Открыть главное меню

«Русские» роты и батальоны НОАЮ

(перенаправлено с «Русские роты и батальоны НОАЮ»)

«Русские» роты и батальоны (сербохорв. ruski čete i bataljoni) Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) — тактические воинские подразделения во время Второй мировой войны, состоявшие полностью или частично из граждан СССР. Наименование подразделений не связано с их национальным составом. По установившейся традиции Советский Союз за рубежом называли Россией. В действительности же «русские» партизанские формирования состояли из представителей многочисленных национальностей Советского Союза[1].

В составе НОАЮ действовало 31 формирование уровня рота — батальон. Наиболее крупными по численности и известными являлись «русские» батальоны 18-й Словенской Базовицкой, Осиекской и 7-й Воеводинской ударных бригад[2][3].

Общие сведения о количестве и составе формированийПравить

В составе НОАЮ действовало 31 формирование уровня рота — батальон. В условиях войны количество «русских» формирований в разное время было различным. Многие формирования из советских людей передавались на пополнение в другие «русские», а иногда и югославские подразделения. Некоторые из них в связи с укрупнением, переформированием и переходом в другие части изменяли свои первоначальные названия. Не все подразделения сохранились до конца войны. Совместная операция советских войск и НОАЮ по освобождению Белграда явилась для многих подразделений окончанием их боевой деятельности. С ноября — декабря 1944 года до мая 1945 года участвовали в боевых действиях на территории Югославии в составе НОАЮ 15 «русских» формирований[2][4].

Состав бойцов «русских» подразделений можно условно разделить на три основные категории: бывшие военнопленные, принудительные рабочие и перебежчики из русских соединений и частей вермахта, сформированных из граждан СССР. Кроме них в «русских» подразделениях НОАЮ встречались люди разного этнического происхождения. Среди них были русские эмигранты — бывшие белогвардейцы, а также некоторая часть украинцев и русинов — граждан Югославии[К 1][5].

Командный состав «русских» подразделений был как смешанным (советско — югославским), так и полностью советским. Большинство командиров были офицерами. Югославские офицеры были в «русских» формированиях комиссарами, а иногда начальниками штабов.

Характерным был постоянный численный рост всех подразделений НОАЮ, состоявших из граждан СССР. Это объясняется увеличением количества советских людей, бежавших из нацистской неволи, а также, постоянным сосредоточением и консолидацией в отдельных формированиях всех советских людей, сражавшихся в определенных районах или воинских частях, где уже действовали «русские» подразделения.

Количественный состав «русских» батальонов, рот, взводов и отделений на протяжении всей войны изменялся и в среднем насчитывал соответственно: 150—280; 50—120; 20-50; 10-15 человек. В связи с постоянным увеличением числа советских людей в Югославии и сосредоточением их в «русских» подразделениях, характерным был процесс укрупнения формирований: отделения развертывались во взводы, взводы в роты, роты в батальоны[4].

Создание и развитие «русских» подразделенийПравить

До капитуляции Италии в составе НОАЮ не было сформировано ни одного подразделения из граждан СССР[8]. Первоначально советские граждане были рассредоточены по многочисленным подразделениям НОАЮ и партизанским отрядам. В связи с увеличением численности советских бойцов Верховный штаб НОАЮ стал сводить их в однородные по составу формирования. В них объединялись советские граждане, действовавшие с конца 1942 — начала 1943 года в составе одного партизанского отряда, одной части или соединения НОАЮ. Так здесь появились «русские» отделения, взводы, роты и батальоны. Они имелись на территории всех шести будущих национальных республик Югославии. Все формирования советских людей входили в состав частей НОАЮ и полностью подчинялись югославскому командованию[9].

Первые такие подразделения появились в октябре — декабре 1943 года. К 27 октября в 18-й Словенской бригаде 30-й дивизии формируется «русская» рота численностью до 80 человек из советских военнопленных, бежавших из немецких лагерей на территории Италии[10]. Из числа пленных красноармейцев, бежавших из немецкого лагеря в городе Бихач на северо-западе Боснии и Герцеговины, в конце ноября — начале декабря 1943 года в 1-й бригаде (до 17 мая 1943 года — 6-я Хорватская) 13-й Приморско-Горанской дивизии формируется так называемая «рота черкесов» (Četa Čerkeza)[8]. В состав роты вошло около 80 бойцов. Следующим стал «русский» батальон из бывших красноармейцев, численностью около 50 бойцов, бежавших из лагеря на территории Греции, сформированный 14 декабря в 1-й Македонско-Косовской бригаде. Формирование проводилось на горе Каймакчалан, расположенной на границе югославской Македонии с Грецией. «Русская» рота была образована в декабре 1943 года в составе 3-го батальона 1-й Воеводинской бригады. В это же время аналогичная рота создается в 4-й Черногорской пролетарской бригаде, а также в Пожаревацком партизанском отряде в Сербии из числа пленных красноармейцев, бежавших от четников Рончевича (Rončević), а после этого присоединившихся к партизанам НОАЮ.

