Открыть главное меню
Обломки древних надгробий, свезённые отовсюду и сложенные около Большого собора
SG109197 41.JPG

Некрополь Донского монастыря (Старое Донское кладбище[1]) — самый крупный сохранившийся в Москве дворянский некрополь XVIII—XIX веков. Занимает практически половину территории Донского монастыря (2,5 га из 5 га). Открыт с 08:00 до 18:30 ежедневно. Проводятся экскурсии.

Объект культурного наследия народов РФ федерального значенияОбъект культурного наследия России федерального значения
рег. № 7733657000 (ЕГРОКН)
объект № 7733657000 (БД Викигида)

В связи с переполнением исторического некрополя в 1900-е годы за пределами монастыря — к югу от монастырской стены — было обустроено Новое Донское кладбище, захоронения на котором проводились на протяжении всего XX века.

Содержание

ИсторияПравить

 
Захоронения вблизи Малого собора

Когда начались захоронения за пределами стен обоих монастырских соборов, доподлинно не установлено[2][3]. Стремительный рост монастырских некрополей в Москве наблюдался после 1771 года, когда в рамках проведения городской реформы Екатерина II издала указ, запрещавший хоронить покойников в городах. Кладбища при приходских церквях подлежали закрытию.

Поскольку крупные монастыри вроде Новодевичьего и Донского находились непосредственно за чертой Москвы, они идеально подходили на роль дворянских некрополей. Именно туда стали переводить усыпальницы из пределов Белого города аристократические фамилии: Голицыны — из Богоявленского монастыря в Китай-городе, Нарышкины — из Высокопетровского монастыря на Петровке и т. д. Цена участков в монастырях «внешнего кольца» неуклонно поднималась в цене и достигла к середине XIX века суммы в 3000 рублей[4].

В отличие от некрополя Новодевичьего и других московских монастырей, Донское кладбище в советское время избежало масштабной «реконструкции», то есть ликвидации основной массы захоронений либо обезличения могил, и, таким образом, представляет собой редкий по сохранности «резерват» старой дворянской Москвы. Здесь идентифицированы могилы шестидесяти одного участника Отечественной войны 1812 года[5]. По состоянию на 2013 год 18 захоронений некрополя имеют статус объектов культурного наследия федерального значения, 11 — регионального значения.

Многие надгробные памятники некрополя Донского монастыря были привезены в 1930-х годах с обречённых на снос кладбищ Москвы и Подмосковья: с кладбища бывшего Чудова монастыря в Московском Кремле перевезён надгробный памятник князя Б. А. Куракина; из подклета Казанского собора бывшего Богоявленского монастыря перевезено надгробие боярина Фёдора Бяконта; с некрополя Новодевичьего монастыря перевезено надгробие К. А. Ясюнинского работы скульптора Н. А. Андреева и т. д.

Впрочем, перемещение примечательных надгробий в Донской монастырь не всегда гарантировало их от уничтожения. Так, по требованию Н. Р. Левинсона, заведовавшего группой металла в ГИМ, были сданы в металлолом «чудесная фигура скорбящего ангела работы И. П. Витали с надгробия 1828 года на могиле Муравьёвой на кладбище Новоспасского монастыря и фигура плакальщицы с крестом на могиле А. З. Дурасова 1838 года на том же кладбище»[6].

Некрополь Малого собораПравить

Наиболее престижными среди московской аристократии считались места в Старом соборе и непосредственно рядом с ним[4]. В этом храме, наиболее древнем на территории обители, помимо настоятелей монастыря разных лет, покоятся три архиерея:

Из крупных сановников царской России в Малом соборе погребены генерал-аншеф С. К. Нарышкин, генерал-прокурор Я. П. Шаховской, генерал-поручик П. М. Голицын, генерал-фельдмаршал Н. В. Репнин, генерал от кавалерии А. П. Тормасов, директор Эрмитажа А. А. Васильчиков и некоторые другие.

