Открыть главное меню

Черкасский, Дмитрий Мамстрюкович

Князь Дми́трий Мамстрю́кович Черка́сский (ум. 1651) — ближний боярин и воевода в Русском царстве; один из видных деятелей Смутного времени и царствований Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича.

Дмитрий Мамстрюкович Черкасский
Дата рождения неизвестно
Дата смерти 1651(1651)
Подданство Русское царство
Род деятельности боярин, воевода
Отец Черкасский, Мамстрюк Темрюкович

БиографияПравить

До крещения носил имя Каншао. Его отцом был известный князь Мамстрюк Темрюкович Черкасский (ум. 1600/1601), а родной тётей — царица Мария Темрюковна. Имя князя Дмитрия Мамстрюковича встречается впервые в 1600 или 1601 году, когда царь Борис Годунов дал ему Шереметевскую вотчину, деревню Иванисово с деревнями и с пустошами, 291 четь, в поместье.

Из времён Смуты сохранилось известие, что, когда после Ходынской битвы 25 июня 1608 года стали отъезжать от царя Василия Шуйского к Лжедмитрию II в Тушино стольники и стряпчие, и дворяне московские, и жильцы, и городовые дворяне, и дети боярские, и дьяки и всякие люди, то и стольник Дмитрий Мамстрюкович отъехал туда же вместе с Дмитрием Трубецким, Алексеем Сицким, Михаилом Бутурлиным и двумя Засекиными, хотя все они всего за несколько дней перед тем целовали крест «сидеть за дом Пресвятыя Богородицы». По-видимому, Черкасский был одним из самых ревностных приверженцев Лжедимитрия II, так как в 1610 году из московских знатных людей только он да Дмитрий Трубецкой остались при нём в Калуге. 11 декабря 1610 года самозванец был убит, и вскоре жители Калуги вынуждены были покориться королевичу Владиславу и принять его воеводу Юрия Трубецкого. Тогда Дмитрий Мамстрюкович оставил Калугу и 27 января 1611 года приехал к гетману литовскому Яну Сапеге, который выражал желание сражаться за православную веру в расчёте на то, что «кто будет на Московском государстве царём, тот и заплатит за его и прочих вольных людей заслуги».

Однако, в следующем 1612 году имя Черкасского встречается среди деятельных сподвижников Кузьмы Минина. Дмитрий Мамстрюкович был послан против гетмана Яна Ходкевича и побил его; выгнал казаков из Антониева монастыря в Бежецком уезде и из Углича. На жалованной грамоте Дмитрию Трубецкому, данной в 1613 году во время междуцарствия от Боярской думы, Василий Бутурлин приложил руку и за себя и за князя Дмитрия Черкасского, который, кажется, не умел писать или, подобно Кузьме Минину, считал себя правителем государства. Будучи первым в Совете всей земли Второго ополчения по местничеству и долго считаясь главным претендентом на престол, он не хотел собственноручно отречься от своих претензий на престол: по крайней мере, на грамоте об избрании на царство родственника другой жены Ивана Грозного Михаила Фёдоровича Романова, который, в отличие от потомков князя Инала, не был в кровном родстве с Рюриковичами, за него расписался князь Василий Туренин. Хотя мы могли бы отмечать 400-летие не Романовых, а Черкасских, но двоюродный брат Дмитрия Мамстрюковича Иван Борисович Черкасский был также двоюродным братом Михаила Фёдоровича и руководил государством.

При новом царе Дмитрий Мамстрюкович был одним из виднейших боевых воевод во время продолжительной и ожесточенной борьбы Москвы с Польшей и Литвой. Ещё в 1613 году царь послал стольников и воевод Дмитрия Мамстрюковича да Михаила Бутурлина против польских и литовских людей и черкас; воеводы вытеснили неприятеля из Серпейских и Мещовских мест к Вязьме, а оттуда к Дорогобужу; самым замечательным событием этого года была осада города Белой, во время которой Бутурлин был опасно ранен в голову, так что Черкасский должен был один руководить действиями и в августе заставил город сдаться. За Бельскую службу царь прислал князю золотых и велел о его здоровье спрашивать. На место Бутурлина товарищем Черкасскому был назначен князь Иван Троекуров, и в августе же воеводам было приказано идти под Смоленск. Осада Смоленска тянулась до половины 1615 года и не привела к сдаче: недостаток в ратных людях и в провианте, и разные другие нестроения в русском войске были тому причиной. Несмотря на то, действия воевод были настолько удачны, что весною 1615 года царь прислал под Смоленск стольника спрашивать об их здоровье.

