Открыть главное меню

Холокост в Виле́йском районе — систематическое преследование и уничтожение евреев на территории Вилейского района Минской области оккупационными властями нацистской Германии и коллаборационистами в 1941—1944 годах во время Второй мировой войны, в рамках политики «Окончательного решения еврейского вопроса» — составная часть Холокоста в Белоруссии и Катастрофы европейского еврейства.

Содержание

Геноцид евреев в районеПравить

Вилейский район был полностью оккупирован немецкими войсками 25 июня 1941 года[1], и оккупация продлилась более трёх лет — до июля 1944 года. Нацисты включили Вилейский район в состав территории, административно отнесённой в состав рейхскомиссариата «Остланд» генерального округа Белорутения[1].

Комендатуры — полевые (фельдкомендатуры) и местные (ортскомендатуры) — обладали всей полнотой власти в районе[1]. Конкретно власть в районе принадлежала зондерфюреру — немецкому шефу района, который подчинялся руководителю округи — гебитскомиссару. Во всех крупных деревнях района были созданы районные (волостные) управы и полицейские гарнизоны из белорусских и латышских коллаборационистов[2].

Из административного распоряжения № 1 командующего тылом группы армий «Центр» генерала фон Шенкендорфа от 7 июля 1941 года[3][4]:

«III. Отличительные знаки для евреев и евреек
1. Все евреи и еврейки, находящиеся на занятой русской территории и достигшие 10-летнего возраста, немедленно обязаны носить на правом рукаве верхней одежды и платья белую полосу шириной в 10 см с нарисованной на ней сионистской звездой или же жёлтую повязку шириной в 10 см.
2. Такими повязками обеспечивают себя сами евреи и еврейки.
3. Евреев категорически запрещается приветствовать. Нарушители будут строжайше наказываться местным комендантом по месту жительства.»

Для осуществления политики геноцида и проведения карательных операций сразу вслед за войсками в район прибыли карательные подразделения войск СС, айнзатцгруппы, зондеркоманды, тайная полевая полиция (ГФП), полиция безопасности и СД, жандармерия и гестапо[1].

Одновременно с оккупацией нацисты и их приспешники начали поголовное уничтожение евреев. «Акции» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства) повторялись множество раз во многих местах. В тех населённых пунктах, где евреев убили не сразу, их содержали в условиях гетто вплоть до полного уничтожения, используя на тяжелых и грязных принудительных работах, от чего многие узники умерли от непосильных нагрузок в условиях постоянного голода и отсутствия медицинской помощи[5].

В начале оккупации в 1941 году в Вилейском районе находились 20 000 евреев (включая и тех, которые были переселены из западных районов Литвы). К весне 1943 года в живых оставались около 3000 евреев, большинство из которых использовались в качестве рабской силы в армейских строительных подразделениях в Красном, а несколько десятков специалистов трудились в ряде мастерских. Вскоре были убиты и эти последние евреи. Таким образом, за время оккупации были убиты практически все евреи Вилейского района, а большинство из немногих спасшихся воевали впоследствии в партизанских отрядах[6][7].

Самые массовые убийства евреев в Вилейском районе происходили в Вилейке[8], Илье[9], Костеневичах[10], Подберезье[10], Сосенке[10], Речках[11], Куренце[12], Хотенчицах[13].

ГеттоПравить

 
Памятник убитым евреям на еврейском кладбище Вилейки

Немцы, реализуя нацистскую программу уничтожения евреев, создали на территории района 6 гетто.

Оккупационные власти под страхом смерти запретили евреям снимать жёлтые латы или шестиконечные звезды (опознавательные знаки на верхней одежде), выходить из гетто без специального разрешения, менять место проживания и квартиру внутри гетто, ходить по тротуарам, пользоваться общественным транспортом, находиться на территории парков и общественных мест, посещать школы[14].

  • В гетто в Вилейке (28 июня 1941 — весна 1943) были убиты около 1500 евреев.
  • В гетто в Долгиново (лето 1941 — 5 июня 1942) были убиты около 3000 евреев.
  • В гетто в Илье (лето 1941 — июль 1942) были убиты около 2000 евреев.

ВязыньПравить

Деревня Вязынь была оккупирована немцами с июня 1941 года по июль 1944 года[15].

