Открыть главное меню

Кенгерли, Аббас Кули-хан

Аббас Кули-хан Кенгерли (азерб. Abbasqulu xan Kəngərli; ? — 1810) — правитель Нахичеванского ханства. Владетельный хан (1780―1783), Хаким (с перерывами, 1797—1801, 1804, 1808)

Аббас Кули-хан Кенгерли
азерб. Abbasqulu xan Kəngərli
6-й Нахичеванский хан
1780 — 1783
Предшественник Вали Кули-хан I
Преемник Келб-Али Хан
Рождение Нахичевань
Смерть 1810(1810)
Нахичевань
Отец Муртаза Кули-хан Кенгерли
Дети сыновья:
Вероисповедание Ислам

БиографияПравить

Аббас Кули-хан родился в семье из племени кенгерли. Отец его Муртаза Кули-хан происходил из рода Мурадханлу тюркского племени Кенгерли.

В 1779 году Керим-хан Зенд скончался, и в персидской державе вновь воцарилось безвластие. В начале 1780-х годов при поддержке эриванского Гусейн Али-хана, царя Картли-Кахетии Ираклия II и карабахского Ибрагим Халил-хана главой нахичеванцев был объявлен Аббас Кули-хан Кенгерлы[1].

В 1783 году военное счастье склонилось на сторону Али Мурад-хана: Имам Кули-хан Урумийский был убит, и Аббас Кули-хан Нахичеванский, невзирая на покровительство Ибрагим Хана Карабахского, вынужден был уступить свое место двоюродному брату Джафар Кули-хану[2].

В январе 1792 года, памятном «визитом» под стены Нахичевани 11-тысячного войска Ибрагим Халил- хана Карабахского и его шурина Омар-хана Аварского. Оба правителя были знамениты своими военными походами, но если нога карабахца уже топтала нахичеванскую землю, то дагестанский горец ступал на нее впервые.

Войска азербайджанских ханов насчитывали в отдельности не более нескольких тысяч человек, тогда как объединенные силы Ага Мухаммед-хана достигали 50 тысяч. Поэтому все ханы подчинились, за исключением Ибрагим Халил-хана Карабахского и Гусейн-хана Эриванского, рассчитывавших отсидеться в своих мощных крепостях Шуша и Эривань. Подчинился и Келб Али-хан. Находчивый кенгерлинец отправил к Ага Мухаммед-хану заложником верности своего брата Аббас Кули-хана, убив тем самым двух зайцев: сохранив Нахичеванское ханство и избавившись от своего вечного соперника[3].

Столица ханства была занята отрядом персидских войск, и его начальник имел распоряжение Ага Мухаммед-шаха о переселении жителей во внутренние провинции Ирана. Чтобы не допустить разграбления своих земель, не имея возможности противостоять многочисленной персидской армии, сама численность которой в несколько раз превосходила все население ханства, Келб Али-хан сам выехал навстречу Шаху, в Ардебиль. Тем не менее, фарраши Ага Магомеда схватили его. Келб Али-хан подвергся экзекуции, применяемой в Персии для наказания непокорных вассалов. Особым инструментом ему выкололи глаза. Ослепленный был заключен в застенок, Нахичеванское ханство разорено, население частично угнано в Персию; на место правителя посажен брат Келб-Али Хана - послушный Шаху Аббас Кули-хан.[4]

В 1801 году Келб-Али Хан достигает своей заветной цели — он возвращает себе власть в Нахичевани, низложив своего брата. Возмущенный Фетх-Али Шах немедленно посылает в Тебриз сердара с приказом собрать ополчение и восстановить в Нахичевани Аббас Кули-хана.

...Аббас-Кули-хану шах Персидский дал войско и одного сердаря; — докладывали в Тифлис лазутчики-армяне, — оба они прибыли в Тавриз и собирают Адзербейджанские войска, намерены прийти в Нахичевань и выгнать тамошнего хана, на место коего возвести помянутого Аббас-Кули-хана; от Мегмед-хана и Келб-Али-хана требуют тафиркэ, т. е. Татарские аулы. Ежели не отдаст, то прибудут в науруз и завладеют крепостью Эриванскою; после же науруза намерен шах персидский прийти сюда[5].