 
Русская рота 3-й Словенской бригады, 1944 год

Среди иностранных формирований НОАЮ в 1944 году преобладали подразделения, сформированные из граждан СССР. Большую часть советских бойцов составляли бывшие военнопленные и принудительные рабочие. В общей сложности в 1944 году было сформировано 13 партизанских рот и 7 батальонов. Так называемые «русские» роты были сформированы в Жумберакско-Посавском партизанском отряде, 1-й Краинской ударной бригаде, 1-й Косовско-Метохийской бригаде, Мославинском партизанском отряде, 1-й Мославинской бригаде, 1-й Истрийской бригаде «Владимир Гортан», 14-й Сербской ударной бригаде, 15-й Маевицкой бригаде, 3-й Словенской бригаде «Иван Градник», 13-й Пролетарской бригаде «Раде Кончар», Осиекской бригаде, 16-й Молодёжной бригаде «Йоже Влахович», 25-й Бродской бригаде, Ибарском и Посавском партизанских отрядах.

13 марта 1944 года в селе Рокитница возле города Рибница в составе 9-й Словенской бригады 18-й дивизии 7-го корпуса сформирован 5-й «русский» батальон[К 2][11]. В этом же месяце образован 2-й «русский» батальон 18-й Словенской Базовицкой бригады 30-й дивизии 9-го корпуса.

В конце апреля 1944 года, из граждан СССР, красноармейцев бежавших из концентрационных лагерей и перебежчиков из русских воинских формирований вермахта, формируется Русский батальон Туропольско-Посавского партизанского отряда. Первоначально он состоял из 2-х, а позже и 3-х рот численностью около 240 бойцов. 26 июля 1944 этот батальон был передан для усиления в состав бригады «Франьо Oгулинац Сельо» и распределён между её 1-м, 2-м и 3-м батальонами. «Русские» роты в структуре батальонов этой бригады получили четвёртые порядковые номера.

Из бывших военнопленных в апреле 1944 года создан 5-й Русский батальон 1-й Ликской пролетарской бригады. Это подразделение просуществовало недолго и было расформировано 17 мая 1944 года. 2 июля 1944 года в районе Босутских лесов, из красногвардейцев бежавших из немецкого плена в составе 7-й Воеводинской бригады был сформирован «русский» батальон (в начале имел 3-й номер, затем 4-й). Батальон состоял из трёх рот общей численностью около 250 солдат. В ноябре 1944 года, по просьбе штаба 3-го Украинского фронта, батальон был направлен в состав 52-й дивизии 68 стрелкового корпуса.

 
4-й батальон Осиекской ударной бригады, осень 1944 года

2-го августа 1944 года в Осиекской бригаде 12-й Славонской дивизии из числа советских бойцов созданной в мае 1944 года «русской» роты был сформирован 4-й батальон. Сначала он состоял из 138 человек, а в декабре 1944 года насчитывал уже около 250 человек. В январе 1945 года большая часть советских бойцов перешла в расположение Красной армии на Вировитицком плацдарме.

Из бывших красноармейцев, бежавших 26 — 27 ноября 1944 года из немецкого 21-го армейского корпуса и вступивших в состав НОАЮ, 29 ноября вблизи Подгорицы (Титоград) создан 5-й Русский батальон 5-й Черногорской пролетарской бригады. Он имел четыре роты общей численностью около 140 бойцов. В феврале 1945 года личный состав батальона был отправлен в Белград в расположение Красной армии.

