Непризнанные и частично признанные государства

Непри́знанные и части́чно при́знанные госуда́рства (также используются другие названия, см. § Терминология), в самом широком определении — территориальные единицы, обладающие «широким набором» признаков суверенного государства (территория, постоянное население, собственная система управления, способность вступать в международные отношения), но не являющиеся членами Организации Объединённых Наций[1][a]. Их территория, как правило, расценивается государствами — членами ООН как находящаяся под суверенитетом одного или нескольких государств — членов ООН[3][4]; не признающими их государствами и/или международными организациями эти политии рассматриваются как сепаратистские образования, отколовшиеся регионы либо оккупированные территории[5][6].

     Государства — члены ООН, не имеющие признания со стороны одного или нескольких других государств — членов ООН      Государства — не члены ООН, имеющие признание со стороны по крайней мере одного государства — члена ООН      Государства — не члены ООН, имеющие признание со стороны лишь государств — не членов ООН      Государства — не члены ООН, не имеющие признания вовсе

Проблема определения и свойства непризнанных и частично признанных государств

Проблема определения, что есть «государство де-факто», спровоцировала масштабную дискуссию в научных кругах. Существует множество различных способов определить, что является таковым государством, но большинство исследователей сходятся в том, что эта полития должна соответствовать «общепризнанным признакам государственности». Таковыми называются признаки государства, установленные в подписанной в 1933 году Конвенции Монтевидео, определяющей четыре сущностных характеристики государства[7].

Прежде всего, государственность предполагает наличие определённой территории[8] — физического географического пространства, где осуществляется государственная власть этой политии[9]. При этом, что существенно, это не подразумевает непременного контроля всей заявленной территории; отсутствие обязательности такого контроля справедливо как для признанных государств, которые не контролируют отколовшиеся территории, так и для самопровозглашённых государств, которые порой не контролируют часть заявленных ими территорий[8] — так, САДР не контролирует часть Западной Сахары, а Республика КосовоСеверное Косово[10].

Государство должно иметь постоянное население, что исключает признание государственности за безлюдными клочками земли или за областями с сугубо временным населением (вроде научных станций в Антарктике), впрочем, такое население «не обязательно должно напрямую относиться к этому государству»[7].

Требуется наличие системы управления, способной обеспечить самые основные требования поддержания государственности, что, впрочем, «не связано с эффективностью». Некоторые самопровозглашённые государства, вроде Сомалиленда или Северного Кипра, могут быть охарактеризованы, как довольно далеко продвинувшиеся в создании своих администраций, тогда как другие не имеют «особо устоявшихся» систем управления. Важным аспектом, однако, является то, что это требование всё чаще подразумевается как требование наличия подлинно независимой от внешнего управления администрации — а это уже является довольно существенной преградой для значительного количества «государств де-факто», поскольку во многих случаях (если не почти во всех) само существование самопровозглашённого государства обеспечивается поддержкой (в том числе, нередко, военной) со стороны внешнего покровителя. Очевидные примеры такой ситуации включают Турецкую Республику Северного Кипра, существование которой гарантируется турецким военным контингентом, ПМР[11], Абхазию и Южную Осетию, поддерживаемые присутствием российских войск, а также Косово, «занятое силами НАТО», и НКР, поддерживаемую Арменией[12]. Единственным известным непризнанным государством, которое может рассматриваться как не имеющее какого-либо покровителя, является Сомалиленд[13].

Наконец, непризнанные и частично признанные государства обычно имеют способность и стремление вступать в стандартный набор взаимоотношений с полноправными государствами, однако те своим непризнанием не дают им возможности для полноценного участия в таковых[14]. Впрочем, это требование уже в целом не рассматривается столь же важным, как это было в прошлом: если в начале XX века международные отношения определялись едва ли не исключительно государствами, то сейчас в них вовлечены и многие другие участники помимо государств[15].

