представителем ему заявили, что такого чёрного рынка, как в Москве, нет нигде в мире.

Вернувшись в Москву, Хрущев приказал рассмотреть все дела про фарцовщиков и валютчиков. На пленуме ЦК он зачитал «письмо» рабочих Ленинградского металлического завода, «возмущённых мягкостью приговора» к тому времени отбывающим 8-годичный срок наказания Рокотову, Файбишенко и Яковлеву. Хрущёв заявил: «Это же настоящие враги, а вы им всего по восемь лет? За такие приговоры самих судей судить надо!».

Дело Рокотова было пересмотрено, и суд назначил новое наказание — 15 лет лишения свободы.

После изданного в спешном порядке указа «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил валютных операций» состоялся третий пересмотр дела — Рокотова, Файбишенко и Яковлева приговорили к расстрелу по закону, принятому после совершения деяния. Все кассационные жалобы были отклонены, и приговор был приведен в исполнение в Бутырской тюрьме. Дело первых советских миллионеров, казненных по личному указанию Хрущева в 1961 году, вошло в историю уголовного права как символ беззакония и давления на суд со стороны главы государства. Беззаконие советских властей вызвало волну протестов по всему миру — открытое письмо Хрущеву по этому поводу написал, например, философ и общественный деятель Бертран Рассел.

Интересные фактыПравить

В 2003 Известия опубликовали воспоминания одного бывшего офицера разведки, работавшего в 1980-е в ГДР. Он рассказывал про молодого коллегу и, в частности, про случайно зашедший разговор о «деле Рокотова». Коллега тогда заметил: «Эти валютчики пошли на преступление, зная, что в худшем случае отсидят по десять лет. Если бы знали, что получат „вышку“, они бы, возможно, на дело и не пошли. Государство их просто обмануло».[9]

В 2013 году практически спустя пятьдесят лет после событий расстрела 1961 года в Нью Йорке (США) эмигрантами из разных стран мира, в том числе и бывшего СССР, была основана компания Rokotov & Fainberg[10][11] по производству джинсов. Автором идеи и основателем компании Rokotov & Fainberg[10][12][13] является кинопродюсер Виталий Ализиер. Примечательно название линии моделей, они подразделяются по цифрам, стартовая классического пошива модель носит номер 88, это номер статьи Уголовного кодекса РСФСР 1960 года «Нарушение правил о валютных операциях».

В 2017 году в Америке была отчеканена памятная монета[14] Один Рокотов, масса монеты составляет одну унцию серебра 999-й пробы. Интересный факт: монета была заявлена 7 августа 2017 года, что совпадает с днем рождения Яна Рокотова. На лицевой стороне монеты изображён в виде рисунка фарцовщика в джинсах и ковбойских сапогах, на левом сапоге гравировка — буквы R, на правом — F, заглавные буквы компании Rokotov & Fainberg[15] и надпись — ROKOTOFF ниже — 1961, слева выгравирована 1 Oz, справа выгравирована бабочка. Изображение «бабочки» имеет символическое значение, на сленге валютчиков «бабочка» обозначала 88-ю статью Уголовного кодекса РСФСР 1960 года. В момент открытия торгов на сайте компании Rokotoff монеты были заявлены по символической цене 33 доллара США. Каждая последующая купленная монета прибавляла в стоимости 33 доллара США. Автором памятной монеты[14] Один Рокотов выступил владелец компании Rokotov & Fainberg, Виталий Ализиер.

В октябре 2018 года на телеканале Россия Культура[16] вышел фильм «Свинцовая оттепель 61-го. Дело валютчиков» в котором показывают историю Яна Рокотова и как его товарищам удалось заработать миллионы. Что заставило их преступить закон, рискуя свободой и — как выяснится потом — жизнью. А так же в фильме говорят о создании бренда Rokotov & Fainberg в Соединенных Штатах Америки и почему это так важно.[значимость факта?]

Открытое письмо СахароваПравить

В сентябре 1977 года Андрей Дмитриевич Сахаров обратился с письмом[17] в организационный комитет по проблеме смертной казни, в котором выступил за отмену её в СССР и во всём мире.

