Смирнов, Константин Александрович (священник)

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Смирнов; Смирнов, Константин; Смирнов, Константин Александрович.

В википедии есть статья о полном тёзке героя данной статьи — герое-танкисте

Константин Смирнов
Константин Смирнов
Обновленческий Епископ К. А. Смирнов, 1928 г.
Митрополит Ярославский и Коломенский
8 августа 1934 — 1936
Церковь Обновленчество
Епископ Лодейнопольский,
викарий Ленинградской епархии (обновленческий)
1930 — 8 августа 1934
Епископ Ферганский (обновленческий)
1929 — 1930
Образование высшее - магистр философии, магистр богословия
Рождение 26 июля (7 августа) 1888
Смерть 28 ноября 1941(1941-11-28) (53 года)
Отец Александр Кириллович Смирнов
Мать Евгения Александровна фон Кюстерн
Супруга Надежда Николаевна Смирнова (урожд. Грот)
Принятие священного сана 1921

Константин Александрович Смирнов (26 июля 1888, Руза, Московская губерния — 28 ноября 1941, Ивдельлаг, Свердловская область) — философ, видный деятель обновленческого движения, в котором был митрополитом Ярославским.

СемьяПравить

Родился в семье юриста, дворянин. Родители: надворный советник Александр Кириллович Смирнов и Евгения Александровна фон Кюстерн. Старший брат академика АПН СССР, психолога Анатолия Александровича Смирнова.

В связи с ранней смертью матери от туберкулёза и новой женитьбой отца воспитывался в Витебске у родственниц. Был женат (1913—1926) на дочери профессора философии Московского университета Н. Я. Грота, Надежде Николаевне Грот (1890—1942). От этого брака имел четырёх детей: дочери Сергия (1913—1999), Ольга (1915—2001) и Вероника (1924—2017), сын Ювеналий (1922—1990).

Внуки от Сергии: Татьяна и Ольга (живут в Харькове). Внуки от Ольги: Елена и Тамара (живут в Латвии). Внуки от Вероники: Дмитрий (живёт в Белогорске Амурской обл.). Внуки от Ювеналия: Олег (живёт в Сумах).

Был женат второй раз (Фурдыло Евдокия Демьяновна, 1904 г.р.), от этого брака — сын Светлан (1933 г.р., живёт в Сумах).

ОбразованиеПравить

Окончил Витебскую гимназию в 1906 году, историко-филологический факультет Харьковского университета в 1914 году, специализировался в области философии (в 1910 году удостоен золотой медали за сочинение по метафизике души — «Метафизическое учение о душе Лейбница и Гербарта»). Участвовал в деятельности научного Историко-филологического общества, выступал с проповедями в университетском храме в Харькове. Магистр философии (1919), тема диссертации: «О времени и вневременном в связи с вопросом о бессмертии». Магистр богословия (1926), тема диссертации: «Христианство как религия нравственной свободы».

Научно-педагогическая деятельностьПравить

Работал преподавателем 1-й Петербургской гимназии, приват-доцентом Московского университета (1915—1917), был директором гимназии в г. Чугуеве Харьковской губернии (1917—1918) и некоторое время частным преподавателем в Харькове. Участвовал в работе Московского юридического собрания, публиковался в журналах «Русская мысль», «Вера и разум». Автор магистерской диссертации в области философии «О времени и вневременном в связи с вопросом о бессмертии», часть которой опубликовал в 1918 году в журнале «Богословский вестник». Также опубликовал курс логики. В 1917 году — секретарь Харьковского епархиального съезда.

В 1926 году избран профессором Ленинградского Высшего Богословского Института по кафедре литургии и догматики.

Профессор Московской Богословской Академии по кафедре христианской этики (1929—1932).

СвященникПравить

В 1920 году направил правящему архиерею Харьковской епархии архиепископу Нафанаилу (Троицкому) прошение о рукоположении в сан священника, в котором, в частности, писал:

Будучи с одной стороны поклонником строго уставного (в широко-научном смысле этого слова) богослужения и его поэтических красот и в этом смысле верным учеником Скабаллановича, а с другой стороны вообще эстетом, тонко чувствующим все достоинства и недостатки тех или иных произведений живописи, музыки и архитектуры, как со стороны выдержанности их стиля и вообще чисто художественной, так и соответствия их своему назначению и долженствующих быть вложенными в них духовных идей и настроения, придаю огромное значение архитектуре храма, находящейся в нём иконописи, чтению и пению и болезненно чувствую всякого рода невежество, уродство и профанацию в этом отношении. Алтарь для меня самое святое место, а не род кулис, где можно переговариваться, где может быть склад всякого рода вещей вплоть до зеркала, умывальника и шубы с галошами.

