Вторая софистика

Вторая софистика (или новая софистика) — одна из эпох софистики, главными представителями которой были Лукиан Самосатский и Флавий Филострат. Датировать период принято от начала второго века («золотой век» Антонинов) и до конца века четвёртого. Представителями второй софистики обычно считают тех философов, которых в своей книге «Биография софистов» упоминал Филострат. Некоторые исследователи полагают, что вторая софистика уходит корнями в начало I века н. э. За эпохой новой софистики последовал так называемый период третьей софистики, или византийской риторики (V век).

Античная философия
Sanzio 01 cropped.png
Предфилософская традиция (VIII—VII вв. до н. э.)

Акусилай · Гомер · Гесиод · Лин · Мусей · Орфей · Ферекид · Эпименид

Натурфилософия
(VII—V вв. до н. э.)
Школа Гераклита (Гераклит · Кратил)

Вне школ (Эмпедокл · Диоген Аполлонийский)

Софисты
(V—IV вв. до н. э.)

Младшие софисты (Фрасимах · Калликл · Критий · Ликофрон · Алкидам

Классический период
(V—IV вв. до н. э.)

Перипатетики (Аристотель · Теофраст · Эвдем Родосский · Стратон · Аристоксен · Дикеарх · Клеарх)

Эллинистическая философия
(IV в. до н. э. — V в. н. э.)

Представители второй софистики отличались особым тщеславием, поскольку мудрствование в их век почиталось очень высоко, римские правители всячески поощряли софистов[1]. Например, Элий Аристид говорил, что ему во сне явился бог, который объявил ему, что он равен гением Платону и Демосфену (Для второй софистики вообще характерно появление «вторых» Демосфенов и Платонов[2]). А Апулей хвалился своей многосторонностью, по его словам, он испил в Афинах из многих чаш, вкусил прекрасный напиток поэзии, чистый — геометрии, нектар философии[3]. Апулей говорил, что он с одинаковым усердием трудится на ниве девяти муз, подобно тому как Эмпедокл создавал поэмы, Платон — диалоги, Сократ — гимны…

Предпосылки к возникновениюПравить

В 146 году до н. э. Эллада стала зависимой от Римской империи. Постепенно греческая культура все более тесно переплеталась с римской. Это касалось не только литературы, но и музыки, архитектуры, даже в религиозных вопросах влияние Греции на тот момент было огромно и распространялось на большую часть империи. В I и II веках н. э. в Греции и в Риме возникли предпосылки для возрождения ораторского искусства и вообще системы образования, этот всплеск во многом связан с переплетением обеих культур. В Риме стала поощряться учёба в Афинах и других греческих городах, что позволило греческим философам почувствовать большую свободу и уверенность в своих силах, так как учёные греки стали считаться почетной частью общества империи, но сохраняли свою культурную самобытность. Развитие же философской мысли в Риме позволяло римлянам причислять себя к наследникам древней философии Греции. Таким образом, вторая софистика позволяет говорить о появлении греко-римской культуры[4]. Знание двух языков в этот период становится важным признаком образованности[3].

Определение второй софистикиПравить

 
Герод Аттик, один из представителей второй софистики

Представители второй софистики подчеркивали важность обучения образованных граждан империи ораторскому искусству. В этот период популярными были два ораторских стиля — аттикизм, основанный на классических греческих канонах, и азианизм, или ионический стиль, пришедший в Афины из провинций Греции и отличавшийся большей эмоциональностью и изощренностью. Собственно, использование этого стиля вторыми софистами и дало главный толчок к изучению и выделению творчества вторых софистов в отдельный ряд немецкими исследователями второй половины XIX века. Эрвин Роде считал, что вторая софистика не принесла ничего нового, азианизмы использовал ещё ритор Гегесий. Виламовиц-Мёллендорф соглашался, что азианизм как явление действительно зародилось в Малой Азии, но римляне и греки по-своему интерпретировали азианизм в своей риторике, а вторые софисты провели своего рода аттическую реформу языка[5]. Окончательно вторых софистов в самостоятельное течение выделил американец Глен Бауэрсок, рассматривавший вторую софистику не только как литературное, но прежде как социальное явление.

Вторая софистика развивалась в основном в трёх городах: Смирне, Афинах и Эфесе. Поэтому принято говорить и о трёх основных течениях развития риторики в эту пору.

Смирна в начале первого тысячелетия была важным экономическим и культурным центром. Несмотря на то, что среди основных представителей второй софистики нет уроженцев этого города, к школе Смирны традиционно относят Элия Аристида и Полемона Лаодикийского. Последний считается единственным софистом Смирны, который воспевал ионический стиль, а не традиционный для этой местности аттикизм.

Главным жанром оставалось торжественное красноречие, вторые софисты писали похвалы городам, памятникам, героям, но особенной популярностью пользовались хвалебные речи в честь малозначительных предметов: дыма, клопа, комара или мухи; по тому, как человек умел преподнести похвалу незначительному, определялся его талант в красноречии[1].

Роман в творчестве вторых софистовПравить

Одно время считалось, что авторами первых романов (любовных повестей) были именно представители второй софистики. Как выяснили учёные позже, романы писали ещё в III—II вв. до н. э., но со времен вторых софистов роман перестал был только массовым развлекательным чтением и приблизился к кругу настоящей литературы[1].

В этих романах четко разграничены злодеи и положительные герои. Сюжет историй был примерно одинаков и основывался на приключениях и злосчастиях влюбленной пары. Основной чертой всех произведений является эротизм. Для романа «Дафнис и Хлоя» присущи и психологические особенности.

Романы вторых софистов: «Херей и Каллироя» Харитона (в 8 книгах), «Габроком и Антия» Ксенофонта Эфесского (в 5 книгах), «Левкиппа и Клитофонт» Ахилла Татия (в 8 книгах), «Дафнис и Хлоя» Лонга (в 4 книгах), «Феаген и Хариклия» Гелиодора (в 10 книгах), а также «История Аполлония Тирского», «Вавилонская повесть» Ямвлиха и «Невероятные приключения по ту сторону Фулы» Антония Диогена. Кроме того, к этому же периоду относят единственный сохранившийся в полном объёме до наших дней латинский роман «Золотой осёл» Апулея.

Проза этого периода сознательно поэтизировалась авторами. В то же время поэзия вместе с развитием жанра романа, наоборот, становилась приближенной к прозе. Так, вторые софисты писали целые поэмы на прозаические темы: об охоте и рыбной ловле, о медицине и правилах стихосложения.

Основные представителиПравить

ПримечанияПравить

СсылкиПравить

См. такжеПравить