Отрывок из выступления, в котором он затрагивает дело Яна Рокотова:

…"Я особо хочу обратить ваше внимание на то, что в СССР смертная казнь назначается за многие преступления, никак не связанные с покушением на человеческую жизнь. Многим памятно, например, дело Рокотова и Файбишенко, обвиненных в 1961 году в подпольной торговле драгоценностями и незаконных валютных операциях. Президиум Верховного Совета принял тогда закон, предусматривающий смертную казнь за крупные имущественные преступления, когда они уже были присуждены к тюремному заключению. Состоялся новый суд, и задним числом — что нарушает важнейший юридический принцип — их приговорили к смерти. А затем по этому и аналогичным законам были осуждены многие, в частности за частнопредпринимательскую деятельность, за организацию артелей и т. п. В 1962 году был расстрелян старик, изготовивший несколько фальшивых монет и зарывший их во дворе"[17]. Прочитано на симпозиуме, организованном Международной амнистией в декабре 1977 года

Высказывания известных людей о деле РокотоваПравить

«Инстинкт предпринимательства у Рокотова очень развит. Все его за это порицают, а я восхищаюсь! Если бы он оказался где-нибудь в капиталистической стране, то он был бы мультимиллионером».[18]

Исаак Фильштинский, российский и советский историк, литературовед, востоковед, арабист.

«Мне совершенно не известны эти люди, знаю о них лишь из сообщений печати. Однако совершенно убежден сам, думаю и большинство людей так же, что это кровавое наказание не может быть оправдано никакими соображениями морального или государственного порядка в стране. Их смерть не пополнит запасы Госбанка. Помилуйте их. Месть — не оружие Советского строя».

Лев Голубых, кандидат наук, врач. Из письма Хрущеву 1961 год.[18]

«Общество должно дать этому событию оценку даже спустя годы, это один из важнейших элементов покаяния. За такое беззаконие руководство страны нужно судить посмертно, чтобы другим неповадно было. Представление о нас формируется из таких эпизодов».

Гарегин Тосунян, российский банкир, президент Ассоциации российских банков.[18]

«Рокотов был крупнейшим бизнесменом, который сумел организовать торговлю валютой и импортной одеждой в СССР, банкиры Германии считали, что он заслуживает Нобелевской премии».

Владимир Долинский, заслуженный артист России.'[18]

«Моим проводником в мир валюты служил Эдик Боровиков по кличке «Вася». Его уже нет в живых, и сейчас, когда я пишу эти строки, странно думать, что, возможно, это единственное упоминание о нем. Эдик являлся несомненным профессионалом «черного рынка» Москвы, его весьма заметной фигурой, лично знакомой с легендарным Рокотовым, одним из самых известных «рыцарей крупной наживы». Рокотова расстреляли, поскольку он одним из первых поставил под сомнение практически главный тезис советской пропаганды: «Советские люди, как носители коммунистической морали, поголовно высоконравственные бессребреники, готовые пойти в огонь и воду ради идеалов коммунизма». Международный подрыв этого тезиса начался в марте 1959 года. Во время встречи Анастаса Микояна с американским экономистом Виктором Перло американец пожаловался, что его повсюду донимают какие-то сомнительные личности, настойчиво предлагающие продать валюту. Затем публицист Альберт Кан, встречаясь с партийным идеологом Сусловым, заметил, что в социалистической стране безнаказанно промышляют спекулянты валютой. Суслов обвинил руководство МВД в разгильдяйстве и потребовал борьбу с контрабандой и нарушением валютных операций передать в ведение КГБ. Что и произошло. Тогда основными фигурами на «черном рынке» были Янев Рокотов по кличке «Ян Косой», Владислав Файбышенко (кличка «Владик») и Дмитрий Яковлев («Дим Димыч»).

