Открыть главное меню

Еврейская община Бендер

(перенаправлено с «Еврейская община города Бендеры»)

Первые данные о еврейском населении Бендер относятся к 1769 году, когда город находился в самой Бендерской крепости.

См.: История города Бендер.

Содержание

Указом Императора Александра I от 29 апреля 1818 года, город Бендеры объявлялся уездным городом Бессарабской области Российской империи[1][2]. С этого момента растёт его значение, как административного центра. Тогда и потянулись сюда евреи, люди талантливые в торговых и хозяйственных делах.

В XIX — начале XX века численность еврейского населения города увеличивалась за счёт переезда в Бендеры евреев из других районов Российской империи. По ревизии 1847 года бендерская еврейская община состояла из 553 семейств. В 1861 году проживало евреев: 2349 мужчин, 2263 женщин. В 1897 жителей 31797, из них евреев 10654 человек, 10384 великороссов, 6112 малороссов и 2338 молдаван[3][4].

Основными занятиями евреев Бендер, как и других мест Бессарабии, были портняжный промысел и торговля. Позднее, среди них появились врачи, учителя, инженеры[5].

В 1917 году открылась еврейская больница для лечения больных туберкулёзом и в этом же году Цви Шварцман открыл частную гимназию с преподаванием на иврите. В городе было два кинотеатра, множество еврейских аптек, типографий, маленьких заводиков и фабрик, множество магазинчиков и торговых лавок, фотоателье и парикмахерских, кафе и постоялых дворов. В основном, всем этим заведовали евреи[6].

Согласно переписи 1930 года, община насчитывала 8294 еврея (26,5 % населения). В 1959 г. еврейское население Бендер составляло 5986 человек, в 1989 — 4595[6].

В 1992 году, во время вспышки военных действий между Молдовой и Приднестровьем[7][8], в результате спецоперации Еврейского агентства, из Бендер были вывезены около тысячи еврейских жителей[9]. По оценке Еврейского агентства, в 1994 г. в Бендерах оставалось свыше 1,5 тысяч евреев (1,2 % населения)[10].

Большое количество евреев Бендер репатриировались в Израиль или выехали в другие страны в конце 1980-х — начале 2000-х гг.[11]

Управление и организацииПравить

На углу теперешней Комсомольской и Калинина находилось здание Правления еврейской общины[6].

В 1910 году в Бендерах действовала сионистская группа «Халуцэй Цион».

В 1989 году была организована «Ассоциация еврейских организаций и общин Молдовы», а вслед за ней общество еврейской культуры (Бендерский еврейский культурный общинный центр «Шошана») и благотворительный центр организации «Джойнт» — «Хэсэд Иосеф». Позднее, в городе были организованы: общество ветеранов войны, общество бывших узников гетто и нацистских концлагерей, женская организация «Хава», молодёжный клуб «Гилель» и многие другие, включая общинный совет.

Сейчас на территории города существуют три еврейские организации:

  1. Постоянное Представительство Еврейского Агентства «Сохнут» в Молдове, которое находится по ул. Ткаченко 18, в здании гостиницы «Приетения» — директор Владимир Юрьевич Игельник;[12]
  2. Религиозная организация «Бендерская еврейская синагога и община Хабад — Любавич», которое находится по ул. Суворова 30 — председатель и габбай синагоги Михаил Фишелевич Тульчинский;
  3. Бендерский филиал Тираспольского общинно-благотворительного и культурного центра «Хэсэд», находящееся также по ул. Ткаченко 18, в здании гостиницы «Приетения», директор (г. Тирасполь) — Анна Михайловна Кондращенко, представитель в г. Бендеры Любовь Струкова[6].

Улицы БендерПравить

Улицы города неоднократно переименовывались, поэтому, для простоты ориентирования, современные и старые названия их приводятся в таблице ниже:

Современное название До 1918 года С 1918 по 1940 гг. С 1940 по 1949 гг.
Ленина Андреевская, с 1908

Харузинская

Режина Мария (рум. Regina Maria - Королева Мария) Ленина
Пушкина Петровская, с 1899 Пушкинская Пушкин (рум. Puşchin), с 1942—1944 гг. Командор Попуштяну (рум. Comandor Popuşteanu) Пушкина
Дзержинского Владимирская Префект Адамович (рум. Prefect Adamovici) Владимирская
Кирова Константиновская Лев Толстой (рум. Lev Tolstoi), после 1938 г. Генерал Батерио (рум. General Baterio) Константиновская
Коммунистическая Николаевская поэт Алексей Матеевич (рум. Poet Alexei Mateevici) Николаевская
Калинина Александровская Александру чел Бун — Александр I Добрый (рум. Alexandru cel Bun ) Александровская
Советская Дворянская, Соборная Реунификаря — Воссоединения (Бессарабии с Румынией 27 марта 1918 года) (рум. Reunificarea) С 1949 по 1956 гг. Сталина
Суворова Михайловская Михаил Лермонтов (рум. Mihail Lermontov ), с 1938 года Ион Инкулец (рум. Ion Inculeț), Михай Витязул — Михай Храбрый (рум. Mihai Viteazul) Михайловская
Котовского Сергеевская Фёдор Достоевский (рум. Feodor Dostoievski) Сергеевская
Садовая Садовая Михай Еминеску (рум. Mihai Eminescu) Садовая
Первомайская Аккерманская Четатя Албэ — Белая крепость (рум. Cetatea Albă ) Аккерманская
Ткаченко Протягайловская Мэрэшешть (рум. Mărăşeşti), с 1941 по 1944 гг Адольф Гитлер (Adolf Hitler) Протягайловская
Кавриаго (с 1970 г.) Днестровская Ниструлуй (рум. Nistrului) Днестровская
Комсомольская Софиевская Генерал Артур Войтяну (рум. General Arthur Voiteanu ) Софиевская
Московская Павловская Режеле Фердинанд I — Король Фердинанд I (рум. Regele Ferdinand I) Сталина
Лазо Комендантская Николай Гоголь (рум. Nicolae Gogol) Комендантская
Гагарина (с 1961 года) Почтовая Николай Пирогов (рум. Nicolae Pirogov) Почтовая
Шестакова (с 1956 гг) До 1914 г. Лермонтовская, с 1914—1918 гг. Каушанская Димитрие Морузи (рум. Dimitrie Moruzi) Каушанская
Маяковского Липованская Богдан Петричейку Хаждеу (рум. Bogdan Petriceicu-Hasdeu) Липованская
Тираспольская Конная площадь Карпатская (рум. Carpaţi) Конная площадь

[6][13]

См.: Бессарабия в составе Румынии.

СинагогиПравить

Город был многоконфессиональный, но даже местные жители не иудейского вероисповедания знали, что в еврейский праздник Пурим друзья носят угощение, а музыканты ходят по дворам и славят хозяина. Знали, что в Рош-а-Шана евреи идут молиться к воде, знали, что в сентябрьский Судный день Йом-Кипур евреям сутки нельзя принимать пищу, по субботам евреям до такой степени запрещено работать, что нельзя было даже растопить печь и подогреть пищу. Вот и бегали мальчишки из бедных семей по богатым еврейским домам растапливать печь, чтобы получить за это пару лей[14].

До Второй мировой войны в городе работало около 30 синагоги и молельных домов, касса взаимопомощи при ссудо-сберегательном товариществе, две «талмуд-торы», двадцать «хэдэров», два частных мужских и женских училища, еврейская больница, при которой находились поликлиника, аптека, дом престарелых.

Синагог (ивр. בֵּית כְּנֶסֶת) в городе было больше, чем церквей, и не потому, чтобы охватить большую территорию и количество молящихся евреев. Синагоги делились по состоятельности прихожан. В одних молились богатые, в других бедные, в третьих ремесленники — каждая профессиональная группа имела свою синагогу, и в каждом районе города евреи имели свои молельные дома.

В 1770 году была построена синагога. С перенесением города на новое место, в расстоянии версты от крепости, синагога посещалась лишь в день Йом-Кипура, а в 40-х годах XIX века, по постановлению первого местного раввина, цадика Арье Лейба Вертгейма,[* 1] синагога, ввиду её ветхости, была разрушена, а камень употреблён на постройку богоугодного заведения.

Заняв в 1810 году место раввина, Вертгейм основал погребальное братство Хевра-кадиша (ивр.חברת קדישא‏‎), в книге которого первая запись датирована тем же годом. Потомки основанной им династии цаддиков были раввинами в Бендерах до Второй мировой войны.

В 1861 году в местечке уже было пять синагог, а в 1910-м в Бендерах функционировали десять синагог и молитвенных домов. Если в конце 1920-х годов в Бендерах действовала тридцать одна синагога, то к 1940 году их оставалось только три[14].

В 1946 году здесь ещё имелась одна синагога (бывшая синагога садигурских хасидов), раввином которой в 1946—1960 годах был Израиль Моисеевич Бронфман (1915—1988)[15].

На 2011 год действует только одна синагога еврейской религиозной общины «Хабад-Любавич», находящаася по ул. Суворова 30. Эта старинная синагога 1 марта 2009 г. была осквернена и находится сейчас в аварийном состоянии.

 
Здание бывшей хабадской синагоги «Садигурер Клойз» (сбоку)

В конце ул. Харузинской была синагога для бедняков, которых пренебрежительно называли «лыныш». Фасад этой синагоги выходил на центральную улицу, а полтора этажа спускались в район «Глинища». Сама постройка была не под прямым углом — два угла внутреннего помещения были острыми, а два тупыми. В 1947 году, после Великой Отечественной войны, здание этой синагоги отремонтировали и сделали там спортивный зал общества «Спартак». После переоборудования получился вместительный зал чуть больше баскетбольной площадки. Сбоку зала был ещё один этаж, где по еврейским обычаям молились женщины — здесь поставили столы для игры в теннис. В 1960 году эту синагогу снесли, а на её месте построили жилой дом — пятиэтажку под номером Ленина 28. Еврейские домики, которые находились возле синагоги, также снесли и построили два жилых дома — пятиэтажки с номерами Ленина 26 и Ленина 30. Глинище исчезло, а холм, на которым находились домики Трейгера, Бендерского, Вайнштока, Натензона теперь плавно переходит в ул. Маяковского[6].

Дом по ул. Ленина 28, на месте бывшей синагоги

По ул. Суворова 28 находится здание бывшей хасидской синагоги «Садигурер Клойз», построенной в 1814 году и принадлежавшей общине садигурских хасидов. Во время Великой Отечественной войны здание использовалось фашистами как конюшня, а после войны было восстановлено как синагога. В 50-е годы было национализировано, а в настоящее время здесь располагается Бендерская школа бокса.

 
Здание бывшей хабадской синагоги «Садигурер Клойз» в наши дни

По ул. Суворова 30 находится здание бывшей синагоги приказчиков, построенное в 1812 году. Обладателем этой синагоги до 1939 года было Общество Еврейских Приказчиков. После Великой Отечественной войны предполагалось использовать здание как торговый склад, в котором должны были храниться кроме всего прочего и свиные туши. Но благодаря усилиям первого послевоенного председателя городского спорткомитета Переца Леонида Ивановича, здание переоборудовали в жилое, а в подвале разместили велосипедный клуб. В 1989 году, после реконструкции, здесь вновь была открыта и действует синагога еврейского религиозного движения Хабад-Любавич. Здание находится в аварийном состоянии.

