Открыть главное меню

Каменщики

Ка́менщики (бухтарми́нские каменщики, бухтарми́нские старообрядцы, алтайские каменщики, бухтарми́нцы) — этнографическая группа русских, сформировавшаяся в XVIII—XIX веках на территории Юго-Западного Алтая в многочисленных труднодоступных горных долинах бассейна реки Бухтарма и высокогорной Уймонской степи у истоков реки Катунь. Название происходит от старинного русского обозначения гористой местности — ка́мень, и значит «жители гор, горцы». Формировалась из семей старообрядцев, преимущественно беспоповцев поморского согласия, и других беглецов от правительственных повинностейгорнозаводских крестьян, рекрутов, крепостных, каторжников и более поздних поселенцев.

Каменщики (бухтарминцы)
Современное самоназвание кержаки, каменщики, бухтарминцы, староверы
Численность и ареал
Всего: в конце XIX в. — около 5000 человек
 Казахстан
Россия Россия
Китай Китай
Соединённые Штаты Америки США
и другие страны мира
Язык русский, окающий диалект
Религия православие, старообрядчество
Входит в русские
Происхождение восточные славяне, индоевропейцы
Каменщики д. Быково,
фото А. Н. Белослюдова, 1927

Исторический диалект языка — о́кающий[1].

Содержание

ОсобенностиПравить

Формирование бухтарминских каменщиков явилось результатом смешения выходцев из различных регионов и различных социальных групп, постепенно вливавшихся в общины старожилов. Основу составляли кержаки из Нижегородской губернии[2]. Отмечено культурное влияние выходцев из Поморья, Олонецкой, Новгородской, Вологодской, Пермской губерний[3], Западной Сибири и Алтайского края, а также казахов, алтайцев, ойратов[4]. В силу общего происхождения и длительного совместного проживания бухтарминцы особенно сблизились с «поляками». Из-за нехватки женщин, случались смешанные браки с местными тюркскими и монгольскими народами (обязательным для невесты было принятие староверия), дети считались русскими. Заметно влияние казахских традиций на быт и культуру каменщиков в элементах одежды, предметах быта, некоторых обычаях, знании языка[5]. Существовал обычай усыновления чужих детей вне зависимости от национальности. Внебрачные дети носили фамилию деда по матери и пользовались такими же правами, как и «законные»[6]. Старообрядцы во избежание близкородственных браков помнили до девяти поколений предков[7].

Исследователями отмечалась большая зажиточность бухтарминских каменщиков, из-за минимального давления государственных повинностей, внутренней системы самоуправления и взаимопомощи, особого склада характера, щедрых природных богатств края, использования наемных работников. Каменщики вплоть до коллективизации представляли весьма замкнутое и локальное общество, со своей самобытной культурой и традиционным бытовым укладом — по консервативным нормам и правилам православных старообрядческих общин, с сильным ограничением внешних контактов.

ИсторияПравить

 
Карта расселения бухтарминских каменщиков в конце XVIII века посмотреть в картах Google
 
Резные ворота, 1927 г.
 
Гуляния на Масленицу, 1927 г.
 
Праздничное гуляние молодежи, 1927 г.
 
Поездка на пашню с косой, 1927 г.

С самого начала XVIII века русские беглецы селились за Колывано-Кузнецкой укрепленной линией в обширных труднодоступных местах южных Алтайских гор. После ослабления и разгрома Джунгарского ханства войсками Цинской империи Бухтарминский край оказался на нейтральной территории, между нечеткими границами Российской империи и Китая. Край был богат природными ресурсами и находился вне правового поля соседних государств. Первые староверы появились здесь ещё в 1720-е годы, но документальные свидетельства относятся лишь к 1740-м. Причиной побегов было введение в 1720-х годах двойного оклада со староверов, а также распоряжение 1737 года о привлечении раскольников к горным работам при казённых заводах[8][9].

Долина Бухтармы зачастую являлась конечной целью беглецов. Позже эти земли получили название Беловодье.

Основателем бухтарминской вольницы считался крестьянин Афанасий Селезнёв, а также Бердюгины, Лыковы, Коробейниковы, Лысовы. Их потомки и сейчас живут в сёлах на берегу Бухтармы[10].

Первые поселения состояли из одиночных домиков, заимок и маленьких посёлков в 5—6 дворов. Каменщики занимались охотой, сельским хозяйством (преобладала залежно-паровая система), рыболовством, пчеловодством, позднее мараловодством (разведением алтайского подвида Благородного оленя). Обменивали добытые меха и продукты на товары у соседей — сибирских казаков, казахов, алтайцев, китайцев, а также заезжих русских купцов. Деревни строились возле речек, и в них обязательно ставили мельницу и кузницу. В 1790 году насчитывалось 15 селений. Часть каменщиков ушла из Бухтарминской долины дальше в горы, на реки Аргут и Катунь. Ими было основано старообрядческое село Уймон и ещё несколько поселений в Уймонской долине[11].

После основания Бухтарминской крепости обнаружилось 17 русских поселений в окрестных горах на нижней Бухтарме[12].

Рескриптом Екатерины II от 15 сентября 1791 года часть каменщиков (205 мужчин и 68 женщин[13]) и заселённые ими территории были приняты в состав России как Бухтарминская инородческая управа и Уймонская инородческая управа. Они расплачивались с правительством ясаком в виде пушнины и звериных шкур, как инородцы (народы нерусского происхождения). С одной стороны такое юридическое положение давало больше свобод, а с другой приравнивало к наименее почитаемым категориям населения. Кроме того, бухтарминцы были освобождены от подчинения присылаемой администрации, горно-заводских работ, рекрутчины и некоторых других повинностей.