В июне этого же года Дмитрий Мамстрюкович и его товарищ были отозваны к Москве. По приезде в Москву Черкасский был приглашён к столу государеву, а после стола Государь пожаловал ему шубу на соболях, атлас золотный и кубок. В августе 1617 года, узнав, что литовцы осадили Дорогобуж, Государь указал воеводам собираться в замосковных городах и ждать дальнейших его распоряжений; Дмитрий Мамстрюкович был назначен в Ярославль. Когда же, в декабре 1617 года, пришла весть, что королевич Владислав хочет идти к Можайску, Черкасскому сначала велено было идти на Волок, а потом в начале 1618 года пришёл указ идти к Можайску, где сидел Борис Лыков. Черкасскому удалось пробиться в Можайск; поляки и литовцы так стеснили, однако, московских воевод, что только присланный царём вспомогательный отряд избавил осаждённых от окончательного поражения и плена; сам Черкасский был ранен и увезён в Москву. Туда же приказано было ему и Лыкову отвести свои войска. Вероятно, князь находился вместе с царём в Москве, когда в 1618 году её осаждал Владислав. Переговоры, кончившиеся заключением перемирия в Деулине, надолго прервали боевую деятельность Черкасского.

6 января 1619 года он был пожалован из стольников в бояре, что открыло ему возможность занять сообразное знатности своего рода и своим военным заслугам место в высшем управлении государством. В 1623, 1625, 1628, 1629, 1632, 1633, 1634 годах князь ведал приказом Казанского дворца, в котором он заседал, ещё будучи стольником, в 1611 году; вместе с Казанским Дворцом ему подчинён был, вероятно, и Сибирский приказ, так как оба эти приказа всегда находились в ведении одного и того же лица; в 1637—1638 году Казанский Дворец находился уже в ведении Бориса Лыкова.

Затруднения в войне с Польшей заставили царя, 18 октября 1633 года, назначить Черкасского главным воеводой войск, назначенных идти под Смоленск на выручку к боярину Михаилу Шеину. Ещё 11 июля 1630 года государь указал было Черкасскому быть на своей государевой службе под Смоленск, но посылка эта не состоялась. В апреле 1632 года царь опять указал Черкасскому и Лыкову быть на своей службе под Смоленском, но 22 апреля на их место были назначены боярин Михаил Шеин и Дмитрий Пожарский. Назначенный, наконец, воеводой, Черкасский к февралю 1634 года успел дойти только до Можайска, когда Шеин уже сдался; князь пробыл на воеводстве до самого заключения Поляновского мира и был отозван к Москве 13 июня 1634 года.

Один раз пришлось Черкасскому быть и первым воеводою на Украине, для охранения русской границы от набегов крымцев и ногайцев: указ об этом последовал 1 мая 1639 года, а 14 сентября князь уже был отпущен к Москве.

Как почти все Черкасские, Дмитрий Мамстрюкович занимал выдающееся положение при дворе. О близости его к государю лучше всего говорит то, что на обеих свадьбах царских (в 1624 и 1626 годах) он был большим дружкой с Государевой стороны; на обедах у государя — он обычный гость; не раз ездил он с государем в подмосковные сёла для потехи и по монастырям на богомолье. В иерархии придворных чинов Черкасскому принадлежало одно из первых мест. Его назначали в «ответ» с послами, например со шведским 17 февраля 1630 года; ему государь поручил 21 мая 1635 года вместе с другими боярами ведать Москву на время своего отсутствия. Об отношениях Дмитрия Мамстрюковича к лицам, окружавшим царя, ничего не известно, кроме нескольких случаев местничанья; народная молва приписывала Морозовым и Милославским что-то вроде подобного соперничества с потомком князя Инала — Дмитрием Мамстрюковичем.

Дмитрий Мамстрюкович умер в 1651 году. От брака с Еленой Алексеевной Зюзиной (в 1620 году) детей не было.

ЛитератураПравить