Таким образом, для оценки того, соответствует ли та или иная территория критерию самопровозглашённого государства, нужно решить ряд фундаментальных вопросов, относительно наличие у той или иной территории соответствующих признаков — территории, постоянного населения, собственной системы управления, представляющей собой нечто большее чем орудие государства-покровителя, действительной возможности вступать в международные отношения с другими государствами. В литературе встречаются различные определения «государства де-факто». В «возможно самом простом» это будет территория, обладающая широким набором признаков государственности и поддерживающая «определённую разновидность хотя бы квазинезависимого существования», но не являющаяся членом ООН[15].

Но даже в более широком варианте — определении самопровозглашённого государства как территории с признаками государственности, но не входящей в ООН — встают вопросы относительно отнесения политий к этой категории. В ряде случаев классификация единицы как самопровозглашённого государства не вызывает сомнений, но в некоторых случаях такое определение может создать ситуации, которые кажутся определённо некорректными. Так, Республика Косово технически является самопровозглашённым государством как не состоящая в ООН, однако её широкое международное признание может побудить некоторых утверждать, что таковая является не «самопровозглашённым государством», а просто государством, которое, хотя и лишено возможности вступить в саму ООН из-за российско-китайского вето, всё же вошло в ряд институтов под эгидой Организации, таких как МВФ. Справедливо и обратное: Государство Палестина часто рассматривается как государство и даже стало наблюдателем в ООН, но его полноценное членство в Организации блокируется США. Китайская Республика (Тайвань) широко рассматривается как самопровозглашённое государство, однако в «сугубо объективных категориях» это может рассматриваться как некорректная классификация — в существе своём, в силу проводимой после гражданской войны в Китае и Тайванем и Китайской Народной Республикой политикой одного Китая, речь идёт не столько о признании государства, сколько о признании правительства[15].

Даже не принимая во внимание три этих особых случая, остаётся вопрос отнесения тех или иных территорий к категории самопровозглашённых государств. Сомалиленд, в принципе, вполне соответствует критериям самопровозглашённого государства, но кроме этого случая (определённого в качестве «особого случая» Африканским союзом) вопрос наличия у тех или иных политий признаков самопровозглашённых государств становится очень непростым. Такой вопрос, в частности, можно поставить о Турецкой Республике Северного Кипра: одни могут утверждать, что она соответствует таковым критериям, тогда как другие откажут ей в этом статусе в силу того, что она не является подлинно независимой от Турции, которая покровительствует ТРСК, а также и в отношении покровительствуемых Россией Республики Абхазия[16] и Республики Южная Осетия[17].

Терминология

Наряду с проблемой определения того, что квалифицировать как фактические государства, существует и вопрос как именовать такие единицы. Эти политии называют государствами де-факто, непризнанными государствами, частично признанными государствами, спорными государствами, неформальными государствами, а также пара-, квази- и псевдогосударствами[18], самопровозглашёнными государствами[19].

Термин государство де-факто в принципе соответствует духу этих политий[18], но международно-признанные государства тоже существуют де-факто[20], кроме того этот термин может показаться довольно неудовлетворительным в рамках декларативной теории государственности (которой придерживается большинство исследователей международного права), в рамках которой международное признание не является обязательным элементом существования государства: если государство соответствует признакам государственности, то оно является государством, а не каким-то «государствоподобным» образованием. Однако в рамках конститутивной теории (тенденцию к приверженности которой проявляют исследователи международных отношений), антипода декларативного подхода, данный термин довольно точно определяет ситуацию, когда полития обладает определёнными признаками государства, но или полностью не признана, или лишь частично признана[18]. Понятие спорного государства предполагает попытку преодоления этого фундаментального противоречия: с декларативной точки зрения оно «тихо» предполагает государственность этих политий, с конститутивной — спорность оной[21].

В литературе также используются понятия непризнанных, частично признанных[22] и самопровозглашённых государств[19], однако первое неприменимо к тем фактическим государствам, которые получили определённое признание[23] — так, Северный Кипр признан Турцией, а Абхазия и Южная Осетия — Россией и несколькими другими государствами, второе неприменимо к существенному количеству фактических государств, которые не получили признания ни от одного из государств — членов ООН[22][b], а третье «не вполне корректно», поскольку не учитывает, что «все ведущие современные государства мира провозгласили себя сами»[19][23].