 
Синагога приказчиков
 
Синагога приказчиков (сбоку)

После Великой Отечественной войны, старое здание Центральной синагоги, находящее на углу ул. Суворова и ул. Лазо, перестроили под школу № 3. Сейчас в этом здании Фармацевтический пункт «Аптека на Суворова», различные магазины, оптово-розничный склад, Бендерское епархиальное духовное училище им. Г. Бонулеску-Бодони.[6]

Здание бывшей Центральной синагоги

Рядом с центральной синагогой располагалась так называемая старая синагога, которая сгорела во время Великой Отечественной войны, а рядом с ней, примерно там, где сейчас находится двухэтажное здание парикмахерской «Чародейка» (на углу ул. Лазо и ул. Суворова), располагалась новая синагога[14].

Рядом со старой синагогой решили построить новую. Когда были построены две стенки, одна из них рухнула. Для правильно проектирования и строительства, из Италии был приглашён инженер. Он приехал и построил шикарную синагогу в романском стиле: звёздное небо из листового золота, большая мраморная лестница. Когда кончалось строительство синагоги в 1896 году, у общины не хватило выделенных и собранных денег, чтобы завершить строительство. Жители города обвинили габбая в том, что он присвоил себе часть выделенных на синагогу денег. Был собран Раввинский совет, на котором этот габбай поклялся на торе, что ни одной копейки с этих денег не взял себе, а если человек клянется на Торе, то других доказательств не требуется, поэтому все обвинения были с него сняты. После этого, богатые евреи и коммерсанты города поехали в Одессу и обратились за помощью к вдове, жене миллионера Бродского Израиля Марковича, Хае, и она выдала деньги на окончание строительства. Это была самая красивая синагога в Бендерах. Однако она горела два раза, поэтому до наших дней не сохранилась.

 
На этом месте располагалось здание Романской синагоги

На ул. Суворова находятся два здания бывших синагог — синагога жестянщиков, в которой сейчас располагается магазин № 10, и синагога текстильщиков, в которой сейчас располагается МОУ «Бендерская станция юных техников».

 
Здание бывшей синагоги жестянщиков
 
Здание бывшей синагоги жестянщиков (сбоку)
 
Здание бывшей синагоги текстильщиков
 
Здание бывшей синагоги текстильщиков (сбоку)

По ул. Суворова 42 находится здание бывшей синагоги бондарей, в котором сейчас располагается МОУ «Бендерская специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва № 1»[6][14]

Здание бывшей синагоги бондарей

На той стороне квартала ул. Суворова, где располагается парикмахерская «Чародейка», чуть дальше парикмахерской, была синагога портных.

На углу ул. Московской и ул. Котовского была синагога мясников, а по ул. Котовского, в середине квартала между ул. Московской и ул. Ленина была синагога шляпочников.

 
На этом месте располагалось здание синагоги раби Иосолэ Юсим

Также синагога была по ул. Суворова, в середине квартала между ул. Лазо и ул. Гагарина (на той стороне, где кафе «Юбилейное»).

На углу ул. Суворова и ул. Лазо, примерно там, где сейчас находится здание МУП «Бендерырынокторг», была синагога раби Иосолэ Юсим[14].

 
На этом месте располагалось здание синагоги мясников

По ул. Котовского, в середине квартала между ул. Гагарина и ул. Лазо находилась синагога Шапошника, а рядом с ней синагога и баня Балабана (сейчас в этом здании находится МУП УВКХ «Водоканалхоз»).

 
Здание бывшей синагоги шляпочников

В квартале ул. Суворова, между ул. Первомайской и Горького, стоит здание бывшей синагоги столяров и плотников. На ул. Котовского, между ул. Московской и Комсомольской, была синагога Талмуд — Тора.

Два здания, в которых некоторое время располагались Хоральные синагоги стоят и сейчас. Это — здание, где сейчас располагается Бендерский городской суд по ул. Пушкина и здание Бендерского дворца детско-юношеского творчества по ул. Калинина[6].

Здание Бендерского городского суда, бывшей Хоральной синагоги в 1922 году и в наши дни

Здание ДДЮТ, бывшей Хоральной синагоги и Банка Мануса

БиблиотекиПравить

Была в городе библиотека, и располагалась она в доме еврея с русской фамилией — Соколова Хаима-Зелика. Это здание и сейчас цело и в нём располагается ГУ «Республиканская картинная галерея им. Лосева». В румынский период библиотеку закрыли, а в её здании разместилась рум. Precepția (налоговая инспекция). Во время Великой Отечественной войны здесь находилась рум. Prefectura Judeţului Tighina (префектура Тигинского уезда).

В советские времена здесь долгое время была городская поликлиника, а уже потом здесь открыли картинную галерею[14].

Бывшая библиотека в доме Соколова Хаима-Зелика:

Напротив теперешнего здания Бендерского историко-краеведческого музея, по ул. Советской, где-то во внутреннем дворе, была старая еврейская библиотека, где можно было найти и читать книги на русском языке, в основном из русской классики[6][14].

ГостиницыПравить

В городе находилось несколько гостиниц, а гостиничным хозяйством заведовали в основном евреи, которые брали в аренду помещения у домовладельцев. В гостинице было примерно 6-12 номеров. Также были и постоялые дворы.

В начале улицы Соборной, на той её части, которая называлась Крепостной, (сейчас это отрезок ул. Советской от Преображенского кафедрального собора до автовокзала), находились постоялые дворы Фишнера и Похиса.

Около стадиона, на Александровской улице, находился постоялый двор Бурдника.

Почти при каждой гостинице были проститутки — это были девушки либо из других городов, либо обманутые девушки из сёл. На бывшей Николаевской улице (при румынах улица Алексей Матеевич, ныне Коммунистическая) и сейчас стоит небольшой полуразвалившийся домик под № 37, в котором когда-то располагался дом терпимости Мани Буторской. Первая комната, при входе, принадлежала хозяйке, а пять остальных были отведены для интимных встреч[6][13].

ПарикмахерскиеПравить

Парикмахерских в Бендерах было много, в основном мужских. Первым мастером по дамским причёскам в Тигине была еврейка Н. Г. Бацура (Будяну). На ул. Харузинской, рядом с домом Кордонского, в котором были кассы «Аэрофлота», был салон Швеха — там были три мужских мастера, один женский и маникюрша.

На ул. Александровской, там, где сейчас край Торгового центра «Пассаж», был небольшой дом с парикмахерской Александра Котляра. Также парикмахерскую держали — Зёма Винарский, Юдка Гуревич[13].

По ул. Пушкинской, между Лазо и Тираспольской, находилась маслобойня Гуревича. На углу Ленина и Кирова была престижная дамская парикмахерская «Сигал»[6].

Учебные заведенияПравить

В городе имелся частный еврейский лицей. Это двухэтажное красивое здание, ранее принадлежавшее гимназии Вере Константиновне Герасименко, приобрела еврейская община, председателем которой был в румынский период адвокат и садовладелец Оскар Савельевич Нутов. Там открыли частный еврейский лицей, директором которой был Цви Шварцман. Ещё в этом здании находился и спортивный клуб «Маккаби». Потом румынские власти закрыли этот лицей, а здание купил еврей коммерсант — Хаим Капуста. Сейчас это здание принадлежит ЗАО «Бендерская обувная фабрика „Данастр“» и находится на углу ул. Московской 21 и Пушкина[6].

Здание бывшего лицея Шварцмана

На углу ул. Комсомольской и ул. Котовского находилось здание Талмуд — Тора.

 
Здание Талмуд-Тора
 
Ученики и учителя Талмуд-Тора, 1937 г.

Недалеко от автовокзала, на ул. Калинина, сохранилось сильно перестроенное здание начальной школы «Русского союза». Учились в ней в основном дети русской и еврейской бедноты, которые составляли большинство на прилегающих улицах.

На улице Комсомольской, занимая почти весь квартал между ул. Суворова и ул. Котовского, и сейчас стоит старинное здание — Дом Бортника, в трёх комнатах которого размещалась шкоала примарэ № 5 (рум. Şcoala Primară nr. 5) — все ученики евреи[6].

Здание бывшей Шкоала примарэ № 5

По улице Ткаченко, рядом с бывшей школой професионалэ (рум. Şcoala Profesională) и индустриальным лицеем (рум. Liceul Industrial) — административный корпус «Судоремонтзавода», стоял дом, где была семилетняя школа. Потом её закрыли, а здание приобрела еврейская община и открыла там ОРТ — Общество ремесленного труда (Общество по распространению ремесленного и земледельческого труда среди евреев), где обучались мальчики слесарному и токарному делу[6].

ПекарниПравить

Пекарни были одной из достопримечательностей города. На ул. Почтовой, примерно там, где сейчас Торговый центр «Виктория» — была большая пекарня Ефима Исаковича Павлоцкого. Она была очень известна в городе из-за богатого ассортимента, отличного качества и большого количества выпекаемых изделий.

Кто-то имел целый магазин по продаже выпечки, а кто-то, как например еврей Кишиневский на Александровской улице, имел в полуподвальчике прилавок прямо у печи.

Совместно держали пекарню Янкель Очаковский и Казацкер на Соборной улице, рядом с музеем. А на ул. Суворова, напротив Синагоги жестянщиков (магазин № 10) пекарню держал Николай Новацкий[6].

АптекиПравить

Между ул. Калинина и Коммунистической была Аптека готовых форм Зингера.

Респектабельно выглядела в городе аптека Иосифа Мульмана, сын которого, Бенедикт Мульман, был архитектором города. Дом этот сохранился до нашего времени и находится на углу улиц Коммунистической и Московской. Вход в аптеку был с угла, сейчас дверь заложена и выделяются только две колонны.[* 2]

Бывшая гостиница «Париж» Хаима Бержюка, а также бывшая аптека Иосифа Мульмана

По ул. Харузинской, примерно там, где сейчас Парикмахерский салон «Парадиз», была аптека Давида Свердлика.

 
На этом месте находилась аптека Давида Свердлика

По ул. Суворова, напротив СДЮШОР-1, хозяином аптеки был Абрам Краснов. После войны это здание сделали двухэтажным, а на втором этаже установили станки коврово-ткацкой фабрики, но перекрытия не выдержали и станки рухнули на первый этаж.

 
Бывшее здание аптеки Абрама Краснова

Также, кроме своей пекарни, аптеку держали Янкель Очаковский и Казацкер, а на ул. Соборной был аптекарский магазин Фельдмана[6].

БольницыПравить

 
Здание бывшей Еврейской больницы 1889 года
 
1914 год
 
Здание бывшего дома приюта и синагоги врачей и фельдшеров

В 1889 году, в Бендерах, на ул. Почтовой, была построена больница местным предпринимателем Ицхоком Нисенбоймом. При ней действовали поликлиника, аптека, дом престарелых на 40 — 50 мест, дом приюта еврейской общины и синагога врачей и фельдшеров.