Нацисты согнали евреев деревни в гетто, которое было окончательно уничтожено летом 1942 года[15].

После последнего расстрела из братской могилы вылез Лазарь Сосенский и его жена Геня. В момент убийства пули попали в их детей, которых они держали на руках: в дочек Этель (3,5 лет) и Хану (1,5 года) — дети погибли, защитив своими телами родителей. Их выдал мародёр Михаил Филистович, и Сосенских расстреляли. После войны Филистовича судили, приговорили к 10 годам, но через 7 лет освободили по амнистии[15].

В центре Вязыни установлен памятник 108 жителям деревни и близлежащих местечек, погибшим в годы войны, без указания национальности[15].

КуренецПравить

 
Памятник на месте убийства евреев Долгиново

Евреи поселка Куренец после оккупации были помещены в гетто, которое просуществовало до 9 сентября 1942 года[16].

В 4 часа утра 9 сентября 1942 года гетто было окружено сотрудниками отделения СД, прибывшими из Вилейки. Силами неустановленного воинского подразделения они вывели евреев на городскую базарную площадь и заставили стоять на коленях. Затем обречённых людей согнали в один из старых домов на улице Мядельской, расстреляли и сожгли тела вместе с домом[16]. По другим данным, людей сожгли заживо[17][18].

Всего в Куренце были убиты около 800 евреев[16].

Опубликованы неполные списки убитых евреев Куренца[12][19].

Жертвам Холокоста в Куренце установлен памятник[10].

ХотенчицыПравить

В местечке Хотенчицы[be] перед войной жили несколько еврейских семей[15].

Гетто в местечке нацисты создали сразу после оккупации — в июле 1941 года. Центр деревни располагался на невысоком холме, от которого спускались вниз три улицы. Гетто находилось в конце одной из них, хорошо просматривалось, отчего немцы и полицаи не выставляли охраны[20].

Бургомистром деревни нацисты назначили владевшего немецким языком дьякона местной церкви Степана Лешкевича — бывшего офицера царской армии[15][20].

Лешкевич оказался хорошим человеком. В апреле 1942 года под предлогом угрозы срыва посевной кампании он убедил немцев перенести ликвидацию гетто на более поздний срок. Затем бургомистр предупредил евреев накануне запланированной немцами «акции» и посоветовал им скрыться, благодаря чему часть узников спаслась[20].

 
Памятник на месте расстрела евреев Ильи

В мае 1942 года 15 еврейских семей (примерно 70 человек) решились бежать из гетто и примкнуть к партизанам. 12 евреев не решились на побег, считая, что в лесу условия для существования будут ещё хуже и что немцы не станут их убивать как нужных специалистов. В результате судьба евреев Хотенчиц сложилась так, что сбежавшим из гетто, действительно, пришлось в тяжёлых условиях прятаться до июля 1944 года — но все выжили, а оставшиеся в деревне были убиты[20].

После освобождения Белоруссии Лешкевича судили как немецкого пособника. Суд проходил в деревне Илья, и евреи из Хотенчиц выступали в защиту бывшего бургомистра. Евреи свидетельствовали, что Лешкевич спасал и отдельных евреев, и само гетто. Несмотря на эти показания, суд приговорил Лешкевича к расстрелу[15].

Опубликованы неполные списки убитых евреев Хотенчиц[13][19].

Случаи спасения и «Праведники народов мира»Править

В Вилейском районе 16 человек были удостоены почётного звания «Праведник народов мира» от израильского мемориального института «Яд Вашем» «в знак глубочайшей признательности за помощь, оказанную еврейскому народу в годы Второй мировой войны»:

  • Станько Андрей и Наталья — за спасение Козинца Элимелеха и его семьи в деревне Речки[21];
  • Сафонов Геннадий — за спасение Фогельман Симхи, Соломянского Файвла, Кац Брайны, Захаровой (Минковой) Анны и семьи Йохельман в деревне Илья[22][23];
  • Владыко Андрей и Анастасия — за спасение Борщёвой Раисы на хуторе Сабинка, расположенном между Вилейкой и Вязынью[24];
  • Гаранины Анна, Петр и Федор, Курьянович Юлиан — за спасение семьи Хевлиных в деревне Слобода[25];
  • Киселёв Николай — за спасение более 200 евреев (большей частью — из Долгиново)[26];
  • Марцинкевич Франтишек и Климентина — за спасение Гуревича Романа в деревне Бригидово[27];
  • Волынец Сергей, Ульяна и Николай — за спасение Ястшомба Марка и его жены Розы в деревне Осиповичи[28];
  • Желнерович Степан — за спасение Капелевича Якова в деревне Понятичи[29];