Появление непризнанных и частично признанных государств

Основным способом возникновения непризнанных и частично признанных государств является одностороннее (то есть вопреки воле центральных властей государства) отделение от государства части его территории[27]. В число необходимых элементов для достижения сецессии входят наличие отдельного сообщества, угрожающего отделиться от государства, в которое входит, географической территории, в рамках которой сепаратисты намерены провозгласить отдельное государство, наличие у этой группы политического руководства, выступающего с сепаратистскими требованиями и организующего действия, направленные на отделение территории, а также несогласие этого сообщества с превалирующим в стране порядком вещей, мотивирующее его выступать за соответствующие изменения. Дополнительным фактором может выступать расчёт времени: сепаратисты предпочитают начинать борьбу за отделение в условиях слабости центральной власти государства (особенно во время острой внутренней политической борьбы в нём). Как правило, сепаратисты встречают сопротивление центра, стремящегося сохранить государство в прежнем виде, — в том числе и с применением вооружённой силы (которое, впрочем, может быть ответом на действия сепаратистов). Особым случаем несогласованной сецессии является акт агрессии — отторжение иностранным государством территории другого государства, с созданием на захваченной территории нового клиентского или марионеточного государства[28].

Хотя чаще всего сецессия направлена именно на образование независимой государственности, в ряде случаев независимость не является самоцелью: некоторые сообщества стремятся отделиться от одного государства, чтобы присоединиться к другому[29], но зачастую объединение/аннексия оказывается нереалистичным вариантом на обозримую перспективу — и тогда ирредентистский конфликт может привести к созданию самопровозглашённого государства[30].

Как и само право на самоопределение, сецессия является весьма неоднозначным актом. Он может быть интерпретирован и как «освобождение от тирании», и как посягательство на целостность международно признанного государства. В случае современных самопровозглашённых государств международное сообщество в основном придерживается презумпции, что их провозглашение явилось не оправданной «борьбой за освобождение», а необоснованным посягательством на целостность государств-собратьев[28]. Соответственно, сепаратисты сталкиваются с крайне серьёзными проблемами в попытках получить международную поддержку своего дела[31] — особенно в случаях, когда отделение произошло в результате грубого нарушения международного права (акта внешней агрессии, в том числе оккупации, или же для проведения дискриминационной политики)[32].

Наряду с самопровозглашёнными государствами сепаратистского происхождения существуют и «несецессионистские спорные государства», которые — даже в случае наличия определённого признания — не рассматриваются как отделившиеся от «большой страны»[33]. Таковым является Китайская Республика (Тайвань) (см. выше)[34], а также Сахарская Арабская Демократическая Республика и Государство Палестина[33].

Непризнанные и частично признанные государства современности

Нагорно-Карабахская Республика, Приднестровская Молдавская Республика и Республика Сомалиленд не признаны ни одним государством — членом ООН, но часто рассматриваются в литературе как удовлетворяющие критериям государственности[35]. В число государств де-факто, получивших признание хотя бы от одного государства — члена ООН, входят сецессионистские (образованные в результате одностороннего отделения) Турецкая Республика Северного Кипра, Республика Косово, Республика Абхазия, Республика Южная Осетия[36], а также несецессионистские Китайская Республика, Государство Палестина, Сахарская Арабская Демократическая Республика[37].

Список непризнанных и частично признанных государств

Частично признанные государства

Контролирующие заявленную территорию

Год провозглашения независимости Самоназвание государства Население Хронология событий
1983

 

Турецкая Республика Северного Кипра

0,33 млн Турецкая Республика Северного Кипра, провозглашённая после вторжения турецких вооружённых сил на Кипр в 1974 году, объявила о своей независимости 15 ноября 1983 года. 1 мая 2004 года территория ТРСК была формально включена в состав Европейского союза как часть Республики Кипр. Признана только Турцией, с которой поддерживает дипломатические отношения. Все остальные государства — члены ООН рассматривают территорию Северного Кипра как часть республики Кипр, незаконно оккупированную Турцией[38][39].
1991

 

