Открыть главное меню

Крымский поход на Русь (1507)

Крымский поход на Русь 1507 года — первый[с 1] вооружённый конфликт между Крымским ханством и Русским государством, вызванный набегом крымских татар на русские земли с целью разорения Верховских княжеств. Вторжение произошло во время русско-литовской войны 1507—1508 годов и носило характер союзных действий по отношению к польско-литовской стороне[1][2][уточните ссылку (уже 887 дней)].

Крымский поход на Русь 1507 года
Основной конфликт: Русско-крымские войны
Русско-литовская война (1507—1508)
Дата июль — 9 августа 1507
Место Верховские княжества
Итог Победа русского войска,
освобождение захваченных невольников
Противники

Gerae-tamga.png Крымское ханство

Coat of arms of Russia (XV Century).svg Русское государство

Командующие

Крымское ханство Занесеит Янкуватович

Coat of arms of Russia (XV Century).svg И. И. Холмский-Каша
Coat of arms of Russia (XV Century).svg К. Ф. Ушатый
Coat of arms of Russia (XV Century).svg В. С. Одоевский
Coat of arms of Russia (XV Century).svg И. М. Воротынский
Coat of arms of Russia (XV Century).svg А. И. Стригин-Оболенский

Images.png Внешние медиафайлы
Image-silk.png Политическая карта Восточной Европы в начале XVI века

Нападение на белёвские, козельские и одоевские земли в 1507 году вылилось первым открытым боестолкновением между русскими и татарами в череде последующих многочисленных крымских набегов на Русь и ответных походов русских войск на Крым в многовековом противостоянии обеих держав, и во многом предопределило характер будущих внешнеполитических отношений между двумя государствами на несколько столетий вперёд[с 1].

Содержание

Политическая ситуацияПравить

В последние месяцы жизни Ивана III в Казани произошли события, повлекшие за собой очередную русско-казанскую войну. Сначала в Казани был вероломно захвачен прибывший московский посол Михаил Степанович Еропкин-Кляпик. Затем, 24 июня 1505 года, в день проведения большой ярмарки, были совершены массовые нападения на русских купцов, которых тогда было особенно много в Казани. Их личное и торговое имущество было разграблено, а те из купцов, кто не были убиты, попали в плен для получения за них выкупа или для продажи в рабство. В сентябре казанский хан Мухаммед-Амин, бывший ставленником Ивана III, во главе 60-тысячного казанско-ногайского войска осадил Нижний Новгород, но не сумев взять город, с большими потерями возвратился в Казань[2][уточните ссылку (уже 887 дней)]. Василий III, занявший престол после смерти отца, в течение 1506 года отправил несколько ответных походов на Казань. Но все посланные русские войска были разбиты казанцами. Одержав несколько крупных и решительных побед над своим недавним союзником, Мухаммед-Амин отправил посольство к Великому князю литовскому и Королю польскому Александру Ягеллончику. Вслед за своим отчимом, крымским ханом Менгли I Гиреем, Мухаммед-Амин слал свои заверения в дружбе и преданности Александру, предлагая союз против Великого князя Василия Ивановича с тем, чтобы весной 1507 года всем одновременно напасть на Россию[2][уточните ссылку (уже 887 дней)].

Начало русско-литовской войны 1507—1508 годовПравить

Видя осложнившуюся внутреннюю и внешнеполитическую ситуацию вокруг Русского государства после восшествия в 1505 году на Великокняжеский престол Василия III, Сигизмунд I, провозглашённый в 1506 году Великим князем литовским и Королём польским, потребовал от Москвы вернуть территории, отошедшие к ней в результате русско-литовской войны 1500—1503 годов согласно Благовещенскому перемирию, заключённому 25 марта 1503 года. Получив отказ, Сигизмунд I принял решение начать новую военную кампанию против Русского государства с целью вернуть утраченные территории[3].

Крымский поход на Верховские княжестваПравить

Летом 1507 года войско под командованием крымского хана Менгли I Гирея и его старшего сына калги Мехмеда Гирея вышло из Крыма и, согласно договору с Сигизмундом I[1], двинулось к русским рубежам. Великому князю Василию Ивановичу вскоре стало известно о том, что из Крымского ханства к русским окраинам в направлении Верховских княжеств выступило многочисленное войско[4].

 Направление набега было выбрано очень точно в соответствии с замыслами правительства Сигизмунда I. Объектом нападения были выбраны земли северских князей, но не южные и западные, а самые северные и наиболее близко расположенные к Москве — Белёвские и Одоевские. Это должно было показать всем новым московским служилым князьям, что Москва не сможет защитить их владений и им грозит неминуемое разорение, если они не возвратятся в Литву[с 1].
 
 
Василий III на французской гравюре Андре Теве

Навстречу татарскому войску Василий III отправил из Москвы в Белёв[4][1] своих воевод: князя Ивана Ивановича Холмского-Кашу и окольничего князя Константина Фёдоровича Ушатого, к которым должны были присоединиться местные служилые князья: белёвский воевода князь Василий Семёнович Одоевский по прозвищу Швих, князь Иван Михайлович Воротынский и козельский наместник князь Александр Иванович Стригин-Оболенский[4][1]. Но вскоре Менгли Гирей был вынужден остановить свой поход на север.