Рокотов начал заниматься коммерцией еще со школьной скамьи, спекулируя фототоварами. Затем начал расширять ассортимент, постепенно поднялся и перестал заниматься скупкой товаров, предпочитая наиболее ценный из всех видов товаров — деньги. Рокотов не делал этого лично, одним из первых он стал привлекать к делу молодых людей, искавших легкий заработок. Сам же предпочитал оставаться в тени. Жил он на широкую ногу, воистину как король: спал до полудня, затем вызывал такси и ехал обедать в один из ресторанов, потом толкался на «плешке». Вечер завершался ужином в первоклассном ресторане. Он часто менял любовниц, кутил. Нигде не работал, и, разумеется, в те времена такой образ жизни не мог не вызвать пристального внимания органов внутренних дел. Но безнаказанность Рокотова во многом объяснялась тем, что он был агентом ОБХСС, хотя и ведущим двойную игру. В своих донесениях «Ян Косой» подробно рассказывал о том, что «видел» на «черном рынке». При этом главными преступниками он выставлял людей, замешанных в незначительных сделках. «Сдавал» милиции и своих «бегунков». Все были довольны: милиция регулярно отчитывалась об очередных поимках спекулянтов, валютчик же не волновался за свой бизнес. За долгие годы спекуляции «Яну» удалось сколотить огромное состояние. Но валюту и золотые монеты, составлявшие основу его капитала (значительная часть состояния постоянно «крутилась»), он никогда не держал при себе, а хранил в специальном американском чемодане с искусно вмонтированной системой сложных замков. Саквояж постоянно «блуждал» по квартирам его многочисленных приятелей и любовниц, а иногда сдавался в камеру хранения на вокзале. Именно там этот чемоданчик и «зацепили» ГБисты, устроив засаду. Через несколько дней жадность заставила вернуться за состоянием, сдать квитанцию, но едва рука коснулась чемодана, как его скрутили: «Это не мой чемодан! Ты что, дед, ослеп! У меня черный был!» — закричал Рокотов. Но комедия ему не помогла. Тем временем следственная группа вплотную подошла к аресту еще одного «короля» «черного рынка» — 24-летнего Владислава Файбышенко. Хоть и самый молодой среди московских «купцов», но не уступал им ни в хватке, ни в масштабах. Вскоре его тоже задержали с поличным, и вместе с Рокотовым он предстал перед Мосгорсудом. Суд назначил им максимальное наказание, предусмотренное 88-й статьей — по 8 лет лишения свободы. В конце 1960 года глава советского государства Н. С. Хрущев был с визитом в Западном Берлине. Во время встречи с местными властями он упрекнул их в том, что «город превратился в грязное болото спекуляции». В ответ ему ответили, что «такой черной биржи, как московская, нигде в мире нет, так что чья бы корова мычала…». По возвращении домой Хрущев потребовал от КГБ справку о том, как ведется борьба с валютчиками и контрабандистами. Узнав, что осужденных валютчиков ждет всего лишь восемь лет лишения свободы, генсек пришел в ярость. Незадолго до этого Указом Президиума Верховного Совета СССР срок наказания за незаконные валютные операции был увеличен до 15 лет. Но поскольку Указ приняли уже после ареста «королей», такая мера могла быть применена к ним лишь при условии, что закону будет придана «обратная сила». Несмотря на то что Хрущеву пытались объяснить, насколько это противоречит общепринятой юридической практике, он ничего не желал слушать. Спустя несколько дней состоялся Пленум ЦК КПСС. В своем заключительном слове Хрущев заговорил о деле валютчиков как о примере «несовершенства» советского законодательства. Требуя вести жесткую борьбу с «черным рынком», он ссылался на письмо рабочих ленинградского завода «Металлист», выражавших возмущение мягким сроком. И подверг резкой критике Генерального прокурора Р. А. Руденко за «бездействие». Потом перекинулся на председателя Верховного суда СССР А. И. Горкина и открыто заявил: «Да за такие приговоры самих судей судить надо!». 1 июля 1961 года председатель Президиума ВС СССР Л. И. Брежнев подписал Указ «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях». Генпрокурор Руденко моментально подал протест на «мягкость» приговора, вынесенного Мосгорсудом. Дело принял к рассмотрению Верховный суд РСФСР, и судьи отлично справились с установкой. Рокотова и Файбышенко приговорили к расстрелу.

/…/

Дня через три после моего заключения в камеру туда в сопровождении охраны пришел начальник СИЗО. В правилах тюремного распорядка, висевших в рамочке около двери, на этот случай существовал прописанный соответствующий ритуал. Я должен был встать, бодро вытянуть руки по швам и громко назвать свою фамилию:

— Айзеншпис Юрий Шмильевич.