Республика Южная Осетия

0,06 млн Согласно конституции Грузии, территория Южной Осетии входит в состав нескольких районов Грузии. 21 декабря 1991 года провозгласила свою независимость[40], которая с 2008 года признана 5 государствами — членами ООН. Другие страны — члены ООН не признают независимость Южной Осетии. Грузия рассматривает Южную Осетию как часть своей территории, незаконно оккупированную Россией.
1994

 

Республика Абхазия

0,25 млн Республика Абхазия, согласно конституции Грузии, является автономной республикой в составе этого государства; с принятия конституции 26 ноября 1994 года[41] — республика объявила себя суверенным государством и субъектом международного права. Государственная самостоятельность Абхазии c 2008 года признана 5 государствами — членами ООН. Другие государства — члены ООН не признают независимость Абхазии. Грузия рассматривает территорию Абхазии как часть своей территории, незаконно оккупированную Россией.

Контролирующие часть заявленной территории

Год провозглашения независимости Самоназвание государства Население Хронология событий
1912

 

Китайская Республика

23,2 млн Китайская Республика, контролирующая остров Тайвань и несколько небольших островов. Создана китайскими националистами (Гоминьдан), которые считают её продолжателем Китайской республики, появившейся в результате китайской национально-освободительной революции 1911 года против маньчжурского правления и имеющей право претендовать на всю территорию бывшей маньчжурской Империи Цин, включая Внешнюю Монголию. После гражданской войны в 1949 году потеряла дипломатическое признание. Место в ООН было передано Китайской Народной Республике 25 октября 1971 года Резолюцией 2758 Генеральной Ассамблеи ООН. В настоящее время дипломатические отношения с Китайской Республикой поддерживают 13 государств — членов ООН, а также Ватикан. КНР проводит политику «одна страна, две системы», по которой дипломатические отношения возможны или только с КНР, или только с КР.
1947

 

Азад Джамму и Кашмир

4,0 млн Свободное государство (Свободный штат) Джамму и Кашмир провозглашено в октябре 1947 года в знак протеста против махараджи Хари Сингха, желавшего сохранения независимости княжества Джамму и Кашмир и выступавшего против его присоединения к Пакистану, но в результате подписавшего договор о присоединении к Индии. Согласно позиции, выраженной с подачи Великобритании в официальных документах ООН того времени, штат Джамму и Кашмир — единая суверенная территория, принадлежность которой к Индии или Пакистану (или независимость) должна определяться плебисцитом. Свободный Кашмир признаётся независимым только Пакистаном[42], но до того, как на всей заявленной территории штата будет проведён референдум (как интерпретируется властями Пакистана термин плебисцит), фактически это признание сводится лишь к праву на независимость, а не к существованию реального государства. В рамках же пакистанского административного деления существует самоуправляемая единица Азад-Кашмир, территория которой значительно сокращена, в неё не входят ни территории в зоне контроля Индии, ни территории вдоль границы с Афганистаном (имевшие в Кашмире особый статус до раздела Индии, см. Агентство Гилгит[en]). В индийской интерпретации термин плебисцит не обязательно означает именно референдум, но и голосование народных представителей: таким образом, подтверждением суверенитета Индии над Кашмиром, по мнению её властей, является голосование в местном совете в 1957 году по вопросу принятия конституции штата Джамму и Кашмир.
1976

 

Сахарская Арабская Демократическая Республика

0,27 млн Сахарская Арабская Демократическая Республика признаётся 60 государствами — членами ООН (ещё 24 государства отказались от признания), а также частично признанной Южной Осетией, является членом Африканского союза. Большая часть заявленной территории страны контролируется Марокко, фактическая граница проходит по так называемой Стене позора. Официально претендует на всю территорию Западной Сахары — бывшей колонии Испанская Сахара в границах 1958 года, когда из её состава был исключён переданный Марокко Мыс Хуби, таким образом оставив в её составе исторические области Сегиет-эль-Хамра, Рио-де-Оро и Агуэра.
1988

 

Государство Палестина

5,2 млн Государство Палестина в настоящее время признаётся 138 государствами — членами ООН, а также Ватиканом и САДР. Является государством-наблюдателем в ООН. Разделено на две не имеющие общей границы части: Сектор Газа, контролируемый организацией ХАМАС, и Западный берег реки Иордан, частично управляемый Палестинской национальной администрацией (ПНА) под руководством председателя ПНА Махмуда Аббаса (он же — президент государства).
2008

