Открыть главное меню

Буторин, Сергей Юрьевич

Серге́й Ю́рьевич Буто́рин («Ося») (род. 9 ноября 1964, Осташков, Калининская область, РСФСР, СССР) — российский криминальный авторитет и лидер Ореховской ОПГ. 6 сентября 2011 года Московским городским судом приговорён к пожизненному заключению, будучи признанным виновным в организации убийства 38 человек и руководстве преступным сообществом. Отбывает наказание в исправительной колонии № 18 «Полярная сова».

Сергей Юрьевич Буторин
Сергей Юрьевич Буторин
Фотография
Имя при рождении Буторин Сергей Юрьевич
Прозвище «Ося»
Дата рождения 9 ноября 1964(1964-11-09) (54 года)
Место рождения  СССР
 Тверская область
Осташков
Гражданство  СССР
 Россия
Принадлежность Ореховская ОПГ
Работа Военный, охранник
Преступления
Преступления Заказные убийства, рэкет, разбойные нападения
Период совершения 19931999
Регион совершения  Москва,
 Московская область
Мотив Корыстный
Дата ареста 15. 02. 2001 в Испании, 03. 03. 2010 депортирован в Россию
Обвинялся в Руководстве преступным сообществом, бандой и в организации 38 убийств и покушений на убийства (ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 209, п.п. «а, з, к» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п.п. «а, в, з, н» ст. 102 УК РСФСР.)
Признан виновным в: Создании и руководстве устойчивой вооружённой группой, 38-ми эпизодах убийств, совершённых по предварительному сговору, а также покушениях на убийство.
Наказание Пожизненное лишение свободы
Статус Находится в заключении

Содержание

БиографияПравить

Сергей Буторин родился 9 ноября 1964 года, в городе Осташков, Тверской области. Служил в сапёрном подразделении в Одинцово. После срочной службы продолжил военную карьеру, дослужился до звания прапорщика. Серьёзно занимался боксом, имел разряд и участвовал в различных соревнованиях.

У Буторина есть младший брат Александр («Зомб»), но в отличие от Сергея хорошей характеристикой он похвастаться не мог: он был несколько раз судим и был наркоманом. В 1989 году Буторин уволился из армии и вместе с братом стал работать охранником в кафе «Аленький цветочек», которое располагалось в московском районе Коптево.

Начало криминальной карьерыПравить

Несмотря на все недостатки младшего брата, Буторин любил его и доверял ему больше всех. Поэтому своё первое преступление Буторин совершил со своим младшим братом Александром, когда «Ося» ещё даже не был связан с «братвой» и не состоял ни в каких группировках. 27 июля 1990 года было совершено ограбление квартиры известного в то время коллекционера Виктора Магидса. Именно Александр получил наводку на ограбление квартиры известного коллекционера. Заказчиком ограбления был Яков Фельдман. Он много лет провёл в колониях за спекуляцию и контрабанду и так же, как и Магидс, собирал антиквариат. Яков Фельдман познакомился с Александром Буториным во время последней «отсидки». В ограблении квартиры участвовали Сергей Буторин, Александр Буторин и его друг Евгений Токарев, бывший сотрудник милиции, с которым «Зомб» отбывал вместе срок в колонии. Буторин заинтересовался возможностью неплохо заработать и лично занялся снабжением оружия для ограбления, так как имел некоторые лазейки к складам боеприпасов. Из квартиры были похищены произведения искусства и ювелирные изделия общей стоимостью свыше $9 млн: 59 золотых ювелирных изделий и археологических предметов, 50 миниатюр, 7 икон XVII—XVIII веков и 30 картин старых мастеров. В основном это были произведения «малых голландцев», в том числе Адриана ван Остаде, Давида Тенирса младшего, Адриана Браувера, Филипса Ваувермана, Яна Стена, Хуана Фландеса, а также Лукаса Кранаха старшего; кроме того, была похищена акварель Василия Кандинского.

Карьера в ОПГПравить

После ограбления квартиры Виктора Магидса Сергей Буторин понял, что пришло его время: расцвет кооперативного движения, крышевание которого приносило большие доходы. Работать охранником в кафе он больше не хотел. Вместе с братом Александром и Дмитрием Белкиным («Белок») в подмосковном городе Одинцово, где служил Буторин, решили сформировать небольшую бригаду, которая занималась разбойными нападениями и рэкетом. Члены одинцовского сообщества себя гордо называли «одинцовскими», ареал их влияния простирался от Одинцова дальше, в сторону Звенигорода. Главным образом, они «продували мозги» коммерсантам, да и не только — всё, что имело мало-мальски выразительное обозначение в денежных знаках, немедленно попадало под их пристальную опеку. В отличие от всех прочих бандформирований люди братьев Буториных и Белкина убивали не по заказу, а вообще отвлечённо, просто так. Без очевидной пользы для собственных дел. В Одинцове одно время распоряжалась Голицынская ОПГ, из посёлка Голицыно. Люди Буторина довольно быстро отодвинули пришельцев от своего городка. И когда те покорно сдались на волю победителей и оставили богатые закрома противнику, их продолжали уничтожать одного за другим по принципу: все, кто из Голицына, не имеют права на жизнь.

