Главный комплекс гистосовместимости

Главный комплекс гистосовместимости (ГКГС, англ. MHC, major histocompatibility complex) — большая область генома или большое семейство генов, обнаруженное у позвоночных и играющее важную роль в иммунной системе и развитии иммунитета. Название «комплекс гистосовместимости» эта область получила потому, что обнаружена она была при исследовании отторжения чужеродных тканей.  Сразу же возник вопрос, зачем организму нужна система распознавания чужих тканей? Вряд ли эволюция предусмотрела пересадку кожи, почек или сердца.  Изучение свойств и функций продуктов генов МНС показало, что отторжение трансплантанта организмом при несовпадении их МНС является экспериментальным артефактом, маскирующим истинную функцию МНС — презентацию антигена лимфоцитам для распознавания и удаления собственных измененных клеток.

Главный комплекс гистосовместимости
Каталоги
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Гены МНС локуса человека (HLA-локус)
Структура комплекса MHC-I
Структура комплекса MHC-II
Взаимодействие Т-хелперов и Т-киллеров с MHC-комплексами
Презентация антигена MHC-I комплексом

Эволюционно МНС возник 450 миллионов лет назад вместе с появлением челюстноротых рыб (лат. Gnathostomata). Если у бесчелюстных рыб приобретенный иммунитет основан на вариабельных лимфоцитарных рецепторах (VLR[en]), Т-подобных и В-подобных рецепторах, то у челюстноротых появились иммуноглобулины (Ig), Т клеточные рецепторы (TCR) и МНС. [1]

ИсторияПравить

Первое описание МНС  было сделано в середине ХХ века. В частности, Георгом Снеллом была обнаружена на 17-ой хромосоме мышей большая группа генов, кодирующих  белки, определяющие совместимость тканей и органов при их пересадке, что позволило объяснить отторжение пересаженной кожи если донор и реципиент имеют разные варианты (аллели) МНС. Вскоре такие же гены была найдены Жаном Доссе у людей, он же вскоре описал первый лейкоцитарный антиген человека, молекулу белка, которую мы сейчас называем HLA-A2 [2]. Позднее Барух Бенасерраф продемонстрировал на морских свинках, что гены МНС не только определяют индивидуальность организма, но модулируют иммунный ответ. За эти исследования в 1980 году этим трем ученым была присуждена Нобелевская премия по Медицине и Физиологии «за открытие генетически определенных структур на поверхности клеток, определяющих иммунную реакцию» 

В 1974 году Рольф Зинкернагель и Петер Дохерти продемонстрировали, что цитолитический Т лимфоцит распознает комбинацию вируса и МНС класс I молекулы хозяина, тот же самый лимфоцит не распознает клетку, зараженную тем же вирусом, если она имеет другой аллель полиморфной МНС-I[3]. За эту работу Нобелевский комитет присудил Зинкернагелю и Дохерти Нобелевскую премию по Физиологии и Медицине в 1996 году. Через 10 лет после публикации Зинкернагеля и Дохерти стало ясно, что Т клеткам нужен не весь вирус, даже не весь вирусный белок, антигеном является маленький пептид, получаемый при протеазном расщеплении вирусного белка[4] . И через два года после этого постдок Дона Уайли[en] Памела Бьоркман определила первую трехмерную структуру молекулы HLA-A2[5].

ГеныПравить

Главный комплекс гистосовместимости является регионом с одной из самых высоких плотностей локализации генов. У человека 1 ген приходится на 18000 пар нуклеотидов.[6] Но еще плотнее расположены МНС гены у птиц. У курицы средний размер интронов в МНС-локусе составляет 200 оснований, а расстояние между генами, включая промоторы, может быть всего 30 оснований, что приводит к среднему размеру гена кур в три раза меньше, чем размер аналогичных генов млекопитающих.[7]

У человека область МНС исторически называется Человеческий лейкоцитарный антиген (англ. HLA, Human Leucocyte Antigen), поскольку открыта она была при изучении различий клеток белой крови у разных людей, у свиней она носит название SLA (Swine Leucocyte Antigen), у собак DLA, у коров BoLA, у мышей – область H-2, у крыс - RT1, у кур – В и т.д.. У разных организмов они находятся на разных хромосомах, имеют разную длину и включают разное число генов, но общее устройство у всех похоже. Самая изученная МНС область – человеческая HLA находится на коротком плече хромосомы 6 между генетическими маркерами MOG и COL11A2 и составляет около 4 млн пар нуклеотидов (6р21.1-21.3). HLA  содержит более 200 генов, многие из которых чрезвычайно полиморфны. Не все эти гены связаны с иммунитетом, у человека лишь 40% генов HLA кодируют белки, вовлеченные в иммунный ответ[6]. И наоборот, есть много белков иммунной системы, чьи гены расположены на других хромосомах, например, гены Т-клеточного рецептора находятся на хромосоме 14, гены интерферонов на хромосомах 9 и 12 и т.д.

