Дромихет (Дражмигет; греч. Δρομιχαίτης Dromichaites) — царь гетов. Имя переводится как «дорожащий войсками». Сумел создать крепкое государство.

Дромихет
Рождение IV век до н. э.
Смерть III век до н. э.
Место погребения

ПредысторияПравить

В 347-346 годах до н. э. Фракия была в значительной степени подчинена Македонии, войска которой, возглавляемые отцом Александра Македонского, Филиппом II, завершили завоевание южной Фракии к 341 году до н. э. После смерти Филиппа II в 336 году до н. э. фракийские племена восстали против Александра, который в то время успешно сражался против гетов и Сирма, царя трибаллов. Все остальные фракийские земли подчинились ему и направили войска в его армию.

После смерти Александра Великого в 323 году до н. э. Лисимах как один из командиров конницы получил в управление большую часть Фракии с землями, прилегающими к западному берегу Понта. Это был незавидный кусок империи Александра: еще при жизни Александра царь одрисов Севт III делал попытки восстановить свою прежнюю независимость, подняв восстание против македонян в 325 году до н. э., после того как Зопирион, наместник Александра, был убит в битве с гетами. Севт, по всей видимости, был свергнут Антипатром, но после смерти Александра в 323 году до н. э. снова поднял вооружённый мятеж против нового наместника, Лисимаха. Едва Лисимах успел прибыть в свою сатрапию, как он начал войну с ним.

В 322 году до н. э. Севт выступил против Лисимаха с 20 000 человек пехоты и 8 000 всадников; хотя войско Лисимаха едва равнялось пятой части фракийского, однако он решился на сражение, которого хотя не выиграл, но и не проиграл; он отступил, чтобы вскоре возобновить борьбу с большими силами. Сведения о дальнейшем ходе войны не сохранились, но Лисимах, по-видимому, со всеми своими силами и весьма серьезным образом был занят во Фракии: ни в Ламийской войне, ни в войне против Пердикки и Эвмена он не является в ряду воюющих держав; в войне против Полисперхонта он тоже не принимал участия. Но в течение семи лет, прошедших со времени занятия им Фракии, он не только принудил, наконец, Севта покориться, но и распространил свое господство также на Гем, на греческие города западного берега Понта и на устье Дуная.[1]

В 315 году до н. э. Лисимах вошёл в союз против Антигона Одноглазого, захватившего к этому времени всю Азию. Антигон отправил своего племянника Птолемея[en] в Малую Азию против Асандра, приказав ему укрепиться на обоих берегах Геллеспонта и (заодно) подбить к восстанию против Лисимаха города Понта. Возможно также и то, что для воспрепятствования ему в этом Антигон напомнил греческим городам западного берега Понта, что во времена Филиппа и Александра они были независимыми городами в государстве, и обещал им в силу своего звания регента защитить их автономию. Как бы то ни было, но граждане Каллатиды прогнали оставленный в их цитадели Лисимахом гарнизон и провозгласили в свою независимость в 314 году до н. э.; с их помощью жители Истра, Одесса и других греческих городов этого побережья сделали то же самое; заключили между собою союз для взаимной защиты своей свободы, затем вступили в сношения с соседними фракийцами (гетами) и скифами и образовали таким образом силу, которая, конечно, могла оказать достаточное сопротивление сатрапу Фракии. В 313 году до н. э. Севт поддержал восстание и присоединился к Антигону в его войне с Лисимахом, своим сюзереном, заняв перевалы в Балканских горах. При вести об этом Лисимах двинулся через землю одрисов к Понту. Усмирить греческие города на Понте Лисимах смог только к 310 году до н. э. Но окончательного замирения Фракии, видимо, не произошло, и эта область царства Лисимаха оставалась не спокойной, так как Лисимаху, не удалось на долгое время подчинить себе эти пять греческих городов, да и гетское царство продолжало существовать[2]

Во время очередной Войны диадохов Лисимах, захватив у Деметрия Ионию с Эфесом, отправил в 295 году до н. э. во Фракию своего сына Агафокла, но поход закончился тем, что Агафокл был взят в плен. Геты отослали его с дарами обратно к отцу, надеясь приобрести этим дружбу царя и возвращение им отнятой у них территории, так как они не могли рассчитывать на возможность победить царя, находившегося в союзе с самыми могущественными властителями близких и далеких стран. Но после таких успехов могущество гетов в тылу Лисимаха было достаточно значительно для того, чтобы удержать его от всякой попытки воспользоваться наступившими в Македонии смутами для помощи бежавшему к нему зятю Антипатру. Он отказал своей дочери и ее молодому супругу во всех их просьбах водворить их на родину открытой силой, так как его первой задачей, лишь только у него будут свободны руки, будет унижение гетов, и заключил с Деметрием мир, по которому признавал его царем Македонии и формально уступал ему принадлежавшую Антипатру часть Македонской территории. Таким образом, он имел, наконец, возможность возобновить войну против гетов, предводителем которых в то время был Дромихет.[3]

ДромихетПравить

Каков был повод или формальный предлог к этому, нам неизвестно. Лисимах, как кажется, выступил в 291 году до н. э. в поход с очень значительным войском, имея с собою молодого Клеарха Гераклейского. В лагерь царя явился перебежчиком один из начальников гетского войска, заявивший, что он готов указать путь, где можно напасть врасплох на неприятеля. Ему поверили; он завел войско в обширную пустыню, где скоро обнаружился недостаток воды и съестных припасов; войско был окружено полчищем конных гетов, от которых оно тщетно старалось оборониться, а нужда достигла отчаянных размеров. Друзья советовали царю спасаться при первой возможности и пожертвовать войском; но он ответил, что позорно покупать постыдное спасение ценою измены войску и друзьям. Когда, наконец, не оставалось более никакой надежды, он сдался в плен со всем своим войском; когда ему был подан кубок воды, он воскликнул: «О горе мне, трусу, пожертвовавшему для столь кратковременного наслаждения таким прекрасным царством». Затем прибыл Дромихет, поздоровался с царем, облобызал его, назвал его отцом и отвел с его сыновьями в город Гелис.