 

Республика Косово

1,9 млн Согласно конституции Сербии, входит в состав этого государства как Автономный край Косово и Метохия. На основании резолюции 1244 Совета Безопасности ООН находится под международным управлением. В 2008 году косовские власти провозгласили независимость, которая к настоящему времени признана 98 государствами — членами ООН (ещё 16 государств отказались от признания), а также Тайванем, островами Кука, Ниуэ и Мальтийским орденом. Власти Республики Косово фактически не контролируют её северную часть[43], населённую сербами.

Непризнанные государства

Год провозглашения независимости Самоназвание государства Население Хронология событий
1990

 

Приднестровская Молдавская Республика

0,47 млн Непризнанное государство, провозглашённое на части территории Молдавской ССР. Согласно административно-территориальному делению Молдавии, бо́льшая часть территории, контролируемой ПМР, входит в состав Республики Молдова как автономное территориальное образование, другая часть входит в состав Молдавии как муниципий Бендеры. Граничит с Украиной. Помимо левобережья Днестра, ПМР также включает в себя небольшую территорию на правом берегу, присоединённую к республике в начале 1990-х годов. Несколько сёл Приднестровья как на правом, так и на левом берегу Днестра, заявленные властями ПМР как часть республики, контролируются властями Молдавии. Власти ПМР считают республику правопреемницей Молдавской АССР[44], существовавшей в 1924—1940 годах в составе Украинской ССР несмотря на то, что бывшие границы МАССР и настоящие границы ПМР не совпадают. В настоящее время Приднестровская Молдавская Республика признана частично признанными Абхазией и Южной Осетией, а также непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой.
1991

 

Республика Сомалиленд

3,5 млн Непризнанное государство, расположенное на северо-западе Сомали. 18 мая 1991 года северные кланы провозгласили независимость Республики Сомалиленд, включавшую в себя 5 из 18 административных регионов Сомали[45]. Контролирует большую часть заявленной территории бывшего Британского Сомалиленда.
1991

 

Нагорно-Карабахская Республика

0,15 млн Непризнанное государство, провозглашённое в границах Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и прилегающего к ней Шаумяновского района Азербайджанской ССР. В настоящее время контролирует лишь часть бывшей НКАО, также имеет транспортную связь с Арменией через Лачинский коридор под охраной российского миротворческого контингента в Нагорном Карабахе. Признана частично признанными Абхазией и Южной Осетией, а также непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой.
2017

 

Федеративная Республика Амбазония

3,5 млн Непризнанное государственное образование в Центральной Африке, претендующее на англоязычную часть Камеруна, которое было провозглашено в результате долгого формируемого движения за независимость Восточного Камеруна[46]. Согласно законодательству Камеруна, контролируемая Федеративной Республикой Амбазония территория является территорией Северо-Западной и Юго-Западной провинции, которая входит в состав Республики Камерун. Правительством Камеруна рассматривается как преступная организация. За время её существования ряд городских администраций и правительств ЕС и США признавали независимость Амбазонии.

Частично признанные и непризнанные государства, существовавшие ранее

Период существования Самоназвание государства Население Хронология событий
1990 – 1995

 

Республика Гагаузия

0,134 млн Самопровозглашённое государство на части территории бывшей Молдавской ССР, существовавшее с 1990 по 1994 (юридически), фактически — до 1995. Мирно реинтегрировано в декабре 1994 — июле 1995 в состав Республики Молдова. Ныне — Автономное территориальное образование Гагаузия.
2014 – 2022

 

Донецкая Народная Республика

2,244 млн Самопровозглашённое государство на части территории Донецкой области, существовавшее с 2014 по 2022 год. Ныне — Донецкая Республика в составе Российской Федерации в качестве субъекта.
2014

 

Республика Крым

1,934 млн Самопровозглашённое государство на территории Автономной Республики Крым, существовавшее в 2014 году. Ныне — Республика Крым в составе Российской Федерации в качестве субъекта.
2014 – 2022