К 1993 году Сергей Буторин завоевал весомый авторитет в криминальном мире. Одинцово было полностью освобождено от неместных группировок, и в городе была установлена единоличная власть. В этом же году братья Буторины познакомились с лидером Медведковской ОПГ Григорием Гусятинским («Гриня»), который в то время был уже «правой рукой» известного криминального авторитета и лидера Ореховской ОПГ Сергея Тимофеева («Сильвестр»). Гусятинский сразу понял, что таких людей нужно держать при себе, и позднее познакомил их с «Сильвестром». В конечном итоге Белкин остаётся «на хозяйстве» в Одинцове, где он следит за стабильностью в банде, Александр Буторин становится приближённым к Гусятинскому в Медведковской ОПГ, где он выполняет специальные поручения, а сам Сергей Буторин попадает под опеку Сергея Ананьевского («Культик») в Ореховскую ОПГ, где, в скором времени, он становится «ближним» «Сильвестра».

Буторин довольствовался второстепенной ролью, пока в 1994 году лидер банды не был взорван в своем автомобиле. После этого развернулась криминальная война — члены ореховской группировки боролись за лидерство, а другие банды пытались отобрать у обезглавленной ОПГ зоны влияния. Сергей Буторин стал буквально по трупам пробираться к лидерству в группировке. По данным оперативников, за короткий период по его приказу были убиты авторитеты ореховской ОПГ Культик, Дракон, Витоха и другие. Наконец, главарем ореховских стал Буторин. Стоит отметить, что устранять своих за малейшую провинность стало правилом у Буторина, в результате чего большая часть его жертв являлись членами все той же ореховской ОПГ.

Арест и осуждение братаПравить

В 1994 году в угрозыск обратился начинающий предприниматель Владимир Степанов. Он рассказал, что участвовал в ограблении Магидса. На дело его взял Яков Фельдман, у которого Степанов трудился личным водителем. Вместе с ним в ограблении участвовали Александр Буторин и Евгений Токарев. Степанов должен был подать машину в момент, когда грабители вынесут картины. Но он проспал ответственный момент и подъехал, когда всё уже состоялось и братьев след простыл. Степанов отправился домой ни с чем.

Сотрудники внутренних дел уже и не надеялись раскрыть преступление, найти его виновных, а сведения, полученные от Степанова, стали для них просто бесценным материалом в деле. Сразу же в розыск были объявлены братья Буторины, Токарев и Фельдман.

Александра Буторина и Евгения Токарева (а также лидера Медведковской ОПГ Григория Гусятинского («Гриню»)) осенью 1994 года задержали совсем по другому делу. Сыщики взяли их на даче в Подмосковье, которую они снимали у академика. Дачу бандиты использовали под склад оружия и боеприпасов. Одних только пистолетов Макарова там нашлось 20 штук. Как выяснилось, пистолеты были похищены из пожарно-технического училища в Иркутской области. При нападении на училище преступники убили часового. «Осю» спасло только то, что, узнав об аресте брата, он сумел спрятаться.

Суд над Буториным и Токаревым продолжался полтора года. За несколько дней до вынесения приговора по этому делу был убит главный свидетель обвинения Владимир Степанов. Его расстреляли у собственного подъезда из пистолета. В 2011 году в Мосгорсуде выяснилось, что Владимира Степанова «заказал» Сергей Буторин, а исполнял «заказ» телохранитель Буторина Марат Полянский.

Впрочем, убийство Степанова на судебное решение никак не повлияло. Александр Буторин был приговорён к 9 годам лишения свободы. Токарева отправили на принудительное лечение в психиатрическую клинику, откуда позднее он сбежал и пропал без вести.

В 1995-1996 годах команда Оси устранила всю верхушку «кунцевской», «сокольнической», «ассирийской» и «одинцовской» группировок, а также руководителей связанных с ними компаний. Всего, по данным следствия, во время таких «разборок» было совершено 57 убийств и покушений.