Некрополь Большого собораПравить

 
Усыпальница грузинских царевичей в 1913 году

Древнейшие на территории монастыря захоронения находятся в Сретенской церкви, в подклете Большого собора, под алтарём основного храма[4]. Эта церковь с момента своего создания служила местом захоронения аристократической верхушки грузинской колонии в Москве. Здесь покоятся представители царского рода Багратионов, включая семейство имеретинского царя Арчила II и (по ряду известий) выдающегося историка Вахушти Багратиони, а также потомки мингрельских правителей Дадиани и отпрыски некоторых княжеских фамилий.

История грузинского некрополя начинается с дипломатической деятельности князя В. В. Голицына. В 1684 году он радушно принимал в Москве сыновей царя Арчила — Александра и Мамуку, которых сопровождала свита во главе с главой имеретинской церкви Лаврентием (Габашвили)[8]. «Лаврентий Грузинец» стал душой немногочисленной кавказской общины в Москве, а в 1704 г. был назначен архимандритом Донского монастыря. В 1711 г. он похоронил в крипте Большого собора царевича Александра Арчиловича, главу Пушкарского приказа и первого в России генерал-фельдцейхмейстера. Сюда же был перевезён из Новодевичьего монастыря прах его братьев Давида (ум. 1688) и Мамуки (ум. 1693). Сам царь Арчил был похоронен в крипте вскоре после освящения Сретенского храма (сентябрь 1712 года). В 1729-30 гг. царевна Дарья Арчиловна профинансировала расширение царской усыпальницы[9].

К началу XXI века значительная часть надгробий грузинских царевичей была утрачена, судя по тому, что их пришлось снимать с государственной охраны[10]. Помимо грузинской знати и монастырского духовенства, в подклете Большого собора также покоятся отдельные представители русских дворянских родов.

Родовые усыпальницыПравить

# Изображение Название Заказчики Время создания Описание
1   Церковь Александра Свирского Зубовы 1796-98 гг. Ротонда в стиле классицизма заложена была на излёте фавора Платона Зубова как усыпальница его покойного отца и прочих Зубовых. Здесь покоятся Зубов-отец, его рано умершие сын Василий и дочь Екатерина, а также зять А. А. Жеребцов с дочерью Анной и Варвара Степановна Козицкая (1754—1794)[12].
2   Церковь Михаила Архангела Голицыны 1806-09 гг. Перестроена из больничной церкви 1714 года постройки, чтобы служить усыпальницей княжеского рода Голицыных. Среди прочих, здесь покоятся московский генерал-губернатор Дмитрий Владимирович Голицын, руководивший восстановлением города после пожара 1812 года, и его мать Наталья Петровна, прозванная «усатой княгиней».

Под открытым небомПравить

 
Надгробие XVIII века

Некрополь под открытым небом, или некрополь в узком смысле, протягивается от Михайловской церкви к обоим монастырским соборам, а также занимает юго-восток монастыря. Дорожки и аллеи делят его на шесть участков, имеющих форму простых геометрических фигур. Каждый участок снабжён планом, на котором для удобства посетителей выделены наиболее примечательные надгробия. Здесь больше, чем на каком-либо другом кладбище Москвы, образцов мемориальной скульптуры работы таких мастеров классицизма, как И. П. Мартос, В. И. Демут-Малиновский, И. П. Витали. Встречаются и беломраморные саркофаги в стилистике барокко, и пирамиды египтизирующего стиля, и «жертвенники» в виде колонны с урной наверху, и обычные кресты, и сентиментальные изваяния плакальщиц либо ангелов.

Среди выдающихся людей, которые похоронены на этих шести участках, — литераторы М. М. Херасков, А. П. Сумароков, В. И. Майков, И. М. Долгорукий, И. И. Дмитриев, В. Л. Пушкин, В. Ф. Одоевский, В. А. Соллогуб, архитекторы О. И. Бове, В. И. Шервуд, П. Д. Барановский, художник В. Г. Перов, изобретатель Н. Е. Жуковский, историки Д. Н. Бантыш-Каменский и В. О. Ключевский, медик Ф. И. Иноземцев, актёр М. Ф. Астангов, реформатор П. Д. Киселёв, мыслитель П. Я. Чаадаев, дипломат П. А. Толстой, полководец П. Д. Горчаков, горнозаводчик П. А. Демидов, мемуаристка А. О. Смирнова-Россет и многие другие. Подробнее см. Список похороненных в некрополе Донского монастыря.

