Русско-прусская объединённая армия 1813 года

Русско-прусская объединённая армия 1813 года была создана в результате подписания Калишского союзного трактата 28 февраля 1813 года путём объединения русской и прусской армий. Русско-прусская союзная армия участвовала в войне шестой коалиции против Великой армии Наполеона I в 1813 году.

Русско-прусская объединённая армия
Годы существования 28 марта - 11 августа 1813 (новый стиль)
Страна
Подчинение союзным монархам
Включает в себя русские и прусские войска
Функция Война шестой коалиции
Численность около 250 тыс. чел.
Командиры
Действующий командир генерал-фельдмаршал Кутузов
Известные командиры Витгенштейн, Блюхер, Барклай-де-Толли

Предыстория созданияПравить

К концу декабря 1812 года Великая армия Наполеона была максимально ослаблена и фактически перестала существовать. Многие русские государственные деятели (канцлер Н. П. Румянцев, генерал-фельдмаршал М. И. Кутузов) полагали, что настало время для заключения с Наполеоном мира на выгодных для России условиях. Считали, что понесённые убытки могли быть компенсированы за счёт присоединения к России части территорий Пруссии (до Вислы). Продолжение военных действий необходимо было прекратить, так как армия была ослаблена тяжёлыми переходами и находилась на территории, разорённой войной[1]. Однако, Александр I был убеждён, что «всякий мир с Наполеоном был не что иное, как более или менее кратковременное перемирие». Последний мог легко возместить урон и восстановить армию. Изучив опыт неудачного похода, он при новом вторжении действовал бы более осмотрительно. Необходимо было окончательно разбить Наполеона и восстановить в Европе баланс сил. Александр I считал, что «нельзя терять ни секунды в столь решающий момент, когда Наполеон максимально ослаблен», а авторитет России в Европе несказанно высок. Русские войска должны «устремиться в Германию для того чтобы установить контроль над как можно большей частью её территории и привлечь Пруссию и Австрию на сторону России»[2].

В декабре 1812 года генерал-губернатор Риги маркиз Ф. О. Паулуччи сделал предложение генерал-лейтенанту Л. Йорку — командиру прусского корпуса принять нейтралитет и не препятствовать продвижению русской армии. Корпус находился в составе левого фланга наполеоновской армии и оказался изолированным. 30 декабря 1812 года в городе Таураге Йорк и генерал русской армии И. И. Дибич подписали Таурогенскую конвенцию, согласно которой прусский корпус Йорка объявлялся нейтральным и более не препятствовал операциям русской армии. Узнав об измене Йорка, И. Мюрат спешным образом отступил за Вислу. Восточная Пруссия и все прочие прусские земли к востоку от Вислы оказались под контролем русских. Получив известие о Тауронгенском соглашении, Фридрих Вильгельм III публично заявил о денонсации конвенции и направил Наполеону заверение о неизменной лояльности.

Основа созданияПравить

В январе 1813 года Фридрих Вильгельм III перешёл к дипломатическим «манёврам». Он направил своего военного советника полковника К. Ф. Кнезебека сначала в Вену, а затем к Александру с целью заключения с Россией оборонительно-наступательного союза[3]. Союзный договор был подписан с прусской стороны 27 февраля в Бреслау канцлером бароном К. А. фон Гарденбергом и с русской стороны 28 февраля в польском городе Калише генерал-фельдмаршалом М. И. Кутузовым. Калишский союзный договор явился основой создания объединённой русско-прусской армии.

Согласно трактату, стороны договорились определить точные силы для немедленного задействования. Александр I обязался выставить армию численностью в 150 тысяч человек. Все части прусских армий должны были приступить к совместным действиям с частями русской армии с момента ратификации договора. Стороны договорились немедленно утвердить план действий. Фридрих Вильгельм обязался направить штаб-офицера в главную квартиру Александра, который должен был постоянно состоять при ней. Александр I и Фридрих Вильгельм III договорились прилагать «все свои старания к тому, чтобы склонить Венский двор присоединиться возможно скорее к их делу».

