Гинзбург, Борис Наумович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гинзбург; Гинзбург, Борис.

Борис Наумович Ги́нзбург (21 июня 1933, Кривой Рог — 23 октября 1963, Киев) — советский художник-график и литограф.

Борис Наумович Гинзбург
Автопортрет
Дата рождения 21 июня 1933(1933-06-21)
Место рождения
Дата смерти 23 октября 1963(1963-10-23) (30 лет)
Место смерти
Страна
Жанр живопись
Учёба Киевский художественный институт
Стиль графика
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Борис Наумович Гинзбург родился 21 июня 1933 года в городе Кривой Рог. Юношеские годы провёл в Киеве, как впрочем и всю свою недолгую жизнь, которая трагически оборвалась в 1963 году.

С 1941 по 1944 находился в эвакуации с мамой и сестрой в Краснодарском крае, затем в Туркменистане. В 1947 году семья переезжает к отцу в Магадан, где и проходят детские годы Бориса. Талант к рисованию, который проявился ещё в раннем детстве, приводит юношу в киевскую республиканскую художественную школу им. Т. Г. Шевченко, по окончании которой он поступает на графический факультет Киевского художественного института (1952-1958). Ему посчастливилось учиться у Василия Касияна и Иллариона Плещинского, а руководителем дипломной работы был известный украинский график и талантливый педагог Александр Пащенко. Художественный институт Борис окончил с красным дипломом и в том же году двадцатипятилетний юноша стал членом Союза художников Украины. Ещё со студенческих лет его работы начали экспонироваться на республиканских и всесоюзных выставках, привлекая к себе внимание не только публики, но и специалистов совершенством формы, глубиной смысла, высоким мастерством исполнения. За недолгую творческую жизнь художник успел создать монументальные по замыслу и исполнению серии литографий, в которых рассказывал о мирном созидательном труде – «Про людей труда» (1957-1958), «Украинские новостройки семилетки» (1959-1960), «Люди семилетки» (1960-1961). Как большинство украинских художников, его современников, обращался к литературной классике, создал серию работ, посвящённых Т. Г. Шевченко (1961-1962), иллюстрации к его произведениям и к поэзии Леси Украинки. Несмотря на столь весомые для молодого художника достижения, в 1960-1962 годах продолжил обучение в творческих мастерских Академии художеств СССР в Киеве, под руководством народного художника СССР Михаила Дерегуса.

ТворчествоПравить

 
Сталевары. 1957
 
В ожидании пригородного электропоезда. 1960

Всего пять лет творчества было отведено художнику судьбой. В его жизни не было становления, расцвета, позднего периода. Эта устоявшаяся градация спрессовалась в пять недолгих лет, наполненных творческими поисками, повседневной борьбой с житейскими неурядицами, верой в собственный талант и непреодолимым стремлением к совершенствованию. За это время о нём не было написано монографий и развернутых искусствоведческих статей, ведь он был только начинающим художником. Все это – признание, успех популярность были манящей вперед мечтой. И они наверняка пришли бы к художнику, поскольку уже дипломной работой он заявил о себе как об очень одарённой личности. Дипломная серия станковых литографий «Про людей труда» (1958) продемонстрировала не только достаточно высокий уровень академической выучки, но и собственный взгляд Бориса на обязательное в то время отображение в искусстве социалистических будней. На первый план практически каждого графического листа он выводил личность, уходя от привычного шаблона изображения «простого советского человека». К шести завершенным литографиям серии были созданы многочисленные эскизы, которые наглядно демонстрируют разнообразие композиционных замыслов и сюжетных трактовок. Параллельно с жанровыми рисунками, художник выполняет в технике угля портреты, создавая выразительную галерею мужественных, гордых, интеллектуальных образов сталеваров.