В здании этой больницы сейчас располагается ГОУ «Бендерский медицинский колледж», а здание бывшего дома приюта и синагоги также сохранилось и находится рядом с колледжем.[* 3]

Здание бывшей еврейской больницы и здание бывшего дома приюта и синагоги врачей и фельдшеров

Здание больницы Мульмана и Здание бывшего еврейского медпункта

Архитектор Бенедикт Мульман построил в Тигине городскую больницу в румынском стиле на углу ул. Пушкина и ул. Кавриаго. В этой больнице лечили только государственных служащих и тех хозяев, которые могли платить медицинскую страховку. Сейчас в этом здании располагается ГУ «Бендерский центр гигиены и эпидемиологии».

 
Больница Мульмана

В середине квартала ул. Московской, между ул. Суворова и ул. Котовского располагался Еврейский медицинский пункт по оказанию медицинской помощи беднякам.

 
Бывший еврейский медпункт

В 1917 году, в Бендерах была открыта еврейская больница для лечения больных туберкулёзом[6].

БаниПравить

В румынский период на Владимирской улице баню держал Стемковский, однако её называли по старинке по фамилии прежнего дореволюционного хозяина Желтановского. Эта баня работает и сейчас, почти в первозданном виде, как МУП «Бендерские городские бани».

 
Баня Балабана

На ул. Сергеевской держал баню еврей Балабан, при которой был обрядовый бассейн — миква. Хозяин имел свои виноградники, поэтому в бане всегда было вкусное вино. Когда умерла его мать Идася, с которой Балабан практически не поддерживал отношения и не помогал ей, то и деньги в еврейскую общину он сразу не дал. Но обычай в общине был строгий — пока богач не даст деньги в кассу общины, его родственника не похоронят по еврейским обрядам — так что пришлось Балабану раскошеливаться на похороны матери. А вообще, еврейской общине он частенько помогал.

 
Баня Стемковского

6 февраля 1949 года Совет Министров СССР принял постановление о выселении с территории Молдавии «бывших помещиков, крупных торговцев, активных пособников немецким оккупантам, лиц, сотрудничавших с немецкими органами полиции, участников профашистских партий и организаций, белогвардейцев, а также семей всех вышеперечисленных категорий».

С 6 по 7 июля 1949 года было выслано примерно 2436 евреев Бессарабии, из них 260 евреев из Бендер. В этом числе был и еврейский коммерсант Балабан, имущество которого было разграблено участниками операции операции «Юг» — представителями райкома партии.

Долгое время, в этом здании бывшей бани Балабана располагалась водолечебница, а сейчас здесь разместился МУП УВКХ «Водоканалхоз»[6].

Здание бывшей бани Стемковского по ул. Дзержинского и Здание бывшей бани Балабана по ул. Котовского:

РынкиПравить

 
Сквер на площади Освобождения — бывшая торговая площадь

Находясь на перекрёстке торговых путей между Россией, Европой и Турцией, город Бендеры и занимался в основном торговлей. Весь центр и прилегающие улицы были тесно набиты магазинами, лавочками, торговыми рядами, складскими помещениями и подвалами, в которых торговали евреи — Хаим Капуста, Бачкуринский, Шмальц, Кордонский, Шмуклер, Мульман, Львовский, Абрамович, Горнштейн, братья Янишевские, Гольдфарб и другие[16].

 
Преображенский собор на бывшей торговой площади

Перед Преображенским собором сейчас разбит сквер и построены три трёхэтажных дома. Ещё до революции здесь начал формироваться торговый центр. Перед собором была небольшая замощённая булыжником площадь. Та часть квартала, где сейчас жилые дома, раньше тоже была застроена двух и полутораэтажными домами.

Посредине — от улицы Лазо и до улицы Ленина — был проезд. Вдоль него располагались два ряда мелких лавочек, в которых торговали всем — от мануфактуры до молочных продуктов и зелени, а назывались они «Зелёными рядами».

Бывшая торговая площадь

Вдоль ул. Калинина тоже торговали чем попало. Вдоль ул. Харузинской стояли лотки, где продавали свежий хлеб, бублики, пряники и разные сладости. Этот квартал напротив Собора отличался хаотичной застройкой, а некоторые дома были похожи на развалины — в них было больше дерева, чем камня. Здесь была сосредоточена основная мелкая торговля — центральный рынок; множество магазинов и лавок. Все они лепились позади церковной ограды. В румынский период (1918—1940) здесь торговали в основном евреи (всем, кроме свинины).

Позади Собора, на всем квартале до ул. Суворова стояли крытые прилавки колбасников, мясников и торговцев молоком и овощами. Все это выглядело очень примитивно и поэтому городской примар (рум. primar) — мэр города) Валентин Валентинович Клеткин решил построить крытый рынок.

Началось строительство рынка в 1936 году, руководил постройкой местный инженер и архитектор Бенедикт Мульман. Средства на постройку выделялись не только из городского бюджета — в основном это были вклады колбасников, кабанников, мясников и пожертвования богачей, которые потом получили там постоянные торговые места.

 
Хала после постройки, 1937 г.

Строительство было окончено в 1937 году — здание стало украшением базарной площади, центром притяжения горожан и приезжих. Румыны для обозначения рынка используют слово «hala» («хала»), что и было написано на фасаде бендерского рынка. Дверные и оконные переплёты были металлическими, а прилавки были из мозаичного бетона. Гнутые трубчатые каркасы над прилавками и позади их позволяли удобно развешивать всю мясную и молочную продукцию. Каждое торговое место имело водопроводный кран и сливную раковину. Асфальтированный покатый пол позволял удобно и быстро убирать помещения. В подвале были большие ледниковые холодильники, а на рыбных местах — ванны для живой рыбы. И всё это в 1937 году! Два одинаковых фасада выходили один на улицу Ленина, другой на ул. Лазо. Два боковых выхода вели на базар. Справа и слева от халы были длинные дома, в которых было множество магазинчиков, мастерских и кондитерских.

 
Хала

Территорию вокруг халы огородили и построили крытые прилавки. Со временем крытый рынок переместился на ул. Лазо, а в хале открыли мебельный магазин. В 70-е гг. это здание снесли, вместо него построили большое здание по ул. Суворова 28, а другой корпус этого здания выходил на ул. Лазо. Изначально, это здание было предназначено для Бендерского городского главпочтамта, а примерно с 2005 года там располагается Супермаркет «Шериф-10», филиал офиса СЗАО «Интерднестрком» по ул. Суворова 28, а также «Центр Связи» СЗАО «Интерднестрком» по Лазо[6][15].

Супермаркет «Шериф-10»

СЗАО «Интерднестрком»

Рыбные торговые ряды были на Комендантской улице — сейчас это место напротив ворот текстильноткацкой фабрики, где располагается Торговый центр «Элит»[17].

 
Базарная площадь, Бендеры, 1938 год

Часть Соборной улицы, что идёт от собора к крепости называли Крепостной — тут тоже была бойкая торговля. В районе, где сейчас находится Автовокзал, был привоз и сенная площадь. Привозили сюда на подводах фрукты, овощи, зерно, фураж, а торговали в основном оптом. Здесь крутились и перекупщики и маклеры и торговки, чтобы сбить цену). Иногда кочевые цыгане разбивали тут свой табор. Иногда приезжала сюда увеселительная компания, так называемый «Тыргу мош» (рум. «Tîrgu moş» — старинный базар). И тогда развлекались тут с утра до вечера — качели, карусели, игровые аттракционы, «Зидул Морций» (рум. «Zidul Morţii» — стена смерти) — катание на мотогонках по стене.

 
Торговый центр «Элит»

Рыночное хозяйство арендовал у примарии (городской администрации) Шмиль Гольденберг, который нанимал базарных контролеров, служащих и рабочих[6].

МагазиныПравить

Там, где музей под открытым небом по ул. Ленина, располагались магазин головных уборов Кацович, мебельный магазин Биленкиса, крупная мужская швейная мастерская Райгородского, Магазин меха и шляпы Минскера, обувной магазин Зисмана, магазин «Меха» братьев Павлоцких, Аптека Кеслера[15].

 
Здание государственной администрации г. Бендеры

На месте, где сейчас располагается здание государственной администрации, чуть ближе к проезжей части — стоял дом. В центре этого дома была часовая мастерская, бакалея Свердлика, магазин женских принадлежностей, кондитерская Риса, лавка колониальных товаров: фисташки, апельсины, лимоны, финики, конфеты, инжир, пряности, шоколад под названием «Regina Maria» (Режина Мария — королева Мария). Также здесь располагались галантерейный магазин Беккера, галантерейный магазин Вайнера, обувной магазин Вейцгендлера, парикмахерская Гуревича, магазин сладостей Бершадского, бакалейный магазин Гильцермана, магазин еврейских колбас Хермангуса, пекарня Павловского, пекарня Фельдмана, бакалейный магазин Кишиневского[15].

Весь квартал Михайловской улицы, от ул. Харузинской до ул. Комендантской, был застроен мелкими лавочками. На углу Михайловской и Комендантской был магазин прекрасной столовой посуды Солтановича. Рядом с ним были лавочки, где продавались: синька, известь, краски, щетки, веники.

Лейзер Свердлик торговал даже водой из водоразборной станции на углу ул. Садовой и ул. Софиевской — 25 румынских бань за ведро.

Бакалейные лавочки держали Мойше Крепостьер, Сруль Гольдфарб, Кеслер и Мумблит. Два брата Марьясисы — Давид и Шабса — торговали тканями для верхней одежды и постельным бельем, также они имели склады с нефтепродуктами. Третий брат Шулим Марьясис держал ресторан. Магазины Марьясисов были самые богатые.

Мануфактурные магазины были у Виктора Франка, Хаима Креймермана, Фишмана, Ейны Янышевского, Фарладанского. Маленький мануфактурный магазинчик имел Чаплик, ещё была мануфактура у Пойвы Авергуна. Возле собора был кожевенный магазин Гильцермана[17].

На квартале улице Лазо (между ул. Советской и ул. Суворова), примерно там, где сейчас располагается кафе «Диминяца», был крупный мануфактурный магазин Чаплика, а рядом крупный мануфактурный магазин Гройсмана. Далее, на углу улиц Советской и Лазо был магазин кожи Эйдельмана.

На Соборной улице, напротив теперешнего краеведческого музея, были хозяйственные магазины. Эти дома стоят и сейчас, только нет посудного магазина Похиса и ещё нескольких магазинов. Братья Гурфель имели тут скобяной магазин, где продавались хомуты, подковы и разные инструменты. Рядом, в доме, где сейчас хлебный магазин, Мотель Коренблат держал магазин сантехники. Коган и Салганик торговали электротоварами и велосипедами. Гробы делал Сосновский. Большинство хозяев жили во дворах своих магазинов[6].

Бывшие еврейские магазины

На ул. Харузинской ювелирный магазин держал Букштейн, а парфюмерный — Зингер.

Недалеко от Халы, сразу за собором, находился рыбный магазин Ливенштейна. А дом, где жил Ливенштейн, и сейчас стоит в Бендерах на ул. Коммунистической 58[6].

Бывший дом Ливенштейна

Ещё одним известным «селёдочником», отдельный мясной магазин с большой вывеской которого находился слева от центрально входа «Халы», был Исаак Маркман.