Из граждан Советского Союза в конце войны сформировали 1-ю Русскую ударную бригаду. Она была создана 5 мая 1945 года на базе 2-го батальона 18-й Словенской ударной Базовицкой бригады 30-й дивизии 9-го корпуса НОАЮ в селе Шемпас (Šempas) в районе города Нова-Горица. В состав бригады были включены около 600 советских бойцов 9-го корпуса. После образования бригада участия в боевых действиях не принимала. Её личный состав был отправлена через Любляну и Белград в Советский Союз. В конце войны постепенно были расформированы и другие подразделения Народно-освободительной армии, состоящие из советских граждан.

В частях НОАЮ было сформировано ряд подразделений из граждан сразу нескольких стран. Их называли международными. Первое такое формирование возникло в ноябре 1943 года в Словении, в районе города Толмин, из числа граждан Советского Союза и югославов (словенцев, сербов и хорватов) в формате международного батальона 18-й Словенской бригады. Батальон имел три роты — «русскую», сербо-хорватскую и словенскую.

24 июня 1944 годка на горе Караорман в районе города Збажди в западной части югославской Македонии сформирована 1-я Косовско-Метохийская бригада в составе двух косовских и «русского» батальонов. 2 июля 1944 года, на следующий день после формирования 12-го Воеводинского корпуса, в Босутских лесах между селами Бартовац (Bartovac) и Липовац (Lipovac) формируется 7-я Воеводинская бригада. В её состав вошли три батальона: 1-й батальон из состава 6-й Воеводинской бригады), 2-й батальон был сформирован из подразделений 2-го сремского партизанского отряда, а 3-й батальон («русский») — из числа красноармейцев, бежавших из немецкого плена. Вскоре в селе Слободна Власт (Славония) был сформирован 4-й батальон. «Русский» батальон воевал в составе бригады до 6 октября 1944 года, после чего был переподчинен штабу 12-го Воеводинского корпуса.

В конце войны образованы ещё три международных батальона, состоящих из граждан разных государств. 18 апреля 1945 года в 1-й Словенской ударной бригаде «Тоне Томшич» недалеко от города Целе сформировали международный 4-й батальон численностью 170 бойцов. Десять дней спустя, 28 апреля 1945 года в горах Черни-Врх в долине Савы был сформирован международный батальон 11-й Словенской бригады «Милош Зиданшек». Он состоял из 148 бойцов. (расформирован 11 мая 1945 года). 1-го мая в селе Миклавж-при-Табору, расположенного недалеко от города Жалец, сформировали международный 3-й батальон 6-й Словенской бригады «Славко Шландер». Он насчитывал 147 бойцов. В этих международных батальонах состояли советские граждане, австрийцы, поляки, венгры, югославы и другие.

«Русские» батальоныПравить

 
Русский батальон Осиекской ударной бригады, Славония, осень 1944 года

«Русские» ротыПравить

  • Вировитицкой бригады 40-й дивизии 6-го Славонского корпуса — 60 чел.
  • Осиекской бригады (3-я рота 3-го батальона) — 61 чел. (на 29.12.1944 г.)
  • 1-й Воеводинской бригады (3-й батальон) — 80-100 чел.
  • 1-й Краинской ударной бригады
  • 1-й Косовско-Метохийской бригады
  • 1-й Истрийской бригады «Владимир Гортан» (2-я рота 2-го батальона) — 70-80 чел. (на 10.1944 г.)
  • 1-й Мославинской бригады — 90 чел. (на 20.10.1944 г.)
  • 1-й бригады 13-й Приморско-Горанской дивизии 11-го Хорватского корпуса — 80-100 чел.
  • 1-й Словенской пролетарской ударной бригады «Тоне Томшич»
  • 2-й Македонской бригады 41-й дивизии
  • 3-й Воеводинской бригады 36-й дивизии 12-го Воеводинского корпуса — 70-80 чел.
  • 3-й Словенской бригады «Иван Градник» — 80-100 чел
  • 4-й Черногорской пролетарской бригады — 50-70 чел.
  • 6-й Краинской ударной бригады[13]
  • 8-й Краинской ударной бригады 10-й дивизии 5-го корпуса
  • 11-й Словенской бригады «Милош Зиданшек» — 70-90 чел.
  • 13-й Пролетарской бригады «Раде Кончар» — 80 чел.
  • 13-й бригады «Мирко Брачич» 14-й дивизии 4-й оперативной зоны Словении — 50 чел.
  • 14-й Сербской бригады 23-й дивизии 14-го Сербского корпуса (3-я рота 4-го батальона) — 80-85 чел.
  • 15-й Маевицкой бригады — 30-50 чел.
  • 16-й Молодежной бригады «Йожа Влахович» — 70-90 чел. (на 05.1944 г.)
  • 18-й Словенской бригады (Международного батальона)
  • 19-й бригады «Сречко Косовел» (4-я рота 3-го батальона) 30-й Словенской дивизии — 70 чел. (март 1944)[14]
  • 25-й Бродской ударной бригады (3-я рота 2-го батальона)
  • Жумберакско-Посавского партизанского отряда
  • Ибарского партизанского отряда — 70-110 чел.
  • Мославинского партизанского отряда
  • Пожаревацкого отряда — 50-80 чел.
  • Посавского партизанского отряда 6-го Славонского корпуса
  • Туропольско-Посавского партизанского отряда
  • 1-го батальона бригады «Франьо Огулинац Сельо»
  • 2-го батальона бригады «Франьо Огулинац Сельо»
  • 3-го батальона бригады «Франьо Огулинац Сельо»

