Открыть главное меню

Авдо́тья Весно́вка[2] — день в народном календаре славян[3], приходящийся на 1 (14) марта по юлианскому или 1 марта по грегорианскому календарю. Название происходит от имени святой Евдокии Илиопольской. Восточные славяне считали, что святая Евдокия «заведует весной и хранит ключи от весенних вод», во многих местах[каких?] этот праздник считали «бабьим»[3].

Авдотья Весновка
Eudokia of Heliopolis.jpg
Евдокия. Икона XIX в. Москва
Тип народно-христианский
Иначе Весновка, Пролетье, Даниил-новичок
Также Евдокия Илиопольская (церк.)
Значение вторая встреча весны
Отмечается славянами
Дата 1 (14) марта, 1 марта
Празднование весну закликали, разжигали костры
Традиции пекли птиц из теста, обход домов с благожеланиями, судили о погоде на весь год
Связан с первый день первого весеннего месяца
Гражданский календарь до 1492 г.

До 1492 года был гражданский «книжный» календарь, в котором год начинался по римскому стилю — с 1 марта, и неофициальный лунный календарь, в котором год начинали со дня последнего новолуния перед весенним равноденствием (21 марта). С 1492 года (7000 год от сотворения мира) начало года установлено по византийскому стилю — 1 сентября. С 1700 года Пётр I установил встречать новый год 1 января — по греческому образцу[1].

Печенье «Жаворонки». Белгородская область, 2012
А. Е. Архипов. Лёд пошёл. 1895

Ещё одно название праздника — «новичок» — память по древнему летосчислению, когда с этого дня начинались новогодние гулянья. До середины XV века на Руси к этому празднику выращивали вишни — до́ма, в кадках. Считалось, что вишня в Новогодье расцветает к миру и ладу, на счастье и благоденствие[4]. В старину на Руси в этот день колядовали[5].

Содержание

Другие названияПравить

рус. Авдотья Плющиха, Евдокия Плющиха, Авдотья Весновка, Авдотья Каплюшница, Авдотья подмочи порог, Авдотья Свистунья[6], Плющиха, Авдотьи Плющнихи, Новичок, Пролетье, Свистунья[7], полес. Годюшки́[8], белор. Дзень Аўдакеі, Дзень Яўдокі, Аўдакей, Аўсень, Аўдоцця Вясноўка, Яўдоха, Аўдоння, Аўдуська, Яўдохі, Гадакей, Аўдакій[9][10]; болг. Мартеница[2]; болг. Мартеница, болг. родоп. Първа Марта, Стара Марта, Мрта, серб. Мартин дан (Пирот), Баба Марта, Света Jевдокиjа, Летник, Змиjин дан[2]; серб. и макед. Летна, Пролетњак, Марач, Прва марта, Првден мартов[11].

Образ ЕвдокииПравить

Согласно славянским поверьям, Бог поручил Евдокии воскрешать землю от зимнего сна — смерти, и дал ей ключи от всех весенних вод. Она могла по собственному усмотрению «пускать или не пускать» весну: «Тепло светит солнышко, да Авдотьей поглядывает — либо снег, либо дождь». Соответственно этим представлениям день Авдотьи Весновки «открывал» новую жизнь: новые работы и новые заботы[12]. Происхождение поверья возможно связано с житием Евдокии. Так согласно житию, язычница Евдокия, жившая во II веке, приняв христианство, стала вести аскетический образ жизни, за что Бог наградил её даром воскрешения мёртвых[12].

Славяне воспринимали день святой Евдокии как переломный, когда старое кончается, новое начинается. Такое представление было связано с тем, что до 1492 года новый год начинался по византийской традиции 1 марта, а также с тем, что день Авдотьи Весновки считался первым днём весны: «Авдотья Весновка весну снаряжает»[12][13].

У восточных славянПравить

По первым дням судили о погоде: день 1 марта говорил какова будет весна, 2 марта — лето, 3 марта — осень, 4 марта — зима[9]. Если день ясный, то и соответствуещее время года будет солнечным, если холодно, то это время года также будет холоднее обычного[14].

Весну «окликали», лето «вызывали»:

Лето, лето, вылазь из подклета,
А ты, зима, иди туда —
С сугробами высокими,
С сосульками морозными,
С санями, с подсанками![15]

В Белоруссии в некоторых сёлах в этот день проводили «гуканье весны»[9]. Девушки собирались на самом высоком месте в деревне, расстилали там солому и севши пели весенние песни-вяснянки до поздней ночи:

Гэй вясна, гэй красна,
Што ты нам вынесла?
Ці сала кусочак?
Ці масла брусочак?
Ці па яечку?
Ці па піражэчку?
Гэй, вясна, гэй красна,
Закідай сані
Ды едзь калёсамі[9].