Сторонники Василия III в Ногайском юрте, с которыми он наладил дипломатические отношения, узнав, что крымский хан повёл своё войско в набег на русские земли, не преминули воспользоваться возможностью организовать собственное вторжение в Крым и, тем самым, пресечь попытки Гиреев лишить Ногайскую орду независимости.

Едва узнав о ногайском походе, Менгли Гирей приказал своему сыну Мехмеду развернуть бо́льшую часть своего войска и спешить навстречу ногайцам. А чтобы не нарушить договорённостей и не расторгнуть союза с Литвой, Менгли Гирей приказал своему мурзе Занесеиту Янкуватовичу продолжить с оставшимися отрядами набег на русские земли. На обратном пути с Мехмедом случился несчастный случай. Он упал с лошади и сильно разбился. После единственной битвы крымское войско вернулось в Крым, а ногайцы, с незначительными потерями, ушли обратно на Волгу.

Находясь в Воротынске, воеводы Великого князя получили известие о совершённом крымском набеге. Разграбив и разорив белёвские, козельские и одоевские земли, татары захватили большое число невольников и повернули обратно в степь[4].

Русское войско отправилось в погоню и настигло крымскую орду на берегах Оки, где 9 августа произошла битва, в результате которой татарские загоны были полностью разбиты, а многие выжившие татары были захвачены в плен. Всех русских невольников удалось освободить. Русские полки преследовали уцелевшие крымские отряды до реки Рыбницы, впадающей в Оку[4][1][5].

Пленные татары, принимавшие участие в нападении на белёвские, козельские и одоевские земли, были подвергнуты допросу, на котором показали, что крымско-татарским войском, совершившим набег на Верховские княжества, руководил мурза Занесеит Янкуватович. 14 августа к Василию III от воевод прибыл гонец Гридя Афанасьев с вестью о победе русского войска над крымской ордой[6][уточните ссылку (уже 887 дней)].

Последующие событияПравить

После победы русского войска в битве на Оке 9 августа 1507 года татарские отряды были вынуждены отойти от границ Русского государства и возвратиться в Крым. Отразив нападение татар на Верховские княжества, Василий III получил возможность сосредоточить все силы на войне с Литвой в результате чего русские войска перешли в наступление и сумели войти в глубь Литовского княжества.

Несмотря на многочисленные литовские подарки и заключённый союз с правительством Сигизмунда, Менгли Гирей отправил посольство мятежным литовским князьям, поднявшим восстание во главе с Глинским, с предложением перейти на крымскую службу и обещанием утвердить за ним Киев. Но уже в мае 1508 года Глинский принял предложение Василия III, присягнув ему на верность и приняв московское подданство[1].

Одновременно хан поддерживал и Сигизмунда, намереваясь под предлогом военной поддержки прислать татарские отряды под Киев и Вильно. Но в письме Менгли Гирею от 11 июня 1508 года Сигизмунд спешил отказаться от такой помощи, поскольку восстание Глинского к тому времени было подавлено, а литовские войска уже подошли к московским границам. В том же письме Сигизмунд просил Менгли Гирея подтвердить их дружбу и послать войска на Брянск, Стародуб Северский и Новгород Северский, а также писал, что немедленно высылает в Крым деньги[7][уточните ссылку (уже 887 дней)]. Оценив бесперспективность продолжения переговоров с Глинским, Менгли Гирей вновь обратился к соглашению с королём Сигизмундом I и в ответ на его просьбу летом 1508 года послал крымскую орду во второй поход на Русское государство в новгород-северские земли, чтобы зайти в тыл русским войскам[1].

ЗначениеПравить

Несмотря на то, что набеги татарских загонов и самостоятельные походы крымских мурз на Русь совершались и до начала русско-литовской войны 1507—1508 годов, крымский хан Менгли Гирей всегда придерживался позиции непричастности и неосведомлённости о самовольных действиях своих военачальников. Возникающие из-за подобных набегов конфликты с Москвой урегулировались дипломатическим путём, а Менгли Гирей накладывал на своих мурз ханскую «опалу»[с 1].

Крымский поход на Верховские княжества 1507 года, совершённый вследствие заключения крымско-литовского союза[1][2], явился первым межгосударственным вооружённым конфликтом между Крымским ханством и Русским государством, ознаменовав собой начало русско-крымских войн[с 1], завершившихся прекращением существования Крымского ханства и включением Крыма в состав Российской империи указом Екатерины II от 8 апреля 1783 года.

До того оборона окраин Русского государства как правило возлагалась на местных воевод, но в данном случае Василий III посчитал вторжение крымских татар на Верховские княжества серьёзной угрозой и счёл необходимым послать для их защиты московских воевод[8].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить

Литература
Ссылки
  1. 1 2 3 4 5 Н. К. Фомин. Начало войны с Крымским ханством (1507 г.) (рус.). Тульская областная универсальная научная библиотека. (недоступная ссылка)