В HLA выделяют три подобласти; если считать от теломеры, то сначала идет область, называемая класс I, затем класс III и класс II.  У других организмов последовательность классов может быть другой. У рыб класс II вообще находится на другой хромосоме.[8]

Два набора генов, класса I  и  II, кодирующие так называемые MHC класс I и MHC класс II молекулы, являются центральными игроками клеточного иммунитета. Основная функция МНС-I и МНС-II молекул - связывание пептидных фрагментов, полученных при внутриклеточном расщеплении белковых молекул, и презентация этих пептидов на поверхности клеток для распознавания Т- и NK- клеточными рецепторами. В большинстве своем это пептиды собственных белков, если же в организм попал патоген, то на поверхности клеток будут присутствовать и пептиды из чужих белков. Несмотря на то, что доля чужих пептидов на клеточной поверхности очень мала (одна молекула на десятки и сотни тысяч своих пептидов), такие зараженные клетки быстро распознаются Т-лимфоцитами и разрушаются иммунной системой. Презентация собственных белков на поверхности клеток чрезвычайно важна, иммунная система постоянно отслеживает и уничтожает не только инфицированные, но и поврежденные или измененные клетки [9][10].

Два свойства белков МНС являются очень важными при использования их в приобретенном иммунитете. Во-первых, полигенность: каждый организм имеет несколько генов МНС. Так например, у каждого человека есть три  гена комплекса МНС-I, HLA-А, HLA-В и HLA-С. Во-вторых, полиморфность – в популяции существует множество вариантов каждого гена, так для HLA-А на 2020 год известно 5907 аллелей, кодирующих 3702 разных белковых молекул. Просмотреть  все описанные варианты молекул  HLA можно в базе данных IMGT (www.imgt.org).

Наряду с классическими молекулами МНС-I, HLA-А, HLA-В и HLA-С в области класс I есть гены так называемых неклассических комплексов HLA: MICA[en], MICB[en], HLA-Е[en], HLA-F[en] и HLA-G[en], отличающихся от классических меньшей полиморфностью и меньшим уровнем экспрессии. MICA (MHC class I polypeptide-related sequence A) кодирует мембранно-связанный гликопротеин, чья экспрессия вызывается стрессом - температурой, вирусной или бактериальной инфекцией, онкогенной трансформацией и пр.[11] MICA является самым полиморфным из неклассических HLA, у человека описано более 150 вариантов (IMGT). MICA является лигандом рецептора CD94/NKG2D, который экспрессируется на NK-клетках и некоторых Т-лимфоцитах. При связывании с MICA CD94/NKG2D активирует цитолитическую активность этих клеток. Таким образом, MICA является сигналом иммунной системе на раннюю реакцию в ответ на инфекцию или спонтанное возникновение модифицированных раковых клеток. HLA-Е связывает обычно сигнальные пептиды классических HLA-А, В и С и служит лигандом NK-клеточных рецепторов CD94/NKG2A или CD94/NKG2B, ингибируя их цитотоксическую активность [12]. HLA-G экспрессируется только на зародышевых клетках плаценты, играя важную роль в иммунотолерантности при беременности[13]

В отличие от комплексов МНС-I, белки МНС-II экспрессируются исключительно в так называемых профессиональных антиген-презентирующих клетках (АРС). К ним относятся дендритные клетки, В-клетки и макрофаги. МНС-II – гетеродимеры, гены обоих цепей принадлежат МНС локусу. Шесть генов человеческих МНС-II носят названия HLA-DRA(B), HLA-DQA(B) и HLA-DPA(B).

