Открыть главное меню

«Клубок» — советский кукольный мультипликационный фильм по сказке Овсея Дриза режиссёра Николая Серебрякова.[1]

Клубок
Кадр из мультфильма «Клубок» 1968.jpg
Другие названия Ball of Wool
Тип мультфильма кукольный
Жанр притча
Режиссёр Николай Серебряков
На основе сказки Овсея Дриза
Художник-постановщик Алина Спешнева
Композитор Эдуард Артемьев
Оператор Владимир Саруханов
Звукооператор Борис Фильчиков
Студия Союзмультфильм
Страна  СССР
Длительность 9 мин. 25 сек.
Премьера 1968
IMDb ID 0480418
Аниматор.ру ID 2245

СоздателиПравить

режиссёр Николай Серебряков
художник-постановщик Алина Спешнева
художник Е. Уманская
мультипликаторы (аниматоры) Павел Петров, Владимир Пузанов, Иосиф Доукша, Юрий Клепацкий
оператор Владимир Саруханов
композитор Эдуард Артемьев
звукооператор Борис Фильчиков
куклы и декорации изготовили Павел Гусёв, Лилианна Лютинская, Валерий Петров, В.Куранов, Светлана Знаменская, В.Калашникова, Марина Чеснокова, Виктор Гришин под руководством Романа Гурова
редактор Наталья Абрамова
монтажёр Надежда Трещёва
директор Натан Битман
  • Создатели приведены по титрам мультфильма.

Интересные фактыПравить

  • В мультфильме не произносится ни одного слова, звучит лишь музыка.

ВидеоПравить

ИсточникиПравить

Цитата из статьи:

В мультфильме «Клубок», поставленном по сказке О. Дриза, всё построено на стремительном действии, и слова тут, оказывается, вовсе не нужны. «Клубок» кажется очень простым, лаконичным и «компактным». Но его образы символы чрезвычайно ёмки по содержанию и художественно выразительны. В непримиримом конфликте сталкиваются два противоположных начала — творческое, с его красотой и щедростью, олицетворяемое в самой пряже, и эгоистическое, корыстное и себялюбивое, воплощённое в старухе. Такой композиционный приём драматически очень эффектен и выигрышен.

Старая бабка, с лицом словно печёное яблоко, в живописных лохмотьях рогожи, прикрывающей её наподобие тулупа, медленно бредёт в зимнее ненастье. И вдруг, увлекаемый порывом ветра, к её ногам подкатывается пушистый шерстяной клубок. Он превращается в маленького кудрявого жизнерадостного барашка, который ластится к ней, словно предлагая согреть её, укутать от пронизывающего морозного вихря. Плотно скрученная шерстяная нитка как бы сама протягивается к ней, цепляется за неё. И старуха начинает быстро-быстро вязать, мгновенно одевая себя в красивое тёплое платье. Вернее даже, это не вязание, а какие-то жадные судорожные движения всепоглощающей и нарастающей в своём неистовстве страсти.
Как и в пушкинской «Сказке о рыбаке и рыбке», «аппетит» старухи растёт, желание урвать как можно больше становится безудержным. Такой сюжетный ход позволяет режиссёру Н. Серебрякову и художнику-постановщику А. Спешневой создать в мультфильме целую поэму из шерсти. Всё вяжется из ниток — от виртуозно скачущего, переливающегося белым и розовым, мастерски снятого наплывами барашка мы переходим к сплошному конвейеру всевозможных предметов, начиная с одежды — носков, кофты, чепца — до кресла качалки и другой мебели и до узорчатых стен дома, керосиновой лампы, играющих граммофонов, самовара с чайником. Словом, стоит только пожелать старухе — и всё, о чём она подумала появляется, как по мановению волшебной палочки. Возникает целый мир из шерсти, искрящийся, многоцветный, бесконечно многообразный по формам и способам вязки, нарядный и радостный, как изобретательный народный орнамент. Вот где блестяще развернул Н. Серебряков свою любовь к фактуре материала, умение художественно обыграть её в кукольном мультфильме, заставить служить определенной идее.

Приходят в гости любопытствующие соседи, и старуха прячет барашка в сундук. Жадная рука гладит задыхающееся животное — таков её скупой жест поощрения маленькому артисту". Гости это выразительная серия типажных кукольных «портретов». Но их функция в мультфильме ограничена — они призваны быть публикой, свидетелями успеха, выражать растущее удивление. Широко раскрыт огромный четырехугольный рот седенького старичка, раздвинут продолговатый, как замочная скважина, рот соседки в тулупе. А старуха стремится удивить их всё новыми своими богатствами, всё новыми чудесами. Ей не нравится её глядящее из зеркала изборождённое морщинами лицо, и она решает связать себе новое, молодое. Действительно, и это чудо оказывается доступным всемогущему волшебному искусству вязки. Вместо прежних морщин возникает нежная вязаная щека и глаз красавицы. Но тут, в самый кульминационный, решающий момент, волшебная сила полуживого, задыхающегося в сундуке барашка иссякает, шерстяная нитка кончается, он оказывается голым. Теперь он больше не нужен старухе, она вынимает его из сундука, трясёт и, убедившись в полной его бесполезности, злобно выбрасывает за дверь, на мороз. Но чудо продолжается, нитка тянется, только теперь уже в обратном направлении. Бежит, бежит прочь барашек, снова обрастая кудрявой шерстью и превращаясь в клубок. И вновь, словно по волшебству, распускаются нити ковров, вязаные стулья и стены дома, распарывается и до основания разрушается весь душный и тёмный мир старухи, и сама она становится жертвой этого всеобщего распадения форм и связей.

ПримечанияПравить

  1. Александра Василькова. Николай Серебряков // Наши мультфильмы / Арсений Мещеряков, Ирина Остаркова. — Интеррос, 2006. — ISBN 5-91105-007-2. Архивировано 13 июля 2007 года. Архивная копия от 13 июля 2007 на Wayback Machine
  2. DVD «Masters of Russian Animation Volume 1»

СсылкиПравить