Инсценировка смертиПравить

Когда в 1996 году сотрудники МУРа вышли на след «ореховских», Сергей Буторин инсценировал свою смерть. На одном из столичных кладбищ до сих пор есть могила с плитой, на которой висит фотография «авторитета». По данным оперативников, ему сделали пластическую операцию и он уехал в Грецию. Надо отметить, что Буторин в этом отношении мыслил новаторски, инсценировка смерти стала популярна в России значительно позже[1]. Потом Сергей Буторин перебрался в Испанию. Несмотря на пышные похороны и ликвидацию свидетелей (как ненужный и излишне разговорчивый свидетель, по приказу «Оси» был убит киллер Александр Солоник), было невозможно скрыть одного факта — Сергей Буторин управляет бандой «с того света»[2]. В результате подозрительной жизнедеятельности покойника правоохранительные органы раскрыли замысел хитрого бандита.

Арест и суд в ИспанииПравить

Сергей Буторин со своим телохранителем Маратом Полянским продолжал жить в Испании. Вместе с другими «братками» (а в курортном городе Кастельдефельс обитали и другие бежавшие лидеры столичных ОПГ) он купил недвижимость, 6 автомобилей, множество драгоценностей.

В 2001 году Сергея Буторина и Марата Полянского арестовали в ходе операции, в которой участвовали испанские полицейские, Интерпол, оперативники МВД РФ и ФСБ. Утомлённые бандиты на рассвете выходили из публичного дома неподалёку от Барселоны, здесь их и задержали. Оба оказались вооружены, Полянский пытался скрыться, но силы были неравными[3].

Сначала испанский суд приговорил россиян к восьми с половиной годам заключения за хранение оружия. Испания лишь в 2003 году ненадолго передала Буторина и Полянского России, чтобы они выступили на суде, где рассматривались дела их сообщников. Затем осуждённых вернули в Испанию досиживать срок. Вопрос об окончательной экстрадиции был решён после отбытия срока, в 2009—2010 годах. Причём Буторин и Полянский попытались затянуть время, подав прошения о политическом убежище. Однако прошения были отвергнуты, и сначала Полянский, а затем и Буторин были отправлены в российский СИЗО. Вместе с тем, следует отметить непредвзятость испанского правосудия, так, российское следствие предъявляло обвинение Буторину в подготовке расправы над военным следователем Юрием Керезем, но этот эпизод испанская сторона, с которой Россия перед экстрадицией «Оси» согласовывала будущие обвинения, сочла недоказанным и ему он так и не был вменен[4], заказчиком убийства оказался партнер[5] Буторина, одинцовский бандит Дмитрий Белкин[6]. Однако, российское следствие ждал все таки сюрприз - экстардированный Испанией телохранитель «Оси» Марат Полянский указал на Буторина как на главного заказчика убийства Сильвестра[7].

Суд и приговор в РоссииПравить

В России лидеру «ореховских» и его соратнику предъявили обвинения в организации преступного сообщества, бандитизме и убийствах. Буторин обвинялся в причастности к смерти примерно тридцати человек (в том числе известного киллера Александра Солоника), а Полянский, по разным данным, имел отношение к четырем или шести убийствам. Лидер банды отрицал свою вину, хотя давать показания в свое оправдание не стал, сославшись на право не свидетельствовать против себя. Полянский же пошел на сделку со следствием. Впрочем, разные позиции подсудимых не стали причиной ссоры. Журналисты свидетельствовали, что в суде обвиняемые весело переговаривались друг с другом.

На вынесение приговора, состоявшееся в Мосгорсуде 6 сентября 2011 года, подсудимые явились, одетые по моде девяностых годов — Буторин в «вареной джинсе», Полянский в спортивном костюме «Адидас». Судья приговорил Буторина к пожизненному лишению свободы (как и требовало обвинение), а Полянского — к 17 годам колонии (на два года больший срок, чем просил прокурор). В ответ на вопрос, понятен ли осужденным приговор, Полянский промолчал, а Буторин ответил — «Да, понятен».

«Леша-солдат» о Сергее БуторинеПравить

Вот что говорил об Осе его коллега, киллер «Лёша-солдат»:

«Сергей Юрьевич безоговорочный лидер, очень хитрый и умный, с железной хваткой, человек, который ничего не боится, не боится рисковать и всегда идёт до конца. Всегда находящийся в тени Ананьевского, умудрялся „сгребать жар чужими руками“, со своим братом Александром в начале выполнял некоторые специальные поручения, чем заслужил определённый авторитет и место рядом с крёстным отцом. Хитрый, жестокий для своих и чужих, в конечном итоге занял место „Сильвестра“, но, будучи не в состоянии удержать доставшегося, сохранил связи с наиболее преданными бывшему шефу группами, среди которых „Медведковские“, „Ореховские“, „Коптевские“, „Одинцовские“. С их главами: Пылёвыми, „Зёмой“, „Белком“, „Феликсом“ и другими поддерживал отношения взаимостраховки, финансовые и фиктивно-товарищеские, часто заканчивающиеся гибелью бывших „близких“. Примером тому может служить история с Солоником и „Курганскими“ вообще».

