Открыть главное меню

Золотая легенда

Legenda Aurea, 1290 circa, Библиотека Лауренциана, Florence
«Святая Маргарита обращает на себя внимание римского префекта» — сюжет из «Золотой легенды», миниатюра из «Часослова Этьена Шевалье» работы Жана Фуке, Музей Конде

«Золотая легенда» (лат. Legenda Aurea) — сочинение Иакова Ворагинского, собрание христианских легенд и занимательных житий святых, написанное на латинском языке около 1260 г. Одна из самых любимых книг Средневековья, в XIV—XVI вв. стоявшая на втором месте по популярности после Библии.

Содержание

Сложение «Золотой легенды»Править

«Золотая легенда» была составлена доминиканцем Иаковом Ворагинским, епископом Генуи, частично по письменным источникам, частично на основе фольклорных преданий.

В качестве литературного материала использовались как канонические, так и популярные апокрифические Евангелия, к примеру От Никодима; истории из «Житий святых отцов» Иеронима, «Церковной истории» Евсевия, «Зерцала исторического» Винсента из Бове, труды Амвросия Медиоланского, Альберта Великого, Иосифа Флавия, Григория Турского, Иоанна Кассиана, Кассиодора и многие средневековые произведения. Всего выявлено более 130 использованных им текстов, хотя для многих историй определить источник, откуда Яков Ворагинский взял тот или иной сюжет, не удалось: кроме пересказа текстов старых авторов, он добавил множество легенд и сказаний, взятых им из устных рассказов. Эта компиляция создавалась автором без какого-либо критического подхода. Из редакций житий выбирались не наиболее достоверные версии, а наиболее занимательные.

К примеру, история Понтия Пилата изложена так: «некий король соблазнил дочь мельника Атуса по имени Пила. Родив внебрачного ребёнка, она дала ему имя „Пилат“, составленное из имени своего отца и своего. Уже в раннем детстве Пилат убил своего сводного брата, законного наследника, и вскоре был отослан в Рим. Там он подружился с сыном французского короля, но убил и его. Впоследствии Пилат был назначен правителем на „остров Понт“ (отсюда его прозвание „Понтийский“). Жестокостью своего правления он привлек к себе симпатии царя Ирода, и тот сделал Пилата наместником Иудеи». Обо всем этом, пишет Яков Ворагинский с оговоркой, мы читаем в одной повести, по-видимому, не вполне достоверной[1].

В частности, именно из «Золотой легенды» пошли рассказы о том, что Мария Магдалина была блудницей, а волхвы — не простыми магами, а загадочными восточными царями Каспаром, Мельхиором и Бальтазаром.

Первоначально книга содержала 180 житий наиболее почитаемых католических святых, на протяжении последующих столетий она дополнялась. Всего в «Золотую легенду» входят рассказы о приблизительно двухстах святых, включая апокрифические рассказы о деве Марии и Иисусе Христе, несколько эпизодов из жизни ветхозаветных персонажей с занимательным пересказом Священной истории, а также толкования литургического года и смысла церковных праздников. Вероятно, «Золотая легенда» была задумана именно как книга для священнослужителей, с последовательным изложением церковных праздников и приведением житий святых в соответствии с церковным календарём[2].

Название, данное автором — «Legenda Sanctorum» (Святые Сказания), через некоторое время в народной традиции превратилось в «Legenda Aurea», то есть «Золотая», получив это прозвание за свои высокие достоинства.[источник не указан 2332 дня] Другое название «Historia Lombardica» — так как также там освещались некоторые эпизоды из жизни лангобардов.

 
«Святой Бернард и дьявол», Жан Фуке

ЖанрПравить

«Золотая легенда» принадлежала к ряду многочисленных сводных сборников легенд на латинском языке, возникавших в Европе в XIII—XV вв., имевших духовно-нравственный характер и рассчитанных на широкий круг читателей. История и доктрины христианства в книге изложена упрощённо и схематизированно, но при этом в весьма искренней и выразительной манере, благодаря чему легенды подчас воспринимаются как сказки. Дополнительная особенность книги вытекает из мировоззрения средневекового человека: чудесное и реальное не разделяются, чудеса ощущаются как часть повседневной жизни.

Стиль книги, напоминающий конспект благодаря обилию использованных источников, выражается ещё и в другом: хотя в ней собрано огромное количество сведений, но почти полностью отсутствуют какая-либо авторская интерпретация, мораль или выводы. При сравнении с первоисточниками легенд у Якова Ворагинского почти всегда налицо упрощение, его занимают стойкость святых, их вера и чудеса, но не их человеческая природа, характер или путь духовного становления. Характерная черта рассказчика: время от времени Яков Ворагинский может упомянуть о недостоверности рассказанной им истории или о том, что к ней «нельзя относиться серьёзно».