На углу улиц Харузинской и Николаевской магазин канцтоваров держал Яков Янишевский, а на углу Харузинской и Александровской хозяином книжного мгазины был Овси Шмуклер. Кизнер тоже держал писчебумажный магазин. На Харузинской самый известный писчебумажный и книжный магазин держал еврей Эсриг[15].

На ул. Харузинской, где сейчас располагается Музей под открытым небом, ранее были два больших дома. На углу улиц Харузинской и Соборной был писчебумажный магазин Когана. Далее была аптека готовых форм и хирургических инструментов Нутова. Другой Коган торговал рядом патефонными пластинками и электротоварами, далее шёл обувной магазин «Елегант», владельцами которого были Ицик Цирилис и Ерихим Липец. Рядом братья Павлоцкие торговали мехами. После небольшой арки, через которую можно было проехать во двор дома, было фотоателье Абрама Ройтмана, далее обувной магазин Арона Зисмана. Рядом продавались меха и шляпы Минскера, потом шло швейное ателье Лейбы Райгородского. В узком помещении без окон, со стеклянной дверью, Штипельман печатал на пишущей машинке клиентам тексты[6][15].

 
Музей под открытым небом
 
Ул. Ленина — бывший центр торговли
 
Площадь Освобождения — бывший центр торговли

Далее, в другом большом доме, братья Марьясисы имели мануфактурный магазин «Париж», рядом был мебельный магазин Мотеля Биленксиса. Далее был обувной магазин «Vultur» («Вултур»), а над ним небольшие жилые помещения хозяина Шмаловского. Потом были головные уборы Кацовича, рядом Рудашевский пристроил обувной магазин, к которому примыкало ещё одно фотоателье «Ренессанс» Шафермана и Вайнберга, а заканчивался этот квартал писчебумажным магазином Овси Шмуклера[17].

В квартале «Кумагрешная», недалеко от дома дворян Борзяковых, держал табачную лавку «Regie» Георгий Кауш.[* 4] В лавке продавались и газеты[6].

Очень был популярен у жителей Бендер велосипедный транспорт. Продажей велосипедов занимался Салганик. Было в городе много мастерских по ремонту велосипедов и здесь же можно было взять велосипед напрокат. На углу улиц Харузинской и Александровской, в полуподвальном помощении большого дома,[* 5] была мастерская Якова Лермана. Удовольствие прокатиться напрокат стоило пяти румынских леев в час[6].

Филиал гостиницы «Нистру»

На теперешней улице Ленина, на том месте, где сейчас находится магазин «Апэ Водэ», торговал обувью Вольф Бачкуринский.[* 6]

 
Здесь торговал Бачкуринский

Напротив магазина Бачкуринского обувью торговал Бурда, который во время экономического кризиса 1929—1933 гг. умер от инфаркта прямо в своем магазине.

Был ещё магазин обуви Элика Венцгендлера, который кроме обычной обуви, продавал обувь, которую для него на Пушкинской улице изготавливал мастер Янкель Шпигель. Венцгендлер брал эту обувь, бронзовой краской ставил штамп рижской фирмы «Агир» и с выгодой продавал, как фирменную.

На Харузинской улице держал колбасный магазин еврей Хермангус. Он готовил кошерные мясные изделия для евреев по специальной технологии. По еврейским законам кашрута свинину употреблять в пищу было запрещено, поэтому для своей колбасы он закупал только рогатый скот и птицу. Забивали тогда скотину только на городской бойне, которая находилась за городом и работала три дня в неделю.[* 7] Когда резали скотину для кошерной пищи, на бойню приходил хахам (шойхет), так как по еврейским обычаям только он может резать для них птицу и животных, соблюдая все ритуалы — он большим ножом перерезал горло, чтоб стекала кровь. Задняя часть животного для кошерной пищи не употреблялась. Делал Хермангус также говяжью и гусиную пастрому и различные изделия из баранины. Колбасу заворачивали в пергаментную бумагу и перевязывали шнурком, чтобы удобнее было её нести за ручку.

В предместье Бендер Борисовке торговую лавку держал Мотель Уксусман[17].

На самом въезде в город со стороны Кишинёва были дома Давида Каушанского и Болоцкого, которые специализировались на перепродаже зерна.[* 8][6][15]

МастерскиеПравить

В самом центре, по ул. Александровской располагалась велосипедная мастерская еврея Григория Конштыка. Мастерская эта сгорела во время войны, а дом, в котором жил сам Конштык сохранился до сегодняшнего времени и находится по ул. Калинина 54[17].

Бывший дом Конштыка

Много было в городе так называемых «шкрабников», то есть сапожников, которые занимались починкой обуви. На Николаевской улице это был Цвигун, на Каушанской улице, недалеко от еврейской больницы, обувь чинил Карпинский, был ещё сапожник Бернадский.

Рядом с Дворцом Детского Юношеского Творчества и сейчас стоит дом, где раньше была швейная мастерская Фишеля Ляндверта. Он был почётным председателем еврейской кассы взаимопомощи, которая работала на правах банка. Рядом с Ляндвертом портняжную мастерскую держал Ицко Швехер, а на ул. Харузинской хозяином престижного швейного ателье мужских костюмов был Лейба Райгородский. Колбасные магазины в городе держали многие хозяева — Яков Андреевич Равенский, Ратушный, гуляка и завзятый картёжник Абрам Ливерант.

Недалеко от моста, в самом начале ул. Суворова, жил биндюжник Шая Одесский. Он имел дом, большой двор с конюшнями более чем на 20 лошадей, 5-6 фаэтонов, повозки-площадки для обслуживания магазинов и большие грузовые повозки для перевозки стройматериалов. Также он арендовал землю в с. Хаджимус и выращивал там лук и картофель, а потом все реализовывал оптом в городе. Также, Одесский первым в городе наладил заправку сифонов, а при румынах сифоны в городе были очень популярны[6].

ПроизводствоПравить

По ул. Суворова, напротив того места, где сейчас находятся мастерские Общества слепых, Моисей Ласкин имел пилораму и деревообрабатывающие станки. Также там ещё дробили и мололи соль. Брат Ласкина, Абрам, был зубным техником.

На том месте, где сейчас на набережной находится Памятник «Доблестным борцам за власть Советов», была маслобойня еврея Михаила Диманта. Производили здесь подсолнечное масло, а также варили олифу. Правда её делали незаконно, подпольно, без соблюдения правил и техники безопасности, что и привело в один прекрасный день к пожару, когда сгорела полностью вся маслобойня.

В середине квартала ул. Калинина, между Комсомольской и Московской находилась Пекарня для выпечки пасхальной мацы, а в середине квартала ул. Калинина, между Московской и Ленина был Маленький еврейский банк (касса взаимопомощи).

На ул. Ленина, между улицами Суворова и Котовского была пекарня Маера.

Между улицами Гагарина и Лазо, по ул. Котовского, практически в середине квартала, располагался мыловаренный заводик Левина. На Буковинском переулке (в конце ул. Ленина, не доходя до ул. Ткаченко), была большая мельница братьев Гуревич

На углу улиц Котовского и Лазо, где сейчас располагается Торговый центр «Элит», была Бейт-а-Шкита (кошерная бойня для птиц), а на самой ул. Лазо (все там же, где «Элит») был павильон по продаже кошерного птичьего мяса. Павильон по продаже кошерного мяса находился, примерно, возле собора ближе к ул. Лазо.

В середина квартала улицы Советской, между улицами Ленина и Московской, в районе Краеведческого музея, была мельница крупорушка Беренштейна и Студиновского, а на углу улиц Гагарина и Советской, там, где сейчас располагается Торговый центр «Виктория» — была пекарня Павлоцкого[6].

ТипографииПравить

В городе было несколько типографий. Например, на Николаевской улице, между кинотеатром «Рекорд» и кондитерской Попеску (теперь здесь ресторан «У Татьяны»), была типография Натензона, где кроме бланков печатались и газеты.

В доме Берштейна хозяином типографии был Постан. Также была типография Б. И. Абельмана.

Газеты на русском языке печатались до 1920 года[6].

ВрачиПравить

В середине квартала улицы Советской, между улицами Московской и Комсомольской располагался Дом врача Ритенберга. В середине квартала ул. Московской, между ул. Коммунистичнской и ул. Калинина, был Дом и место работы Рабинера Дербаримдикера[6].

ФотоательеПравить

На улице Харузинской было фотоателье Абрама Ройтмана.

Фотоателье Клячмана «Бомонд» находилось в двухэтажном доме, там, где сейчас находится трёхэтажный Торговый центр «Пассаж». Там был большой с цветными стеклянными витражами балкон-фонарь, выходивший на улицу.

Фотоателье «Ренессанс» Шафермана и Вайнберга находилось на другом квартале Харузинской улицы, примерно, где сейчас центр бывшего «Дома книги».

Были также фотосалоны Кишинёвского, Чернявского, Швеха и Арона Ройтмана[6].

Питейные заведенияПравить

На Крепостной улице корчму держал Герша Клячман — там собиралась все бандиты города.

На углу улиц Суворова и Ленина была корчма-шинок Саицкого (в середине квартала ул. Комсомольской, между ул. Советской и Суворова был большой дом и склад пиломатериалов)[6].

КинотеатрыПравить

Уже в 1914 году в Бендерах были кинотеатры. На углу улиц Харузинской и Николаевской располагался кинотеатр «Рекорд», хозяйкой которого была мадам Гальпер. После Великой Отечественной войны там был открыт клуб «Строитель» — он был и как кинотеатр, и как концертно-танцевальный зал. Переделывать ничего не пришлось — там была и сцена и кинобудка. Примерно в 70 — х годах это здание было снесено, а вместо него сейчас стоит бывший магазин «Дом книги».

На этом месте располагался кинотеатр «Рекорд»

Кинотеатр «Капитол» был почти на месте теперешнего Кинотеатра им. Горького — хозяином его был Львовский, хотя это помещение он арендовывал у Беланова. Кинозал был очень вместительный — на 400 мест. Большой вестибюль с полукруглыми окнами и высокими колоннами выходил прямо на ул. Харузинскую. Рядом стояла гостиница «Петроградская», из стен которой после Великой Отечественной войны сделали летний кинозал. С другой стороны этого кинотеатра стоял ресторан Ботнару и пустырь, где устанавливали цирк шапито на месте снесенного деревянного «Бомонда».

 
Кинотеатр им. Горького

Сам деревянный «Бомонд» — это было круглое старое деревянное здание, а стояла эта развалюха на углу Пушкинской и Харузинской — сейчас на этом месте стоит фонтан возле Кинотеатра им. Горького. Через щели в стенах можно было заглядывать внутрь. Тем не менее, здесь пел Вертинский.

Напротив кинотеатра «Капитол» был бульвар с фонтаном и бюстом Иона Георге Дуки.