— Статья?

— Восемьдесят восьмая.

— Срок?

— Десять лет…

— Ну и наплодил же вас Янев Рокотов…

Я не успел ничего ответить, да и не знал, что отвечать, как полковник круто развернулся и вышел».

Юрий Айзеншпис, из автобиографической книги «Зажигающий звёзды».'[18]

Из письма отца Рокотова к ХрущевуПравить

«Первому секретарю ЦК КПСС товарищу Хрущеву Никите Сергеевичу.

Глубокоуважаемый Никита Сергеевич! К Вам обращается за помощью отец осужденного на 15 лет за тяжкое преступление (спекуляция валютой) Рокотова Яна. Я коммунист, пенсионер, инвалид, которому в течение последних двух лет ампутировали обе ноги выше колена. Я считал бы правильным суровое решение суда, если бы не некоторые обстоятельств, возникшие после окончания судебного процесса. После почти трехнедельного срока с момента вынесения приговора Прокуратура Союза предложила новый пересмотр дела Рокотова, мотивируя своё предложение мягкостью приговора и предлагает применить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 1-го июля 1961 г., то есть смертную казнь. Ян Рокотов совершил тяжкое преступление, за что получил самый высший срок наказания, который существовал во время суда над ним. Но когда стоит вопрос о смертной казни человека, даже преступника, то, как Вы, товарищ Хрущев, нас учили и учите, необходимо знать правду о жизни подсудимого до совершения им преступления. Поэтому я считаю своим партийным и отцовским долгом сообщить Вам хотя бы некоторые данные, свидетельствующие, что Ян не закоренелый преступник. Когда ему было 3 месяца, умерла его мать. Моя мать, то есть бабушка, взяла к себе ребёнка, вырастила и воспитала его. Я тем временем был откомандирован на работу на Дальний Восток, а затем на строительство Газо-гелиевого завода, в Саратовскую область и др. В первом классе школы с Яном опять случилась беда — девочка, сидевшая с ним на одной парте, нечаянно проколола ему глаз и он ослеп на этот глаз. Семнадцати лет — в 1945 году, когда, окончив школу, собирался поступить в институт, он был репрессирован и почти десять лет просидел в тюрьме и лагере. Лишь в 1954 г. (до окончания срока) он был полностью реабилитирован и вернулся домой в возрасте 27 лет, не получивши в лагере никакой специальности или профессии. После хлопот и длительных поисков работы, не имея специальности, он все же устроился на работу и работал до самого ареста. Зачем же понадобилось некоторым журналистам во время судебного процесса освещать детство и юность Рокотова столь порочным, доводя до абсурда утверждения, что уже в третьем классе, то есть в 9 лет Ян Рокотов сумел наспекулировать 150 тыс. рублей, а в десятом классе обладал 200 тыс. рублями, что он не хотел учиться и остался неучем. Ведь из материалов следствия и судебного процесса совершенно ясно, что Ян не мог продолжать учёбу потому, что почти 10 лет без вины пробыл в лагере. Но пусть это будет на их совести. Между тем бабушка, вырастившая Яна, не могла на него плохо влиять. Она жена старого большевика, получала персональную пенсию за свою дочь Татьяну — комсомолку, героически погибшую при защите Советской власти от банд Зелёного под Трипольем, что хорошо известно из истории комсомола. Моя мать воспитала пятерых детей, из которых двое дочерей старые большевики, участники восстания арсенальцев, участницы гражданской войны, до последнего времени работавшие на сложных участках коммунистического строительства. Я с самого начала революции был в армии, а после демобилизации около 40 лет работал на стройках и заводах оборонного значения, откуда и ушел на пенсию. За свою работу награждён орденом и медалями. Вышеизложенные факты свидетельствуют о том, что бабушка Яна Рокотова, воспитавшая таких детей, не могла плохо воспитать внука. Более вероятно, что на нём сказался тяжелый путь лагерной жизни… Товарищ Хрущев, Вы в своих выступлениях неоднократно высказывали мысль, что и преступнику, осознавшему свою вину, раскаявшемуся в своем преступлении, можно поверить. Это Вы сделали, когда к Вам обратился уголовный преступник и благодаря оказанному ему доверию он встал на правильный жизненный путь. Весь ход судебного разбирательства выявил, что Рокотов чистосердечно признался и раскаялся в своем преступлении, что благодаря его чистосердечным и искренним показаниям он помог как следствию, так и суду выявить и других преступников. Это отметил и прокурор, выступавший на суде. Он почувствовал и переоценил свою неправильную жизнь, ошибочность своего жизненного пути. Суд осудил Рокотова за тяжесть совершенного им преступления не по той статье Уголовного кодекса, которая действовала во время совершения им преступления, дав ему самый большой срок наказания — 15 лет по статье, которая вышла после того, когда Рокотов был арестован. Таким образом, к нему уже был применен закон обратной силы. Теперь, когда после суда уже прошло три недели… Прокуратура требует применения смертной казни по Указу, вышедшему первого июля 1961 г., то есть через две недели после вынесения приговора Московского городского суда, осудившего Рокотова на 15 лет. При создавшейся угрозе применения смертной казни Рокотову, я обязан обратиться к Вам и верю, и надеюсь в возможность предотвратить расстрел, принимая во внимание : 1. Рокотов не закоренелый преступник, преступление им совершено впервые. 2. Во время следствия и суда он чистосердечно признался и раскаялся, осознал свою преступную деятельность и благодаря его искренним показаниям помог следствию и суду раскрыть и других участников преступления, что он не воспользовался деньгами, как другие преступники, и не имел ни машины, ни дачи, не пьянствовал, жил в захудалой комнатушке. Поэтому я как отец, оставшийся на старости лет без двух ног, прошу учесть вышеизложенные смягчающие вину обстоятельства и то, что Ян Рокотов десять лет юношеского возраста без вины просидел в лагере… Не дайте совершиться беде несправедливого и незаконного применения смертной казни.