По сути компилятивная, «Золотая легенда» благодаря своей занимательности и насыщенности деталями явилась энциклопедией средневековой жизни, что дает возможность таким исследователям как Ле Гофф опираться на неё при восстановлении быта XIII—XIV вв.

Популярность и критикаПравить

Популярность книги в средневековье была невероятной. Она входила в число наиболее часто переписываемых рукописей (до наших дней дошло более тысячи копий). А с распространением книгопечатания в 1450-х гг. уже к 1500 г. она выдержала 74 латинских издания; были выполнены 3 перевода на английский, 5 на французский, 8 на итальянский, 14 на нижненемецкий и 3 на верхненемецкий языки, не говоря уж об испанском, каталанском, провансальском, голландском, польском и чешском вариантах. В 2017 году выполнен первый полный русский перевод[3].

Её читали, пересказывали и даже дополняли многие поколения благочестивых читателей. На долгое время «Золотая легенда» стала основным источником сведений о жизни святых. Лишь в XVI веке, во времена Реформации она стала предметом всеобщей критики: автору стали вменяться в вину схематизм, недостоверность, примитивность и обилие предрассудков. В эту эпоху «Золотая легенда» с её несуразностями стала оружием протестантизма, который со скептицизмом обнажил католическое почитание святых — см. «Похвалу глупости» Эразма Роттердамского или даже более позднего Вольтера. В 1960-е гг. Ватикан вывел из общего списка католических праздников дни поминовения Святых Христофора и Георгия по причине неуверенности в правильности изложения их жизненного пути, основывающемся на слишком «сказочных» сообщениях «Золотой легенды» (однако, вопреки распространённому заблуждению, они не были деканонизированы и остаются святыми Католической церкви).

Влияние на европейскую культуруПравить

 
«Коронация Марии»
 
«Киприан и Юстина»

Этот сборник оказал существенное влияние на формирование европейской культуры, став источником большого числа сюжетов для литературных и живописных произведений, а также для большого количества позднейших переработок агиографического материала (вплоть до «Легенды о Юлиане Милостивце» Г. Флобера и «Таис» А. Франса).

Книга значительно повлияла на «Четьи-минеи» св. Димитрия Ростовского и русскую иконографию XVII в. — через проповедников-доминиканцев в XIII в. она попала в Польшу, и оттуда в XV в. в Новгород[4]. Упоминается, впрочем, что Осип Мандельштам хотел осуществить или даже начинал перевод её на русский[5]. Первый полный русский перевод «Золотой легенды» был подготовлен лишь в 2015—2016 гг. преподавателями МГУ И. В. Кувшинской и И. И. Аникьевым. Первый том книги издан в Москве Издательством Францисканцев.

Наиболее значимые из иконографических сюжетов религиозной живописи, популяризованные «Золотой легендой»:

«Золотая легенда» является важнейшим инструментарием современных искусствоведов, которые используют описанные в текстах атрибуты святых для идентификации персонажей на картинах, иконах и фресках.

С желанием обладать книгой «Златая легенда Иакова Генуэзца (Иакова Ворагинского), французский перевод, маленькое in quarto» связано «преступление Сильвестра Бонара» — героя одноименного романа Анатоля Франса. «Святой Георгий и Дракон» (1875) — постановочная фотография английского писателя Льюиса Кэрролла (Чарльза Лютвиджа Доджсона, 1832—1898) на сюжет из «Золотой легенды».

Влияние на американскую культуруПравить

Поэма «Золотая легенда» — одно из основных произведений американского поэта Генри Лонгфелло.

ПримечанияПравить

  1. Джаспер Гриффин.Посмертная судьба Понтия Пилата (недоступная ссылка)//The New York Review of Books
  2. Топорова А. В.Глава восьмая. Мистики и агиографы//История итальянской литературы В 4 т. Т.1: Средние века / Под ред. М. Л. Андреева, Р. И. Хлодовского.- М.: ИМЛИ РАН, «Наследие», 2000. — 590 с. Автор — кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН
  3. http://tass.ru/kultura/4819748 ТАСС. В Петербурге представлен полный русский перевод средневековой книги о житии святых
  4. И. В. Нарусевич.Житие Марии Магдалины в «Золотой легенде» Якова Ворагинского//Studia philologica: Сб. науч. ст. Вып. 5 / Под ред. Г. И. Шевченко. — Мн.: Изд. центр БГУ, 2002. — 202 с. — Стр. 29-45 Автор — старший преподаватель, кафедры классической филологии филологического факультета СПбГУ
  5. «… В отчете отмечается, что Сахаров С. И. приобрёл латиноязычное издание „Legends Aurea“ пера де Ворагине в связи с тем, что он намеревается издать русский перевод этой книги, сделанный поэтом Мандельштамом…» (Михаил Богуславский.Осип Мандельштам — реформатор школы (недоступная ссылка))

См. такжеПравить

СсылкиПравить