Открыть главное меню

Тактика колонн и рассыпного строя

Тактика колонн и рассыпного строя — теория и практика ведения боевых действий в XVIII—XIX веках, основанная на применении боевого построения, которое сочетает батальонные колонны линейной пехоты, действующие при поддержке лёгкой пехоты (егерей) в рассыпном строю[1][2]. При этом кавалерийским частям и артиллерии отводилась функция усиления и обеспечения действий пехотных формаций[1].

Тактика колонн и рассыпного строя доминировала на полях сражений почти столетие[1].

ИсторияПравить

Тактика колонн и рассыпного строя зародилась в российской армии во время Семилетней войны и была впервые использована на поле боя генералом-поручиком П. А. Румянцевым при осаде прусской крепости Кольберг в 1761 году[1]. Значительное влияние на её теоретическую разработку и внедрение в практику оказал А. В. Суворов[1]. Во время революционных войн во Франции в конце XVIII века произошло признание и распространение тактики колонн и рассыпного строя в западных странах[1]. Своё окончательное развитие и оформление она получила под влиянием боевого опыта наполеоновских войн. Классическим примером её использования стала Бородинская битва во время вторжения Наполеона в Российскую Империю в 1812 году[1]. Во время этого сражения боевой порядок русской армии включал в себя передовые стрелковые цепи, две линии пехотных колонн, две линии кавалерии и резерв[2].

Во время Великой французской революции армия Первой Республики использовала подобную тактику в сражениях с войсками интервентов.

Однако, во второй половине XIX века произошёл качественных скачок огневых возможностей пехотного вооружения и артиллерии. Во времена Крымской войны 1853—1856 года плотный огонь англо-французских частей, вооружённых скорострельными нарезными винтовками, быстро рассеивал русские колонны; которые поначалу были вынуждены стихийно рассыпаться в стрелковые цепи. Затем процесс разворачивания плотных колонн в редкие цепи стрелков стал организованным в целях минимизации собственных потерь от ружейно-артиллерийского огня при сближении с врагом для штыковой атаки[1].

На западе этот процесс повторился во время франко-прусской войны 1870—1871 годов[1]. В русской армии окончательный отказ от изжившей себя тактики колонн и рассыпного строя состоялся во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов[1]. Однако, отдельные элементы этой тактики просуществовали до конца XIX века, пока совершенствование огневых средств не сделало их применение катастрофическим[1].

На смену тактике колонн и рассыпного строя пришли тактические построения в виде стрелковых цепей[1]

ОписаниеПравить

В соответствии с новой тактикой пехота начала подразделяться на линейную для действий в колоннах, и лёгкую, для поддержки колонн в рассыпном строю[1]. Основу боевого порядка составляли две-три линии батальонных колонн линейной пехоты. В промежутках между колоннами устанавливались позиции полковой артиллерии, на флангах и впереди главных сил размещались позиции полевых пушек. За главными силами и на флангах располагались кавалерийские части. Важнейшим элементом боевого порядка считались резервные части[1], которые в наступлении поддерживали и закрепляли успех, а в обороне занимались ликвидацией кризисных ситуаций[2].

Впереди главных сил на расстоянии в несколько сотен метров выдвигался рассыпной строй егерей, чьей задачей было прикрыть главные силы во время завязки сражения и, совместно с артиллерией, расстроить боевой порядок противника, создавая, таким образом, благоприятные условия для организации атаки колоннами линейной пехоты[1][2]. В случае неудачного стечения обстоятельств при атаке, лёгкая пехота совместно с кавалерией обеспечивала организованный отход главных сил[1].

Считается, что колонное построение войск обеспечивало им большую силу штыкового удара и позволяло сражаться на любой местности, вести манёвры и организованно преследовать отступающего противника[1]. Тактика использования колонн и рассыпного строя не исключала неравномерного распределения сил по фронту для сосредоточения ударных группировок на ключевых направлениях[1]. Среди её недостатков указывают на невозможность сочетания огня и удара, поскольку артиллерия занималась только подготовкой атаки линейной пехоты, но оказывать ей непосредственную поддержку уже не могла. Помимо этого, отрицательным следствием глубоких и плотных боевых порядков были большие потери в живой силе[1].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Тактика колонн и рассыпного строя // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2003. — Т. 8. — С. 16. — ISBN 5-203-01875-8.
  2. 1 2 3 4 Корабельников А. А. Развитие тактики русской армии в Отечественной войне 1812 года (рус.) // Вестник академии военных наук : журнал. — 2008. — Т. 25, № 04.

Дополнительная литератураПравить

СсылкиПравить