Оценки боевой деятельностиПравить

«Русские» роты и батальоны НОАЮ действовали в соответствии с задачами и приказами югославского командования. В публикациях содержится много сведений об участии советских бойцов в наступательных и оборонительных боях, боевых действиях на коммуникациях противника (есть много сообщений о действиях «русских» подразделений на основных линиях коммуникаций, связывающих Белград и Загреб, Скопье и Салоники, Триест и Любляну). Они штурмовали города и опорные пункты неприятеля, устраивали засады на дорогах, нападали на транспортные колонны, уничтожали мосты и эшелоны, средства связи и железнодорожное полотно. Словом, делали всё то, что и их югославские товарищи[15].

Противостояние с сильным противником, зачастую превосходящим партизанские части по численности, огневой мощи и организации, определяло активный и маневренный характер военных действий частей НОАЮ и их советских подразделений. Опубликованные материалы содержат многочисленные сообщения об участии советских бойцов из состава Базовицкой, 7-й Воеводинской, Осиекской и других бригад в рейдах, переходах, маршах и походах[15].

«Русские» формирования часто действовали в условиях горной, покрытой лесом местности, отсутствия сплошной линии фронта, в отрыве от своих главных сил. Имеются примеры проявления инициативы, мужества и боевого мастерства командиров и солдат в условиях быстроменяющейся обстановки, захвата и удержания ими господствующих высот, элементов транспортной инфраструктуры, нанесения маневренных ударов с заходом в тыл неприятеля. Есть много свидетельств действий «русских» подразделений на основных, решающих участках борьбы.

 
Группа бойцов и командиров 2-го Русского батальона 18-й Словенской ударной Базовицкой бригады, май 1945 года

Согласно отчёту штаба 9-го Словенского корпуса, 2-й Русский батальон Базовицкой бригады трижды спасал весь корпус в сложных ситуациях[15].

Штаб 6-го Славонского корпуса в отчёте Главному штабу народно-освободительной армии и партизанских отрядов (НОАиПО) Хорватии отметил всю «русскую роту, которая своими контратаками на противника наибольше способствовала выходу из окружения подразделений Осиекской бригады», попавшей в засаду домобран 29 мая 1944 года на участке между селами Чаглин и Мигаловци[16].

За блестящую победу над гарнизоном противника был отмечен благодарностью югославского командования весь личный состав «русской» роты 8-й Краинской бригады. Многих бойцов представили к наградам, а командир роты А. А. Болотов был награждён орденом Партизанской Звезды III степени[15].

Штаб ударной бригады «Франьо Огулинац Сельо» несколько раз сообщал в своих донесениях в вышестоящие штабы о том, что в боях отличились бойцы «русской» роты 1-го батальона. В разных оперативных документах соединений и частей НОАЮ красноречивые фразы: «Особенно проявила себя в бою русская рота, русский батальон» — встречаются довольно часто[15].

О боевых заслугах бойцов «русских» формирований свидетельствуют полученные ими награды. Более 250 воинов 1-й Русской ударной бригады отмечены югославскими орденами и медалями. Всего орденами и медалями СФРЮ награждены более 500 советских бойцов[15].