План действийПравить

К концу апреля 1813 года Наполеон собрал во Франции свежую армию и повёл её к Лейпцигу. Новая армия насчитывала более 200 тыс. человек. Основной недостаток армии состоял в нехватке кавалерии: в России было потеряно 175 тыс. лошадей. Франция была бедна лошадьми. Конные заводы в Польше и северо-восточной Германии были потеряны. Попытки приобрести лошадей у австрийцев были отклонены[4].

Командованию объединённой армии необходимо было выработать стратегию, которая смогла бы максимально возможно задержать наступление Наполеона и выиграть время для принятия Австрией решения о присоединении к коалиции. План действий был выработан командующим объединённой армией фельдмаршалом М. И. Кутузовым и Г. Шарнхорстом в Главном штабе и одобрен монархами.

Предусматривалось разделение объединённой армии на две части: левая часть под командованием Блюхера должна была вести наступление на юго-запад Саксонии. Правая часть под командованием генерала от кавалерии графа П. Х. Витгенштейна должна была наступать на Берлин. Численность левой части объединённой армии составляла 40 тыс. человек (27 тыс. прусских солдат и русский авангард численностью 13 тыс. под командованием генерал-лейтенанта Ф. Ф. Винцингероде). Правой части — 50 тыс. чел. (20 тыс. русских и корпус Йорка — 30 тыс. прусских солдат). Главная причина разделения: опасение возможного обхода Наполеоном[5].

Кутузов опасался разделения. Он старался привлечь внимание офицеров штаба к южному направлению (к линии Эрфурт-Лейпциг-Дрезден), на котором концентрировались основные силы наполеоновской армии. Однако, Витгенштейн и часть высшего генералитета Пруссии считали, что необходимо одновременно действовать как на юге Саксонии, так и защищать Берлин[6]. Резервов не хватало. У Наполеона появлялась возможность поочерёдно разбить сначала армию союзников на юге Саксонии, а затем объединённый корпус Витгенштейна в Пруссии. Это была главная проблема Главного штаба союзной армии весной 1813 года.

 
Карта Пруссии

Предложенная офицерами штаба оборонительная стратегия не давала преимущества: встав на Эльбе, союзники подарили бы Наполеону дополнительное время на сосредоточение. По мнению К. Клаузевица атаковать Э. де Богарне при Магдебурге также не имело смысла: вице-король в случае соприкосновения с противником отступил бы и увёл силы союзной армии с ключевой линии боевых действий Лейпциг-Дрезден[7].

Компания 1813 года началась на значительном удалении к западу от Эльбы благодаря блестящим действиям мобильных «летучих» отрядов Чернышёва, Воронцова, Ф. К. Теттенборна, Бенкендорфа. 27 марта Ф. Ф. Винцингероде занял Дрезден. Русско-прусская объединённая армия рассредоточилась по территории Саксонии и двинулась к Лейпцигу[8]. К. Клаузевиц считал верной наступательную стратегию союзников на линии Дрезден-Лейпциг, с тем чтобы дать сражение Наполеону близ Лейпцига. Неожиданность, большое количество ветеранов в рядах войск союзников и превосходство в кавалерии давали «некоторую надежду на победу, но не более того»[7].

Формирование резервовПравить

Прусские резервы (численностью около 250 тыс. чел.) формировались в четырех областях Пруссии: в Восточной - под руководством Йорка; в Западной - под руководством Бюлова; в Померании - под начальством Борстеля; в Силезии (наибольшая часть) - под начальством Блюхера[9]. В феврале – марте 1813 года из районов формирования для действующей армии были подготовлены 100 000 чел.[10]. Тогда как резервы прусских войск формировались на территории Пруссии в непосредственной близости от театра военных действий, резервы русских войск доставлялись из центральной России к местам формирования за тысячи километров. Основную тяжесть по доставке отрядов (партий) рекрутов несли партионные офицеры. В процессе длительных маршей они обучали рекрутов. Главной задачей было доставить рекрутов здоровыми: потери составляли до 30 процентов от партии[11]. К середине марта 1813 года Резервная армия направила в действующую армию 37 484 человека подготовленных резервов[12]. 8 июня 1813 года Александр I проводил смотр резервистов, прибывших из Петербурга и Ярославля и находившихся на марше три месяца. Британский представитель Роберт Вильсон вспоминал, что император был поражен внешним видом пехотинцев и кавалерии, «их материальная часть выглядели так словно они только что покинули казармы для участия в параде», всадники и лошади «выглядели столь же свежими». Он отмечал, что «если бы английские батальоны прошли одну десятую часть такой же дистанции, они бы хромали в течение» несколько недель и снаряжение оказалось бы в плачевном состоянии[13]. К 14 апреля 1815 года Резервная армия достигла «небывалой мощи», её численность составила 325 тыс. человек[14].