«Украинские новостройки семилетки» (1959-1960) - это также серия литографий, созданная в творческой командировке от Союза художников, где наряду с передачей ключевых моментов возведения Кременчугской ГЕС немало внимания уделено рядовым участникам грандиозной стройки. В этой серии художник делает акцент на женских образах, словно сопоставляя красоту и хрупкость главных героинь с окружающими их строительными гигантами.

Остался верен гуманистическому пониманию искусства художник и в третьей серии литографий – «Люди семилетки» (1960-1961), самым необычным и ярким листом которой стало «Воспоминание о Черном море», где сквозь призму изображения реалистического сюжета труда рыбаков явственно прорываются романтические нотки традиций европейского искусства.

Борис Гинзбург был не только мастером литографии, он прекрасно владел техникой акварели, чувствовал её специфику, варьировал насыщенные и прозрачные краски, что давало художнику возможность создавать удивительные по своему звучанию акварели с морскими видами, причалами и кораблями на рейде. Крымские пейзажи всегда волновали творческое воображение Бориса. Особенно его впечатляла неброская красота Коктебеля, ставшего местом притяжения для творческой интеллигенции со времени обоснования там Максимилиана Волошина. Утонченный душевный склад художника, словно слившись воедино с возможностями прозрачной акварели вылились в лирические пейзажи, исполненные нежности и хрустальной хрупкости.

 
Три корабля. 1962

Но море для художника - это не только первозданная красота, наполненная неповторимой гармонии, но и место обитания творения рук человеческих – кораблей. В изображении последних он чаще обращается к графическим техникам – рисунку углем, графитным карандашом, тушью, к технике сухой иглы, офорту, линогравюре. В изображении кораблей или сцен из жизни рыбаков ему просто нет равных в композиционных вариациях, каждый лист представляет собой оригинальную неповторяющуюся композиционную схему, которая наиболее соответствует раскрытию каждого конкретного замысла художника.

Лирический склад характера во многом определил собственный взгляд художника на раскрытие образа советской женщины-труженицы. Оставаясь в рамках неизбежной в официальных заказах производственной тематики, в работницах рыбкомбината, штурвальных, дежурных, электриках он в первую очередь подчеркивает женственность, которую не в состоянии скрыть однообразная бесформенность рабочей спецодежды. В каждой работе перед зрителем предстает «советская мадонна» – немного загадочная, с легкой улыбкой, отведенным от зрителя мечтательным взглядом. Возможно она не всегда красива, но неповторимо-индивидуальна и потому столь привлекательна.

 
Зоя. 1959

Но самой любимой и наиболее часто портретируемой моделью была его жена Зоя. Он мог рисовать её бесконечное множество раз – во время отдыха на море, спящую, лежащую больной с высокой температурой, бегущую на каток, читающую книгу, мечтающую, грустящую, склонившуюся над учебниками, уставшую после напряженного трудового дня. Каждый человек выражает свою любовь как умеет – пишет стихи, дарит цветы, засыпает подарками. Борис Гинзбург выражал свою любовь в том, что умел лучше всего – в своих многочисленных рисунках-портретах молодой жены.

Были в его творчестве и заказные портреты выдающихся исторических личностей – Николая Пржевальского, Виктора Гюго, Иоганна Гете, Генриха Гейне. В каждом он сумел передать не только портретные черты, но и воссоздать характерный эмоциональный облик, как некий отголосок их знаменитых литературных произведений или научных достижений.

 
Сады цветут. 1960

Удивительная способность в повседневном видеть неповторимую красоту жизни отразилась в обращении художника к пейзажному жанру. Поистине уникальны его карандашные рисунки, в которых оживает атмосфера послевоенного Киева. Старые деревянные домики, кривые улочки, редкие автомобили, Кудрявский спуск, Андреевский спуск, Подол – в этих листах тихая жизнь города 50-х годов навсегда сохранена чуткой рукой художника. Впрочем, к какому бы жанру ни обращался Борис Гинзбург, ему претила парадная сторона жизни. Поэтому не случайно в городских пейзажных мотивах всегда присутствуют истинность, достоверность, они подкупают зрителя своей искренностью и одушевленностью.