Известные командирыПравить

См. такжеПравить

КомментарииПравить

  1. Историк И. Г. Буркут пишет, что в составе 6-го ударного корпуса НОАЮ в Славонии действовал «русско — украинский» батальон под командованием капитана Милоша Вуйича-Белаца. Известно, что единственный «русский» батальон в 6-м корпусе был в составе Осиекской бригады. Здесь воевало и подавляющее большинство югославских украинцев — бойцов 6-го Славонского корпуса. В ноябре 1944 года 44 из 64 украинцев 6-го корпуса значились в рядах Осиекскои бригады. Отчёт 12-й Славонской дивизии по состоянию на 1 декабря 1944 года содержит данные о наличии в Осиекской бригаде 36 из 44 украинцев этого соединения[5][6][7].
  2. Согласно информации Белградского военно-исторического института, батальон образовали из представителей различных национальностей СССР, перешедших из немецкой армии в состав 7-го корпуса НОАЮ. По сведениям историка Казака В.Н., батальон состоял из двух рот. Командиром батальона был лейтенант — танкист Алексей Гаврилов, командирами рот: Александр Мадигулов и Павел Пуляев. В конце апреля 1944 года батальон был расформирован. Личный состав разделили на 3 группы по 26-30 человек и распределили по трём бригадам 18-й дивизии с целью их укрепления опытными бойцами[11][12].

ПримечанияПравить

  1. Бушуєва Т. С. «Русские» роты и батальоны в Народно-освободительной армии Югославии. // Советское славяноведение: журнал. — 1972. — № 3. — С. 11.
  2. 1 2 Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — Москва: Наука, 1973. — С. 32.
  3. Бушуєва Т. С. «Русские» роты и батальоны в Народно-освободительной армии Югославии. // Советское славяноведение: журнал. — 1972. — № 3. — С. 14-16.
  4. 1 2 Бушуєва Т. С. «Русские» роты и батальоны в Народно-освободительной армии Югославии. // Советское славяноведение: журнал. — 1972. — № 3. — С. 17-19.
  5. 1 2 Буркут, 2011, с. 44—45.
  6. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1967. — t. 5, knj. 35. — S. 332.
  7. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — t. 5, knj. 36. — S. 12-13.
  8. 1 2 Nikola Anić, Sekula Joksimović, Mirko Gutić. Narodno oslobodilačka vojska Jogoslavije. Pregled Razvoja Oruzanih Snaga Narodnooslobodilnackog pokreta 1941—1945. — Beograd: Izdaje Vojnoistorijski institut, 1982. — S. 308—312.
  9. Бушуєва Т. С. «Русские» роты и батальоны в Народно-освободительной армии Югославии. // Советское славяноведение: журнал. — 1972. — № 3. — С. 14.
  10. Семиряга М. И. Советские люди в европейском сопротивлении. — Москва: Издательство «Наука» — 1970. С. 124—129.
  11. 1 2 Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1967. — t. 6, knj. 13. — S. 64.
  12. Казак В. Н. «Побратимы: Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941—1945». — Москва: издательство «Мысль» — 1975 — С. 39—40.
  13. Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — Москва: Наука, 1973. — С. 43.
  14. Radosav Isaković — Rade. Kosovelova brigada. — Ljubljana: Odbor Kosovelove brigade, 1973. — S. 245.
  15. 1 2 3 4 5 6 Казак В. Н. «Побратимы: Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941—1945». — Москва: издательство «Мысль» — 1975 — С. 156—160.
  16. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1963. — t.5, knj. 28. — S. 226—227.

ЛитератураПравить

  • Буркут Игорь. Югославские русины и украинцы во Второй мировой войне 1941—1945 гг . // Русин : журнал. — Кишинев: Общественная ассоциация «Русь», 2011. — Вып. 2 (24). — С. 37–51. — ISSN 1857-2685.
  • Бушуева Т. С. «Русские» роты и батальоны в Народно-освободительной армии Югославии. АН СССР, Институт славяноведения и балканистики — Москва: издательство «Наука» — журнал Советское славяноведение — № 3, 1972.
  • Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — М.: Наука — 1973.
  • Зеленин В. В. Участие советских людей в народно-освободительной войне Югославии, АН СССР. Институт славяноведения и балканистики. Москва: Издательство «Наука» — журнал Советское славяноведение, 1965. — № 6.
  • Казак, В. Н. Побратимы: Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941—1945. — Москва : Мысль — 1975.
  • Семиряга М. И. Советские люди в европейском сопротивлении. — Москва: Издательство «Наука» — 1970.
  • Владимир Огнев, Судьба человека. — Москва: газета Литературная Россия, Архив: № 19-20. — 17 мая 2013.