 
На этом месте располагался деревянный «Бомонд»

Бульвар этот был разбит в 30-е годы, а до этого там был пустырь, который использовался под сенную площадь. На этом пустыре устанавливался шатёр и балаган Ивана Михайловича Заикина — российского спортсмена (классическая борьба, тяжелая атлетика), авиатора, чемпиона России по тяжелой атлетике (1904 г.), борца-профессионала. В 1936 году здесь построили огороженный высокой сеткой теннисный корт (который и сейчас стоит). В центре установили фонтан, по краям которого сидели четыре железные лягушки, отлитые по макетам Артёма Секача — у них изо рта били струи воды[21].

Были на бульваре деревянная беседка для духового оркестра и каменный киоск. При румынах здесь играл оркестр полка «Зече вынэтор» (рум. «Zece vînător» — дословно «Десять охотников»).

После войны фонтан в парке был видоизменен. Ему были возвращены ранее убранные, но сохранившиеся две лягушки, а две сделали из бетона и установили по краям. В центре фонтана, на возвышении, поставили мальчика, обнимающего лебедя, из клюва которого била ещё одна струя воды. Потом на этом месте построили новый фонтан — мощный, лягушки стали не нужны, их убрали — две железные сейчас находятся на фонтане возле Музея под открытым небом, а две бетонные были разбиты.

Здесь всегда были памятники, правда, при смене власти в городе, они часто менялись. То это были бюсты премьер-министров Румынии — бюст (Иона Георге Дуки), который с приходом советской власти сменила стела. В годы войны румынские власти, вместо стелы, соорудили здесь помпезный памятник румыно-германскому союзу. Сейчас здесь стоит памятник В. И. Ленину, который тоже неоднократно менял свой внешний вид. После войны, сквер получил название Ленинского комсомола, а площадку вокруг фонтана заасфальтировали и на ней устраивались танцы.

Киносеансов так таковых не было, непрерывно крутили один или два фильма подряд.

Сразу же после освобождения города во время Великой Отечественной войны, немецкие военнопленные начали ремонт старого кинотеатра «Капитол», но его ветхое состояние уже не позволяло долго эксплуатировать это здание. Акт обследования постройки от 1945 года давал гарантию только на пять лет. Республиканская комиссия, ознакомившись с состоянием кинотеатра в 1955 году, вынесла решение о его сносе. Оказалось, что даже перекрытия потолка в зрительном зале были из камыша[13].

В 1956 году, по проекту заслуженного архитектора МССР В. П. Меднека, был построен новый кинотеатр им. Горького[6].

На это месте располагался кинотеатр «Капитол» и летний кинозал

АудиторияПравить

 
Аудитория

Здание Аудитории в Бендерах было построено в 1902 году.

Во время Первой мировой войны в Аудитории располагался лазарет, которым заведовала Анна Леоновна Борзякова. Во время своего посещения Бендер, 9 мая 1916 года, Император Всероссийский Николай II в сопровождении семьи, генерала Брусилова и др. провёл смотр войск и посетил лазарет[22].

Анна Леоновна рассказывала внучке, что Николай II посетил лазарет, а потом интересовался, как его содержат, разговаривал с ранеными. Ей запомнился эпизод, когда один из солдат, обратившись к царю, назвал его генералом. Тот поправил: до этого чина ещё не дослужился, пока полковник. Кстати, царица и четыре царевны во время войны были сёстрами милосердия и ухаживали за ранеными. Николай уже собирался покинуть лазарет, когда его внимание привлёк лежащий на столе чистый лист бумаги, а рядом чернильница и ручка. Сообразив, что это приготовлено для него, император расписался первым, потом предложил ручку членам своей семьи. Нина Михайловна помнит, что на этом листе в два ряда стояли автографы императора, императрицы, наследника и четырёх царевен[22].

 
Аудитория 1910 год

Во время нахождения Бендер в составе Румынии в Аудитории был очаг русской и украинской культуры. Здесь пели Александр Вертинский и Пётр Лещенко, Юрий Морфесси и Вадим Козин. Летом 1931 года здесь гастролировал известный в Европе театр миниатюр «Бонзо» А. Вернера.

 
Николай II в Бендерах

В Аудитории ставились различные театральные постановки, спектакли, оперетты. Но не только любительские спектакли ставились на сцене Аудитории. В 1928 году здесь с гастролями побывала Пражская труппа московского МХАТа, давала здесь спектакли русская труппа кишинёвского театра под руководством В. М. Вронского. Здесь постоянно давал гастроли Санкт-Петербургский Мариинский театр, пела первая народная артистка Украины Марья Заньковецкая.

 
Здание Аудитории в аварийном состоянии, 2011 год

По случаю встреч Нового года в Аудитории обязательно бывали бал-маскарады. Во время таких балов вдоль стен зала стояли столики, а железнодорожники на свои балы привозили вино бочками.

 
После здания Аудитории идет пристроенная к ней проходная, а за ней здание художественного училища

Встреча Нового года не была связана с религиозными ритуалами, поэтому отмечали его и евреи и христиане. Делали запасы продуктов и вина. Пили в основном марочные вина, которые покупали у Гейдериха, Бермана или Хаима Левита. Эти производители вин были очень богатыми людьми, имели свои виноградники, изготовляли вина из отборных сортов винограда. На Песах (ивр. פֶּסַח) они делали кошерное вино — чистое, допускаемое к питью еврейским законом.

 
Пристроенная к Аудитории проходная бывшего цеха кокономотального производства

В новогоднюю ночь устраивали различные развлечения, гуляния и, конечно, благотворительные балы, выручка от которых шла в помощь неимущим и старикам. Еврейская община старалась оказать помощь бедной невесте, выходившей замуж, или какой-то семье, попавшей в беду. Такие балы проводились в одном из трёх зданий — в Аудитории или в громадном зале дома богача Гольдфарба высотой с двухэтажное здание, или в большом зале частной еврейской гимназии Шварцмана. И если за аренду Аудитории надо было платить, то Шварцман и Гольдфарб денег с евреев не брали. В советские времена традиция благотворительности была забыта[6].

 
Здание, пристроенное к Аудитории — сейчас здесь располагается ГОУ СПО «Бендерское художественное училище»

Аудитория была популярна в румынский период. Вокруг здания тогда были хорошие места для гуляний и отдыха — позади был небольшой садик и беседка для отдыха актёров и служащих. Вдоль ул. Александровской (в румынский период — Alexandru cel Bun (Александру чел Бун — Александр I Добрый), с 1949 года — Калинина) тянулся сад, огороженный кустами сирени и жасмина. В этом саду до революции устраивались сельскохозяйственные выставки. При румынах выставки ещё некоторое время продолжались, а потом всё прекратилось.

 
Здание бывшей Аудитории (вид сбоку)
 
Ещё один вид сбоку

Здание Городской Аудитории было основательно разрушено во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — оно сгорело и остались только стены. В 1952 году его отремонтировали и открыли тут первое крупное послевоенное предприятие — шелкомотальную фабрику под руководством Н. В. Гурина.

После ремонта Аудитория выглядела почти также, как на фото после её первоначальной постройки, хотя внутри находилось кокономотальное производство. Даже пристроенные к ней помещения столовой и проходной выглядят как единое целое. Контуры фасада котельной и даже склада перекликаются с фасадом Аудитории.

Примерно с 1994 года эти помещения были отданы Бендерскому теоретическому лицею № 1 для обучения юных художников и скульпторов. А сейчас здесь располагается ГОУ СПО «Бендерское художественное училище».

 
Здание бывшей Аудитории (вид сзади)

Современное здание Аудитории представляет собой большую историческую, культурную и художественно — архитектурную ценность, это памятник истории, культуры и уникальной архитектуры середины — конца XIX века, имеет статус памятника истории и архитектуры[15]. Однако, несмотря на это, здание самой Аудитории в настоящее время находится в аварийном состоянии[13].

Парк ГорькогоПравить

На одной улице с Аудиторией, в следующем квартале, располагался бульвар, который сейчас называется «Парк имени Горького». В позапрошлом веке этот парк (бульвар) был намного меньше теперешнего, однако полюбился горожанам ещё с тех времен. Был разбит он среди самых престижных улиц города — Владимирской, Пушкинской и Константиновской — на этих улицах жила вся городская знать и интеллигенция.

Сначала парк был маленький — занимал квартал от ул. Пушкина до ул. Кирова. Был в парке Дом дворянского собрания и ресторан при нём. Рядом размещался летний театр с деревянной «раковиной» над сценой для артистов и оркестра. Здание снесли, а «раковина» и танцплощадка сохранились до сих пор[15].

Второе рождение парка было при примаре Эммануиле Кумпане в 30-е годы — парк расширили от Константиновской до Николаевской, а футбольное поле, ранее располагавшееся на территории бульвара, перенесли на то место, где сейчас находится стадион «Динамо».

Третье рождение парка было уже после войны, в 1949 году — тогда он и получил название Парк им. Горького[15].

Горожане любили прогуливаться в этом красивом уголке города[6].

Анна ЛеоновнаПравить

 
Бывший дом кооператива «Объединение»

Пользовалась большим уважением у евреев города Бендер Анна Леоновна Борзякова (урождённая Шанцер, австрийка, сестра известного революционера Виргилия Шанцера-Марата).[* 9] Во время Первой мировой войны она заведовала лазаретом, который был в здании Аудитории, а в румынский период эта замечательная женщина, настоящая подвижница, вместе с зятем Михаилом Фёдоровичем Карасёвым[26][* 10] создала кооператив (потребительское общество) «Объединение», в котором продукты были намного дешевле, чем в частных магазинах. Это было большое дело для горожан[6][13][22][38].

Дом № 56 на Александровской улице (ныне Калинина), в котором был кооператив «Объединение» сохранился[39].

КумагрешнаяПравить

В городе был один очень интересный район, где жили вперемежку не только горожане разного достатка и вероисповедания, но и их дома стояли как попало в переулках, маленьких улочках и тупиках. Только Береговых переулков было восемь. Местные жители называли этот район Кумае…кой (Кумагрешной). Условно, к этому району относились: Буковинский переулок (где сейчас набережная и Речной вокзал), от улицы Котовского до Днестра, и от моста до ул. Гагарина. Жили здесь от помещиков до нищих, биндюжники и сапожники, портные и колбасники, булочники и рыбаки, плотники и даже интеллигенция. Почти все семьи, жившие здесь, были многодетные.

Здесь была и Еврейская больница с приютом, домом престарелых и синагогой, маслобойня Диаманта, мельница Шенфельда. Жили здесь портняжные мастера Лев Сигал и Мельхиор, которые шили простые вещи, лавочник Георгий Кауш, бубличник Элик Кишинёвский.

У дома дворян Борзяковых на улице Мэрэшешть (ул. Ткаченко; там, где сейчас гостиница «Нистру») был кусочек мощёного кирпичного тротуара, куда по выходным приходили парни, игравшие на струнных инструментах, и устраивались танцы[6][40].

КоммерсантыПравить

 
Манус Игнатий Порфирьевич

Очень известным банкиром в Российской империи был еврей Игнац Иосифович Манус. Родился он в 1860 году в городе Бендеры в еврейской семье. Отец его был Иосеф (Иосиф) Манус, врач.

Игнац Манус окончил гимназию в Одессе, так как в Бендерах имелось только уездное реальное училище. Затем крестился и изменил имя и отчество на Игнатий Порфирьевич. Состоял в браке с Кларой Абрамовной Манус.