Борис Гинзбург также немногословен и даже фрагментарен в своих пейзажах-миниатюрах. Речь идет не о размерах. Маленькая лесная опушка, одинокие дубы или сосны на краю поляны, ажурная ветка дерева ранней весной – все наполнено значимостью бытия, утверждением красоты обыденных явлений. Как и цветущая яблоня, мостик через ручей, сельская улочка взглядом художника возведены в ранг вечного и прекрасного.

Вечные культурные ценности есть у каждой нации, каждого народа. Для украинцев это, в первую очередь, поэзия Тараса Шевченка и Леси Украинки.

 
Судьба поэта. 1962

Бориса Гинзбурга волновали не только произведения великого Кобзаря, но и трагические коллизии его судьбы. Закономерным результатом стало создание станковых листов, отразивших самые драматичные моменты из жизни поэта, когда он был отдан в солдаты с запретом писать и рисовать. В определенной степени это было созвучно и с событиями из собственной жизни Бориса Гинзбурга. В архиве художника сохранился небольшой блокнот с набросками, где просматриваются многочисленные поиски-этюды разнообразных персонажей поэзий Т. Шевченко. Завершенные работы были созданы только к «Неофитам» и «Сове». Духом непокоренности наполнены иллюстрации к поэме Л. Украинки «Грешница» и «В катакомбах». Не случайно художник из всех произведений поэтессы обращается к тем, где основным мотивом звучит лейтмотив сильного духа, свободы, стремление вырваться из рабской покорности даже ценой собственной жизни. Это последние произведения в творчестве Бориса Гинзбурга.

«Очень трудно донести до людей, не знавших Бориса, его внутренний мир, тонкое чувство юмора, жизнерадостный смех и затаенную в глазах грусть, энциклопедические знания и полную неприспособленность к жизни, ни на минуту не прекращающийся процесс творческого горения. Сложная задача, но это мой долг, и я попытаюсь». Таким вступлением начинаются воспоминания вдовы Бориса Гинзбурга Зои Давидовны Гинзбург. Исключительно благодаря её стараниям, её удивительному обаянию и энергии (несмотря на достаточно немолодой возраст) имя Бориса Гинзбурга было возвращено из небытия. Она стала инициатором и главным организатором трех персональных выставок (1964, 2010, 2013), автором идеи и спонсором при создании альбома, посвященного творчеству художника «Борис Гинзбург. Короткой жизни яркий след». Легкому перу Зои Давидовны принадлежит самый трогательный раздел этой книги – воспоминания об их юности, без которых вряд ли можно было бы так близко подойти к пониманию творчества и личности Бориса Гинзбурга, ощутить его живое присутствие, услышать его слова, понять его замыслы, проникнуться его переживаниями и первыми радостями от достигнутых успехов.

Это были первые шаги творческой жизни, таким многообещающим началом...

В одном из писем родителям он написал: «Сегодня понемногу пошел снежок, сейчас из окна видно, что улица уже белеет. День прошел незаметно, завтра опять дела, работа. О работе пока ничего определенного сказать не могу – все в начальной стадии – еще даже не знаю, что выбрать из многочисленных мыслей. Эскизов очень много, тем много, работать есть над чем…» 4.11.1962

ВыставкиПравить

Участник выставок с 1957 года. Работал в сфере станковой и книжной графики. Основные произведения: серии «Про людей труда» (19571958), «Люди семилетки» (19601961), «Т. Г. Шевченко» (19611962); иллюстрации к произведениям Л. Украинки (1962) и Т. Шевченко (1963).

ЛитератураПравить

  • Художники народов СССР XI—XX вв. Биобиблиографический словарь / Редкол.: О. Э. Вольценбург, Т. Н. Горина, П. М. Сысоева, А. А. Фёдоров-Давыдов. — Санкт-Петербург: Академический проект, 2002. — Т. 3. — С. 40-41.

СсылкиПравить