С 1921 года — диакон, затем пресвитер. Первоначально был избран настоятелем университетского храма в Харькове, однако отказался от избрания и в 1921 году принял должность настоятеля Вознесенской церкви города Лебедина. В 1924 году он говорил: «Я с детства хотел в храм войти, но был только около церковных стен, поскольку я был мирянином, ибо каждый мирянин не в храме, а только около храма. И когда я вошел в этот храм в качестве его служителя, то, к своему удивлению, не увидел того, что ожидал. Я не увидел там молитвы и присутствия Божия в сердцах людей. Я увидел там граммофон и торговый прилавок. Я не видел глубокого душевного интереса. Я не видел возвышающих мыслей и настроений. Я почувствовал себя там тяжело»[1].

Став священником, совершал все богослужения, полагающиеся по уставу (включая повечерие, полунощницу и т. д.). Кроме того, активно занялся реформированием богослужения, ввёл ряд обрядов, исчезнувших из церковного обихода: мытьё престола в Страстной четверг, омовение ног на иерейском богослужении и т. д. Объяснял нововведения, не предусмотренные канонами, стремлением восстановить первохристианскую церковную практику. Критически относился к распространённым в практике православного богослужения акафистам различным святым.

С 1925 года протоиерей.

Реформаторская деятельность о. Константина привела к резкой полемике с одним из наиболее известных священников епархии, протоиереем Тимофеем Буткевичем, а затем и к запрещению в священнослужении правящим архиереем Харьковской епархии. Не подчинился запрещению, продолжал служить.

В 1922 году выступил против обновленчества, будучи возмущён низким моральным уровнем представителей основной обновленческой организации того времени — «Живой церкви» — в Харьковской губернии. Создал антиобновленческую группу духовенства, после чего запрещение в священнослужении было снято. Был сторонником временного автокефального устройства Харьковской епархии, которое позволяло сопротивляться обновленческой экспансии.

Деятель обновленческого движенияПравить

Вскоре сам перешёл в обновленчество. Сохранив негативное отношение к «Живой церкви», стал одним из лидеров другой обновленческой группы — Союза «Церковное возрождение» (СЦВ), возглавлявшейся епископом Антонином (Грановским). Выступил с докладом на съезде СЦВ в 1924 году, в котором, в частности, рассказал о своих впечатлениях от церковных реалий:

Я с детства хотел в храм войти, но был только около церковных стен, поскольку я был мирянином, ибо каждый мирянин не в храме, а только около храма. И когда я вошел в этот храм в качестве его служителя, то, к своему удивлению, не увидел того, что ожидал. Я не увидел там молитвы и присутствия Божия в сердцах людей. Я увидел там граммофон и торговый прилавок. Я не видел глубокого душевного интереса. Я не видел возвышающих мыслей и настроений. Я почувствовал себя там тяжело. Я стал там задыхаться, искать выхода и света.

Считал, что альтернативой такому положению дел являлся радикально-реформаторский СЦВ. Однако после свёртывания его деятельности присоединился к основному обновленческому движению, войдя в юрисдикцию его Синода. В 1926—1929 годах — профессор Ленинградского Богословского Института, читал философию и литургику.

В 1928 году был хиротонисан в брачном состоянии в сан епископа Терского и Пятигорского. В 1929 году — обновленческий епископ Ферганский.

С 1930 года — обновленческий епископ Лодейнопольский, викарий Ленинградской епархии, одновременно состоял настоятелем Скорбященской, что на Стеклянном, церкви города Ленинграда.

В 1930 возведён в сан архиепископа.

В 1932 году возглавил обновленческую Ржевскую епархию. 8 августа 1934 года назначен на обновленческую Ярославскую архиерейскую кафедру.