Кроме МНС-I и МНС-II в этом же локусе расположены гены других белков, участвующих в презентации антигена. Два гена каталитической β-субъединицы протеосомы, PSMB8 и PSMB9 начинают экспрессироваться только в том случае, если клетка получила сигнал о наличии в среде гамма-интерферона. Замена каталитических субъединиц превращает протеосому в иммунопротеосому с измененной протеолитической специфичностью. Иммунопротеосома выпускает пептиды  с гидрофобной или основной аминокислотой на С-конце, имеющие большее сродство к МНС- I [14].

Рядом с PSMB8 и PSMB9 находятся гены ТАР1 и ТАР2, кодирующие два субъединицы транспортера пептидов через мембрану эндоплазматического о. ТАР1 и ТАР2 не только переносят пептиды в ЭР, но и помогают им свзаться с МНС-I. В этом им помогает тапазин, чей ген ТАРВР тоже находится в области класс II геномного локуса HLA.

Пептиды комплекса МНС-II получаются из лизосомального, а не протеосомного расщепления. Ген HLA-DM кодирует белок DM, который катализирует связывание пептидов с МНС-II. Рядом находится HLA-DО, ген отрицательного регулятора HLA-DM.

Локус HLA содержит также гены трех цитокинов семейства фактора некроза опухоли, TNF, гены белков системы комплемента (С2, С4а, С4b, CFВ) и много других генов, чьи продукты не связаны напрямую с иммунной системой, например, CYP21P - один из цитохромов Р450, POU5F1 и TCF19 - факторы транскрипции, AGER – регулятор многих клеточных процессов, Hsp70 и т.д.

Описание МНС человека с полным секвенированием и аннотацией генов было опубликовано в 1999 году в журнале Nature центрами секвенирования Великобритании, США и Японии[6]. Представленная последовательность называлась виртуальной МНС, поскольку это была мозаика, составленная из кусков генома людей с разными гаплотипами.

В том же номере журнала Nature было опубликовано описание куриной МНС, которая в 20 раз короче человеческой и включает только 19 генов[7]. В-локус кур имеет все признаки МНС: там расположены гены классических МНС- I  и МНС-II молекул, он определяет тканевую специфичность и иммунный ответ. МНС-локус кур гораздо компактнее человеческого, центральная его область от гена класс II до гена класс I молекул имеет всего 44 000 оснований, хотя содержит 11 генов. Порядок генов другой, класс I  и класс II области не разделены длинной класс III областью. Почти все гены В-локуса кур имеют ортологов у млекопитающих, но много генов, имеющихся в МНС областях млекопитающих, отсутствуют у кур. В В-области кур есть всего два гена молекул МНС-I и МНС-II, отсутствуют DN и DOB, нет генов каталитических субъединиц протеасом, ген неполиморфной субъединицы МНС- II, class IIa находится вне В-локуса. Зато присутствуют гены лектина и NK-рецептора, которые у млекопитающих находятся на другой хромосоме.

Секвенирование МНС локуса перепелов[15] показало похожую, но более сложную организацию из-за нескольких дупликаций. Так у перепелов есть семь генов молекул МНС класс I, семь генов b-цепи МНС класс II и 8 BG-подобных генов.

Секвенированы МНС-локусы нескольких рыб[16]. У всех у них класс II и класс I области не связаны между собой и находятся на разных хромосомах. В отличие от птиц, рыбы, как и млекопитающие, имеют в МНС области гены каталитических субъединиц протеасом, но они расположены в области класс I, вместе с генами транспортера ТАР, ТАРВР. Количество генов классических МНС у разных рыб разное, например, у фугу девять генов молекул МНС класс I, а у данио их только три.

База данных IMGT (International Immunogenetics information system) содержит информацию о нуклеотидных последовательностях MHC локусов 77 разных видов (2019-12-19)

