Открыть главное меню

Марина Казимировна Баранович (31 декабря 1901 — 8 января 1975) — переводчица, поборница антропософского учения, помощница Б. Л. Пастернака, свидетель «Архипелага ГУЛАГа» А. И. Солженицына.

Марина Казимировна Баранович
М. К. Баранович, 1953
М. К. Баранович, 1953
Дата рождения 31 декабря 1901(1901-12-31)
Место рождения Москва
Дата смерти 8 января 1975(1975-01-08) (73 года)
Место смерти Москва
Страна
Род деятельности переводчица

Содержание

БиографияПравить

Родилась в семье известного московского врача Казимира Феофиловича Барановича, имевшего собственную больницу на Воздвиженке и Александры Владимировны (в девичестве Орловой). Мать скончалась, заразившись дифтеритом, когда Марине было чуть больше пяти лет[1]:10.

Училась в Хвостовской гимназии, затем её перевели в Екатерининский институт, но революция не дала его окончить. В 1918 году арестована одновременно с отцом и помещена в Бутырскую тюрьму. Рассказ М. К. Баранович об этом аресте включён А. И. Солженицыным в «Архипелаг ГУЛАГ». В частности она описывала тесноту в Бутырках в первые месяцы советской власти, когда даже в тюремной прачечной была устроена камера на 70 человек[2].

В 1921 году поступила в Театральную студию М. А. Чехова. Студия помещалась в так называемой «круглой комнате» в квартире М. А. Чехова в доме на Арбатской площади вблизи позднее снесенной церкви святых Бориса и Глеба. Занятиями руководили М. А. Чехов и В. Н. Татаринов. После ухода из студии Чехова некоторое время была в студии Вахтангова (роль Адельмы в «Принцессе Турандот»). С 1924 года участвовала в выступлениях «Синей блузы» и издательства «Узел» с чтением стихов русских поэтов. В те же годы подружилась с М.А. Волошиным, после чего стала приезжать в гости к семье Волошиных в Коктебель.

Осенью 1929 года Софья Парнок посвятила М. К. Баранович стихотворение «Ты молодая, длинноногая!..», в нём есть слова: «И я люблю тебя, и сквозь тебя, Марина, // Виденье соименницы твоей». Стихотворение навеяно чтением Баранович стихов Цветаевой[3].

В 1932 году родила дочь Анастасию. С её отцом, Александром Емельяновичем Раевым, Марина Казимировна рассталась ещё до её рождения. Анастасия познакомилась с отцом только во время войны[1]:141.

В 1933—1934 годах работала техническим переводчиком в «Спецстали», подвергалась допросам в НКВД в связи с арестами иностранных сотрудников этого учреждения.

АнтропософияПравить

Деятельность и принципы студии Михаила Чехова базировались в значительной мере на антропософском учении Рудольфа Штейнера[4]. Знакомство с антропософией М. А. Чехов называл «самым счастливым периодом в своей жизни»[5]. Поэтому неслучайно в проведении занятий в студии участвовал М. П. Столяров — один из активных деятелей Русского Антропософского Общества. В студии проходили занятия эвритмией. К студийцам приезжал читать лекции Андрей Белый. Здесь же работал над портретом М. А. Чехова и вёл пространные беседы об антропософии, как духовной науке, М. В. Сабашникова. Марина Казимировна сохранила увлечение антропософией, переводила для друзей антропософские произведения.

Помощь Б. Л. ПастернакуПравить

Баранович впервые встретила Пастернака в издательстве «Узел». Перед войной написала ему письмо, на которое он ответил. После возвращения Пастернака из эвакуации Баранович стала регулярно перепечатывать для него рукописи. «Роман» (названия «Доктор Живаго» ещё не было) она перепечатывала несколько раз. Обширная переписка с Пастернаком издана отдельной книгой. Баранович была не просто машинисткой и помощницей, но и доверенным лицом писателя. Например, когда Борис Леонидович попал в больницу с обширным инфарктом, он обратился именно к М. К. с просьбой передать деньги семье Ольги Ивинской, которая была в то время в лагере, и её семья оставалась без средств к существованию[6][7].

ПереводчицаПравить

Переводила и с французского, и с английского, и с немецкого. Прочитав первую русское издание Сент-Экзюпери («Земля людей», 1957), Марина Казимировна настолько увлеклась этой книгой, что за несколько лет перевела на русский, не думая о публикации, почти всего Сент-Экзюпери. Впервые «Военный летчик» появился именно в переводе М.К. в журнале Москва (№6, 1962). В печати появилась лишь часть этих переводов (её переводы включены в сборник публицистики «Смысл жизни», в её переводе вышла книга «Южный почтовый»), но большинство из них годами ходили в самиздате. Лев Лосев считал, что на Бродского повлиял именно самиздатовский перевод Баранович «Письма генералу X.» Сент-Экзюпери, реминисценции из которого обнаруживаются в стихотворении «Письмо генералу Z.»[8].

Переводила также Р.М. Рильке, П.А. Гольбаха, Брет Гарта (переводы включены в 1 и 6 тома Собрания сочинений), Конан Дойля (рассказы о Шерлоке Холмсе)и других.

Помощь А. И. СолженицынуПравить

Перепечатывала «Колымские рассказы» для Варлама Шаламова[9].

Знакомство Баранович с Солженицыным относится к 1965 году. Д. М. Панин дал М. К. без ведома автора «В круге первом», Солженицын захотел познакомиться. Дочь М. К., Анастасия Александровна Баранович-Поливанова предложила писателю помощь в хранении неподцензурных рукописей. Весной 1965-го он передал ей «В круге первом» и 15 экземпляров 2-х своих поэм. 18 сентября 1965 года сотрудники КГБ задержали М. К., провели у неё обыск, изъяли машинку и допрашивали до позднего вечера, после чего следователь ещё много раз приходил для допросов к М. К. домой. В квартире дочери, А. А. Баранович-Поливановой, обыска не было. Экземпляр рукописи «В круге первом» уцелел. По свидетельству А. А. Баранович-Поливановой: «единственное, что их интересовало, — не печатала ли мама „Архипелаг“»[10]. Зять М. К. Баранович Михаил Поливанов перечислен Солженицыным среди его тайных помощников, он один из соавторов сборника «Из-под глыб»[11].

СемьяПравить

  • Брат — Максимилиан Казимирович Баранович (1904—после 1985), врач, участник Великой отечественной войны[12], преподавал в факультетской терапевтической клинике во 2-м Московском медицинском институте (доцент)[13][14].
  • Дочь — Анастасия Александровна Баранович-Поливанова (р. 22 февраля 1932, Москва), переводчица, литератор, её муж физик М. К. Поливанов (1930—1992).

ПубликацииПравить

ПисьмаПравить

Переписка Б. Пастернака с М. Баранович. — М.: МИК, 1998. — 103 с. — ISBN 5-87902-008-8.

ПереводыПравить

  • Гольбах П. А. Письма к Евгении. Здравый смысл. Редакция и статья Ю.Я. Когана. Ответственный редактор Х. Н. Момджян. Перевод М. К. Баранович. Москва: Издательство Академии наук СССР, 1956.

ИсточникиПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Баранович-Поливанова А. Оглядываясь назад. Томск: Водолей. ISBN 5-7137-0187-5
  2. Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918—1956. Опыт художественного исследования. М: АСТ—Астрель. 2010. Т. 1. С. 124. ISBN 978-5-17-065170-2
  3. Парнок София Яковлевна. Стихотворения.
  4. Шиянов М. Михаил Чехов — последователь Рудольфа Штейнера.
  5. Хемлебен, Й. Рудольф Штайнер. Биографический очерк. — М: Издательство имени Н. И. Новикова, 2004. — ISBN 5-87991-004-0
  6. Ивинская О. В. Годы с Борисом Пастернаком : В плену времени. - М. : Либрис, 1992. - 464 с.
  7. Александр Гладков. Дневник. // «Новый Мир» 2014, № 3
  8. Дмитрий Кузьмин Сент-Экзюпери в России. // Урал 2002, 6
  9. Есипов В. В.. Шаламов
  10. Анастасия Баранович-Поливанова. // Большой город, 2013, 19 июня. Цит. по [1]/ Следует подчеркнуть, что при всём правдоподобии подобного умозаключения, оно вполне может быть лишь ретроспективной интерпретацией событий, так как абсолютно неясно на основе каких действий сотрудников органов оно было сделано.
  11. Баранович-Поливанова А. А. Оглядываясь назад.
  12. Память народа. Баранович Максимилиан Казимирович __.__.1904
  13. Московские научные терапевтические школы (20-е – 40-е годы 20 века) и их роль в становлении кафедр внутренних болезней в МСИ – МГМСУ ...»
  14. Виктор Тополянский «Позарастали стёжки-дорожки…»