В связи с разделением Ивановской митрополии на Ивановскую и Ярославскую назначен управляющим Ярославской митрополией с оставлением в должности Ярославского епархиального архиерея (Указ Его Первосвятительства, Первоиерарха Православных церквей в СССР, Первосвященнейшего Митрополита Виталия № 407 от 24 марта 1936 года).

Указом Первоиерарха Православных Церквей в СССР, Первосвященнейшего Митрополита Виталия (Введенского) от 16 марта 1936 года «за достославное служение Церкви Божией, плодотворную деятельность по управлению Ярославской епархией и ревностную борьбу против заблуждений еретичествующего раскола староцерковничества» награждён Крестом для ношения на клобуке.

Программа богослужебных реформПравить

В письме патриарху Тихону предложил реформировать церковное богослужение через «вовлечение народа в непосредственное, активное участие в богослужении (взамен простого стояния за ним)», поскольку «отличительной чертой богослужения является не только уставность, продолжительность, и торжественность его постановки и неизменно сопутствующее ему живое слово назидания и вдохновения, но и родство его с прежней золотой эпохой жизни Церкви, с тогдашней богослужебной практикой». К. Смирнов предлагал ввести следующие новшества:

  • часы с ектениями и священническими молитвами
  • реформа исповеди в духе терапевтической теории искупления
  • замена слов «Милость мира» словами «Елей мира»
  • служение литургий при отверстых царских вратах
  • гласное чтение Евхаристических молитв
  • крещальная литургия
  • омовение престола
  • поздно совершенная литургия в Великий Четверг (ок. 19.00)
  • чтение одной из утренних молитв «Возсияй в сердцах наших» в своем месте (перед Евангелием с возгласом «Яко Свят еси Боже наш и во святых почиваеши»...) вслух
  • чтение литийной молитвы: «Владыко многомилостиве» лицом к западу
  • замена обычных канонных припевов «Преподобне Отче»… и т. п. стихами ветхозаветных песен
  • стояние при пении полиелея (но не летних воскресных «Непорочен») со свечами всex молящихся во время всякого всенощного бдения
  • замена чтения утренних кафизм (2-й и 3-й) пением (попеременно) соответствующих концертов: «Доколе, Господи, забудиши» (Аллеманова), «Господи, кто обитает» (Аллеманова и Георгиевского) «Услыши, Господи, правду» (Львова), «Возлюблю тя, Господи» (Львова и Григорьева), «Услышит тя Господь» (Аллеманова и Малашкина), «Боже мой, вонми» и «Господня земля» (Григорьева)
  • отсутствие чтения вечерних и утренних молитв во время 103 пс. и шестопсалмия, вследствие разнесения их по местам на ектениях
  • введение конфирмации («Пусть каждый имеет беспрепятственный доступ к Св. Чаше только до 16 лет, а затем, или пусть публично, перед лицом всей своей Церкви засвидетельствует свое сознательное отношение к истинам своей веры, или же до тех пор, пока этого не будет, пусть будет низведен в разряд лишь «купностоящих», то есть имеющих право присутствования при богослужении, но не приобщения»)
  • ограничение числа крестных знамений, поклонов; ограничения на ставление свеч и прикладывание к иконам («Необходимо по образцу Греческой Церкви, пользующейся, наприм., крестным знамением лишь в исключительных случаях, эти внешние проявления религиозной жизни значительно сократить, дабы никто не обманывался насчет того места в своей духовной жизни, которое они занимают, и которое потому кажется как будто заполненным, а на самом деле оказывается, в подлинно религиозном и христианском смысле, пустым, религию делает жизненно бездейственной, а христианство - язычеством, лишь облачившимся в христианские ризы и усвоившим христианский вокабуляр»)
  • уничтожение понятий требы и частного богослужения, с перенесением совершения таинств крещения, миропомазания и венчания вновь на литургию, узаконением, наряду с исповедью тайной, исповеди общей и восстановлением древнего полного ее чина
  • пересмотр богослужебных книг, в особенности, требника и Устава в свете «литургического богословия» и «условий современной религиозной жизни»
  • торговля свечами, просфорами и проч. может производиться вне храма и быть в частных руках. Храм и все остальные церковные учреждения могут содержаться на иных хозяйственных началах - путем членских взносов и т. п.
  • «миряне должны забыть тот порядок, когда во всякое время в храм можно было войти и во всякое время из него выйти. Двери его в нужные моменты должны быть запертыми»
  • для духовенства должен быть восстановлен весь древнейший чин входных молитв, начинающийся с выхода из дома
  • введение обязательного безбрачия для всего клира
  • число епископов должно быть значительно увеличено, «епископ должен встать ближе к своей пастве»
  • «число монастырей должно быть значительно сокращено, оставлены из них должны быть либо имеющие великое прошлое, либо какие-либо шансы на хоть приблизительно таковое же будущее. Городские и пригородные безусловно должны быть, как таковые, закрыты и оставлены лишь либо, как церковно-исторические памятники, либо просто, как приходские храмы. Не должно быть, конечно, никакой речи, о монастырях-вотчинниках или штатных; допустимы только общежительные, живущие делами рук своих».