СраженияПравить

Освобождение БерлинаПравить

10 февраля отряд Воронцова при Рогазене и 12 февраля отряд Чернышёва при Цирке нанесли поражение подразделениям армии Наполеона. Наступление передовых частей русских войск создало угрозу окружения французской группировки у Познани и вынудило вице-короля Эжена де Богарне ускоренно отступить за Одер. 17 февраля отряды Теттенборна, Чернышёва переправились на левую сторону Одера и 21 февраля атаковали берлинский гарнизон. Атака позволила отрядам Чернышёва, Теттенборна, Бенкендорфа взять под контроль пути к Берлину, что способствовало осуществлению бескровного освобождения столицы Пруссии войсками русско-прусской объединенной армии. 3 марта войска авангарда армии Витгенштейна под командованием Репнина подошли к Берлину. Вице-король Эжен де Богарне, получив известие о движении союзных войск к Берлину в ночь на 4-е марта выдвинул свои силы из столицы Пруссии на виттенбергскую дорогу. Оборонять Берлин было невозможно, «как по топографическим свойствам местности», так и по соображениям острого неприятия горожанами французов[15]. 4 марта в 6 часов утра отряд Чернышева вошел в город. Следом за ним — авангард Репнина. 11 марта войска армии Витгенштейна триумфально вступили в Берлин. Изгнание французов из Берлина подняло на невиданную высоту морально-психологическое состояние немецкого народа в борьбе с завоевателем.

Первое кровопролитное сражениеПравить

28 марта Витгенштейн выступил из Берлина с намерением соединиться с армией Блюхера: двигаться на Гросенхайн и переправиться через Эльбу между Мейсеном и Торгау[16]. 3 апреля армия Блюхера достигла Дрездена и расположилась по линии БорнаЦвиккау[17]. Вице-король получил от Наполеона приказ «препятствовать соединению армий Витгенштейна и Блюхера»[16]. Выполняя приказ, Богарне, с целью отвлечь внимание Витгенштейна от движения в сторону Лейпцига, сконцентрировал войска перед Магдебургом на правом берегу Эльбы[18]. Корпуса союзной армии находились на марше и были растянуты от Цербста до Циезара. Однако, 5 апреля Витгенштейн решительно атаковал войска вице-короля на фронте 7 верст и отбросили последние к линии ШтасфуртАшерслебен [19]. Это было первое кровопролитное боестолкновение частей русско-прусской армии с французами. Победа в сражении «поселила в прусских войсках доверие к себе и к начальникам своим»[20].

 
Прусские солдаты и офицеры
 
Русские офицеры
 
Русские егеря

Население средней Германии радостно встретило появление союзных войск – всюду желали успехов. Однако, население не вооружалось[16]:

хладнокровно ожидая, чем кончится война, поднятая Александром I, за независимость Германии

.

В Силезии ситуация была иной. Правительство Пруссии делало «все возможное для решительной борьбы за возвращение независимости и находило пламенный отголосок в сердцах подданых»: повсеместно создавалось народное ополчение (конный и пеший ландвер). Мужчин, не вошедших в регулярную армию и ландвер, поголовно вооружали. Шла подготовка к упорнейшей народной войне[21]. Наполеон жаждал побед и накапливал силы между Вюрцбургом и Эрфуртом[22]. Бонапарт заявлял[23]:

Дом Гогенцоллерский недостоин обладать престолом; прусская монархия распадется на части: Восточная и Западная Пруссии отойдут к Польше, Силезия отойдет к Австрии, прочие области присоединяться к Вестфальскому Королевству

.