ПамятьПравить

Памятники убитым евреям района установлены в Вилейке (три памятника)[30], Вязыни[15], Долгиново, Илье[31] и Куренце[10].

Опубликованы неполные списки убитых евреев Вилейского района[19][32].

ИсточникиПравить

Книги и статьи
  • Г. К. Кісялёў, Я. А. Iгнатовіч, М. Ц. Кароткi i iнш. (рэдкал.), В. А. Коласава (укладальнік). «Памяць. Вілейскi раён». — Мн.: БЕЛТА, 2003. — 704 с. — ISBN 985-6302-56-0. (белор.)
  • Адамушко В. И., Бирюкова О. В., Крюк В. П., Кудрякова Г. А. Справочник о местах принудительного содержания гражданского населения на оккупированной территории Беларуси 1941-1944. — Мн.: Национальный архив Республики Беларусь, Государственный комитет по архивам и делопроизводству Республики Беларусь, 2001. — 158 с. — 2000 экз. — ISBN 985-6372-19-4.
  • Г. К. Кісялёў, А. Э. Кейзік i iнш. (рэдкал.), К. I. Козак, А. I. Кузняцоў (укладальнікi). «Памяць. Пастаўскi раён». — Мн.: БЕЛТА, 2001. — 688 с. — ISBN 985-6302-35-8. (белор.)
  • Барри Рубин. Дети Долгиново (англ.)
Архивные источники
Дополнительная литература

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 273.
  2. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 273, 277, 278, 280.
  3. «Памяць. Пастаўскi раён», 2001, с. 211.
  4. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — фонд 4683, опись 3, дело 952, листы 1-5
  5. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 273, 279, 280.
  6. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 283, 331.
  7. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — фонд 4683, опись 3, дело 978, листы 128—139
  8. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 425—429.
  9. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 433—436.
  10. 1 2 3 4 5 «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 437.
  11. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 441—442.
  12. 1 2 «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 437—441.
  13. 1 2 «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 442.
  14. Г. К. Кісялёў (гал. рэд.), М. А. Коршак i iнш.. (рэдкал.), В. М. Туркевіч, Л. А. Павяльчук (укладальнікi). «Памяць. Iванаўскi раён», «БЕЛТА», 2000, — стр. 167 ISBN 985-6302-23-4 (белор.)
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 Л. Смиловицкий. Свидетели нацистского геноцида евреев на территории Белоруссии в 1941—1944 гг. (Из книги «Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941—1944 гг.», Тель-Авив, 2000)
  16. 1 2 3 «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 274.
  17. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 280.
  18. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — фонд 1334, опись 1, дело 1, лист 33об.;
  19. 1 2 3 Зональный государственный архив в г. Молодечно. — фонд Р-226, опись 1, дела 56, 57, 58, 63
  20. 1 2 3 4 Л. Смиловицкий. Еврейские семейные лагеря и отряды в Белоруссии
  21. Яд Вашем. История спасения. Станько Андрей и Наталья.
  22. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 330—331.
  23. Яд Вашем. История спасения. Сафонов Геннадий.
  24. Яд Вашем. История спасения. Владыко Андрей и Анастасия.
  25. Яд Вашем. История спасения. Гаранины Анна, Петр и Федор, Курьянович Юлиан.
  26. Яд Вашем. История спасения. Николай Киселёв.
  27. Яд Вашем. История спасения. Марцинкевич Франтишек и Климентина.
  28. Яд Вашем. История спасения. Волынец Сергей, Ульяна и Николай.
  29. Яд Вашем. История спасения. Желнерович Степан.
  30. Holocaust in Vileika (англ.)
  31. Holocaust in Ilay (англ.)
  32. «Памяць. Вілейскi раён», 2003, с. 425—442.

См. такжеПравить