Орликов А. Л.»[19]

Из письма в ЦК КПССПравить

«…Мы, простые советские люди, сотрудники Московского завода приборов, убедительно просим вас быть беспощадными к этим отбросам, жалким подонкам и негодяям, гадкие души которых пусты, а они набрались наглости и перестали уважать советский строй. Они хуже предателей, они давно уже трупы, и мы просим вас, чтобы таким же другим неповадно было, приговорить всю эту преступную шайку к высшей мере наказания — расстрелу, чтобы не поганили они впредь неподкупную репутацию честных советских людей, не дышали с нами одним воздухом и не смели называться гражданами СССР…»[8]

В литературеПравить

  • Книга «Мы шагаем под конвоем». Автор — Исаак Фильштинский, 1994 год[20]
  • Книга «Двигая товар на улице Горького». Автор — Юрий Брохин, издана в 1975 г. издательством “Dial Press” Оригинальное название книги «Hustling on Gorky Street : sex and crime in Russia today»[21]

Документальные фильмыПравить

Художественные фильмыПравить

ФактыПравить

За три последних года правления Хрущева за экономические преступления было расстреляно около 5 тысяч человек. Статья 88 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года «Нарушение правил о валютных операциях» была отменена лишь в 1994 году. 1961 год — Исключение СССР из Международного юридического союза на длительный срок[18].