На фоне заявлений Наполеона, поляки ожидали прибытия новой французской армии и готовились к «поголовному» восстанию против русских и прусских войск[23]. Кутузов, опасаясь обхода Наполеоном левого фланга союзных войск у Хофа, приказал Витгенштейну и Блюхеру сосредоточить силы на линии БорнаХемниц. Возможный маневр обхода, как полагал Кутузов, позволял Наполеону занять Дрезден и быстро двинуться на Герцогство Варшавское. Фельдмаршал приказал Витгенштейну не обращать внимание на попытки вице-короля атаковать Берлин и даже предложил пожертвовать им. Это был последний приказ прославленного полководца перед своей смертью[22].

При ЛютценеПравить

План действий в сражении при Лютцене объединённой армии был разработан Дибичем и одобрен Главным штабом. Суть замысла: утром 2 мая осуществить внезапную атаку с целью уничтожения передовых корпусов французов на марше, когда они были растянуты, не дожидаясь подхода основных сил. Однако, исполнение задуманного было осложнено заменой офицеров Главного штаба, на вновь назначенных, новым главнокомандующим русско-прусской армии — генералом Витгенштейном (Кутузов скончался 28 апреля). Планы передвижения войсковых частей в ночное время были не точно согласованны: колонны стали «натыкаться одна на другую». Первая линия союзных войск оказалась на месте не в 6 часов утра, а только «через пять часов после намеченного срока»[24]. Сражение разгорелось у деревень Гроссгёршен и Штарзидель. Ней расположил пять дивизий в «рассыпном порядке» без мер предосторожности. Первая атака Г. Л. Блюхера застала Нея врасплох. Однако, планирование операций и рекогносцировка офицерами штаба русско-прусской армии была проведена не лучшим образом: корпус Мармона был размещён таким образом, чтобы оказать поддержку Нею, «из-за волнообразной, распаханной земли из Главного штаба коалиции не было возможности видеть то, что находилось за ближайшей возвышенностью, где располагались позиции противника». Корпус М. А. Милорадовича так и не вступил в бой, хотя находился в нескольких километрах от места сражения. Превосходство в кавалерии не дало союзной армии преимущества.

Основная тяжесть сражения выпала на прусскую пехоту, которая «продемонстрировала выдающуюся отвагу». Русские подошли ей на помощь далеко за полдень. Сдерживая угрозу на правом фланге сил коалиции, русские части корпуса Евгения Вюртембергского понесли большие потери. Солдатам Нея и Мармона удалось сдержать атаки союзных сил и дождаться подхода остальных корпусов армии Наполеона. Подавляющее численное превосходство противника вынудило союзною армию начать отступление. По мнению Клаузевица, сражение под Лютценом не стало «серьёзным поражением» русско-прусской армии. Однако, итог битвы мог быть другим, «если бы в распоряжении сторон оказалось ещё пару часов светового дня»[25].

При БауценеПравить

После сражения при Люцене русско-прусская объединённая армия, благодаря продуманным действиям арьергардов, спокойно отходила к Эльбе[26]. 8 мая французы заняли Дрезден. Командующий русско-прусской объединённой армией Витгенштейн отказался от намерения защищать линию на Эльбе[27] и к 12 мая отвел союзную армию за Шпрее к креквицким (бауценским) высотам [28]. 18 мая в Главную квартиру поступило донесение о приближении к Хоейрсверде корпуса Лористона – авангарда армии Нея ( 60 тыс. чел.). В ночь на 19 мая войска Барклая-де-Толли (около 24 тыс. чел.) выдвинулись навстречу противнику к Кёнигсварте[29]. Геройские действия Барклая при Кёнигсварте и Йорка при Вайсиге позволили существенно ослабить корпус Лористона и задержать продвижение Нея к Бауцену. Однако, задача по разгрому вражеской группировки, в виду её подавляющего численного превосходства, не была выполнена. Удалось выявить задуманный Наполеоном манёвр - окружение войсками Нея правого фланга армии Витгенштейна, а также уязвимость самой позиции союзных войск. Тем не менее, Александр I и Фридрих Вильгельм III, несмотря на угрозу, решили не отводить армию и дать Наполеону сражение при Бауцене, чтобы «не показаться в глазах Австрии слишком слабыми»[28].