Работал агентом по финансовой части в правлении Самаро-Оренбургской железной дороги, мелким газетным репортером. В начале 1900 гг., занимаясь спекуляциями на бирже, приобрёл значительное состояние. При содействии Г. Е. Распутина, которому предоставлял значительные финансовые средства, получил чин Действительного статского советника. Был директором правления товарищества Санкт-Петербургского вагоностроительного завода, председателем правления транспортного и страхового общества, ведущим акционером ряда петербургских коммерческих банков.

Оказывал Манус услуги и царскому двору, а сын этого семейства ворочал капиталами в Бендерах. «Банк Мануса» был построен в Бендерах до Октябрьской революции на углу Александровской улицы. Одно время в этом здании был банк, затем хоральная синагога, в румынский период здесь был трибунал, затем коммерческий лицей, а сейчас в этом здании располагается «Дворец Пионеров — Дворец Детского Юношеского Творчества».

4 июля 1918 г. Манус был арестован большевиками в собственном доме по приказу представителя ВЧК СНК РСФСР Г. И. Бокия и помещен в Дом предварительного заключения на ул. Шпалерной 25. 30 октября 1918 г. приговорён к расстрелу с конфискацией всего имущества «за предложение взятки комиссару дома предварительного заключения, за содействие по освобождению его из-под ареста и за предложение взяток другим служащим дома заключения за разные услуги, за отрицательное отношение к советскому строю, его стремление при помощи денег развратить честных коммунистов».

Сами Манусы жили в собственном доме на ул. Харузинской, в центре квартала между Николаевской и Константиновской, держали квартирантов — уездного врача Щербанеску и следователя Данилевича.

 
Здание «Банка Мануса» в 1918 г.

В 1941 году, когда в город вошли румынские и немецкие войска, началось преследование и истребление евреев. Стариков Манусов вместе с остальными жителями еврейской национальности погнали в сторону предместья — Борисовки. Из-за того, что идти они не могли, их везли на ручной повозке. Немцы расстреляли всех[41]...

 
Здание бывшего «Банка Мануса» в наши дни

Жил в городе один из самых богатых коммерсантов — еврей Хаим Капуста, который единственный вёл торговлю фруктами со многими странами Европы. Скупал он урожай с деревьев соседних сёл — Кицкан, Копанки, Леонтьево и др. Занимался он и борьбой с вредителями садовых деревьев. После сбора урожая и сортировки — каждый плод упаковывали в бумагу, а работали упаковщики в перчатках. Все должно было быть высшим сортом, а из второго сорта варили повидло.

Торговал Хаим Капуста даже с Палестиной, где он имел собственные плантации, откуда привозились цитрусовые. Имел Капуста также магазины в Бухаресте и Кишинёве.

 
Бывший дом коммерсанта Хаима Капусты

Для зимнего хранения фруктов Капуста арендовывал большинство подвальных помещений в городе. Приказчиком у него работал Хаим Гершевич Кипершмит. Зимой и даже ранней весной к нему приезжали купцы из-за границы — чехи, поляки, румыны, немцы, и всегда были довольны покупками свежих фруктов, в основном яблок.

 
Бывший дом Хаима Капусты

Еврейской общине Капуста, естественно, помогал деньгами. Также много денег он выделял на строительство дороги из Кицкан, а платил он своим рабочим намного больше, чем другие хозяева в городе.

Дочь его — Бэла была замужем за Владимиром Шмальцем.

В 1940 году, по договору СССР с Румынией, Бессарабия отошла к СССР, поэтому из Бендер, бросая все имущество и дома, стали уезжать почти все богатые люди. Хаим Капуста тоже покинул Бендеры.

 
Бывший дом Хаима Горштейна

По ул. Коммунистической и сейчас стоят бывшие дома коммерсантов: Капусты, Абрамовича, Горштейна, братьев Янишевских.

 
Бывший дом Элика Абрамовича

В доме коммерсанта Хаима Горштейна с августа по октябрь 1941 года была ставка генерала Антонеску, туда же приезжал и король Румынии Михай I.

 
Бывший дом коммерсанта Абрамовича

В Тигине проживал ещё один коммерсант — Григорий Шмальц, который был владельцем крупной слесарно-токарной мастерской. При ней ещё была литейка, где отливались различные изделия из бронзы.

 
Дом братьев Янишевских

Шикарный дом Шмальца и сейчас стоит на углу улиц Московской и Калинина, правда, двухэтажка по ул. Калинина была пристроена уже после войны. В полуподвальных помещениях этого дома и располагались мастерские.

 
Бывший дом Василия Соколова

После войны, в этом доме долгое время было Управление молдавского речного пароходства, а сейчас в этом здании располагается ГУ «Модельный центр занятости населения г. Бендеры» и Бендерское городское управление экологического контроля.

Жизнь Шмальца закончилась трагически в 1940 году, с приходом советской власти. Шмальц знал, что НКВД первым делом подвергало репрессиям хозяев, которые использовали наёмный труд. Когда его вызвали в НКВД (здание этого учреждения находилось на ул. Советской, в бывшем доме еврея Фукса), нервы Шмальца не выдержали, и он умер на ступеньках крыльца от сердечного приступа[42].

Бывший дом коммерсанта Шмальца

На углу улиц Советской и Комсомольской стоит одноэтажный дом, который в румынский период принадлежал коммерсанту Марку Зипштейну (одно время был румынским сенатором). Двухэтажное здание старой почты, находившееся рядом по ул. Советской, и разрушенное примерно в 2003 году, также принадлежало Зипштейну. Первый этаж Использовался «Банком Бессарабия», а на втором были начальные классы коммерческого училища.

Нередко предприниматели вели совместные дела. В ассоциации объединялись несколько хозяев, например, содружество Григория Шмальца, Маланко, Михайлова и Доброго позволяло им расширять производство — на мельницах, лесопилках, маслобойнях и слесарных мастерских. Гольденфельд и Бланк держали пивзавод и мельницу, Димант и Валовец из Каушан имели маслобойни и мельницы. Мельницы также имели Шенфельд и Секач, который кроме этого заведовал ещё городским водопроводом. Братья Гуревич имели маслобойню и мельницу.

В коммерсантах числились также Кордонский, Финкельштейн, Яков Владимирович Имас, Пейсах Зайчик, а кроме Хаима Капусты, крупным коммерсантом по торговле фруктами был Фукс. После Великой Отечественной войны начали восстанавливать город Бендеры. Стали оборудовать хлебный завод — в него вошли несколько домов на углу Московской и Советской, хозяевами которых до войны были евреи предприниматели — Фукс, Левит, Имас. Здание так мастерски было отделано, что казалось единой постройкой, однако в центральной части сохранившихся домов выделяется двухэтажный дом Фукса (где раньше располагалось НКВД).

Дома Имаса, Фукса и Левита, как общее здание бывшего хлебного завода

Румынский языкПравить

Румынские власти, на протяжении 22 лет пытались «румынизировать» Бессарабию. Заставляли менять фамилии на румынские, запрещали говорить по-русски, а в городе везде висели таблички «Vorbiţ numai româneşte» («Ворбиць нумай ромынеште») — говорите только по-румынски. В 1938 году, из-за незнания румынского языка стали увольнять евреев из примарии (городской администрации). Лишились своих рабочих мест инженеры техотдела примарии — Н. Лезерман и Р. Кишиневский, служащая отдела Е. Етлис. Уволили из технической службы электро и водопроводных сетей Д. Шварцберга, также лишился места кассир бойни И. Бендерский[6].

Депортации и ХолокостПравить

Жители города Бендеры еврейской национальности в середине XX века были подвергнуты двум советским депортациям и нацистскому Холокосту. Советская власть репрессировала «буржуев», «кулаков», «врагов народа» независимо от национальности. Немцы и румыны уничтожали евреев.

Первая депортация началась за неделю до начала войны, и продолжалась с небольшими перерывами до начала июля 1941-го, то есть до прихода в Молдавию румынских и германских войск. Немецко-румынское истребление евреев было в августе — сентябре 1941 года. Вторая советская депортация: основная 6-7 июля 1949 года, есть данные, что высылки окончательно завершились только 1 апреля 1951 года[43].

Депортация 13 июня 1941 года

23 августа 1939 года был подписан пакт Молотова-Риббентропа — договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. В секретном дополнительном протоколе к этому договору разграничивались сферы влияния в Восточной Европе и, в частности, подчёркивался интерес СССР к Бессарабии.

В ходе Бессарабской операции, 28 июня 1940 года, территория Бессарабии вошла в состав СССР. 2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики. В её состав вошли 6 районов бывшей Молдавской АССР и 6 уездов Бессарабской губернии включая Бендерский. С этого времени начались репрессии[44].

Первая депортация началась в Молдавии (с Черновицкой и Измаильской областями УССР) — в ночь с 12 на 13 июня 1941 года. В соответствии с «Директивой НКВД СССР о выселении социально-чуждого элемента из республик Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии и Молдавии», в 1941 г. выселению подлежали следующие категории лиц:

1) участники контрреволюционных партий и антисоветских националистических организаций; 2) бывшие жандармы, охранники, руководящий состав полиции, тюрем, а также рядовые полицейские и тюремщики при наличии компрометирующих документов; 3) помещики, крупные торговцы, фабриканты и чиновники буржуазных государственных аппаратов; 4) бывшие офицеры и белогвардейцы, в том числе офицеры царской армии и офицеры, служившие в территориальных корпусах Красной Армии (образованных из частей и соединений бывших национальных армий независимых государств Литвы, Латвии и Эстонии после их включения в состав СССР); 5) уголовники; 6) проститутки, зарегистрированные в полиции и продолжающие заниматься прежней деятельностью; 7) члены семей лиц, учтённых по пунктам 1-4; 8) члены семей участников контрреволюционных националистических организаций, главы которых осуждены к высшей мере наказания (ВМН) либо скрываются и перешли на нелегальное положение; 9) бежавшие из бывшей Польши и отказавшиеся принимать советское гражданство; 10) лица, прибывшие из Германии в порядке репатриации, а также немцы, зарегистрированные на выезд и отказывающиеся выехать в Германию.

Взятые согласно этим пунктам с территории Молдавской СССР, а также Черновицкой и Измаильской областей УССР, «главы семей» были заключены в лагеря ГУЛаг, «члены семей» высланы в Казахскую ССР, Коми АССР, Красноярский край, Омскую и Новосибирскую области.

Всего из Молдавии, в 1941 году, было депортировано 30 389 человек. Многие из них погибли — прежде всего «главы семей», попавшие в лагеря.

Холокост

С началом войны не все евреи успели бежать, не все считали это нужным.

21 июля 1941 года Бендеры заняли немецкие и румынские войска. Сразу же было создано гетто. 31 августа 1941 года, в Бендерах, Германия и Румыния подписали соглашение о депортации евреев в концентрационные лагеря Транснистрии.

В переулке у судоремонтных мастерских было расстреляно и сброшено в воду 300 человек. Это как раз неподалеку от нынешнего мемориала. Во рву Бендерской крепости казнили ещё 700 евреев. Потом этот ров прозвали «Бендерским Бабьим яром». Там теперь установлена мемориальная плита. В противотанковом рву у еврейского кладбища, в предместье «Кавказ» расстались с жизнью ещё 1000 человек. Остальные жители города еврейской нвциональности были депортированы в лагеря Транснистрии.