Этот день, а также Благовещенье и Со́роки, считался народным праздником встречи птиц[16]. Женщины выпекали из теста фигурки птиц, считая, что таким образом они посодействуют их скорому прилёту[17]. Девушки брали этих птиц и, исполняя «веснянки», подкидывали их вверх: «Жаворонки прилетите, весну принесите!»[18].

В малороссийских краях носили чучело по деревням и полям, одетое в женское платье, которое называли Марена или мара (призрак). Эту мару провожала толпа детей, парней, девушек и молодиц при громком пении[19][страница не указана 1043 дня].

В Великороссии, Польше, Богемии, Силезии первого марта посещать могилы родных. Это первые весенние поминки, осенними же заключается народное прощание со всеми умершими, родными и знакомыми[20].

У белорусов Авдотья Весновка — окончание срока зимних и начало весенних наймов[2].

День Авдотьи Плющихи считался большим праздником[где?], который отмечался весело и торжественно: запрещались любые работы, устраивались праздничные обеды в домах, гулянье молодежи и взрослых на улицах[21].

Считалось[где?], что в этот рубежный день, по приметам можно определить будущее: «На Авдотью снег — к урожаю», «На Евдокию теплый ветер — лето мокрое, сиверко — холодное», «Евдокия красна, и весна красна», «Если курочка на Евдокию напьётся, то овечка на Егория наестся», «На Плющиху погоже — все лето погоже»[21].

Некоторые обряды праздника и даже название перешло на Масленицу, которую в некоторых обрядовых песнях, что исполнялись во время масленичного празднования, называли Дуней либо Авдотьей. В подмосковном Дмитровском уезде при встрече Масленицы пели[22]:

Дорога наша гостья Масленица,
Авдотюшка Изотьевна,
Дуня белая, Дуня румяная...

Называние Масленицы Авдотьей обычай распространённый и устойчивый. Считается, что некоторые обряды Масленицы когда-то составляли с обрядами встречи весны единый комплекс проводов зимы и встречи весны, а среди масленичных обрядов есть те, что относятся к более позднему весеннему сроку, например, среди масленичных песен есть типичные песни-веснянки[22].

У балканских славянПравить

 
Мартеница в Болгарии. 2009

Название дня — болг. и серб. Баба Марта, болг. Мартеница, болг. родоп. Първа Марта, Стара Марта, Мрта, серб. Мартин дан (Пирот), Баба Марта, Света Jевдокиjа, Летник, Змиjин дан[2]; серб. и макед. Летна, Пролетњак, Марач, Прва марта, Првден мартов[11].

На Балканах день святой Евдокии посвящён очистительным обрядам. Сербы «изгоняют» из сада и со двора змей и ящериц, кладут на ворота и окна рога и копыта в качестве амулетов. В Зете звонят в колокола, стучат по металлическим предметам, чтобы выгнать всякую нечисть. Чтобы охранить его от змей и насекомых, мусульмане Черногории окуривают дом дымом навоза. Прогоняют скот между двумя «живыми» кострами или зажжёнными свечами. В Черногорском Приморье украшают ветками двери и окна, в Македонии ветки прикрепляют к изголовью постелей[2].

В Болгарии женщины метут дом и двор, жгут мусор, прыгают через костёр, чтобы не покусали змеи и чтобы в доме не было блох, приговаривая: «Вон, блохи, входи, Марта!» Дети перед восходом солнца трижды обегают дом, ударяя в жестянки: «Убегайте, змеи и ящерицы, баба Марта идет!». Другие формулы отсылают нечисть (насекомых, ящериц, мышей и волков) в другое село, лес, в воду, в «штаны к цыгану, молодухе», к собакам и кошкам. Первомартовские костры должны были «развеселить», то есть сжечь или подпалит бабу Марту. В Банате болгары выражают пожелание: «Баба Марта, я тебя грею сегодня, а ты меня завтра», а когда все перепрыгнут через костёр, кричат: «Дед Алия, выпьем теплой ракии». В Родопах обязанность раскладывать огонь возлагается на молодых женщин и мужчин. В Златоградском округе все окуривают друг друга: мужчин, «чтобы раскрылась ширинка», и женщин, чтобы задрали юбки. Но в доме огонь разжигать запрещено, иначе все побьёт град и в поле будет головня[2].