В течение советского времени мемориальная скульптура на старом Донском кладбище подвергалась расхищению[6]. Так, в 1950-е гг. был украден большой крест у аллегорической фигуры Веры, венчающей могилу петербургского губернатора И. А. Алексеева[6]. С памятника генералу Г. И. Бибикову[14] пропала двухфигурная мраморная группа[6].

Ввиду отсутствия у дворянского в своей основе некрополя ассоциаций с коммунистическим периодом истории России (характерных, к примеру, для Новодевичьего кладбища, где покоятся видные чекисты и партийная элита), именно сюда в начале XXI века был перенесён прах крупных деятелей белого движения, скончавшихся в эмиграции: А. И. Деникина и И. А. Ильина (2005, см. отдельную статью), В. О. Каппеля (2007). В 2000 г. на кладбище был перезахоронен писатель И. С. Шмелёв, а в 2008 г. здесь было предано земле тело А. И. Солженицына.

Музей мемориальной скульптурыПравить

В годы уничтожения монастырских некрополей (2-я треть XX века) в Голицынскую усыпальницу были перевезены из других храмов и обителей высокохудожественные памятники с могил вельмож XVIII—XIX веков (но не их останки). Благодаря этому здание превратилось в миниатюрную выставку мемориальной скульптуры, аналогичную большому музею в Ленинграде. При транспортировке памятников многие ценные детали были утрачены. Увозили, как правило, мраморные или бронзовые фигуры, тогда как сами надгробия с эпитафиями оставляли in situ. В результате весьма примечательные мемориальные группы оказывались расчленёнными. Одновременно в Донской монастырь, находившийся в ведении МУАРа, свозили со всей Москвы обломки сносившихся исторических зданий и сооружений. У восточной стены монастыря до сих пор стоят подлинные горельефы, снятые с храма Христа Спасителя перед его разрушением.

После возобновления в обители монашеской жизни Михайловскую церковь пришлось освободить от памятников: основная часть была «свалена» в беспорядке в подвалах музея им. Щусева на Воздвиженке[6], следы других затерялись.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. До XX века монастырский некрополь чаще всего называли просто Донским кладбищем. Слово «некрополь» вошло в обиход в начале XX века.
  2. В краеведческих изданиях встречаются указания, что кладбище возникло одновременно с монастырём — в последние годы XVI века. Действительно, в русских монастырях существовала традиция захоронения наиболее уважаемых членов братии в подклете соборного храма. Однако никаких свидетельств того, что в Донском монастыре до XVIII века хоронили за стенами храмов, не обнаружено
  3. Артамонов, М. Д. Кладбище Донского монастыря (Отечественные некрополи) // Памятники Отечества. — 1986. — № 1(13). — С. 95-104.
  4. 1 2 3 Артамонов, М. Д. Московский некрополь. — М., 1995.
  5. Смирнов, А. А. Доблесть бессмертна: памятники Отечественной войне 1812 года. — М.: Вече, 2012. — ISBN 978-5-9533-5787-6.
  6. 1 2 3 4 5 Г. И. Вздорнов. Печальные памятники и их судьба. Русская мемориальная скульптура. // Наше наследие. № 111 (2014).
  7. Нарышкин, Василий Васильевич (генерал-поручик) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  8. Храм Сретения Господня Донского монастыря (историческая справка) (недоступная ссылка). Донской ставропигиальный мужской монастырь. Дата обращения 2 ноября 2014. Архивировано 2 ноября 2014 года.
  9. Донской Иконы Божией Матери Московский Мужской Монастырь
  10. Сводный список надгробий грузинской знати, снятых с охраны
  11. Изначально захоронен в Никольской церкви в Столпах.
  12. Налетов А. Усыпальница Зубовых в московском Донском монастыре (московский некрополь) // Московский журнал. — 1993. — № 1. — С. 37-39
  13. Двоюродный племянник известного Г. Г. Солодовникова.
  14. Этот памятник был перевезён из Новодевичьего монастыря; в настоящее время утерян.

ЛитератураПравить