В Бендерах до войны проживало около 12 тысяч евреев, в 1942-м осталось в живых всего несколько человек, а в 1943 году проживало только два еврея.

Ещё в 1966 году группа бендерчан, приехавших из Израиля, обратилась в Бендерский горсовет с просьбой установить памятник жертвам Холокоста. Уже был готов проект, но не было денег для его осуществления, а от администрации последовал отказ. Но пришли иные времена, и в 2002 году появился памятник благодаря усилиям бывшего директора «Хэсэд Иосиф» Владимира Борисовича Гурьева, ему активно помогали директор ППЕА «Сохнут» в Молдове Владимир Юрьевич Игельник и директор СДЮСШОР борьбы им. Г. Баданова Иосиф Абрамович Герис. Подопечный благотворительного центра «Хэсэд Иосиф» Александр Лейбович выиграл конкурс на лучший проект, который воплотили в камне главный архитектор Тирасполя Александр Нарольский и скульптор Михаил Соловей. Председатель Бендерской еврейской общины Юрий Менделевич Гринфельд материально обеспечил осуществление проекта. Для памятника был выбран чёрный гранит, словно окропленный кровью.

 
Памятник жертвам Холокоста в Бендерах

Открытие обелиска проходило 23 июня 2002 года в парке «Октябрьский» (ул. Ткаченко) очень торжественно. В память расстрелянных, чьи тела были сброшены в Днестр, на воду легли венки из цветов[45][46].

См.: Памятник жертвам Холокоста (Бендеры).

Вторая советская депортация
Основная статья: Операция «Юг»

Многих, оставшихся в живых, евреев, возвратившихся после войны в свои дома, ждала новая волна репрессий.

Уже с 1944 года в республиках проводилось выявление и ликвидация «вражеских элементов». В «Справке о количестве учтенного в Молдавской ССР кулацкого и другого враждебного элемента», подписанной министром госбезопасности Молдавии Мордовцом 17 февраля 1944 года, числилось 40 854 «кулаков», «бывших помещиков и членов политпартий», «руководителей и активных проводников нелегальных сект» и т. д. и членов их семей. Руководители Молдавии, желая отличиться перед Москвой, демонстрировали свою активность и требовали высылки этого «элемента»[29].

3 декабря 1948 г. министр государственной безопасности республики И. Мордовец докладывал своему шефу в Москве В. С. Абакумову:

В связи с проведением коллективизации и ограничения кулацких хозяйств при организации колхозов Центральный Комитет КП(б) Молдавии намерен поставить вопрос перед Центральным Комитетом ВКП(б) о разрешении выселить с территории Молдавской ССР 8 000 кулацкого и другого контрреволюционного националистического элемента. По этому поводу секретарь ЦК КП(б) якобы имел предварительную договоренность в ЦК ВКП(б). Докладывая Вам об этом, считаю, со своей стороны, что проведение этого мероприятия вызывается необходимостью по нижеследующим причинам:

1. Только по предварительным данным в республике учтено кулацкого и другого контрреволюционного элементов глав семей — 9 259, а всего с членами семей — 33 640 человек.

2. В данный момент при организации колхозов кулацкие хозяйства в колхоз не принимаются, а там, где они были приняты в колхоз, исключаются. За последнее время отмечены случаи:

— распродажи кулаками своего хозяйства и выезда за пределы республики;

— группирования кулаков, исключенных из колхозов;

— попытки, а в отдельных случаях уход за границу.

3. Только за 1948 г. было попыток к террору и террористических проявлений — 13, совершено террористических актов над советско-партийным активом — 4, диверсионных проявлений 15[29].

Вскоре вопрос о проведении депортации из Молдавии был решён. 6 февраля 1949 года Совет Министров СССР принял постановление о выселении с территории Молдавии «бывших помещиков, крупных торговцев, активных пособников немецким оккупантам, лиц, сотрудничавших с немецкими органами полиции, участников профашистских партий и организаций, белогвардейцев, а также семей вышеперечисленных категорий». Спецоперация получила название — «Юг»[29].

Для перевозки депортируемых из сёл до железнодорожных станций было собрано несколько тысяч машин. Чтобы не вызывать тревоги у населения, Совет Министров республики принял специальное постановление, в котором объявлялось о мобилизации грузового транспорта для вывозки зерна.

Операция «Юг» началась в 2 часа ночи 6 июля и закончилась в 8 часов вечера 7 июля 1949 года. Её проведение обеспечивали, судя по докладу, 4 496 человек оперативного состава, в том числе 484 оперработника органов МГБ Молдавской ССР и 4 012 прикомандированных из других республик и областей СССР. Кроме них, в операции участвовали 13 774 солдат и офицеров войск МГБ и 24 705 человек советско-партийного актива[29].

Первоначально из Молдавии предполагалось выселить 11 280 семей (40 850 человек). Однако в процессе подготовки к операции МГБ Молдавской ССР подготовило дела на выселение 12 860 семей, в числе которых примерно 2436 евреев, из них 260 евреев из Бендер. Выселены были в Южно-Казахстанскую, Джамбульскую и Актюбинскую области Казахской ССР, а также Алтайский край, Курганскую, Тюменскую и Томскую области РСФСР[29][47][48][49].

Учёный БергПравить

Основная статья: Берг, Лев Семёнович
 
Л. С. Берг — 1898 год
 
Л. С. Берг
 
Берг с детьми: слева — Симон (1911), на коленях — Рая (1913), 1916 год
 
Дом Берга по ул. Московской 47.
 
Дом Берга (вход)
 
Памятная табличка на доме Берга
 
Дочь Берга Раиса Львовна Кирпичникова

Город Бендеры — родина русского советского учёного-энциклопедиста, физико-географа и биолога, заслуженного деятеля науки РСФСР, академика Льва Семеновича Берга. В 1959 году, в Бендеры приезжала вдова покойного учёного, Мария Михайловна Иванова. Она нашла и указала городским властям дом, где родился Берг. Тогда же и появилась мемориальная доска на доме, который находится на ул. Московской[50].[* 11]

28 февраля 1996 года, в г. Бендеры, одна из улиц микрорайона города — Борисовки — была названа именем Берга[38].

22 февраля 2005 года, Министерством юстиции ПМР, в городе Бендеры был зарегистрирован Общественный Образовательный Фонд им. Академика Л. С. Берга, учредителями которого выступили представители общественных социально-экологических организаций, лидеры общественных инициативных групп образовательных и научно-исследовательских организаций, представители бизнеса г. Бендер[55].

Администрация и жители города изъявили желание организовать музей в доме Берга, однако в данном доме проживают две семьи, которым, для этого, необходимо предоставить другое жильё. Поэтому, на данный момент, вопрос о создании музея им. Берга остаётся нерешённым[56][57].