 

Луганская Народная Республика

1,4 млн Самопровозглашённое государство на части территории Луганской области, существовавшее с 2014 по 2022 год. Ныне — Луганская Республика в составе Российской Федерации в качестве субъекта.
1991 – 1998

 

Республика Сербская Краина

0,435 млн Самопровозглашённое государство на части территории Хорватии, существовавшее с 1991 по 1998 год. Вернулась в состав Хорватии в результате Эрдутского соглашения 1998 года.
1991 – 1995

 

Республика Сербская

1,128 млн Самопровозглашённое государство на части территории Боснии и Герцеговини, существовавшее с 1992 по 1995 год. Вошла в состав Боснии и Герцеговины в результате Дейтонских соглашений 1995 года. Сейчас Сербская Краина является энтитетом в составе Боснии и Герцеговины.
1991 – 2000

 

Чеченская Республика Ичкерия

1,3 млн Самопровозглашённое государство на части территории Чечено-Ингушской АССР, существовавшее с 1991 по 2000 год. Вошла в состав России в результате Второй чеченской войны. Ныне — Чеченская Республика в составе Российской Федерации в качестве субъекта.

См. также

Примечания

  1. В данное определение не включаются государства, не входящие в ООН по собственному выбору (а не по причине препятствий в Совете Безопасности), как Швейцария до 2002 года[2]
  2. В широком смысле слова, под частично признанными государствами подразумеваются те из них, которые получили признание со стороны хотя бы одного из государств — членов ООН[24][25][26], однако встречается и более узкое определение, при котором частично признанными считаются государства, признанные «значительным числом государств»[25]
  1. Ker-Lindsay, 2022, p. 3: «Perhaps the most straightforward way to describe them is to say that a de facto state is a territorial entity that has the broad qualities of a state and maintains some sort of at least quasi-independent existence, but is not a member of the United Nations (UN). Obviously, even the more expansive definition of a territory having broadly understood qualities of a state, but not being a member of the United Nations, throws up a broad range of different examples».
  2. Geldenhuys, 2009, p. 22: «Although collective recognition is the hallmark of confirmed statehood, allowance should be made for states that choose to remain outside the UN, like Switzerland did until 2002, without compromising their full-fledged statehood.».
  3. Ker-Lindsay, 2012, p. 19: «93. Pegg offers the following definition of a de facto state: „de facto state exists where there is an organized political leadership which has risen to power through some degree of indigenous capability; receives popular support; and has achieved sufficient capacity to provide governmental services to a given population in a defined territorial area, over which effective control is maintained for an extended period of time. The de facto state views itself as capable of entering into relations with other states and it seeks full constitutional independence and widespread international recognition as a sovereign state. It is, however, unable to achieve any degree of substantive recognition and therefore remains illegitimate in the eyes of international society“. Pegg, International Society and the De Facto State, p. 26. Others have essentially concurred with this assessment. As John McGarry has stated, „De facto states are a result of a strong secessionist bid, on the one hand, and the unwillingness of the international system to condone secession on the other. They are regions which carry out the normal functions of the state on their territory, and which are generally supported by significant proportions of their population. They are not ‘de jure states’, because they are not sanctioned by the international order. Instead, other states and inter-state organizations, such as the mis-named United Nations, continue to recognize the authority of the state from which the secession occurred, even though its writ no longer runs in the breakaway region, and though its legitimacy is rejected by the region’s population.“ McGarry, 'Foreword', p. x».
  4. Geldenhuys, 2009, p. 23: «The boundaries of contested states are, however, disputed in a very fundamental way: since their right of existence as separate, independent states is challenged, their borders are not internationally recognized as legal and legitimate frontiers separating them from other states. Instead, the territories in contention are widely regarded as integral parts of existing states.».
