Истерн

И́стерн (англ. eastern — «восточный») или остерн (нем. ostern) — жанр приключенческих фильмов, названный так по аналогии с вестерном, потому, что имеются общие характерные черты. Иногда среди западных критиков для обозначения подобных фильмов, снятых в СССР, использовался термин «красный вестерн» (по аналогии с итальянскими «спагетти-вестернами»).

Классификация в киноПравить

Термин "истерн" использовался в СССР чаще неофициально вплоть до перестройки, потому что по идеологическим причинам на первое место ставилась пропаганда советского кино и жанра соцреализм. Официально отрицая заимствование методов и технологий голливудских киностудий, многие советские кинематографисты проходили стажировку в Голливуде и потом применяли заимствованные знания в своих фильмах. Истерн как признанный жанр удалось создать, используя технологии голливудских вестернов и советскую революционную тематику, что позволяло находить компромисс с органами советской цензуры. С использованием элементов вестерна были созданы советские истерны Неуловимые мстители (1967), Белое солнце пустыни (1969), Даурия (1971), Седьмая пуля (1972), Свой среди чужих, чужой среди своих (1974), Хлеб, золото, наган (1980) и др. [1][2]

«Красные вестерны» в интернациональном контекстеПравить

«Красные вестерны» сравнивают со спагетти-вестернами, так как оба жанра использовали другие географические территории для воспроизведения американского Дикого Запада. Съемки спагетти-вестернов происходили чаще в Италии и Испании, а красных вестернов - по политическим и экономическим причинам - в Югославии, Румынии, Монголии и южных районах СССР.

«Красные вестерны» дают возможность ознакомиться с иной точкой зрения на привычные мифы и условности оригинального жанра, так как их создатели были по разные стороны фронта пропагандистской холодной войны. Это было одной из причин, по которой большинство из этих фильмов никогда не показывались на Западе, по крайней мере, до падения «железного занавеса». В течение этой войны, когда противники выдумывали друг о друге немало небылиц, всё же встречалась некая очарованность культурой противника.

Классический американский жанр вестерна оказался необыкновенно пластичным для того, чтобы использовать его для пропаганды и мифологизировать даже относительно недавние исторические события — эпоху Гражданской войны. В СССР традиционные принципы создания вестерна были использованы для драматизации гражданской войны в Средней Азии в 1920-30-х гг., когда Красной Армии приходилось бороться с басмачами. Если заменить голубые мундиры солдат армии США гимнастёрками красноармейцев, а индейское и мексиканское местное население — тюркским, то возникают те же самые возможности для построения захватывающего действия на фоне экзотических ландшафтов. Мировоззрение стрелка, верховая езда, группы землепашцев, первопроходцев, преследователей, пересекающих пустынные земли в поисках преступников, железные дороги и мятежное приграничье — это заимствования из американского жанра.

«Красные вестерны», имитирующие американский Дикий Запад как место действия, — это румынский «Pruncul, Petrolul şi Ardelenii» («Младенец, нефть и трансильванцы»; в советском прокате — «Трансильванцы на Диком Западе»), повествующий о румынских и венгерских поселенцах на новых землях, а также советский «Всадник без головы». Чешский «Лимонадный Джо» и советский «Человек с бульвара Капуцинов» — это уже вестерны комедийные, безапелляционные пародии, сатира и насмешка над клише американских фильмов. Немецкие «Сыновья Большой Медведицы» переворачивают с ног на голову традиционное американское противостояние «ковбои-индейцы», показывая индейцев как героев, а американскую армию — как злодеев, с явными интонациями повествования, вызванными холодной войной. Этот фильм положил начало целой серии «индейских фильмов» восточногерманской кинокомпании DEFA, которые были очень успешны в странах социалистического лагеря.

Многие из не-советских примеров жанра были интернациональной продукцией, точно так же как и спагетти-вестерны. «Сыновья Большой Медведицы» — совместная продукция Восточной Германии и Чехословакии, с югославом Гойко Митичем в главной роли, снятая на немецком языке, на натуре других стран Восточной Европы и социалистического лагеря, включая Югославию, Болгарию и Монголию.

Истерн, как жанр советского и постсоветского киноПравить

Тысячи фильмов последовали по дороге, проторенной «Дилижансом», но никому не удалось усовершенствовать его формулу.

Цензура в СССР, действуя через Министерство культуры СССР и Госкино СССР, избегала официально обозначать истерн, как жанр, имеющий аналогии с голливудскими вестернами. Термин "истерн" использовался в среде кинематографистов неофициально вплоть до перестройки, потому, что по идеологическим причинам на первое место ставилась пропаганда советского кино и жанра соцреализм. Идеологические запреты удавалось частично преодолеть, когда кинематографисты, используя советскую революционную теметику умело обходили ограничения советской цензуры при использовании элементов вестерна вплоть до прямого заимствования в построении отдельных сцен, в расположении кинокамер, в движении действующих лиц. Особо значимо влияние таких голливудских вестернов, как Искатели, Ровно в полдень, Красная река, Дилижанс и других вестернов на создание жанра истерн. Цитаты и аналогии из сюжетных и постановочных приёмов и сцен этих и других классических вестернов встречаются в советских истернах. Например, в Даурии, сцена где герой стреляет из нагана в землю у ног оппонента, имеет сходство с аналогичной сценой из вестерна Великолепная семёрка. Подражание, заимствования и цитаты из вестерна "Дилижанс" перекочевали в несколько тысяч фильмов разных стран, в том числе вошли в сцены многих истернов. Из вестернов в истерны перешли основные стилистические и технические компоненты жанра: конфликт добра и зла, контраст между положительными и отрицательными героями, использование характеристик местности, препятствий, света, темпа погони, ритма конских копыт, акценты выстрелов, ракурсы и позиции кинокамер, точно отмеренные границы длительности и глубины кадров, баланс между активными и лирическими сценами, а также характерное музыкальное сопровождение.[1][2] [9]