После получения официального статуса российских подданных бухтарминские каменщики переселились в более удобные для жительства места. В 1792 году вместо 30 мелких посёлков из 2-3 дворов образовались 9 деревень, в которых проживало чуть более 300 человек: Осочиха (Богатырево), Быково, Сенное, Коробиха, Печи, Язовая, Белая, Фыкалка, Малонарымская (Огнево)[14].

В 1796 году ясак заменили денежной податью, а в 1824 году — оброком как с оседлых инородцев. В переписи 1835 года в управе числилось 326 мужчин и 304 женщины.

В 1878 году Бухтарминская и Уймонская инородческие управы упразднены и превращены в обычные крестьянские управы с ликвидацией всех льгот[15].

В 1883 году, народонаселение Бухтарминского края, входившего в административном отношении в Бийский округ Томской губернии, составляло 15503 души обоего пола, в том числе в Зыряновской волости проживало 5240 душ; Бухтарминской крестьянской — 4931, Бухтарминской инородческой — 2153, Большенарымской — 3184 души. Бухтарминская крестьянская волость состояла из 11 селений, жители которых занимались скотоводством, хлебопашеством, пчеловодством, перевозкой руд от Змеиногорского рудника на Бухтарминскую рудосплавную пристань, торговлей и прочим. В их пользовании находилось 5000 десятин пашни и до 1400 десятин сенокосных земель[16]. Часть неизвестных властям поселений сохранялась до Октябрьской революции и Коллективизации.

В 1927 году только в пяти основанных каменщиками Бухтарминских деревнях насчитывалось свыше 3000 человек[17].

Современное состояниеПравить

В результате предсоветских, советских и постсоветских культурно-политических процессов и миграций потомки бухтарминцев причисляют себя к общерусскому этносу и проживают в различных регионах Казахстана, России, Китая[18], США[19][20], и других странах мира. Наибольшее количество потомков алтайских каменщиков живёт в городах и селах Восточно-Казахстанской области, которая включает в себя основные территории исторического формирования каменщиков. В переписи 2002 года на территории РФ — лишь 2 человека указали свою принадлежность к каменщикам.

ИсточникиПравить

  1. [1] — Народы России. Энциклопедия
  2. Александров В. А. Русские старожилы Сибири. Историко-антропологический очерк. — М., 1973. — С. 118, 119.
  3. Гуляев С. И. Алтайские каменщики // Санкт-Петербургские губ. вед. — 1854. — № 21.
  4. Фурсова Е. Ф. Традиционная одежда крестьян-старожилов Верхнего Приобья (недоступная ссылка). Дата обращения 15 апреля 2015. Архивировано 24 сентября 2015 года.
  5. Исследования бухтарминских каменщиков Н. М. Ядринцевым.
  6. Старообрядческая семья Южного Алтая в её историко-социальном развитии(недоступная ссылка) Проверено 24 ноября 2018.
  7. Сельские поселения на Алтае XVIII — начала XX в. Архивная копия от 23 мая 2009 на Wayback Machine
  8. Казанцева Т. Г., Мурашова Н. С. и др. Старообрядцы Алтая // Алтайский старообрядец.
  9. Старообрядцы Алтая (недоступная ссылка) Проверено 24 ноября 2018.
  10. Быль волшебной страны (недоступная ссылка)
  11. Русское наследие Алтая (Поселения, Жилище, Одежда, Пища и Утварь)Архивная копия от 23 июня 2009 на Wayback Machine
  12. Русское население Юго-Восточного Казахстана во второй половине XIX в. Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine (недоступная ссылка) Проверено 24 ноября 2018.
  13. Вольные каменщики Сибири (недоступная ссылка)
  14. Рескрипт Екатерины II (недоступная ссылка)
  15. Хронологический перечень важнейших дат из истории алтайского старообрядчества(недоступная ссылка) Проверено 24 ноября 2018.
  16. К истории вопроса о передаче Бухтарминского края из Алтайского округа в Семипалатинскую область Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine(недоступная ссылка) Проверено 24 ноября 2018.
  17. Бухтарминские старообрядцы. // Материалы комиссии экспедиционных исследований. — Серия Казахстанская. — Вып. 17. — Л., 1930.
  18. Путешествие в Китай: Русская община в Синьдзян-Уйгурском районе
  19. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 8 апреля 2010. Архивировано 22 апреля 2009 года. — Старообрядческие миграции и Томский край
  20. Староверы в США

ЛитератураПравить

  • Алексеенко Н. В. Алтайские каменщики. В поисках Беловодья / Н. В. Алексеенко. — Усть-Каменогорск: Изд-во Либрус, 2009. — 100 с.: ил. — Библиогр.: с. 93. — ISBN 978-601-7117-07-8
  • Бухтарминские старообрядцы (Материалы комиссии экспедиционных исследований, вып. 17. Серия казакстанская). Издание Академии наук СССР. — Л., 1930. — 460 с.
  • Герасимов Б. Г. Из жизни Бухтарминской долины // Сибирский Архив. — Иркутск, 1912. № 7. — С. 569—575.
  • Лукичев С. С. К истории бухтарминских «каменщиков». Из истории Алтая. — Томск, 1978. — С. 220—238.
  • Покровский Н. Н. К постановке вопроса о беловодской легенде и бухтарминских «каменщиках» в литературе последних лет // Общественное сознание и классовые отношения в Сибири в XIX—XX вв. — Новосибирск, 1980. — С. 116.
  • Русакова Л. М., Фурсова Е. Ф. Одежда бухтарминских крестьян: XIX начало XX века // Общественный быт и культура русского населения Сибири XIX — начало XX века. — Новосибирск: Наука, 1983. — С. 68—104.
  • Алексеенко Н. В. Бухтарминские были. — Алма-Ата: «КАЗАХСТАН», 1981.

См. такжеПравить

СсылкиПравить