  5. Ъ, 2008.
  6. Ó Beacháin, Comai, Zurabashvili, 2016, p. 441: «Base states frequently prefer the term ‘breakaway region’, and the term ‘occupation’ has become increasingly popular in oicial discourses, particularly in Georgia.».
  7. 1 2 Ker-Lindsay, 2022, p. 2.
  8. 1 2 Ker-Lindsay, 2022, p. 2: «First of all, a state must have a defined territory. It is an accepted principle of international law that statehood is dependent upon having a defined physical, geographic area. However, and crucially, this does not mean that the entire territory that the state claims will be under its full control. This works both ways, for the parent state—as the territory a de facto state is breaking away from is generally known under international law—as much as for the de facto state itself, which may not be in control of some of the territory it claims.».
  9. Geldenhuys, 2009, p. 9.
  10. Noack, 2017, p. Bei den meisten De-facto-Regimen ist auch das Staatsgebiet nicht gesichert. So beansprucht die Regierung Westsaharas das gesamte von Marokko annektierte Gebiet, kontrolliert aber nur einen Bruchteil davon. Die kosovarische Regierung wiederum beansprucht das gesamte Gebiet der einstigen jugoslawischen autonomen Provinz Kosovo und Metochien, kontrolliert aber nicht den mehrheitlich serbisch besiedelten Norden..
  11. Ker-Lindsay, 2022, pp. 2-3: «Indeed, in many cases if not the vast majority of cases, it is the existence of a strong patron state, often backed up with military forces, that is guaranteeing the very existence of the de facto state. Obvious examples include Northern Cyprus, which is supported by a significant Turkish military presence, and Transnistria, which is supported by the presence of Russia troops.».
  12. Noack, 2017: «Der dritte Aspekt ist die Staatsgewalt – der Faktor, der sich am schwersten messen lässt. Die De-facto-Regime beanspruchen zwar die Kontrolle über ihr jeweiliges Land. Einschränkungen werden jedoch im Kosovo und in Nordzypern besonders deutlich – beide sind von NATO-Streitmächten besetzt. Auch in den Gebieten weiterer De-facto-Regime gibt es Stützpunkte und Truppen anderer Länder, wie russische Truppen in Abchasien, Südossetien und Transnistrien oder armenische Soldaten in Bergkarabach»».
  13. Ker-Lindsay, 2022, p. 3: «Indeed, Somaliland is only major de facto state that cannot be regarded as having a patron of any sort.».
  14. Geldenhuys, 2009, p. 24: «Contested states in the fourth instance typically have the ability and desire to enter into the standard array of relations (diplomatic, economic, cultural and military) with full fledged states. Confirmed states, however, deny them the opportunity to engage in normal international interactions by refusing them de jure recognition.».
  15. 1 2 3 Ker-Lindsay, 2022, p. 3.
  16. Noack, 2017: «So kann Abchasien, dessen Armee­chef ein von Russland eingesetzter russischer Militär ist, schwerlich als unabhängig gelten.».
  17. Ker-Lindsay, 2022, p. 10: «Is South Ossetia a de facto state?».
  18. 1 2 3 Ker-Lindsay, 2022, p. 4.
  19. 1 2 3 Маркедонов, 2008, с. 86.
  20. Ó Beacháin, Comai, Zurabashvili, 2016, p. 442: «The former, though popular among academics is of little descriptive value as all states, be they recognised or unrecognised, exist de facto.».
  21. Ker-Lindsay, 2022, p. 4-5.
  22. 1 2 Ker-Lindsay, 2022, p. 5.
  23. 1 2 de Waal, 2018.
  24. Маркедонов С. М. Уроки и последствия пятидневной войны в Южной Осетии Архивная копия от 13 августа 2014 на Wayback Machine (Лекция, прочитанная во Владикавказском институте цивилизаций 7 октября 2008 года)
  25. 1 2 Caspersen, 2011, p. 8: «4 What we refer to as ‘partial recognition’ includes what Geldenhuys (2009) has termed ‘paltry recognition’ and ‘patron recognition’. ‘Partial recognition’ is in Geldenhuys’ usage reserved for entities that have been recognized by a significant number of states. We appreciate the potential usefulness of more specific categories, but for the sake of simplicity we will stick to a single category».
