Владимир (Путята)

Монах Влади́мир (в миру Все́волод Влади́мирович Путя́та; 2 [14] октября 1869, Москва — 5 февраля 1936, Киров) — лишённый сана епископ Русской православной церкви. В 1918 году, не признав решения о лишении его сана, основал «Народную церковь» в Пензе, слившуюся в 1922 году с обновленчеством, откуда в 1934 году перешёл в григорианский раскол. Перед смертью покаялся и принят в Московский патриархат как простой монах.

Владимир Путята
Владимир Путята
Архиепископ Пензенский и Саранский
10 января 1915 — 2 августа 1917
Предшественник Митрофан (Симашкевич)
Преемник Феодор (Лебедев)
Архиепископ Донской и Новочеркасский
11 июля 1914 — 10 января 1915
Предшественник Владимир (Синьковский)
Преемник Митрофан (Симашкевич)
Епископ Полоцкий и Витебский
8 марта 1913 — 11 июля 1914
Предшественник Пантелеимон (Рожновский) (в/у)
Преемник Иннокентий (Ястребов)
Епископ Омский и Павлодарский
18 февраля 1911 — 8 марта 1913
Предшественник Гавриил (Голосов)
Преемник Андроник (Никольский)
Епископ Кронштадтский,
викарий Санкт-Петербургской епархии
6 августа 1907 — 18 февраля 1911
Предшественник викариатство учреждено
Преемник Феофан (Туляков)
Учёная степень магистр богословия
Имя при рождении Всеволод Владимирович Путята
Рождение 2 (14) октября 1869
Смерть 5 февраля 1936(1936-02-05) (66 лет)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Сын дворянина, хотя многие считали, что он происходил из княжеского рода Путят, известного со времён святого князя Владимира. Мать его была еврейка.

Получил блестящее воспитание и всестороннее образование. С юности владел французским, английским и немецким языками; имея способности к языкам, он изучил итальянский язык и владел древними языками — греческим и латинским. Обладал редкой красотой и завидной внешностью. Громадным успехом он пользовался в дамском обществе, в котором он был лихим танцором и ухажёром.

В 1887 году окончил 1-ю Тульскую гимназию; в 1891 году с похвалою окончил Демидовский юридический лицей, в 1897-м — Военную юридическую академию и произведён в штабс-капитаны, затем по фамильной традиции поступил офицером лейб-гвардии Преображенского полка и быстро выслужился и выдвинулся. Как писал протопресвитер Георгий Шавельский, «был близок к полковнику Преображенского полка будущему императору Николаю II, бывал у него как близкий человек и этим впоследствии кичился»[1].

В 1898 году переведён в военно-судебное ведомство.

Будучи принятым при дворе, молодой красивый и пронырливый поручик сумел увлечь великую княжну Елену, дочь дяди императора Николая II. О том, что княжна могла выйти замуж только за иностранного принца, Всеволод, конечно, знал. Однако роман бурно развивался. Конец ему положила беседа с глазу на глаз между великим князем Владимиром Александровичем и поручиком Путятой, где последнему на выбор было предложено: либо уехать из России, либо пустить себе пулю в лоб[1].

В Православной российской церквиПравить

Вскоре Всеволод Путята бросил военную службу и в 1899 году поступил в Казанскую духовную академию. Уход в академию поразил его близких и всё гвардейское офицерство и высший свет, где он был принят, как «свой человек».

21 января 1900 года пострижен в монашество с именем Владимир, а 8 ноября того же года рукоположён во иеромонаха.

Академию он, без особого разрешения Святейшего синода, окончил в два года вместо положенных четырёх лет. В 1901 году по окончании академии назначен инспектором Казанской духовной семинарии.

В 1902 году определён настоятелем церкви при Русском посольстве в Риме с возведением в сан архимандрита.

Здесь Путята трудился над своей магистерской диссертацией. Его знание языков и разные возможности открыли ему двери русских и иностранных архивов и библиотек, и он смог использовать даже в Италии недоступные для большинства студентов академии книжные и рукописные материалы.

В 1906 году за труд на тему «Государственное положение Церкви и религии в Италии» получил учёную степень магистра богословия.