Отмена многих ограничений цензуры в постсоветском кино дала кинематографистам большую творческую свободу, что позволило отбросить клише пропаганды и смелее разнообразить тематику фильмов, расширить границы жанра. [2]

Некоторые различия между красным вестерном и собственно истерном обусловлены тематикой сюжетов, но все основные элементы заимствованы из жанра вестерн. Красный вестерн имеет общие черты с жанром «ревизионистского вестерна»: в этих фильмах с симпатией изображаются индейцы, мексиканцы, крестьяне, рабочие, внимание зрителей фокусируется на беззаконии, царящем в США в изображаемой исторической эпохе.

В истернах, созданных в СССР использовались темы советской истории, особенно гражданской войны, характерной чертой является симпатия к трудящемуся классу, выражены идеи, что светлое будущее вот-вот наступит, надо только «бить буржуев». Но советская романтика и этнические стереотипы были очевидны для зрителей других стран.

Однако советские (и российские) режиссёры и критики редко приходили к согласию в понимании и определении жанра, к примеру, «Неуловимые мстители», «Даурия», и «Свой среди чужих, чужой среди своих» были раскритикованы советской критикой за отклонение от официальных взглядов на героику революции и Гражданской войны.

Общие для этих направлений черты включают отрицательные образы бизнесменов и капиталистов («Однажды на Диком Западе»), критическое отношение к строителям железных дорог, к церковным организациям, христианству, так называемой американской мечте и схожий моральный кодекс. В этом заключается сходство с жанром сапата-вестерна о мексиканской революции.

В «Даурии» — прямая аналогия между сибирскими казаками и американскими ковбоями: кони, погони, драки, перестрелки и даже ограбление банка, но несмотря на схожесть с вестерном, фильм сохраняет уникальный сибирский колорит и, избегая пропаганду, показывает трагедию народа разделенного революцией и гражданской войной. В созданных в СССР истернах и американских вестернах есть общие черты жанра, сходство тематики и кинематографических приёмов в том, как изображается противостояние между красными и белыми и традиционное американское противостояние «ковбои — индейцы» или «герои — злодеи». Немалое значение имеют факты, многие годы умалчиваемые в СССР, о плодотворном сотрудничестве белоэмигрантов из России и особенно опытных конных казаков с киностудиями Голливуда, что привело к их активному участию в постановках многих классических вестернов. А выпускник консерватории Санкт Петербурга Дмитрий Темкин получил четыре Оскара от Американской киноакадемии за лучшее музыкальное оформление многих фильмов в жанре вестерн, что закрепило влияние этого русского композитора на киномузыку в СССР. [10][11][2]

После начала перестройки в жанре истерна стали работать украинские кинематографисты, перенеся реалии жанра вестерн во времена Руины (1657—1687). Наиболее ярким представителем такого истерна является фильм «Пока есть время» (1987 год).

«Красные вестерны»Править

ИстерныПравить

Фильмы с Гойко МитичемПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Истерн. Коммерсант.[1] Архивная копия от 27 апреля 2022 на Wayback Machine
  2. 1 2 3 4 Василий Аксёнов Журнал «Огонёк»: «Культура. Кино. Вестерны и истерны». Журнал «Огонёк» № 38, 2004.
  3. Сайт spaghetti-western.net Информация о фильме «Трансильванцы на Диком Западе». Дата обращения: 2 марта 2010. Архивировано 26 мая 2011 года.
  4. Андрей Шарый. Зоркий Сокол и Ульзана на тропе войны - non fiction. ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ. Радио Свобода (26 ноября 2007). Дата обращения: 8 октября 2011. Архивировано 23 февраля 2012 года.
  5. 1 2 3 4 Вестерны и истерны. Дата обращения: 24 июня 2020. Архивировано 25 июня 2020 года.
  6. Свой среди чужих, чужой среди своих. Дата обращения: 30 июня 2020. Архивировано 30 июня 2020 года.
  7. «За пригоршню золота» Интервью Никиты Михалкова порталу Film.ru (недоступная ссылка). Дата обращения: 2 марта 2010. Архивировано 20 декабря 2012 года.
  8. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок rovi не указан текст
  9. На фестивале Öst-West покажут вестерны и истерны в трех городах Эстонии[2] Архивная копия от 9 июня 2022 на Wayback Machine
  10. «Даурия» (1971). Дата обращения: 9 июня 2022. Архивировано 22 июля 2018 года.
  11. РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ: «ДАУРИЯ». Дата обращения: 9 июня 2022. Архивировано 14 сентября 2018 года.

ЛитератураПравить

  • Лаврентьев С. А. Красный вестерн. – М.: Алгоритм, Эксмо, 2009, ISBN 978-5-9265-0600-3.
  • Аксёнов В. П.. Культура. Кино. Вестерны и истерны // Огонёк. – 2004. – № 38.
  • Андрей Шарый. Знак W. Вождь краснокожих в книгах и на экране. — Кумиры нашего детства. — М.: Новое литературное обозрение, 2008. — 256 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-86793-562-7.

СсылкиПравить