  26. Emerson, 2008, p. 17: «Partial recognition can come in different degrees through official recognition by any number of UN member states, with or without the agreement of all the UNSC permanent members, and the number is maybe some guide to the strength of the case.».
  27. Geldenhuys, 2009, p. 29: «unilateral secession, which can be driven by factors wholly unrelated to the above offences, is the single most common origin among our selection of contested states.».
  28. 1 2 Geldenhuys, 2009, p. 38.
  29. Geldenhuys, 2009, p. 36: «While secession is in most instances used as a mode of gaining independent statehood, some communities secede from one state in order to become part of another; consider the case of Transylvanians wishing to exit Romania to join Hungary. Such secessionist-irredentist claims fall outside our inquiry. Either way, secession involves a claim to territory but is not designed to overthrow an existing government. Instead, secessionists want to restrict the jurisdiction of the (original) state so that it does not extend to their group and the territory they occupy.³⁸».
  30. Coppieters, 2018, pp. 593-594: «5. It must be borne in mind that secessionist conflicts leading to the creation of breakaway entities may be driven by irredentist motives.
    <...>
    16. Annexed and other kinds of disputed territories in Europe, such as Crimea and Gibraltar, are excluded from this list as they do not involve contested states. But the irredentist conflicts over the status of the territories of Nagorno-Karabakh, Donetsk and Lugansk are included, as they have led to the creation of such contested states. Generally speaking, where unification/annexation is not seen as a realistic objective in the foreseeable future, irredentist conflicts may lead to the creation of contested states.».
  31. Geldenhuys, 2009, p. 39.
  32. Geldenhuys, 2009, pp. 29, 38, 44.
  33. 1 2 Ker-Lindsay, 2012, p. 20.
  34. Geldenhuys, 2009, p. 43.
  35. Ker-Lindsay, 2012, p. 39: «In addition to these contested states, it will also briefly highlight the cases of the three secessionist states that have not as yet been recognized by any UN members but are often widely regarded in the literature as meeting the criteria for statehood and may well be recognized in the future: Nagorny Karabakh, Transnistria and Somaliland.».
  36. Ker-Lindsay, 2012, p. 39: «There are currently four territories that have emerged from acts of unilateral secession and have received a degree of international recognition, even if only by one UN member state, but have not as yet been admitted to the United Nations themselves. These are the Turkish Republic of Northern Cyprus, Kosovo, South Ossetia, and Abkhazia.».
  37. Ker-Lindsay, 2012, p. 20: «Then there is a second category of ‘nonsecessionist contested states’. This category includes territories that have received a degree of recognition as states, but are not considered to have seceded from a parent state. There are currently three such states in existence: Taiwan, Palestine and the Western Sahara».
  38. The CIA World Factbook 2010. — New York: Skyhorse Publishing[en], 2009. — P. 181. — 904 p. — ISBN 978-1-60239-727-9.
  39. Герчиков, Олег.  «Ничьи» земли. Сколько в мире непризнанных государств? // Аргументы и факты : газета. — 2013. — № 46 (1723) за 13 ноября. — С. 23.
  40. Декларация о независимости Республики Южная Осетия. Дата обращения: 10 сентября 2018. Архивировано из оригинала 5 марта 2016 года.
  41. Кабинет Министров Республики Абхазия. km-ra.org. Дата обращения: 10 декабря 2019. Архивировано 23 сентября 2020 года.
  42. Azad Kashmir | quasi-state, Kashmir region, India-Pakistan (англ.). Encyclopedia Britannica. Дата обращения: 10 декабря 2019. Архивировано 12 октября 2020 года.
  43. Посол США в Косово: международные силы в Косово ещё на 10 лет (недоступная ссылка)
  44. Василий КИЗКА. УРОК ИСТОРИИ: ДЕЛО КОТОВСКОГО ЖИВЕТ. Зеркало недели (22 ноября 2002). Дата обращения: 10 декабря 2019. Архивировано 10 июня 2008 года.
  45. Africa :: Somalia — The World Factbook - Central Intelligence Agency. www.cia.gov. Дата обращения: 10 декабря 2019. Архивировано 1 июля 2016 года.
  46. Roger, Jules, and Sombaye Eyango. «Inside the Virtual Ambazonia: Separatism, Hate Speech, Disinformation and Diaspora in the Cameroonian Anglophone Crisis» (2018).

Литература

Ссылки