Исход сражения при Бауцене «стал большим разочарованием» для Наполеона. Он всего лишь «оттеснил противника вдоль линии отступления, потеряв 25 000 человек против 10 850 убитых и раненых» в рядах объединённой русско-прусской армии. Барон фон Оделебен, саксонский офицер в штабе Наполеона, наблюдал следующее"[30]:

«…русские отступали очень упорядоченно» и «провели отступление, которое может считаться тактическим шедевром»… хотя линии союзников были смяты по центру, французам так и не удалось ни отрезать часть армии противника, ни захватить неприятельскую артиллерию"

.

Сопротивление арьергардами под командованием Милорадовича, Евгения Вюртенбергского, Йорка, проводимое организованно и хладнокровно, заставило армию Наполеона продвигаться «черепашьими шагами», изматывая её и причиняя значительный урон в живой силе. Спустя четыре дня после сражения при Бауцене, прусская кавалерия при Хайнау устроила засаду французскому авангарду генерала Мезона и «наголову его разбила».

Перед Наполеоном предстала кавалерия союзников, сильно превосходящая его собственную, и невозмутимые русские арьергарды, подобные тем, что он преследовал в предыдущем году до самой Москвы … Наполеон не был бы человеком, если бы не содрогнулся при мысли о том, что ему придется возобновить ту же игру в мае 1813 г. [31]

.

Итоги боевых действий объединённой армииПравить

 
Линия демаркации

22 мая 1813 года Барклай-де-Толли сменил графа Витгенштейна на посту главнокомандующего объединённой русско-прусской армии [32]. Сражения, имевшие место в Саксонии, задержали наступление Наполеона и выиграли время для принятия Австрией решения о присоединении к коалиции. Ресурсы Пруссии и Австрии оказались недосягаемы для Наполеона. Армия Наполеона совершенно расстроилась, солдаты утомились от непрерывных безрезультатных боев. Снабжение французских войск было неудовлетворительным. Войска были истощены, число заболевших резко возросло. Необходимо было привести в порядок кавалерию. 4 июня 1813 года Наполеон дал указание доверенному лицу маркизу де Коленкуру подписать соглашение о перемирии. Со стороны союзной армии соглашение подписали уполномоченные Барклаем-де-Толли офицеры, граф Шувалов и генерал-лейтенант Клейст[33].

Соглашением о перемирии была определена линия демаркации, за которую войска должны были быть отведены к 12 июня. Созданы нейтральные зоны шириной от 3 до 5 миль[34]. Линия демаркации пролегала от богемской границы через Lahn до Нейкирха[en], далее по реке Кацбах до устья с Одером и далее до границы Саксонии, и далее по границе до Эльбы и вниз по течению этой реки [35][36].

Силы объединенной русско-прусской армии оставили Гамбург, а войска Наполеона - Бреслау, занятый ими 1 июня[37]. Почти вся Саксония должна была находиться под контролем французов, а вся Пруссия под контролем объединённой русско-прусской армии. Осаждённые французские гарнизоны, в крепостях Данциг, Модлин, Замосць, Штеттин и Кюстрин[de] должны были каждые 5 дней снабжаться продовольствием противостоящими войсками. Вокруг осажденных городов были созданы нейтральные зоны шириной около 4-х верст [34].

ПеремириеПравить

В «течение следующих двух с половиной месяцев высшая европейская дипломатия сосредоточилась на небольшой территории между ставкой Наполеона в Дрездене» и главным штабом коалиции в Райхенбахе[38]. 27 июня в Райхенбахе был подписан договор между Австрией, Россией и Пруссией (см. Рейхенбахские конвенции (1813)) об условии присоединения Австрии к 6-й антинаполеоновской коалиции. Заключены субсидные конвенции (см. Рейхенбахские конвенции (1813)). Разработан план совместных действий войск коалиции («Трахенбергский план»).

С момента присоединения Швеции и Австрии к коалиции объединённая русско-прусская армия перестала существовать.

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить