Убийство православного священника в Эвенкии

Убийство иеромонаха Григория (Яковлева) произошло 21 марта 2000 года в посёлке Тура Эвенкийского автономного округа Красноярского края. Преступник — 27-летний Руслан Любецкий — убил священника самодельным шилом, отрезал ему голову перочинным ножом и поместил её на церковный алтарь. Задержанный по горячим следам преступник назвал себя «воином Кришны» и заявил, что убийство он совершил по внушению некоего голоса, который он принял за «голос Кришны». Суд признал Любецкого невменяемым и определил его на принудительное лечение. Следствие установило, что преступник не имел никакого отношения к вере кришнаитов и совершил преступление на почве сумасшествия. Несмотря на это, в некоторых православных источниках и публикациях СМИ, Любецкого описали как «кришнаита, совершившего ритуальное убийство православного священника». В марте 2010 года в СМИ появились сообщения о том, что вышедшего к тому времени из психиатрической больницы Любецкого задрал таёжный медведь-шатун.

УбийцаПравить

Руслан Владимирович Любецкий (1973—2010)[1], согласно одним источникам, был родом из города Болотное Новосибирской области[2], согласно другим — из Томской области. Любецкий рос необщительным и замкнутым ребёнком[3]. Ещё в детстве у него проснулся интерес к духовным темам[3][4]. В ранней юности он прочёл шиваитский текст, в котором рассказывалось о йогических и медитационных практиках, с помощью которых человек якобы мог обрести «мистические способности»[1][3][4]. Под впечатлением от прочитанного Любецкий с воодушевлением начал поклоняться Шиве, отыскивая для своей духовной практики уединённые места[3]. Любецкий утверждал, что очень скоро к нему пришла способность «выходить из физического тела» и впадать в состояние транса, и что Шива лично явился ему, «познакомив» его с другим божеством индуистского пантеона — Кришной[3]. Параллельно с практикой шиваизма Любецкий поклонялся Иисусу Христу, который, по его словам, также являлся ему[1][3].

В 1992 году Любецкого призвали в армию и отправили для прохождения службы в расположение войск связи в Новосибирской области[1][3]. В воинской части царила дедовщина, из-за которой Любецкий дезертировал, прослужив всего три месяца[1][3]. После дезертирства он странствовал по тайге, «где ему никто не мешал поклоняться богу Шиве»[4]. Там он однажды встретил человека, который подарил ему священный текст индуизма «Бхагавадгиту» и рассказал ему о Кришне[3][1].

В первый год после дезертирства Любецкий несколько раз посещал родительский дом, где «выслушивал нравоучения отца», пытавшегося уговорить сына сдаться милиции[3][4]. Уговоры не подействовали, и в 1993 году Любецкий окончательно ушёл в тайгу, где жил в одиночестве в течение последующих 5 лет, промышляя охотой[3][1]. Любецкий общался с охотниками, иногда выходил к селениям. Впоследствии он утверждал, что в районе Васюганских болот ему повстречались некие «воины Кришны», с которыми он провёл какое-то время[3][2].

Покинув ряды таёжной «армии Кришны», Любецкий нанёс визит в областные центры — Томск и Новосибирск[3]. Там он попытался наладить контакты с общинами Международного общества сознания Кришны[3]. Томские кришнаиты, заметив неадекватное поведение Любецкого, подарили ему кассеты с лекциями Бхактиведанты Свами Прабхупады и попросили «больше к ним не приходить»[3]. Подобным же образом поступили новосибирские кришнаиты: они вручили Любецкому чётки для повторения мантр и отказались принять его в свою общину[3].

Жертва убийстваПравить

Жертва преступления, иеромонах Григорий (в миру Геннадий Михайлович Яковлев), родился 3 октября 1949 года в городе Бодайбо Иркутской области[3][5]. По данным СМИ, он был двоюродным племянником советского государственного и партийного деятеля, члена Политбюро ЦК КПСС Михаила Суслова[4][6][7]. По воспоминаниям духовника отца Григория, протоиерея Геннадия (Фаста), он был «очень ревностным христианином» и отличался «несколько резким и категоричным характером»[3]. В юности будущий священник был «ярым коммунистом и атеистом», состоял в КПСС, но потом изменил свои взгляды и принял православие[8]. В 1968 году он окончил Ангарский политехникум[5]. В 1969—1972 годах служил в Военно-морском флоте, затем учился в Одесском государственном университете, который окончил в 1978 году[4][5]. В том же году стал прихожанином православного храма Барнаула и принял крещение[4][5]. В начале 1980-х годов служил алтарником в храме города Анжеро-Судженска, затем нёс послушание в Покровском соборе города Тобольска и служил в качестве псаломщика в Успенском соборе города Енисейска[4][5]. 12 декабря 1986 года принял сан диакона, 13 декабря того же года — сан иерея[5]. В 1987 году стал настоятелем сельского Свято-Никольского храма в Иркутской области[4]. В январе 1995 года начал служить в Спасо-Преображенском монастыре Енисейской епархии, где в марте того же года был пострижен в монахи[4][5]. В ноябре 1997 года стал настоятелем Свято-Троицкого храма в посёлке Тура[4][5][8].