БелкиПравить

МНС-IПравить

Белковая молекула МНС-I - гетеродимер, состоящий из инвариантной малой субъединицы, называемой β2-микроглобулин, и тяжелой полиморфной α-субъединицы, кодируемой одним из генов класса I локуса МНС (у человека - HLA-A, HLA-B или HLA-C). α-цепь МНС-I содержит 365 аминокислот. 284 N-концевых остатка образуют экстра-клеточную часть молекулы, следующая за ними трансмембранная спираль удерживают МНС-I на поверхности клетки, а последние 32 аминокислоты, расположенные в цитозоле, отвечают за внутриклеточный транспорт МНС-I из эндоплазматического ретикулума на поверхность[17] . Кристаллографический анализ  показал, что внеклeточная область α-цепи МНС-I  делится на три домена α1, α2 и α3, каждый по 90 аминокислот. α1 и α2 домены образуют антиген-связывающую часть МНС-I[5]. Антигеном  для МНС-I являются пептиды длиной 8-10 аминокислот. α3 домен имеет иммуноглобулиновую укладку, такую же как соседний β2-микроглобулин, эти два иммуноглобулиновых домена отделяют пептид-связывающую область от клеточной мембраны.  α1 и α2 домены имеют одинаковую третичную структуру из четырех антипараллельных β-стрендов и длинной α-спирали, лежащей сверху. Вся α1 - α2 конструкция напоминает плоскодонку, дно которой образовано восемью β-стрендами, а борта α-спиралями. Внутри этой плоскодонки размещается пептид, напоминая команду гребцов из 8-10 участников. Пептид имеет протяженную конформацию, так что в отличие от команды гребцов, боковые цепи соседних аминокислот будут направлены в разные стороны. Часть из них будет направлена вниз, связываясь в карманах дна пептидо-связывающего желоба МНС-I. Разные МНС-I имеют разные карманы, определяя пептидную специфичность каждого аллеля[18]. Например, HLA-A2 имеет небольшие гидрофобные карманы для остатков 2 и 9, и положительно-заряженный карман для остатка 4, поэтому HLA-A2 связывает пептиды, имеющие Leu/Met в положении 2,  Asp/Glu в положении 4 и Val/Leu в положении 9. А вот аллель HLA-B27 связывает пептиды с Arg на втором месте, Phe/Trp/Tyr на третьем и  Leu/Phe на девятом. Посмотреть мотивы пептидов для разных аллелй можно на сервере MHCMotifViewer. Остатки пептида, смотрящие вверх, будут взаимодействовать с Т-клеточным рецептором, как и несколько остатков самой МНС, опреляя двойную специфичность этого рецептора, патогенного пептида и данного аллеля МНС хозяина.

Если карманы определяют специфичность пептида, то главную роль в его связывании с МНС-I играет основная цепь, включая N- и C-концы, которые у 99% пептидов погружены в дно желоба и закрыты остатками спиралей от окружения. Поэтому длинные пептиды обычно имеют выпячивание в центре, так как их концы удерживаются в том же месте, что и у более коротких пептидов[19].

MHC-IIПравить

МНС-II молекулы имеют точно такую же доменную организацию, как и МНС-I, но их четыре домена расположены на двух полиморфных субъединицах примерно одинакового размера. Как α-, так и β-субъединицы имеют α1 (или β1) домен, образующий половину антиген-связывающего участка и иммуноглобулиновый домен α2 (β2), расположенный ближе к клеточной мембране[20]. Обе цепи имеют трансмембранную спираль и короткий цитоплазматический конец в 12-18 аминокислот. Трехмерная структура внеклеточных частей МНС обоих классов очень похожа, пептид также связывается в  желобе между двумя спиралями. Основное отличие состоит в том, что спирали, образующие стенки антиген-связывающего желоба МНС-II, не подходят близко друг к другу, и желоб оказывается открыт с обоих концов. По этой причине, ни N-, ни C-концы пептида не принимают особого участия в связывании с МНС-II, более того, часто наблюдают, что они свешиваются наружу[21], что хорошо коррелирует с тем фактом, что антигены МНС-II гораздо длинее, чем у МНС-I.

ГКГ и выбор сексуального партнёраПравить

Ряд независимых исследований 1970—1990-х гг. показали, что на выбор полового партнёра влияет главный комплекс гистосовместимости. Эксперименты, проведенные первоначально на мышах и рыбах[22], затем на добровольных участниках-людях, показали, что женщины имели склонность выбирать партнёров с ГКГ, отличным от собственного, однако их выбор менялся на противоположный в случае использования гормональных оральных контрацептивов — в этом случае женщины скорее выбирали партнёра с подобным ГКГ[23][24][25]