Аресты и смертьПравить

20 мая 1936 года в г. Лебедине был арестован, проходил по одному делу с другим обновленческим иерархом Александром Боярским. Уголовное дело по осуждению Смирнова К. А. в 1936 году находится на хранении в УФСБ РФ по Ивановской области.

Был приговорён к трём годам лишения свободы ОСО при НКВД СССР 15 июля 1936 года по ст. КРГр, находился в заключении в Ухтпечлаге в посёлке Чибью (Воркута). Прибыл 16 октября 1936 г. Освобожден 26 февраля 1939 г. /Источник: «Книга памяти Республики Коми»/

В 1939 году вернулся в г. Сумы, некоторое время работал в артели «Красный молот»; 26 июня 1941 года был арестован второй раз.

Информация от Управления СБУ (Служба безопасности Украины) в Сумской области (40030, г. Сумы, ул. Кирова, 32, т. 22-25-71) — копия документа:

Согласно материалам архивного уголовного дела, которое находится на хранении в Управлении СБУ в Сумской области, Смирнов Константин Александрович, 1888 года рождения, уроженец г. Руза Московской области, русский, беспартийный, образование высшее — окончил Московский университет и Московскую духовную академию, бывший митрополит, до ареста работал плановиком в артели «Красный молот», проживал в г. Сумы, ул. Новопоселенская Засумка, дом 14, арестован 25 июня 1941 года СПО УНКГБ по Сумской области как социально-опасный элемент. Ему было предъявлено обвинение в том, что он, якобы, прибыв в 1939 году в г. Сумы из мест лишения свободы, начал восстанавливать прежние связи среди духовенства и церковников. 16 июля 1941 года предварительное следствие по делу было окончено, а дело направлено на рассмотрение Особого Совещания при НКВД, но в связи с обстановкой военного времени уголовное дело Особым Совещанием при НКВД СССР рассмотрено не было. Смирнов К. А. в связи с военной обстановкой был эвакуирован в Свердловскую область. 8 октября 1941 года прибыл в Ивдельлаг Харьковским этапом, а 28 ноября 1941 года умер от приостановления сердечной деятельности. Место захоронения установить невозможно, так как подразделение Ивдельлага ликвидировано в начале 50-х годов. Смерть Смирнова К. А. зарегистрирована в Сумском горЗАГСе 17 февраля 1967 года. Постановлением следователя УКГБ по Сумской области от 04.11.1963 года производство по делу Смирнова К. А. прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Был реабилитирован 4 ноября 1963 года Заключением прокуратуры Сумской области от 19.02.1998 года СМИРНОВ Константин Александрович согласно ст.1 Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» от 17 апреля 1991 года реабилитирован.

Примечание. Смирнов К. А. в связи с военной обстановкой должен был быть эвакуирован в Свердловскую область, однако последним документом в уголовном деле является лишь справка врача об осмотре Смирнова К. А. перед отправлением этапом. Харьковский этап прибыл в Ивдельлаг 8 октября 1941 года.

ТрудыПравить

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить

  • Обновленческий раскол. — М., 2002.
  • Биография
  • О «харьковской автокефалии»
  • Сумщина в іменах: Енциклопедичний довідник. — Суми: «АС-Медіа», Сумський державний університет, 2003. — 624 с. (описание биографии и портрет на с. 412—413).

ЛитератураПравить