В Риме как прекрасно владевший итальянским языком он сблизился с высшим обществом столицы. Его похождения кончились тем, что сам папа римский написал российскому послу, что дальнейшее пребывание любвеобильного священнослужителя в Ватикане нежелательно. По ходатайству русского посла в Италии «за соблазнительное поведение» был уволен с должности настоятеля посольской церкви и отчислен в распоряжение Святейшего синода. Вскоре «как бы на исправление» Путята был назначен настоятелем посольской церкви в Париже. Но здесь повторилась та же история, как и в Риме. Скандал, связанный с любовными похождениями Владимира во Франции, получил огласку, и он, обременённый долгами от светской жизни не по средствам, был отозван в распоряжение Синода. Благодаря его связям при дворе эти случаи не помешали его духовной карьере.

6 августа 1907 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры хиротонисан во епископа Кронштадтского, четвёртым викарием Санкт-Петербургской епархии с поручением заведовать всеми русскими заграничными церквами в Европе за исключением церквей, находящихся в Афинах и Константинополе. Чин хиротонии совершали: митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский), архиепископ Тверской и Кашинский Николай (Зиоров), архиепископ Карталинский и Кахетинский Никон (Софийский), архиепископ Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский) и архиепископ Северо-Американский Платон (Рождественский).

С 6 февраля 1909 года — третий викарий, с 30 декабря — второй.

Став архиереем, он продолжал быть кумиром в окружающем его дамском обществе Петербурга, а в ревизионных разъездах по заграничным церквам он последующие годы продолжал жить «в своё удовольствие».

С 18 февраля 1911 года — епископ Омский и Павлодарский.

Духовенство, хотя и знало, что он перемещён в Омск не за блистательную церковную административную работу в прошлом, а за какие-то грешки, боялось его. Здесь он впервые стал проявлять себя как «опытный администратор». Он не терпел возражений, был всегда требователен, особенно внедрял в сознание духовенства дисциплину. Он не любил долго и много говорить и тем более убеждать. Поэтому распоряжения его были краткими, ясными и лаконичными.

С 8 марта 1913 года переведён из обширной богатой Омской епархии в небольшую и малообеспеченную Полоцкую.

В Витебске он прослужил два года. Эти годы он употребил на укрепление своего пошатнувшегося положения в высших сферах Петербурга. В течение только одного года совершил 38 поездок в Петроград, то есть полгода провёл в поездках, так как при каждой поездке, отнимавшей у него на дорогу со сборами около двух суток, он ещё по несколько дней гостил в Петрограде.

11 июля 1914 года был возведён в сан архиепископа и перемещён в богатую кафедру Донскую и Новочеркасскую.

Свои поездки в Петроград он совершал и из Новочеркасска. С первых же дней своего прибытия в столицу Войска донского Новочеркасск, он не стал ладить с наказным атаманом Войска донского. Сошёлся с блиставшей красотой и знатностью княгиней Долгорукой, от которой имел дочь. Наказной атаман представил Синоду жалобу на непозволительные деяния архиерея и требовал убрать его как соблазнителя княгини Долгорукой[1].

Под давлением жалоб и общественного мнения. Синод определил 10 января 1915 года Владимира перевести на Пензенскую кафедру с явным понижением. 1 февраля прибыл в Пензу[2].

В архиерейском доме нередко собирались дамы. Захаживала туда и графиня Толстая с 16-летней дочерью Еленой. Архиепископ сам бывал у Толстых, предложив давать девице уроки Закона Божия. За растление дочери мать выгнала его из дому и в апреле 1916 года подала на него жалобу в Святейший синод. Разбирательство длилось долго. В марте 1917 года Синод отстранил Владимира от Пензенской кафедры.

Не подчиняясь административным распоряжениям Синода, Владимир стал самочинно управлять епархией. Патриарх Тихон дважды вызывал Путяту в Петроград, но тот не поехал.

По совокупности жалоб духовенства и верующих Донской и Пензенской епархий Владимир был в 1918 году судим Поместным собором и лишён сана епископа, но оставлен в монашестве. Собор постановил удалить бывшего архиепископа Владимира из Пензы «с правом пребывания во Флорищевой пустыни в течение трёх лет».