См. такжеПравить

БиблиографияПравить

  1. Nicole C. Smith, Matthew L. Rise, Sherri L. Christian. A Comparison of the Innate and Adaptive Immune Systems in Cartilaginous Fish, Ray-Finned Fish, and Lobe-Finned Fish // Frontiers in Immunology. — 2019-10-10. — Т. 10. — С. 2292. — ISSN 1664-3224. — doi:10.3389/fimmu.2019.02292.
  2. J. Dausset. [Iso-leuko-antibodies] // Acta Haematologica. — 1958-07. — Т. 20, вып. 1-4. — С. 156–166. — ISSN 0001-5792. — doi:10.1159/000205478.
  3. R. M. Zinkernagel, P. C. Doherty. Restriction of in vitro T cell-mediated cytotoxicity in lymphocytic choriomeningitis within a syngeneic or semiallogeneic system // Nature. — 1974-04-19. — Т. 248, вып. 5450. — С. 701–702. — ISSN 0028-0836. — doi:10.1038/248701a0.
  4. A. R. Townsend, F. M. Gotch, J. Davey. Cytotoxic T cells recognize fragments of the influenza nucleoprotein // Cell. — 1985-09. — Т. 42, вып. 2. — С. 457–467. — ISSN 0092-8674. — doi:10.1016/0092-8674(85)90103-5.
  5. 1 2 P. J. Bjorkman, M. A. Saper, B. Samraoui, W. S. Bennett, J. L. Strominger. Structure of the human class I histocompatibility antigen, HLA-A2 // Nature. — 1987 Oct 8-14. — Т. 329, вып. 6139. — С. 506–512. — ISSN 0028-0836. — doi:10.1038/329506a0.
  6. 1 2 3 Complete sequence and gene map of a human major histocompatibility complex. The MHC sequencing consortium // Nature. — 1999-10-28. — Т. 401, вып. 6756. — С. 921–923. — ISSN 0028-0836. — doi:10.1038/44853.
  7. 1 2 J. Kaufman, S. Milne, T. W. Göbel, B. A. Walker, J. P. Jacob. The chicken B locus is a minimal essential major histocompatibility complex // Nature. — 1999-10-28. — Т. 401, вып. 6756. — С. 923–925. — ISSN 0028-0836. — doi:10.1038/44856.
  8. Jerzy K. Kulski, Takashi Shiina, Tatsuya Anzai, Sakae Kohara, Hidetoshi Inoko. Comparative genomic analysis of the MHC: the evolution of class I duplication blocks, diversity and complexity from shark to man // Immunological Reviews. — 2002-12. — Т. 190. — С. 95–122. — ISSN 0105-2896. — doi:10.1034/j.1600-065x.2002.19008.x.
  9. Klas Kärre. Natural killer cell recognition of missing self // Nature Immunology. — 2008-05. — Т. 9, вып. 5. — С. 477–480. — ISSN 1529-2916. — doi:10.1038/ni0508-477.
  10. Kenneth L. Rock, Eric Reits, Jacques Neefjes. Present Yourself! By MHC Class I and MHC Class II Molecules // Trends in Immunology. — 11 2016. — Т. 37, вып. 11. — С. 724–737. — ISSN 1471-4981. — doi:10.1016/j.it.2016.08.010.
  11. Dan Chen, Ulf Gyllensten. MICA polymorphism: biology and importance in cancer // Carcinogenesis. — 2014-12. — Т. 35, вып. 12. — С. 2633–2642. — ISSN 1460-2180. — doi:10.1093/carcin/bgu215.
  12. Alexander Rölle, Dirk Jäger, Frank Momburg. HLA-E Peptide Repertoire and Dimorphism-Centerpieces in the Adaptive NK Cell Puzzle? // Frontiers in Immunology. — 2018. — Т. 9. — С. 2410. — ISSN 1664-3224. — doi:10.3389/fimmu.2018.02410.
  13. Gry Persson, Nanna Jørgensen, Line Lynge Nilsson, Lærke Heidam J. Andersen, Thomas Vauvert F. Hviid. A role for both HLA-F and HLA-G in reproduction and during pregnancy? // Human Immunology. — 2019-09-24. — ISSN 1879-1166. — doi:10.1016/j.humimm.2019.09.006.
  14. K. Akiyama, K. Yokota, S. Kagawa, N. Shimbara, T. Tamura. cDNA cloning and interferon gamma down-regulation of proteasomal subunits X and Y // Science (New York, N.Y.). — 1994-08-26. — Т. 265, вып. 5176. — С. 1231–1234. — ISSN 0036-8075. — doi:10.1126/science.8066462.
