Зоил

Зои́л (др.-греч. Ζωίλος) — оратор, греческий философ (киник), литературный критик IVIII веков до н. э., родом из Амфиполя, что во Фракии, откуда один из его эпитетов: «фракийский раб». Со времени римских поэтов века Августа, Зоил — нарицательное имя критика завистливого, язвительного и мелочного.

Зоил
Ζωίλος
Дата рождения около 400 до н. э.
Место рождения
Дата смерти 320 до н. э.
Место смерти
Язык(и) произведений древнегреческий язык
Направление Кинизм
Период эллинизм
Основные интересы философия
Оказавшие влияние Поликрат

Характер и внешностьПравить

Интересные сведения сохранились у римского писателя I—II веков Клавдия Элиана:

Зоил из Амфиполя, тот, кто писал против Гомера, Платона и других, был учеником Поликрата. А этот Поликрат был автором сочинения, направленного против Сократа. Зоила прозвали риторическим псом. Выглядел он вот как: ходил с окладистой бородой, наголо стриг голову и носил короткий до колен гиматий. Зоил всегда злословил о людях, только и делал, что наживал себе врагов и был удивительно придирчив. Однажды кто-то из философов спросил его, почему он всех хулит. «Потому, — был ответ, — что не могу, как мне того хочется, причинить им зло». (Пёстрые рассказы, книга 11, 10)

Зоил — критик ГомераПравить

За насмешки и издевательство над Гомером Зоил был прозван «Бичом Гомера» (Ὁμηρομάστιξ); называли его также «собакой красноречия». Насколько можно судить по уцелевшим, довольно многочисленным его, критическим замечаниям, по названиям его сочинений и по суждениям о нём Лонгина и Порфирия, древних знатоков литературы, Зоил принадлежал к числу софистов пытливых, остроумных, но очень мало понимающих в поэзии и вовсе не сообразующихся в оценке древних поэтических произведений с миросозерцанием и вкусами общества, для которого произведения эти первоначально и назначались.

В гневе на ахеян Аполлон мечет свои смертоносные стрелы сначала в мулов и собак (Ил. I, 50); по мнению Зоила — это непристойная напраслина на божество, «ибо чем провинились перед ним мулы и собаки»? При известии о смерти Патрокла, Ахилл предается безмерной скорби и изливается в слезах (Ил. XVIII, 22-35); вслед за Платоном Зоил повторяет, что смерть не следует почитать злом, что слезы и отчаяние — удел женщин; «даже Гекуба, при виде влекомого за колесницей тела Гектора, не проявляет такого исступления, каким Гомер наделяет здесь своего героя».

В изображении Приама, выпрашивающего у Ахилла останки сына, Зоил находил несколько несообразностей: Гермес не провожал Приама до Ахиллова шатра, троянский старец запасся раньше пропуском от Ахилла. Приам и Ахилл не могли говорить так, как они говорят у Гомера; но нелепее всего вмешательство в дело Аполлона, с целью сохранить нетленным труп Гектора (XXIV, 470 сл.).

О Диомеде поэт сообщает, что Афина «пламень ему от щита и шелома зажгла неугасный» (V, 4). «Это верх нелепости, — восклицает Зоил — Что же станется с героем? Он должен тотчас обратиться в пепел». Эти и подобные примеры Зоиловой критики Гомера не более странны, нежели многие замечания Платона против царя поэтов; в том же направлении критиковали гомеровские поэмы Аристотель и александрийские грамматики, предшественником которых был Зоил.

От других критиков того же рода он отличался, вероятно, лишь большей настойчивостью в поиске всевозможных недочетов в Илиаде и Одиссее. Плиний Старший две книги своей «Естественной истории» составил по Зоилу; Лонгин находил весьма остроумным выражение Зоила: «плачущие поросята» о спутниках Одиссея, обращенных Цирцеей в свиней. Обличители Гомера появляются в литературе уже с VII века до н. э.; но они выступали в интересах морали и религиозного спиритуализма, а Зоил — обличитель Гомера во имя здравого смысла.

Образ Зоила в литературеПравить

Имя «Зоил», как нарицательное имя для обозначения недоброжелательного и язвительного критика, получило широкое распространение в русской литературе XIX века. Например, широко известна эпиграмма Фёдора Тютчева «Пускай от зависти сердца зоилов ноют…». У Пушкина упоминается в поэме «Руслан и Людмила». В повести «Барышня-крестьянка»: «Англоман выносил критику столь же нетерпеливо, как и наши журналисты. Он бесился и прозвал своего зоила медведем провинциялом». Присутствует Зоил также в известной эпиграмме Пушкина:

Охотник до журнальной драки,
Сей усыпительный зоил
Разводит опиум чернил
Слюною бешеной собаки.

1824

Образ Зоила также присутствует и у Г. Р. Державина в оде «Фелица»:

Что будто самым крокодилам,
Твоих всех милостей зоилам,
Всегда склоняешься простить.

В театральной рецензии И.А. Крылова "Примечание на комедию «Смех и горе» (1793 год) есть такие строки:

Если бы брань безграмотных зоилов определяла падение сочинений, то бы, нимало не раздумывая, поставил я моего автора наряду с двумя или тремя мелочными волокитами Пегаса, которых имени не упоминаю только для того, дабы не разрушить спокойной неизвестности, коею сии добродушные люди наслаждаются в воздаяние за свою авторскую неутомимость. Но меня не предубеждает ни то, ни другое: зоилы не были довольны Расиновою Федрою, ругали Мольерова Тартюфа и Мизантропа...

Позже, в XX веке, Акутагава Рюноскэ использовал имя «Зоил» в фантастическом рассказе «Мензура Зоили». В нём был описан одноимённый прибор для измерения художественной ценности произведений.

В песне советского барда Юлия Кима «О волшебной силе искусства» есть строки «...Дабы сугубо наказать презренного зоила, / В желе́зы руки заковать — дабы хулы не клал».

ЛитератураПравить

  • Мищенко Ф. Г. Зоил // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Шталь И. В. Логический предел софистического метода литературной критики (Зоил из Амфиполя) // Древнегреческая литературная критика. М.: Наука, 1975. — С. 335—360.
  • Fàbricii, «Bibiliotheca Graeca» (I, 550 sq.);
  • Lehrs, Karl. «De Aristarchi studiis Homericis» (III, 9).

СсылкиПравить