Епископ Алексий (Симанский) в 1918 году написал:

Итак, Владимир Путята принял достойное воздаяние за свои злохудожества. И не жаль его. Можно все понять и извинить, но нечистой жизни, нарушения монашеского подвига обетного извинить нельзя; ведь это всецело во власти самого человека и зависит от того, как человек себя направляет и как блюдет себя. И долг Церкви — очищать епископат от подобных нечестивцев, дерзающих попирать величайшую благодать. Но как он сам теперь уложится в рамки рядового монаха, в уединенной обители? Помоги ему Бог не пасть духом[3].

В расколеПравить

Решению Собора не подчинился, в монастырь не переехал, а тотчас же при поддержке ВЧК организовал в Пензе «Свободную народную церковь». Власти, стремившиеся расколоть православную церковь изнутри, отдали «народной церкви» кафедральный собор Пензы. В срочном заседании Собор «за неподчинение и презрение канонических правил (как лишённый сана)» отлучил его от церкви.

В последующие годы он продолжал свои деяния в Пензе, ездил в столицу, где безрезультатно хлопотал о пересмотре своего дела.

Феликс Дзержинский в декабре 1920 года так охарактеризовал деятельность Путяты: «Исполкомдух принял ложное направление и стал приспособлять православную Церковь к новым условиям и времени, за что был нами разгромлен, а отцы духовные, вроде архиепископа Владимира (Путяты) Пензенского, оказались несостоятельными по той простой причине, что у него как у заклятого врага советской власти не оказалось достаточной смелости духа и воли для того, чтобы развернуть свою работу во всю ширь и глубь и нанести Церкви сокрушительный удар; вместо этого Путята склочничает и нашёптывает в ВЧК на Тихона, в то же время сам практически ничего не делая для разрушения Церкви»[4].

В начале марта 1922 года Путята, по воспоминаниям современников, покинул Пензу[5].

После того как обновленцы получили государственную поддержку, Путята сразу же к ним присоединился, даже на несколько дней приезжал в Пензу к своим «друзьям», подал заявление в обновленческий Священный синод о пересмотре своего дела, и президиум ВЦС восстановил его в епископстве и назначил его архиепископом Саратовским.

Вскоре он был снова назначен архиепископом Пензенским и членом обновленческого Священного синода, но в Пензу не поехал.

В 1923 году был участником I обновленческого Собора, на котором подписал акт о низложении святейшего патриарха Тихона.

2 ноября 1923 года сделал попытку провести «торжественное богослужение» в кафедральном соборе Архангельска. «Из-за крайнего возбуждения молящихся, вызванного его появлением», Путята был выведен из алтаря через чёрный ход и получил от совета собора рекомендацию больше не являться в храм. В местное отделение ГПУ поступил донос от обновленцев о существовании в Архангельске организации «монархической окраски», а именно «Объединённого совета верующих». Результатом доноса стал арест почти всего православного духовенство города во главе с епископом Варсонофием (Вихвелиным)[6].

Рассорившись с обновленцами, поддерживаемый узким кругом своих сторонников, Путята в 1926 году самочинно объявил себя архиепископом Уральским.

Осенью 1928 года Владимир Путята принёс келейное покаяние заместителю местоблюстителя патриаршего престола митрополиту Сергию и был принят как монах. Отбывая епитимью, служил псаломщиком в подмосковном селе[7]. Подавал дважды ходатайство во Временный патриарший Священный синод о пересмотре своего дела и о восстановлении в сане епископа, и дважды митрополит Сергий предлагал архиепископу Иувеналию (Масловскому) рассмотреть жалобы Путяты и быть докладчиком Священному синоду по его ходатайству. Рассмотрение жалобы монаха Владимира Путяты дважды слушалось на сессиях Священного синода, но каждый раз Синод выносил отказ о восстановлении его в епископстве в связи с сомнениями в искренности его раскаяния.

После вторичного отказа Владимир Путята послал жалобу на Священный синод Православной церкви патриарху Константинопольскому. Не получая ответа из Константинополя, он стал хлопотать о визе на выезд в Константинополь. Но, не имея поддержки в лице местоблюстителя, потерпел и здесь неудачу.