Одновременно Цицианов установил контакт с Аббас Кули-ханом, через которого рассчитывал получить помощь во время новой, планируемой на весну 1805 года экспедиции. Главный конкурент Келб-Али Хана сразу пошел на сближение и обещал привести россиян в Нахичевань. В декабре 1804 года Цицианов докладывал Александру Г, что Аббас-Кули Хан находится в крепости Сисиан и «ожидает моего повеления с 500русского войска и 4 пушками взять Нахичевань своим народом, его окружающим в Сисиане, но сего исполнить прежде весны и мая месяца по непроходимым снегам и крутым горам невозможно»[6].

Всю весну и лето 1805 года не прекращались тайные сношения русского главнокомандующего с Аббас Кули-ханом — готовилась экспедиция в Эриванское и Нахичеванское ханства. В Карабахе развернулись бои между группировкой российских войск и переправившейся через Араке по Худаферинскому мосту кавалерией Аббаса Мирзы. Военная кампания развивалась для русских вполне удачно, что позволяло рассчитывать на дальнейшее продвижение в Эривань и Нахичевань. 14 августа Цицианов направил Аббас Кули-хану «Обращение к нахичеванским ахундам, муллам, бекам и старшинам», в котором убеждал их в прелестях российского подданства. О Келб-Али Хане в бумаге говорилось следующее: «...Что же касается до Келб-Али-хана, вы видите, сколько он вам разорения делает, целые два года приводя в ваши пределы персиян, потравляющих ваш хлеб и лишающих вас пропитания, а что хуже всего, что может быть и переселят вас как эриванцев, по его коварству»[7]. От Аббас Кули-хана Павел Дмитриевич требовал в знак покорности аманата, а также обещания платить в будущем дань в обмен на трон нахичеванского правителя: «Письмо вашего высокостепенства я имел удовольствие получить и благодарю вас за оное, похваляя за изъявление вами желания быть со всем своим владением в высоком подданстве Всероссийской Империи и уверяю при том, что чрез сие найдете вы истинное свое счастье и благоденствие. Со всем тем не могу не сказать вам со всею сродною мне откровенностью, что иначе не можете быть приняты в покровительство Всероссийское, как дав в аманаты сына своего и дань, которую ваше высокостепенство по чистой своей совести назначите — преимущество, какового от меня ни один еще из здешних ханов не имел!»[8]. В письмах затрагивались конкретные вопросы похода в Нахичевань, например, обеспечение русских войск продовольствием, фуражом, проводником. Обсуждалась и «проблема» Келб-Али Хана. «Наконец должен сказать, — писал Аббас Кули-хану Цицианов, — что мне необходимо нужно иметь в своих руках Келб-Али-хана, который в прошлом году столь многое сделал мне помешательство, да и теперь можно почти ожидать, что он не оставит происками своими вредить пользам вашего высокостепенство, если вы к тому средство какое предвидите, прошу сообщить мне о том»[8]. . На это Аббас-Кули Хан отвечал: «Врассуждении же Келб-Али-хана, недостойного вами упоминания, изволили писать, кто он такой и что он может сделать ? Бог даст, что он связанный прислан будет к вашей светлости»[9]. С выдачей Цицианову заложника Аббас Кули -хан тянул, требуя, в свою очередь, от князя дополнительных гарантий в виде Императорской жалованной грамоты:«... Что-ж касается до моей медленности, что я поздно вашу светлость стал утруждать, было причиной то, что так как Баба-хан[10] — человек глупый и недоразумлевый, то я полагал, что из находящихся у него аманатов освободит кого- нибудь»; «...теперь же прошу, сделав мне милость, прислать ко мне грамоту в рассуждении утверждения меня на Нахичеванское ханство, наставление и халат чрез вашего какого человека,... и также приказать майору, чтобы он приехал ко мне вскорости и вместе со мною отправилсябы в Нахичевань»[11].