Обстоятельства убийстваПравить

В ноябре 1998 года Руслан Любецкий появился в посёлке Тура, где поселился в частной гостинице под именем «Романа Гаврилова»[1][3]. Местные жители посчитали «Романа» «человеком странным, даже помешанным»[9]. Вскоре Любецкий познакомился с настоятелем местного православного храма иеромонахом Григорием, который приютил его у себя дома[10], помог ему пищей и деньгами[3][4]. В Туре Любецкий занимался охотой и рыболовством, а также проводил время в богословских спорах с отцом Григорием и с местными баптистами[1]. Григорий активно проповедовал «язычнику», желая обратить его в православие[3]. Эти беседы, однако, не привели Любецкого в лоно православной церкви, а, наоборот, вызывали у него раздражение[3]. Любецкий пришёл к выводу, что отец Григорий, постоянно напоминая людям об их грехах, тем самым способствует их духовной деградации[3]. Будущему убийце также показалось, что священник оскорбляет Иисуса Христа, который, по его глубокому убеждению, был «сыном Кришны»[3]. Любецкий утверждал, что накануне убийства он пережил состояние транса, в котором ему открылось, как и чем надлежало убить иеромонаха[3]. В других источниках говорится, что Любецкий рассказывал, как к убийству священника его побуждал голос, который он слышал (а слышать подобного рода голоса, побуждающие к преступлениям — явный признак худшей формы асоциальной шизофрении) во сне и принимал за «голос бога Кришны»[9]. По свидетельству очевидцев, за два дня до совершения преступления Любецкий открыто говорил о своём намерении убить отца Григория за его «неправедность»[1].

21 марта около 3 часов ночи Любецкий, вооружившись самодельным шилом, сделанным из сварочного электрода, подошёл к дому отца Григория[11][3]. Узнав Любецкого по голосу, священник открыл ему дверь[3]. Убийца нанёс своей жертве более десяти ударов в область сердца и в шею[10][3][9]. По данным начальника УВД Эвенкийского автономного округа полковника Ивана Панова, преступник затем отрезал голову священника карманным ножом (который при этом сломался), отнёс её в примыкавшую к дому иеромонаха церковь, обошёл вокруг алтаря, оставив на полу след в виде кровавого кольца, и бросил её на алтарь[11]. После этого Любецкий отправился в баню, где сжёг окровавленную одежду, принял омовение и как ни в чём не бывало пошёл спать[3]. Он был задержан в тот же день и сразу же сознался в содеянном[10].

Следователям Любецкий представлялся под именами «Романа Кришнина» и «Романа Харевича Кришница»[2][10]. В связи с этим полковник Панов сообщил журналистам, что «Роман», возможно, взял фамилию «Кришниц» в честь индуистского бога Кришны, которого почитают кришнаиты[10]. В то же самое время Панов счёл маловероятным, что убийца был кришнаитом[10]. Начальник УВД отметил, что знаком с кришнаитским вероучением и что кришнаиты не проповедуют насилие[10].

Расследование и судПравить

Официальное расследованиеПравить

Для расследования дела была создана специальная комиссия, в которую вошли сотрудники УВД и прокуратуры, психиатры и представители Енисейской епархии[9]. Из-за появившихся в СМИ сообщений о кришнаитском вероисповедании Любецкого и о ритуальном характере убийства следователи попросили журналистов не делать «скоропалительных выводов» о религиозной принадлежности убийцы[3].

Любецкий трижды подвергался психиатрическому освидетельствованию[9]. Комиссия пришла к выводу, что он не имел никакого отношения к вере кришнаитов и совершил убийство из-за тяжёлого психического заболевания[9]. По информации следователя Петра Плохова, сам убийца также отрицал свою связь с Обществом сознания Кришны[3]. На допросе Любецкий заявил, что принадлежит к дислоцированной в тайге «законспирированной организации воинов Кришны»[4]. Однако следствие пришло к выводу, что эта таёжная «армия Кришны» существовала только в голове умалишённого убийцы[4].

Следствию удалось разыскать отца Руслана — Владимира Любецкого[2]. Прибыв на место убийства, Любецкий-старший отметил, что не в состоянии поверить, что такое мог совершить его сын[2]. Корреспонденту «Независимой газеты» Владимир Любецкий заявил, что и он сам, и его сын всегда были атеистами[2].

Поскольку Любецкий оказался дезертиром, в мае 2000 года его дело было передано для дальнейшего расследования в военную прокуратуру Красноярского гарнизона[4].

Расследование представителей Общества сознания КришныПравить

22 марта 2000 года, на следующий день после убийства, московские представители Центра обществ сознания Кришны в России (ЦОСКР) создали специальную комиссию, члены которой отправились в Красноярск для выяснения степени принадлежности Любецкого к кришнаитам[1]. 23-24 марта кришнаиты встретились с представителями гражданских властей и следственных органов, провели беседы с местными жителями и священнослужителями РПЦ, организовали пресс-конференцию[2]. В отчёте об этой поездке утверждалось, что убийца «не имел никакого отношения ни к религии вообще, ни к индуизму в частности»[2].

