Свежий кавалер

«Свежий кавалер», или «Утро чиновника, получившего первый крестик», или «Последствия пирушки» — картина русского художника Павла Федотова (1815—1852), датированная 1846 годом. Хранится в Государственной Третьяковской галерее[1].

Pavel Fedotov - The fresh cavalier - Google Art Project.jpg
Павел Андреевич Федотов
Свежий кавалер. 1846
Холст, масло. 48,2 × 42,5 см
Третьяковская галерея, Москва

Содержание

ИсторияПравить

Первой работой Федотова на сюжет о бедном чиновнике, хвастающемся перед кухаркой своим первым орденом, был рисунок сепией, созданный в начале 1840-х гг. в серии критических бытовых сцен. Рисунки увидел И. А. Крылов, который в письме к Федотову посоветовал ему развиваться дальше в этом направлении[2]. Тогда начинающий художник решил превратить зарисовку об утре чиновника в свою первую полноценную сюжетную картину со сложной композицией. Работа шла тяжело. «Это мой первый птенчик, которого я „нянчил“ разными поправками около девяти месяцев», — записал Федотов в дневнике[3]. Готовую картину вместе со второй работой («Разборчивой невестой») он представил на суд Академии, где они получили высокую оценку Карла Брюллова. Вскоре, в 1847 г., обе картины были представлены публике и произвели настоящую сенсацию как в академической среде, так и среди столичной публики[2]. Следующая выставка вместе со славой принесла внимание цензуры: было запрещено снятие литографий со «Свежего кавалера» из-за непочтительного изображения ордена, а убрать орден с картины без разрушения её сюжета было невозможно[4]. В письме цензору М. Н. Мусину-Пушкину Федотов писал:

…там, где постоянно скудость и лишения, там выражение радости награды дойдет до ребячества носиться с нею день и ночь. […] звезды носят на халатах, и это только знак, что дорожат ими[3]

Однако в просьбе разрешить распространение картины «в настоящем виде» было отказано. Это стало одной из причин попадания Федотова в нужду[4].

ОписаниеПравить

Авторское описание картины выглядит так:

Утро после пирования по случаю полученного ордена. Новый кавалер не вытерпел: чем свет нацепил на халат свою обнову и горделиво напоминает свою значительность кухарке, но она насмешливо показывает ему единственные, но и то стоптанные и продырявленные сапоги, которые она несла чистить.

На полу валяются объедки и осколки вчерашнего пира, а под столом заднего плана виден пробуждающийся, вероятно, оставшийся на поле битвы, тоже кавалер, но из таких, которые пристают с паспортами к приезжим. Талия кухарки не дает право хозяину иметь гостей лучшего тона.

Где завелась дурная связь, там и в великий праздник грязь[3].

Бедный чиновник, получив младшую из наград Российской империи — орден св. Станислава 3-й степени — вечером устроил у себя в комнате пирушку. Его сожительство с кухаркой и её беременность ограничивает доступное ему общество низшими слоями населения: его уснувший под столом гость — «тоже кавалер», отставной солдат с двумя Георгиевскими крестиками на груди. Приняв позу античного героя, запахнув поношенный халат наподобие тоги и выпятив нижнюю губу, чиновник указывает кухарке на свой орден.

Тесная комнатка заставлена разномастной мебелью. На укрытом скатертью столике стоят в беспорядке бутылки, тарелки, на газете «Ведомости Санкт-Петербургской городской полиции» лежит кусок колбасы. Рядом зеркальце, бритвенные принадлежности и щипцы для завивки волос. Под столиком спит собака, а на стуле напротив потягивается, царапая обивку, беспородная кошка; к потолку подвешена птичья клетка. К стулу прислонена гитара с порванными струнами, на спинке этого стула висит форменный мундир со значком «За 15 лет беспорочной службы». Под стулом лежит раскрытая книга — это популярный социально-нравоучительный[5] роман Ф. Булгарина «Иван Выжигин». На задней стене виднеются картины в рамах и кинжал кавказского типа. Насыщенность деталями, как обычно у Федотова, превращает картину в «живописный текст», который следует внимательно читать[6].

Восприятие и критикаПравить

С самой середины XIX века сложилась традиция воспринимать картину как социально-критическую, обличающую пороки общества, воплощённые в главном герое. Так, известный русский критик Владимир Стасов в 1882 году писал об изображённом чиновнике: «Перед нами понаторелая, одеревенелая натура, продажный взяточник, бездушный раб своего начальника, ни о чем более не мыслящий, кроме того, что даст ему денег и крестик в петлицу. Он свиреп и безжалостен, он утопит кого и что хотите — и ни одна складочка на его лице из риноцеросовой шкуры не дрогнет».

Эраст Кузнецов, указывая, что автор не только изобразил бедную обстановку, но и сам характеризовал своего героя как честного труженика, всё же считает его стремящимся самоутвердиться за счёт прислуги[3]. В то же время Владимир Солоухин замечает, что поведение чиновника вкупе с гитарой и следами попойки «говорит скорее о его весёлом, общительном нраве», а реакция кухарки — о том, что между ними «скорее панибратство и фамильярность, нежели острая идейная борьба»[7].

Художник и критик Александр Бенуа хотя и писал, что в картинах Федотова «есть насмешка над очень мерзким и порицание очень позорного», одновременно отмечал, что тот глубоко сочувствует своим героям, делит их интересы и их сетования[8].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Дитерихс Л. П. А. Федотов, его жизнь и художественная деятельность. — СПб., 1893 г.
  • Солоухин В. А. Письма из Русского музея. — М.: Советская Россия, 1967.
  • Кузнецов Э. Д. Павел Федотов. — Л.: Искусство, 1990.
  • Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. — М.: Республика, 1995.
  • Кирсанова Р. М. Павел Андреевич Федотов. Комментарий к живописному тексту. — М.: Новое литературное обозрение, 2007.