СемьяПравить

Буторин заявил, что опасается за свою безопасность и безопасность своей семьи. По словам криминального авторитета, у него много влиятельных врагов, которые не дадут ему долго прожить в колонии.

Младший брат Александр (Зомб). В настоящее время на свободе и живет мирной жизнью.

Супруга Наталья.

У Оси трое сыновей: Дмитрий (р.1989), Никита (р.1985) и Григорий (р.1987-2017). Имеет внуков.

В 2012 году Григорий вместе со своими сообщниками был задержан по подозрению в крупном вымогательстве у ОАО «Мосгорэнерго», по просьбе его знакомой, Полины Мишустиной, решившей, что ей недоплатили зарплату за работу. Позже все были отпущены. 13 декабря 2017 года, по неизвестным причинам, Григория не стало.

Интервью Сергея БуторинаПравить

В апреле 2013 года телеканал НТВ снял выпуск, где журналисты передачи «Очная ставка» приехали в колонию «Полярная сова», где отбывает пожизненное заключение Сергей Буторин, и взяли у него интервью. Также к Буторину приехала Оксана Щетинкина, чьи сёстры пострадали во время взрыва в кафе (одна погибла, другая осталась инвалидом), который организовал Буторин с целью навести страх на представителей Измайловской ОПГ.

О Сергее Тимофееве:

 «Сильвестр», это было что-то такое… ну это даже больше, чем легенда была. И, конечно, имя «Сильвестра» производило громадное впечатление. Да, это конечно, человек, один из первых сформировал большую группу свою. Тогда это называлась «бригада», но мы не назывались ни «ОПГ», и тогда и «ореховского» слова не было — «ореховские». 

Об убийстве Сергея Тимофеева:

 Он садится в машину, трогается, она взрывается. Вот прям на глазах. Причём, там не какой-то взрыв, как в кино показывают, нет, было направлено… ну, видимо, стояла хорошая, профессиональная мина. Я подбежал к машине, ну думал, может быть жив, но уже всё. 

Об убийстве Отари Квантришвили:

 Ну я, конечно, я знал кто такой Отари. У нас были и встречи, и лично я с ним был знаком. Но я говорю, что для меня авторитет Сергея Ивановича — это неоспоримо было вообще. И если он сказал, что надо ликвидировать этого человека — какие проблемы?! 

Об Александре Солонике:

 В тот момент, уже в общем-то, все доступные места прослушивались: телефоны, дома, вплоть до туалетов. В частности, дом в Греции, в котором жил Солоник, я же ему его и снял, и естественно подготовил, соответственно. Но, на самом деле, он хорошо стреляет, подготовлен физически, целеустремлённый человек, он идёт до конца, любит риск, не боится рисковать, и оставлять такого противника за спиной — нельзя, ни в коем случае. Это их (Курганской ОПГ) козырь был, понимаете. 

Об инсценировке своей смерти:

 Я не мог составить, скажем, каких-то планов на семью, потому что я и так находился на нелегальном положении постоянно. Естественно, я понимал, что всё весьма зыбко. Это было одной из причин того, что я устроил свои «похороны». Чтобы, так сказать, ну хотя бы временно дать передышку. Я не то чтобы скрывался, но когда ты числишься умершим, на тебя не могут открыть уголовное дело, вот в чём дело. И во всех справках ты числишься как умерший. Как бы, к тебе и вопросов нет никаких. 

О деньгах:

 Я в месяц мог потратить, там скажем, ну тысяч двести… долларов, я имею в виду, то это так… не страшно. Ну, естественно, мог позволить себе машину, я очень люблю машины. Идёт, там, серия «Мерседесов», я беру, там, самые лучшие из них. 

О своём аресте:

 У нашей прокуратуры «руки» длинные оказались, достали меня оттуда… «с того света», да. 

О жизни в 1990-е:

 Ну, раньше это всё была как игра. Это было забавно. То есть, я не думал о будущем, я не смотрел дальше чем там, ну не знаю, на неделю вперёд, да и то, для меня был большой срок, казалось. Я ничего не планировал. Казалось, что жизнь, она такая, вечная-непроходящая. Она весёлая. А когда появились первые деньги, это ж вообще, там ты можешь купить себе машину, да хоть каждый месяц покупай новую. На каком заводе столько заработаешь. 

В массовой культуреПравить

СсылкиПравить