В восточной Болгарии, чтобы расположить к себе бабу Марту, женщины бросают красные пояса или косынки на забор или деревья, чтобы «встретить бабулю красным», «чтобы баба Марта рассмеялась», при этом строго запрещено выносить белое бельё и белую одежду. В Родопах этот день празднуют от болезней, особенной опасности подвергаются в этот день глаза. В Смоленском округе все встают затемно, чтобы «Марта не написала им в глаза», так как считается, что «она принесёт сонливость» (то же у бессарабских болгар). В Страндже Марту угощают разваренным зерном, которое бросают за окно (ср. Панспермия). В Софийском округе протирают глаза «мартиным цветком» (в Стружском округе Македонии это собранный с утра кукуряк), заклиная: «Пусть у Марты глаза болят, а у меня не болят». В восточных Родопах говорят, что «баба Марта оставляет отметки на глазах и лбу». В южной Болгарии считают, что первое мартовское солнце опаляет лица девушек и детей[2].

Сербы 1 марта нередко называли Летником. И теперь подобное название первого марта сохранилось в деревнях Подримлья[sr], кое-где в Косово и Черногории — пролетник. В далеком прошлом летник отмечался во время весеннего равноденствия, но затем в официальном календаре он «переместился» на первое марта. Летник — праздник обновления природы после зимнего сна, и раньше считался началом летнего полугодия. До настоящее времени сохранились новогодние обычаи этого дня, которые являются аналогом рождественских. Все встают рано, дети желают своим родителям счастливого года, обходят дома односельчан, поздравляют с праздником. Детей в этом случае называют летничары, летничарки (серб. летничари, летничарке). По пути они собирают хворост (обычно сухие ветки дуба), поэтому, когда они входят в дом, после поздравления с наступлением летника, пожеланием здоровья и благополучия на многие годы, бросают хворост в огонь и желают: чтобы у хозяев рождались мальчики, у коров телята, а у овец ягнята, и т.д. Хозяйка одаривает их лесными и грецкими орехами, мёдом, который был извлечён в этот день из улья. Хозяева хотели, чтобы первым вошёл в дом мальчик, если желали рождения сына, или девочка, если желали появления дочери. Крестьяне старались в этот день увидеть птицу, чтобы год был лёгким, как птица, и иметь деньги в кармане, чтобы они умножались и прибавлялись. Во время празднования летника в дом вносили веточки кизила, с которых каждый ребёнок брал кизиловые почки и проглатывал как причастие. Большое внимание уделялось полазнику — первому посетителю, от которого зависело семейное благополучие в новом году. В день летника выбрали нового или оставляли прежнего сельского старосту[23].

У западных славянПравить

У западных славян день слабо отмечен. Сохранились представления о том, что ночь накануне 1 марта вещая, когда девушки гадают (морав.). У поляков и чехов назывался — Святой Альбин (польск. sw. Albin, словацк. Albina biskupa). Собирались до восхода солнца на кладбище, молились за умерших и оставляли жертвы на могилах[24].

Поговорки и приметыПравить

  • Холодно на Евдокею — весна холодная, поздняя[25].
  • Eсли на Евдокию оттепель — весна будет ранней (удм. Оддокей шунтӥз ке, тулыс вазь луоз)[26].
  • Какова Евдокея, таково и лето[25].
  • В Евдокею — напиться воробью, в 40 Святых — петуху, на Алексея Божьего человека — быку, на Благовещенье — жеребцу (кемеров.)[25].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Чичеров, 1957.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Кабакова, 1999, с. 172.
  3. 1 2 Мадлевская, 2005, с. 733.
  4. Подобный обычай существовал у чехов и словенцев, только он приходился на зиму. На Варвару 4 (17) марта ставили несколько веточек вишни в воду, чтобы они распустились на Рождество. В некоторых местах Хорватии в блюдце проращивают пшеницу, чтобы она зазеленела травкой к Рождеству. Тем самым Варвара символизирует весну в середине зимы. В этот день дарятся подарки детям и гадают (Кашуба, 1973, с. 238).
  5. Словарь русского языка, 1980, с. 259.
  6. Шангина, 2004, с. 66.
  7. Даль, 1880—1882.
  8. Толстая, 2005.
  9. 1 2 3 4 Васілевіч, 1992, с. 564.
  10. Лозка, 2002, с. 75.
  11. 1 2 Кашуба, 1977, с. 254.
  12. 1 2 3 Шангина, 2003, с. 76.
  13. Петровић, 1970, с. 100.
  14. Суворин, 1911, с. 66.
  15. Некрылова, 2007, с. 154.
  16. Коршунков, 1991, с. 142.
  17. ЭИПРЯ, 1962, с. 42.
  18. Гура, 1995, с. 191.
  19. Терещенко, 1999.
  20. Терещенко, 1848, с. 3.
  21. 1 2 Шангина, 2003, с. 77.
  22. 1 2 Коршунков, 1998, с. 43.
  23. Петровић, 1970, с. 99–100.
  24. Агапкина и др., 2004, с. 187.
  25. 1 2 3 Лутовинова, 1998, с. 44.
  26. Перевозчикова, 1989, с. 57.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить