Бирка

Бирка (швед. Birka) — крупнейший торговый центр шведских викингов в 800—975 гг., который упоминается в житии «северного апостола» св. Ансгара и в сочинениях Адама Бременского. С XIX века отождествляется с небольшим островком Бьёркё на озере Меларен, которое в эпоху викингов было заливом Балтийского моря. Состоит под охраной ЮНЕСКО как памятник Всемирного наследия.

Остров Бьёркё на озере Меларен (Швеция)
Археологическая зона на острове Бьёркё.

Древнейший город на территории современной Швеции, Бирка служила конечным пунктом торгового пути, связывавшего Скандинавию с Арабским халифатом. Об этом свидетельствуют обильные находки арабских монет-дирхемов и других изделий из серебра с исламского Востока. В конце X века Бирка уступила своё политическое и экономическое значение Сигтуне, возможно, вследствие крупного пожара либо обмеления речных путей.

Археологическое исследованиеПравить

В 1871 году шведский исследователь Яльмар Стольпе[en], обнаружив на острове Бьёркё большое количество привозного янтаря, первым предположил существование здесь в раннем средневековье важного торгового центра. Он высказался в пользу отождествления острова с легендарной Биркой, имя которой известно только из латинских сочинений средневековых хронистов. В течение последующих 25 лет Стольпе раскопал на острове ок. 1200 погребений знатных викингов, в том числе в деревянных срубах под курганами. На острове Бьёркё обряд захоронения в подземных деревянных столбовых камерах-склепах прекратил свое существование вместе с исчезновением самого города в 70-х годах Х века[1]. Бьёрн Амбросиани[en] считает, что в погребениях камерного типа с обилием оружия, украшений и предметов импорта были были похоронены, с высокой долей вероятности, иноземные купцы, ибо в них прослеживается иной, не шведский похоронный обряд. Он считает такой обряд влиянием юга. Трупоположения в камерах, согласно А.-С. Грёслунд[sv], демонстрируют тесную связь Бирки с Западной Европой[2]. В могильнике Бирка нет захоронений по обряду трупоположения, близких к кургану № 11 в урочище Плакун[3]. Анне Стальсберг[no] считает, что вторичные захоронения, найденные в несожжённых камерах в Бирке, не идентичны одновременным парным погребениям с ладьёй в Гнёздовских курганах[4].

Судя по материалам Бирки и Ладоги обмен на материально-ценностном уровне установился в середине VIII века и достиг максимума к середине X века. По данным Г. С. Лебедева южнобалтийская керамика преобладала в Бирке в X веке[5]. Характерной особенностью элитарной культуры Бирки являлось то, что она была насыщена элементами восточной и особенно восточноевропейской культуры. В погребениях Бирки найдены «восточноевропейские дружинные наборные пояса, сумки-ташки, восточного покроя шаровары, запашная одежда типа кафтана с бронзовыми пуговицами и тесьмой по краю, меховые русские шапки, женские плиссированные льняные и шёлковые рубахи, бусы и другие виды украшений»[6][7][8].

  Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 555
рус.англ.фр.

Изыскания Я. Стольпе указывают на то, что в Бирке-Бьёркё существовала и крепость, а число постоянных жителей не превышало 500—600 чел.[9], что существенно меньше сходных по времени поселений на Руси, Южной Балтике, в Дании (Хайтабу, Рерик, Рибе) и на полуострове Сконе (Уппокра). Между тем в средневековых текстах Бирка предстает крупным городом, она процветала ещё при жизни Адама Бременского, что не подтверждается собранным Я. Стольпе археологическим материалом.

Всё это заставляет усомниться в традиционном отождествлении острова Бьёркё с Биркой средневековых авторов. Действительно, никто из них не упоминает о расположении Бирки на острове, тем более в стране свеев. Адам Бременский, напротив, помещает её южнее в стране гётов.

Походы на востокПравить

Существует мнение, что выходцы из Бирки и окрестностей в VIII—IX веках, т.е. еще до основания Киевской Руси, проложили торговые пути на рынки Ближнего Востока и Средней Азии[10]. Отряды скандинавов, называвшие себя викингами (от древнескандинавского vikingr — мореход), ходили по Волге, Днепру и Дону, собирая дань с местных славянских и финских племен с последующей продажей добычи в Константинополе, Багдаде, Бухаре и других торговых центрах Ближнего Востока и Средней Азии[прим. 1]. Об этом свидетельствуют как многочисленные клады серебряных монет (дирхемов) и изделий восточной чеканки, обнаруженные в XIX-XX вв., так письменные свидетельства средневековых арабских и византийских хронистов[10].

БерковецПравить

Предполагается, что название русской меры веса «берковец» возникло из незасвидетельствованного словосочетания бьрковьскъ пѫдъ (берковский пуд), в котором прилагательное бьрковьскъ образовано от древнерусского названия города Бирка. В древнерусском языке это название, скорее всего, должно было звучать как Бьркы, в родительном падеже — Бьркъве. Из славянских земель в Бирку привозили мёд и воск и «берковский пуд» служил мерой их веса.[11]

ПалеогенетикаПравить

Анализ ядерной ДНК скелета из камерного захоронения Bj.581 X века на острове Бьёркё показал, что в могиле вместе с боевым топором, ножом, копьём, бронебойными стрелами, двумя щитами была похоронена женщина (Воительница из Бирки). У неё была определена митохондриальная гаплогруппа T2b[12]. Вместе с человеком были захоронены две лошади — жеребец и кобыла[13]. Изотопный анализ показал, что женщина не была местной уроженкой, а приехала в Бирку издалека ещё в детстве[14].

СсылкиПравить

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

Примечания
  1. C начала XXI в. в западной литературе, в том числе в школьных учебниках, получил распространение собирательный термин «волжские викинги», обозначающий как участников походов на Восток по рекам Восточной Европы, так и явление в целом.
Сноски
  1. Михайлов К. А. Погребальные камеры или псевдо-камеры эпохи викингов на южном побережье Балтийского моря // Ладога и Ладожская земля в эпоху средневековья. Вып. 5. Санкт-Петербург, 2015. с. 200 — 211.
  2. Толочко П. П. Русь и норманны
  3. Михайлов К. А. Южноскандинавские черты в погребальном обряде Плакунского могильника
  4. Стальсберг А. О скандинавских погребениях с лодками эпохи викингов на территории Древней Руси // Историческая археология, 1998. С. 279—281, 284—285.
  5. Мельникова Е. А., Петрухин В. Я., Пушкина Т. А. Древнерусские влияния в культуре Скандинавии раннего Средневековья (к постановке проблемы) // История СССР. — 1984. — № 3. — с. 50–65.
  6. Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Историко-археологические очерки / ЛГУ им. А. А. Жданова. Ленинград: Изд-во Ленинградского университета. 1985, стр. 534-535, 565.
  7. Кирпичников А. Н., Дубов И. В., Лебедев Г. С. «Русь и варяги (русско-скандинавские отношения домонгольского времени)» // Славяне и скандинавы. Общ. ред. Е. А. Мельниковой. -М.: Прогресс, 1986, стр. 274-281.
  8. Лебедев Г., Жвиташвили Ю. Дракон Нево: на Пути из Варяг в Греки. Археолого-навигационные исследования древних водных коммуникаций между Балтикой и Средиземноморьем. Санкт-Петербург: 2000, 2-е издание.
  9. Недошивина Н. Г., Фехнер М. В. Погребальный обряд Тимерёвского могильника // Советская археология. — 1985. — № 2. — С. 111.
  10. 1 2 Kendrick, 2004, с. 143-151.
  11. М. Руссо. Берковец
  12. Charlotte Hedenstierna‐Jonson et al. A female Viking warrior confirmed by genomics, 08 September 2017
  13. Viking warrior women? Reassessing Birka chamber grave Bj.581, Antiquity, Volume 93, Issue 367. February 2019 , pp. 181-198
  14. DNA proves fearsome Viking warrior was a woman, Sep. 8, 2017