Известные представители общиныПравить

Родившиеся в Бендерах
Бендерчане

Источники и примечанияПравить

Примечания
  1. Внук венского раввина Шимшона Вертгейма[14].
  2. Этот дом был построен ещё в XIX веке Андреем Ивановичем Соколовым, и располагалась в нём гостиница «Париж», а арендатором её был еврей Хаим Бержюк. После смерти Соколова оказалось, что этот дом, где была гостиница, надо продать, чтобы вернуть чужие долги, так как при жизни он многим давал поручительство под свою недвижимость. Так и стал Мульман хозяином этого дома, открыв в нём аптеку[6].
  3. На протяжении десятилетий существования этого здания, администрация города пыталась закрыть надпись на иврите «Еврейская больница». Табличка, находящаяся над входом, постоянно закрашивалась, но буквы все-равно проступали. Директор медицинского колледжа принял решение оставить только год открытия больницы, а надпись была несколько раз закрашена чёрной краской, и во избежание повторного проступления букв надписи, на неё была прикреплена другая табличка «Добро пожаловать»[6].
  4. Кауш Георгий — обрусевший молдаванин болгарского происхождения (село Карталы), из нижних чинов духовенства, в Первую мировую фельдфебель, награждён Георгиевским крестом 4-й ст.; репрессирован вместе с женой, сыном и дочерью 13 июня 1941 года, погиб в СвердЛаге в 1942 году. Сын, Михаил, из сибирской ссылки был взят в трудармию, после войны вернулся в Бендеры и работал учителем. Дочь, Клавдия, окончила в Бендерах гимназию, до высылки работала машинисткой в суде, была сослана в Омскую область. В ссылке работала машинисткой, в 1943 г. вышла замуж за Алексея Михайловича Карасёва (внук Анны Леоновны Борзяковой, они тоже были высланы из Бендер)[18], сбежала с мужем (с ними была и Анна Леоновна — осталась у сына в Москве) из ссылки в 1946 году, сначала в Кишинёв, в 1949-м в ст. Северскую на Кубань, работала главным зоотехником района, окончила заочно сельхозинститут, была награждена орденом «Знак Почёта», всю жизнь находилась во всесоюзном розыске; сын Владимир (1947-1981), работал инженером в Краснодаре. См.: Карасёвы[19][20].
  5. В настоящее время филиал гостиницы «Нистру».
  6. Своих детей, Арона и Любу, Вольф Бачкуринский отправил учиться в Париж — так поступали тогда многие зажиточные евреи, — носил на почту денежные переводы для них. Но они не вернулись из Франции, даже когда началась война. Вступили в Сопротивление, были арестованы и сожжены в Освенциме. Впоследствии французское правительство высоко оценило заслуги брата и сестры Бачкуринских. В 1949 г. Вольф Бачкуринский был парализованный прикован к постели, а в этом году последний раз высылали бывших богачей из Бессарабии. В дом Вольфа явились люди в форме и дали ему, его жене и младшему сыну Сёме 30 минут на сборы. Никакие доводы сына Бачкуринского — Володи, о том, что старшие дети, Арон и Люба, были казнены фашистами, при сопротивлении в Париже, что они в числе всего десяти граждан СССР были удостоены звания Героев французского Сопротивления — не остановили выселение. Бачкуринского отнесли на носилках в вагон и вывезли в Тюмень. До места назначения он не доехал — скончался в пути[17].
  7. С 1944 года на этом месте находится ЗАО «Бендерский мясокомбинат».
  8. Болоцкого убила его дочь[6].
  9. Жена Сергея Фёдоровича Борзякова, полковника, стоявшего в Бендерах до войны 55-го Подольского полка;[22][23][24][25] русский дворянин малороссийского происхождения, вероятно из полтавских дворян, участник Русско-японской войны, кавалер ордена Св. Владимира 4-й ст.
  10. Михаил Фёдорович Карасёв (1886—1941), из дворян, казак Багаевской станицы. Окончил Донской кадетский корпус и Константиновское артиллерийское училище. С августа 1909 до начала Первой мировой войны служил в Бендерах в 1-й Донской казачьей батарее[27][28][29][30][31][32]. Боевой офицер, был тяжего ранен на фронте[33]. В Донской армии начальник Новочеркасских артиллерийских мастерских, войсковой старшина[34]. При отступлении частей Донской армии в Новороссийск захвачен в плен красными, заключён в Кожуховский лагерь под Москвой[35]. Сбежал из лагеря, зимой 1920-21 г., забрав в Новочеркасске детей (Алексея и Нину[22]), перешёл румынскую границу в районе села Гура-Быкулуй[36]. Проживал в Бендерах (Румыния) в доме тестя, Борзякова Сергея Фёдоровича[19], работал плотником, арендовал сады, участвовал в деятельности потребительского общества «Объединение», получил пенсию от румынского правительства как инвалид Первой мировой войны. Во время массовой высылки населения из Бессарабии 13 июня 1941 года арестован как белый офицер, заключён в СвердЛаг, в том же году погиб[20][22][29][37].
  11. Берг родился 14 марта 1876 года в Бендерах, в еврейской семье нотариуса Симона Григорьевича Берга (умер 1 января 1898 года) и домохозяйки Клары Львовны Бернштейн-Коган. Была у него ещё родная сестра Мария (убита в 41-м, во время массового истребления евреев), которая была замужем за аптекарем Григорием Моисеевичем Райхом (умер в 1937) и проживала с семьей в Мелитополе. В 1894 году Берг, после окончания 2-й кишинёвской гимназии тайно крестился в лютеранство, после чего поменял себе отчество с Симонович на Семёнович. В том же 1894 году Берг поступил в Московский университет на естественное отделение физико-математического факультета, которое окончил в 1898 году. Первой женой Берга была Паулина Адольфовна Катловкер (27 марта 1881 — 1943), которая была дочерью сорокского еврея Авраама (Адольфа) Наумовича Катловкер (1844—1907), светского члена 5-й сессии Раввинской комиссии при Министерстве внутренних дел Российской империи в 1893—1894 годах, казённого раввина Кишинёва и почётного гражданина, и родной сестрой Бенедикта Авраамовича (Адольфовича) Катловкер. Они заключили брак в 1911 году, а развелись в 1913 году. Имели двоих детей: Симона Львовича Берга (род. 23 октября 1912, Санкт-Петербург) и Раису Львовну Берг (27 марта 1913 — 1 марта 2006; советский генетик, литератор, мемуаристка, правозащитница, доктор биологических наук). Первая жена Берга имела ещё двух детей от первого брака, дочь Анну и дочь Наталью. В 1922 году Берг повторно женился на Марии Михайловне Ивановой, которая была преподавателем биологии Ленинградского пединститута. Умер Берг 24 декабря 1950 года, в Ленинграде от тромбофлебита, в 1951 году ему посмертно была присуждена Сталинская премия. Похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге Российской Федерации. Внучка Льва Семёновича — Кирпичникова Елизавета Сергеевна (род. 1947) проживает в Париже.[51][52][53][54]
Источники
  1. Оноприенко В. Шабо // Дерибасовская — Ришельевская: Одесский альманах (сб.). кн. 30 (С. 36-48), кн. 31 (С. 37-48). Всемирн. клуб одесситов / Сост. Ф. Д. Кохрихт, Е. М. Голубовский, О. И. Губарь. Одесса: Печатный дом, 207. 320 С.
  2. Зайцев А. В. Бендерское вооружённое... — Кишинёв: Картя Молдовеняскэ, 1971. — 88 с.
  3. Бендеры // Электронная еврейская энциклопедия. — 15.04.2005.
  4. Бендеры // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. Савченко Г., Хаит С. Бендеры. — Кишинёв: Картя Молдовеняскэ, 1967.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 Путешествие в историю города Бендеры. Бендерский историко-краеведческий музей / Авторы-сост.: Е. А. Лобанов и др. — Бендеры: БИКМ, 1995.
  7. Медведев Е. Кровавое лето в Бендерах (записки походного атамана).
  8. Бабилунга Н. В., Бомешко Б. Г. Бендеры: расстрелянные, непокорённые. — Тирасполь: ПГКУ им. Т. Г. Шевченко, 1993. — 80 с. Архивировано 15 марта 2007 года. Архивная копия от 15 марта 2007 на Wayback Machine
  9. Дни и ночи Бендерской трагедии: Документальное издание / Авторы-сост.: З. П. Дмитриенко, И. Г. Смирнова, В. И. Перстнёв; Под ред.: А. Н. Москалёва, С. А. Горбенко. — 2-е изд., испр. — Бендеры: Полиграфист, 2007. — 80 с.
  10. Кругликов В. Бендеры. Лето-92. Война (Фотоальбом). — 2-е изд. — Бендеры: Полиграфист, 2007.
  11. Воловой Г. П. Кровавое лето в Бендерах. Хроника Приднестровской трагедии. — Бендеры: Полиграфист, 1993. — 152 с.
  12. Еврейское агентство «Сохнут» в Молдове Архивная копия от 10 мая 2011 на Wayback Machine
  13. 1 2 3 4 5 6 Кучеренко В. В. Бендеры — жизнь тому назад. — Бендеры: Полиграфист, 1998. — 240 с.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 Бендеры / Автор-сост.: Л. А. Литвиненко. — Кишинёв: Тимпул, 1983. — 144 с.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Бендеры / Под ред. А. Сорокской, В. Гальперина, А. Садагурской. — Кишинёв: Тимпул, 1979.
  16. Ройзман В. Штетл Бендеры. Бруклин, Нью-Йорк, 1989.
  17. 1 2 3 4 5 6 Бендеры. Прошлое, настоящее, будущее / Автор-сост.: А. Паламарь. — Тирасполь: Тритон, 1998.
  18. Карасёв А. Борзяков /Рассказы //Новый мир. 2005. № 3.
  19. 1 2 Беспалая В. Люстра, похожая на гроздь винограда / Подвижники Архивная копия от 28 апреля 2014 на Wayback Machine // Парламентская газета. 21 мая 2004.
  20. 1 2 Светлов В. Виноградарь с Виноградной. Его предки угощали вином самого Пушкина // Зори. 15 ноября 2008.
  21. Иван Заикин // Легенды советского спорта СССР.
  22. 1 2 3 4 5 6 Богданов С. Столицей Молдовы могли стать Бендеры // Centrul de Informare si Documentare «Chisinau». 1 января 2010. Архивная копия от 16 марта 2014 на Wayback Machine
  23. Вилков Г. 55-й Подольский пехотный полк. История подвига служения отечеству. — Бендеры: МВД ПМР, 2007.
  24. Лобанов Е. А. Бендеры. Страницы истории 1812—1917 г. Бендеры, 2009.
  25. Общій списокъ офицерскимъ чинамъ Русской Императорской Арміи. Составленъ по 1-е Января 1910 г. — С. 525. — Артикул 1910 00927646
  26. Беспалая В. Люстра, похожая на гроздь винограда / Подвижники Архивная копия от 28 апреля 2014 на Wayback Machine // Парламентская газета. 21.05.2004.
  27. Казин В. Х. Казачьи войска. Справочная книжка Императорской главной квартиры. — СПб., 1912. — С. 95.
  28. 8-й Конно-Артиллерийский дивизион 8-я кавалерийская дивизия (Россия) 8-го Армейского корпуса // Международная военно-историческая ассоциация
  29. 1 2 3 4 5 6 7 РГВИА, ф. 330, оп. 58, д. 566, ПС за 1909 г.
  30. Общій списокъ офицерскимъ чинамъ Русской Императорской Арміи. Составленъ по 1-е Января 1910 г. — С.-Петербургъ. Военная Типографія (въ Зданіи Главнаго Штаба), 1910. — С. 715. — Артикул 1910 00927646
  31. Квадри В. В. Артиллерия. Справочная книжка Императорской Главной Квартиры, по 20-е Марта 1909 г.
  32. Зубовский С. Ф. Памятка Русской конной артиллерии. Царское село, 1911.
  33. Карасёв А. Сдержанная красота // Русский журнал. 19 августа 2011.
  34. Приказы по Донской армии.
  35. Волков С. В. Казачьи войска: революция и Гражданская война // Казачество России. Справочная книга. — М., 2003. — С. 33-49.
  36. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. — М., 1999. — 382 с. (2-е издание: М.: Центрполиграф, 2001. — 508 с.; 3-е издание: М.: Центрполиграф, 2002. — 509 с.)
  37. Карасёв А. Сдержанная красота // Русский журнал. 19.08.2011.
  38. 1 2 Славные имена на карте города. Рекомендательный биобиблиографический путеводитель / Автор-сост.: М. Г. Парканская; Под ред.: Л. А. Иванченко и др. — Бендеры: МУ ЦБС, 2003
  39. Корытник Н. Ф. Бендеры. — Кишинёв: Тимпул, 1998. — 124 с.
  40. Бендеры. Прошлое, настоящее, будущее / Авторы-сост.: С. Горбенко, А. Паламарь. — Тирасполь: Тритон, 2003.
  41. Лизунов П. В. «Великий Манус»: Взлёт и падение петербургского биржевого короля. Английская набережная. 4. Сборник Санкт-Петербургского научного общества историков и архивистов. Вып. 5 СПб.: Лики России, 1995.
  42. Postică E., Praporşcic M., Stăvilă V. «Cartea Memoriei». Editura Ştiinţa. 1999—2005.
  43. Бендеры — 1944—1994 / Авторы-сост.: Е. А. Лобанов, З. П. Дмитриенко. — Бендеры: БИКМ, 1994.
  44. На стыке войн (1811-1940 ГГ.) (04.12.2007). Дата обращения 10 апреля 2013. Архивировано 20 декабря 2014 года.
  45. Памятник жертвам Холокоста осквернен в Бендерах. jewish.ru (9.09.2008). Дата обращения 24 февраля 2012. Архивировано 19 июля 2013 года.
  46. Бендеры (1408-2008). Памятник жертвам Холокоста. // Вendery.su. Дата обращения 24 февраля 2012. Архивировано 19 мая 2012 года.
  47. Пасат В. Трудные страницы истории Молдовы (1940—1950). М.: Terra, 1994.
  48. Красноярское общество «Мемориал».
  49. Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал».
  50. Мурзаев Э. М. Лев Семенович Берг (1876—1950). Серия: Научно-биографическая литература. — М.: Наука, 1983. — 176 с.
  51. Кирпичникова Е. Моя бабушка: Семейная тайна. — Париж, 1981.
  52. Берг Р. Л. Суховей. Воспоминания генетика. — М.: Памятники исторической мысли, 2003.
  53. Мурзаев Э. М. Лев Семёнович Берг (1876—1950). Серия: Научно-биографическая литература. — М.: Наука, 1983. — 176 с.
  54. Распопова В. М. Лев Семёнович Берг (1876—1950). // Материалы к биобиблиографии учёных СССР. Сер. геогр. наук. Вып. 2. — М., 1952. — 145 с.
  55. Лобанов Е. А. Почётные граждане города Бендеры. — Бендеры: Полиграфист, 2006. — 104 с.
  56. Шпаков П. А. Бендеры сегодня. — Бендеры: Полиграфист, 1998. — 317 с.
  57. Общественный Образовательный Фонд им. Академика Л. С. Берга. Архивная копия от 15 января 2010 на Wayback Machine

СсылкиПравить