  15. Jerzy K. Kulski, Takashi Shiina, Tatsuya Anzai, Sakae Kohara, Hidetoshi Inoko. Comparative genomic analysis of the MHC: the evolution of class I duplication blocks, diversity and complexity from shark to man // Immunological Reviews. — 2002-12. — Т. 190. — С. 95–122. — ISSN 0105-2896. — doi:10.1034/j.1600-065x.2002.19008.x.
  16. Jerzy K. Kulski, Takashi Shiina, Tatsuya Anzai, Sakae Kohara, Hidetoshi Inoko. Comparative genomic analysis of the MHC: the evolution of class I duplication blocks, diversity and complexity from shark to man // Immunological Reviews. — 2002-12. — Т. 190. — С. 95–122. — ISSN 0105-2896. — doi:10.1034/j.1600-065x.2002.19008.x.
  17. Xiaofei Jia, Rajendra Singh, Stefanie Homann, Haitao Yang, John Guatelli. Structural basis of evasion of cellular adaptive immunity by HIV-1 Nef // Nature Structural & Molecular Biology. — 2012-06-17. — Т. 19, вып. 7. — С. 701–706. — ISSN 1545-9985. — doi:10.1038/nsmb.2328.
  18. P. J. Bjorkman, M. A. Saper, B. Samraoui, W. S. Bennett, J. L. Strominger. The foreign antigen binding site and T cell recognition regions of class I histocompatibility antigens // Nature. — 1987 Oct 8-14. — Т. 329, вып. 6139. — С. 512–518. — ISSN 0028-0836. — doi:10.1038/329512a0.
  19. I. A. Wilson, D. H. Fremont. Structural analysis of MHC class I molecules with bound peptide antigens // Seminars in Immunology. — 1993-04. — Т. 5, вып. 2. — С. 75–80. — ISSN 1044-5323. — doi:10.1006/smim.1993.1011.
  20. J. H. Brown, T. S. Jardetzky, J. C. Gorga, L. J. Stern, R. G. Urban. Three-dimensional structure of the human class II histocompatibility antigen HLA-DR1 // Nature. — 1993-07-01. — Т. 364, вып. 6432. — С. 33–39. — ISSN 0028-0836. — doi:10.1038/364033a0.
  21. V. L. Murthy, L. J. Stern. The class II MHC protein HLA-DR1 in complex with an endogenous peptide: implications for the structural basis of the specificity of peptide binding // Structure (London, England: 1993). — 1997-10-15. — Т. 5, вып. 10. — С. 1385–1396. — ISSN 0969-2126. — doi:10.1016/s0969-2126(97)00288-8.
  22. Boehm, T; Zufall, F. MHC peptides and the sensory evaluation of genotype (англ.) // Trends Neurosci (англ.) : journal. — 2006. — Vol. 29, no. 2. — P. 100—107. — doi:10.1016/j.tins.2005.11.006. — PMID 16337283.
  23. Wedekind, C; Seebeck, T; Bettens, F; Paepke, A J. MHC-dependent mate preferences in humans (англ.) // Proc Biol Sci : journal. — 1995. — June (vol. 1359, no. 260). — P. 245—249. — doi:10.1098/rspb.1995.0087. — PMID 7630893.
  24. Santos, P S; Schinemann, J A; Gabardo, J; Bicalho, Mda G. New evidence that the MHC influences odor perception in humans: a study with 58 Southern Brazilian students (англ.) // Horm Behav. : journal. — 2005. — April (vol. 47, no. 4). — P. 384—388. — doi:10.1016/j.yhbeh.2004.11.005. — PMID 15777804.
  25. Jacob S., McClintock M.K., Zelano B., Ober C. Paternally inherited HLA alleles are associated with women's choice of male odor (англ.) // Nat. Genet. : journal. — 2002. — February (vol. 30, no. 2). — P. 175—179. — doi:10.1038/ng830. — PMID 11799397.

СсылкиПравить

ЛитератураПравить

  • Мейл, Д. Иммунология / Д. Мейл, Дж. Бростофф, Д. Б. Рот, А. Ройтт / Пер. с англ. — М.: Логосфера, 2007. — 568 с.
  • Койко, Р. Иммунология / Р. Койко, Д. Саншайн, Э. Бенджамини; пер. с англ. А. В. Камаева, А. Ю. Кузнецовой под ред. Н. Б. Серебряной. -М: Издательский центр «Академия», 2008. — 368 с.