7 апреля комиссия огласила своё заключение, которое впоследствии было направлено в следственные органы УВД Туры[1]. В заключение утверждалось, что преступник никогда не был членом кришнаитских общин и никогда не общался с духовными наставниками кришнаитов[1][3]. Его образ жизни явно не соответствовал нормам, принятым среди последователей Общества сознания Кришны[1]. На момент задержания он не имел при себе никаких предметов кришнаитского культа, а при обыске у него не было обнаружено кришнаитской литературы[1]. В заключение также утверждалось, что действия Любецкого были «похожи на действия маньяка-одиночки»[3].

СудПравить

Суд над Любецким провела в Красноярске выездная коллегия Западно-Сибирского военного окружного суда[9]. 25 января 2001 года был оглашён приговор, согласно которому Любецкий был признан невменяемым и определён на принудительное лечение в психбольницу[9].

РеакцияПравить

Средства массовой информацииПравить

Корреспондент газеты «Московский комсомолец» М. Е. Гриднева назвала убийство одним из «самых „громких“ преступлений» в отношении священнослужителей, наряду с убийством Александра Меня и «кровавой резнёй» в монастыре «Оптина пустынь», где в 1993 году на Пасху сатанист убил трёх монахов[4]. Гриднева также отметила, что это «изуверское убийство … потрясло буквально всю страну»[12].

В августе 2013 года информационное агентство «Русский Запад» отметило, что мотивы преступления остались тайной и убийства священников становятся всё более жестокими[12].

Русская православная церковьПравить

Патриарх Алексий IIПравить

24 марта 2000 года патриарх Алексий II отправил на имя архиепископа Красноярского и Енисейского Антония телеграмму соболезнования, в которой назвал убийство злодеянием, «направленным против Святой Церкви»[13]. Патриарх сообщил, что молится за злодейски убитого клирика РПЦ «дабы Господь упокоил душу его в селениях небесных и сотворил ему вечную память» и отметил, что убитый при жизни «всецело посвятил себя служению Богу и людям»[13].

Священный СинодПравить

20 апреля 2000 года Священный Синод РПЦ выступил с заявлением по поводу гибели иеромонаха Григория[14]. В заявлении утверждалось, что это убийство «глубоко потрясло» последователей РПЦ и граждан России и что «убийца вкладывал в содеянное определённый религиозный смысл»[14]. Иерархи РПЦ охарактеризовали это событие как «ещё одно проявление глубокого духовного кризиса», переживаемого российским обществом, и высказали мнение, что в России происходит «разгул преступности, утрата ценностных и нравственных ориентиров, пропаганда насилия и вседозволенности»[14]. По убеждению Синода, в этой благоприятной среде в России появились различные «сатанинские и оккультные секты, отрицающие ценность человеческой жизни и открыто демонстрирующие ненависть к христианству»[14]. Члены Синода заявили, что эти деструктивные культы «представляют собой чрезвычайную опасность для общества» и что «дальнейшее попустительство и невнимание к преступным плодам их деятельности чревато новыми, ещё более трагическими последствиями»[14]. В заявлении также отмечалось, что скорбя о «трагической кончине» иеромонаха, РПЦ помнит о том, что «кровью мучеников утверждается Православие»[14].

Красноярская епархияПравить

23 марта 2000 года Красноярская епархия выступила с заявлением, в котором назвала убийство «следствием широкой рекламы в средствах массовой информации всякого рода псевдорелигиозности, возврата к диким языческим культам сатанизма и культивации идеи многобожия нового образца»[15].

Общество сознания КришныПравить

Сообщения в прессе о том, что кришнаит совершил убийство священника, встревожило представителей российского Общества сознания Кришны[10]. Опасаясь возможных враждебных действий против кришнаитов, глава Центра обществ сознания Кришны в России Сергей Зуев (Сучару дас) выступил с заявлением, в котором сообщил, что преступник никогда не был связан с Обществом сознания Кришны[10]. Зуев особо подчеркнул, что учение кришнаитов исключает «любое насилие не только по отношению к людям, но даже к животным»[10][16].

ПамятьПравить

В память об убитом священнике в пос. Тура была построена новая церковь, средства на строительство которой выделили местные предприниматели и администрация Эвенкийского автономного округа[9].

В 2002 году в память об отце Григории в Красноярске вышла книга «Зигзаг молнии в ненастный день»[17], описывающая «жизнь и мученическую кончину отца Григория»[18]. Книга была подготовлена духовником Григория — протоиереем Геннадием — и творческой группой православного издательства «Енисейский благовест»[18]. В сборник вошли очерки самого Геннадия Фаста, писателя Анатолия Зябрева, журналиста Андрея Павлова, а также воспоминания других людей, знавших иеромонаха[18]. Книгу удалось опубликовать благодаря поддержке губернатора Эвенкийского автономного округа Бориса Золотарёва и ряда других красноярских и эвенкийских государственных служащих[18].

В 2018 году в память об отце Григории в поселке Тура был открыт памятный крест, установленный на том месте, где ранее находилась старая церковь, в которой произошло трагическое событие[19].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

На русском языке
На английском языке

СсылкиПравить