СлухиПравить

  • Валютные комбинации Яна были столь умело продуманы и настолько эффективны, что ходили слухи, будто в Западной Германии ему была присуждена премия за лучшую финансовую сделку последних десятилетий, а один из городов сделал его своим почетным гражданином. Если это даже легенда, то она сама по себе свидетельствует о той дани уважения, которое его финансовые способности вызывали в деловых кругах[22].
  • За ужином в ресторане гостиницы «Националь» Ян предложил банкиру воочию убедиться, что все гениальное просто, и доложил «акуле империализма» разработанную им схему обмена валюты в обход Госбанка СССР. После зачисления на счет RNT-23 энной суммы марок приезжающие в Москву иностранцы получали бы от Рокотова советские деньги по выгодному для них курсу, а выезжающие за границу советские граждане, выдав ему же рубли, получали бы за границей причитающуюся им сумму в твердой валюте. Координацию и контроль сделок по обмену марок на рубли и наоборот мог бы проводить либо менеджер банка, специально командированный в СССР, либо торговый атташе посольства ФРГ в Москве. Выгода от проводимых операций настолько возбудила банкира, что ему от избытка чувств приспичило опорожниться. Вернувшись из туалета, он заявил, что предложенная собеседником схема «даже не подлежит обсуждению, и того вскоре ждет слава лауреата Нобелевской премии». «Славы не нужно, лучше деньгами», — ответил Рокотов.[23]
  • В Нью-Йорке есть улица Рокотова, названная в честь Яна Рокотова.[18][24]
  • До сих пор существует легенда, что торговля джинсами фигурировала, как один из пунктов обвинения и в своем последнем слове они сказали: «И все-таки лучшая одежда — это джинсы!»[25]
  • Рассказывают, что после вынесения приговора в последнем слове Ян Рокотов сказал: «Прошу суд обратить внимание, что джинсы бывают только марки „Левис“, все остальное — просто штаны»[26]

Цитаты Яна РокотоваПравить

«Касаясь вопроса построения коммунистического общества, я говорил, что оно будет построено не ранее как через две тысячи лет, а значит — никогда. Другими словами, я не верил в идею построения коммунизма».[18]

"— Они меня все равно расстреляют, они без казней не могут,— сказал он подошедшему во время перерыва к скамье подсудимых журналисту,— но хоть года два я пожил как человек, а не как «тварь дрожащая»![22]

ПримечанияПравить

  1. Фёдор Раззаков. Начало теневой экономики. Дела Я. Рокотова, Б. Ройфмана и др.
  2. «Интернациональная литература»: подцензурное прошлое
  3. Фильштинский И. М. Ян Рокотов // Воля: Журнал узников тоталит. систем. — 1993. — № 1. — С. 54—56.
  4. Михаил Блоков. Фарцовщик всея Руси. Jewish.Ru. Дата обращения: 1 сентября 2020.
  5. Алексей Кузнецов. Суд идет. О судебных процессах прошлого. От античности до новейшей истории. — Москва: Эксмо, 2018. — 288 с. — (Дилетант). — ISBN 978-5-04-098091-8.
  6. 1 2 3 4 Рокотов Ян Тимофеевич (1928—1961) на время ареста — студент
  7. Хинштейн А. Короли и капуста / Публикация :: Федеральная Служба Безопасности. www.fsb.ru (21 декабря 1997).
  8. 1 2 Бурт В. Криминальный талант. www.stoletie.ru (5 июля 2011).
  9. По прозвищу Raser (Лихач)
  10. 1 2 Расстрелянных фарцовщиков воскресили как бренд
  11. Официальный сайт американской компании Рокотов и Фаинберг
  12. Rokotov & Fainberg
  13. [http://www.rokotoff.com Официальный сайт американской компании Рокотов и Фаинберг
  14. 1 2 http://www.staraya-moneta.ru/forum/forum43/topic173457/Расстрелянных (недоступная ссылка) фарцовщиков отчеканили в серебре
  15. Официальный сайт американской компании Рокотов и Фаинберг
  16. Свинцовая оттепель 61-го. Дело валютчиков / Документалистика / tvkultura.ru
  17. 1 2 Хроника-пресс. — Нью-Йорк, 1977.А. Д.САХАРОВ
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 Вести. Ru: Хроника одной казни. Хрущев против Рокотова
  19. Письмо отца Рокотова к Хрущеву
  20. Фильштинский И. М. Ян Рокотов // Воля : Журнал узников тоталит. систем. — 1993
  21. «Двигая товар на улице Горького». Автор - Юрий Брохин, издана в 1975 г (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 июля 2013. Архивировано 20 марта 2016 года.
  22. 1 2 Фильштинский И. М. Ян Рокотов, воспоминания
  23. Изнасилованная Фемида
  24. В Google Maps отсутствует.
  25. за джинсы (недоступная ссылка). Дата обращения: 3 июня 2019. Архивировано 17 мая 2018 года.
  26. Общий деноминатор (недоступная ссылка). Дата обращения: 11 июля 2013. Архивировано 14 июля 2014 года.

ИсточникиПравить