В 1934 году Владимир Путята начал служить в григорианских храмах города Томска. Был григорианским «митрополитом Томским и всея Сибири».

13 (26) июня 1934 года по представлению преосвященного Новосибирского митрополит Сергий и Временный патриарший Священный синод объявили «монаха Владимира Путяту отпавшим от Святой Церкви и лишённым христианского погребения в случае нераскаянности».

Последние годы жизниПравить

После крушения ВВЦС остался практически без средств к существованию. Под конец жизни он отошёл от попыток своего восстановления и переехал на жительство в Омск.

Верующие узнали его, хотя и значительно постаревшего. Прежние поклонники и почитательницы поддерживали его существование. Внешне смиряя себя, он имел привычку в воскресные и праздничные дни стоять на паперти среди нищих и с протянутой рукой элегантно громко напоминать о себе великими словами: «ради Христа» подайте на пропитание. Иногда он прибавлял — «потерпевшему за правду». Верующие оделяли его деньгами и продуктами. Но постепенно он терял силы, слабел и реже стал приходить в храм. Нужда подкрадывалась к нему, бывшие друзья стали оставлять его, стали редеть и ряды бывших поклонниц, и угас он навсегда на глазах и руках немногих из его некогда многочисленных почитателей.

После 1934 года он находился в заключении.

Перед смертью покаялся перед протоиереем Вениамином (Тихоницким), который принял его в сане монаха и напутствовал перед кончиной. В 1943 году патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) по этому поводу писал: «Без Вас Владимиру угрожала смерть вне Св. Церкви. Известие о сделанном Вами заставило многих из нас радостно перекреститься: Слава Господу, не хотящему смерти грешника и устроившему Путяте христианскую кончину!»[8]

Год смерти Путяты точно не известен. Называются разные даты: февраль — март 1936 (Краснов-Левитин и Шавров), 1937 (Дворжанский) и даже начало 1941 (Следственное дело патриарха Тихона). Согласно Пензенской энциклопедии, умер в нищете в 1937 году в Вятке (Кирове)[9]. Согласно справке от 10 декабря 1969 года, подписанной начальником Центрального архива КГБ при Совете министров СССР Губановым и направленной в адрес руководства Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Путята в 1935 году был «осужден к 3 годам лишения свободы и, отбывая срок наказания, в 1936 г. умер»[5]. По частным сведениям, он был погребён на городском кладбище. Кладбище не сохранилось.

СочиненияПравить

  • «Религиозные преступления и их наказуемость по Русско-Византийскому праву». Кандидатское сочинение. 1901.
  • «Государственное положение Церкви и религии в Италии». Магистерская диссертация. Казань, 1906.
  • Отзыв о магистерской диссертации // «Православный собеседник» 1909, июль-август, с. 12, 16.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Воспоминания последнего Протопресвитера Русской Армии и Флота. Том 1
  2. Архиепископ Владимир Архивная копия от 7 февраля 2015 на Wayback Machine
  3. Письма Святейшего Патриарха Алексия I Своему Духовнику.
  4. История Русской Церкви. Т. 9, гл. 2 РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ПРИ СВЯТЕЙШЕМ ПАТРИАРХЕ ТИХОНЕ (1917—1925) Архивная копия от 29 июня 2006 на Wayback Machine
  5. 1 2 Крапивин М. Ю. Всеволод Путята в контексте религиозной политики органов ГПУ-ОГПУ-НКВД СССР (1922—1936 гг.) Церковно-научный центр «Православная энциклопедия».
  6. А. Е. Колесник, М. В. Шкаровский. Варсонофий // Православная энциклопедия. — М., 2003. — Т. VI : «Бондаренко — Варфоломей Эдесский». — С. 679. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  7. Воспоминания архиепископа Тихвинского Мелитона (Соловьева) о двадцатых годах в Пензенской епархии // Зелёв С. В. Сурская Голгофа. Пензенская епархия в годы гонений (1917—1941). — Пенза: ООО «Артмастер», 2007. — С. 66—74.
  8. Архиепископ Кировский и Слободской Вениамин (фотографии и документы).
  9. Никонов А. Б. Владимир (Путята Всеволод Владимирович) // Пензенская энциклопедия. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2001.

ЛитератураПравить