Невзирая на перенос военной операции, Россия старалась добыть лишние козыри в свою колоду политических карт. В феврале 1807 года она попыталась заполучить в свои руки находившегося в Сисиане претендента на нахичеванский престол Аббас Кули-хана. Подполковник Котляревский, а также Мехти Кули-хан, утвержденный незадолго до этого карабахским ханом вместо своего отца, заколотого егерями майора Лисаневича, писали Аббас Кули-хану, «прося его под предлогом собственной его безопасности приехать в Шушу». Последний не отказывался, но, чувствуя неладное, с визитом тянул. На второе послание Мехти Кули-хана кенгерлинец ответа вообще не дал. Лазутчики доставили в Карабах весть о том, что, опасаясь быть похищенным, Аббас Кули-хан «принял намерение выехать за границу» и для этого просил у Аббаса Мирзы войск, «с коими он мог перевесть на ту сторону (за Араке) жителей магала Сисианского». Не медля более, Котляревский послал в Сисиан капитана с сотней солдат с указанием привезти хана в Карабах, но жертва предупредила этот шаг — 2 февраля 1807 года Аббас Кули-хан бежал в Персию[12].[13]

Керим-хан становится главным конкурентом своего слепого брата за место первого лица в Нахичевани. Аббас Кули-хан же к тому времени уже сошел с политической сцены. В документе, датируемом 1810 годом, он упоминается как умерший[14]. В другом документе вскользь проходит информация, что он был казнен[15].

Генеалогическое древо НахичеванскихПравить

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мураде
Халифе
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Аббас Кули-хан
(? — ок. 1810)
 
Келбали-хан
(?—1823)
 
Керим-хан
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Шейх Али-хан
 
Эхсан Хан
(1789—1846)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мамедсадыг-ага
Келбалиханов
 
Исмаил Хан
Нахичеванский

(1819—1909)
 
Келбали Хан
Нахичеванский

(1824—1883)
 
Гончабейим
(1827—?)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мамед-хан
 
Гаджи Теймур
 
Минебейим
 
Аманулла Хан
 
Эхсан Хан
(1855—1894)
 
Гусейн Хан
(1858—1919)
 
Джафаркули Хан
(1859—1929)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хан Николай
(1891—1912)
 
Татьяна
(1893—1972)
 
Хан Георгий
(1899—1948)
 
Келбали Хан
(1891—1931)
 
Джамшид
(1895—1938)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Никита
(1924—1997)
 
Татьяна
(1925—1975)
 
Мария
(1927 г. р.)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Александра
(1947 г. р.)
 
Джордж
(1957 г. р.)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Владимир-Пьер
(1993 г. р.)
 
София
(1995 г. р.)

ЛитератураПравить

  • Анвар Чингизоглы, Аббас Кули-хан Кенгерли. Баку: изд-во «Мутарджим», 2013, 68 с. (азерб.)

ПримечанияПравить

  1. Алиев М. М. Нахичеванское ханство и его присоединение к России (автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук). Баку, 1986. С. 16.
  2. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа. С 1722 по 1803 г. СПб., 1869. 4.2. С. 139—141.
  3. Алиев М.М. Нахичеванское ханство и его присоединение к России. Баку, 1986. С. 17-18.
  4. Фархад Нагдалиев. Ханы Нахичеванские в Российской Империи. — Москва, 2006.
  5. Письмо из Эривани от неизвестного лица к «дивану Бегтабекову и Грузину Иосифу» И Там же. С. 694.
  6. АКАК. Тифлис, 1866. Т. I. С. 288, 380, 393, 404.
  7. АКАК. Тифлис, 1868. Т. II. С. 636.
  8. 1 2 Письмо князя Цицианова к Аббас-Кули Хану Нахичеванскому, от 14 августа 1805 г. № 554 // Там же. С. 635-636.
  9. Донесение Аббас-Кули Хана Нахичеванского князю Цицианову (перевод) //Там же. С. 635.
  10. Фатали-шах Каджар
  11. Донесение Аббас-Кули Хана Нахичеванского князю Цицианову (перевод) //Там же. С. 635.
  12. Алиев М. М. Нахичеванское ханство и его присоединение к России. Баку, 1986. С. 23.
  13. Рапорт подполковника Котляревского гр. Гудовичу, от 2 февраля 1807 г. № 19 —Шуша // АКАК. Тифлис, 1869. Т. III. С. 266.
  14. Передняя Азия в документах. Указ. соч. С. 73-77.
  15. Выписка из Камерального описания Армянской области. Отд. И: Провинция Нахичеванская. Ч. 3: Махал НахичеванскиЙ, 1831 г. Сост. губернским секретарем Золотницким // Институт рукописей АН Груз. ССР. Ф. 39 / Приложение к кн. Смирнов К.Н. Указ. соч. С. 100-122.

См. такжеПравить