При вести о понесенном Лисимахом поражении Деметрий выступил с войском, чтобы вторгнуться в его царство, которое он надеялся найти теперь беззащитным. Слух об этом, конечно, проник к гетам, и Дромихет был не настолько варваром, чтобы не понять своих выгод. Геты собрались и потребовали, чтобы взятый в плен царь был передан им для наказания, так как разделявшему опасности народу подобает решить, что следует делать с пленниками. Дромихет отвечал им, что их польза требует спасти царя, так как если они его убьют, то его царством немедленно овладеют другие, которые легко могут сделаться для них более опасными соседями, чем Лисимах; если же они последуют его совету, то не только обяжут Лисимаха вечной благодарностью, но и получат от него обратно завоеванные им земли и впредь будут иметь в нем друга и верного соседа. Геты одобрили это; тогда Дромихет приказал вызвать из числа военнопленных друзей и придворных слуг Лисимаха и привести их к царю.

Затем во время приготовлений к жертвоприношению он пригласил на пир последнего с его друзьями как вельмож своего собственного царства. На нём были приготовлены столы двоякого рода, причем места за столами чужеземцев были покрыты взятыми из захваченной добычи дорогими коврами, между тем как для варваров были разостланы на полу грубые циновки; для чужеземцев были приготовлены серебряные столы со множеством изысканных блюд и лакомств по греческому обычаю, а гетам было подано по туземному обычаю за их простые деревянные столы необходимое количество мяса и овощей на деревянных блюдах; затем было подано вино, для чужеземцев — в золотых и серебряных кружках и рогах. Когда они уже выпили изрядно, царь Дромихет, наполнив большой рог вином и подавая его Лисимаху, сказал: «Кажется ли тебе, отче, более достойным царей стол македонян, или фракийцев?» И Лисимах отвечал: «Конечно, стол македонян!» — «Так как же ты, отче, — отвечал на это Дромихет, — решился покинуть такую роскошную и прекрасную жизнь и прийти сюда к нам, варварам, живущим подобно диким зверям, в нашу страну, суровую, холодную и бедную полевыми плодами? Как решился ты вести свои войска вопреки их природе в такие земли, где они не в состоянии ночевать под открытым небом, неспособные переносить холодного инея и бурных ночей?» И Лисимах отвечал: «Я не знал грозивших мне в вашей стране трудностей и опасностей подобной войны; теперь же обязан тебе вечною благодарностью и буду тебе верным союзником; если ты хочешь, то возьми в себе в жены прекраснейшую из моих дочерей, чтобы она могла служить постоянным доказательством союза между мною и тобою».

Таким образом, они установили мир и дружбу, Лисимах возвратил царю гетов отнятые у него прежде земли, причем границею их царства должен был служить Дунай. Дромихет же поцеловал царя, обвязал вокруг его головы диадему и с богатыми дарами отослал его и его друзей на родину.

Таким образом, Лисимах, хотя и спасся с ближайшими из своих подручников, но в военном отношении в настоящий момент представлял полное ничтожество; если он даже имел право выкупить свои взятые в плен войска, что некоторые намеки в вышеприведенном рассказе делают не особенно вероятным, то ему все-таки было бы необходимо продолжительное время, чтобы снова сформировать подвергшееся таким испытаниям войско. Лисимах не был бы в состоянии защитить своего царства от вторжения Деметрия и прогнать его, если бы в последнюю минуту ему не явилось на помощь движение в тылу Македонии.

Дальнейшая судьбаПравить

Впоследствии, имя Дромихета упоминается только один раз у Полиэна:

При осаде Фракийского города Кипсел[en], Антиох имел при себе многих Фракийцев знатного происхождения, над которыми начальствовали Тирис и Дромихет. Надев на них золотые цепи и серебряное оружие, он приготовился к сражению. Жители города Кипсел, увидев своих соотечественников, блиставших золотыми и серебряными украшениями, и почитая всех Антиоховых воинов счастливыми, положили пред ним оружие и из неприятелей сделались его союзниками.

Под «Антиохом» современные исследователю считают Антиоха II Теоса, сына Антиоха I Сотера, пришедшего к власти в 261 году до н. э. Война Антиоха II во Фракии, а также с Византием и Гераклеей, являвшихся частью Второй Сирийской войны пришлась примерно, так как большая часть информации об этой войне утрачена, на 260-259 года до н. э.

Если у Полиэна упоминается именно этот Дромихет, то к этому времени ему должно было быть не менее 50 лет, но, скорее всего, больше 60-ти лет. А его царство, видимо, было уничтожено за 10 лет до этого при нашествии галлов в 279 году до н. э.[4]

Исторические источникиПравить

ПримечанияПравить

  1. Глава Вторая (318—312 гг.) | Симпосий Συμπόσιον. Дата обращения: 7 сентября 2020. Архивировано 8 августа 2017 года.
  2. Глава Вторая (311—308 гг) | Симпосий Συμπόσιον. Дата обращения: 7 сентября 2020. Архивировано 28 января 2020 года.
  3. Юстин (Трог), Павсаний, Мемнон и Полиен называют его царем фракийцев; только Страбон (VII, 302—305) называет его царем гетов, а Свида — царем одрисов.
  4. Глава Первая | Симпосий Συμπόσιον. Дата обращения: 7 сентября 2020. Архивировано 16 февраля 2020 года.

СсылкиПравить