Курширмат

Шир Мухаммед-бек Гази, полное имя, иногда Махмуд-бек (узб. Mahmood-bek), в русскоязычную литературу вошёл под прозвищем Курширмат[2][3] (1895, Гарбаба, Ферганская область — 10 марта 1970[4]) — видный деятель басмаческого движения, с 1923 года в эмиграции, первый руководитель организации «Унион», призванной во время Великой отечественной войны при поддержке абвера восстановить повстанческое движение в Туркестане.

Шир Мухаммад-бек Гази
узб. Шермуҳаммадбек
Shermyhammad.jpg
Дата рождения 1895(1895)
Место рождения с. Гарбаба[1]
Ферганская область
Дата смерти 10 марта 1970(1970-03-10)
Место смерти г. Адана, Турция
Годы службы 19181921
Командовал вооружёнными формированиями
Сражения/войны Борьба басмачей за независимость Туркестана
Курширмат позирует фотографу на коне с винтовкой.

БиографияПравить

В царское времяПравить

Дед Шир Мухаммед-бека, Абдурахимбек, был беком у одного из последних глав Кокандского ханства Худояр-хана, в какое-то время при его дворе он занимал пост визиря. После распада Кокандского ханства Абдурахимбек стал жить в маргиланском кишлаке Кумарик, как простой дехканин. Отец Шермухаммедбека Кушакбой Ходжа был амином Кумарыка. В 1915 года он скончался в Константинополе на обратном пути из хаджа. В юности Шир Мухаммед-бек вёл образ жизни декханина, был мирабом, то есть делил воду по арыкам[5]. В детстве или юности перенёс какую-то болезнь глаз и поэтому всегда ходил в темных очках. Отсюда широко распространившееся прозвище Кўршермат, которое переводится с узбекского, как Слепой Шермат. Учился грамоте в родном кишлаке у муллы, затем окончил медресе в Маргилане. По не подтверждённым данным Шир Мухаммед-бек активно участвовал в восстании 1916 года[6].

Как уверждают сын Шир Мухаммед-бека Даврон Бек и племянник Анвар Бек их отец и дядя никогда до начала гражданской войны не покидал пределы Туркестана и в Российской тюрьме не сидел. Однако в этом им противоречат воспоминания известного башкирского тюрколога Заки Валиди[7]. То, что Шир Мухаммед-бек освободился из заключения вскоре после революции подтверждают воспоминания узбекского эмигранта Абдухамида Кочара из Аданы[8].

Родственники описывают, что летом 1917 года во время демонстрации в окрестностях Ташлака Шир Мухаммед-бек вступился за избиваемого полицейским земляка и "ударил полицейского, свалив его с лошади" и затем "избил его до смерти"[5]. Шир Мухаммед-бек его братья и друзья были вынуждены скрываться, после чего он вместе со сторонниками совершает нападение на тюрьму в Скобелеве, чтобы вооружиться[5].

Во главе повстанческого движения ФерганыПравить

 
Шир Мухаммед-бек Гази (отмечен цифрой 1) с ближайшими подвижниками: 2. Лашкарбаши[9] Нурмуххамедбек (его брат) 3. Лашкарбаши мулла Хатам; 4. главный секретарь Назир Кабави.

Махмуд-бек был лидером узбекского и туркменского басмачества в Средней Азии — (курбаши), сумевшим организовать басмачество в политческую силу и добиться крупных успехов в борьбе с советской властью, с 1920 года сумел получить официальную поддержку Кабула[2] и затем действовал и на севере Афганистана.

Осе­нью 1921 Эн­вер-па­ша в со­юзе с Кур­шир­ма­том (Кур-Шир-Му­хам­ме­дом) и Джуна­ид-ха­ном, за­хва­тил зна­чительную часть Бу­хар­ской на­род­ной со­вет­ской рес­пуб­ли­ки. Для борь­бы с ними в Тур­ке­стан при­бы­л главно­ко­мандующий РККА С. С. Ка­ме­нев, вместе с которым прибыли Г. К. Орд­жо­ни­кид­зе и Я. Х. Петерс. Лишь в ию­не – августе 1922 соз­да­нной Бу­хар­ской груп­пе войск под командованием Н. Е. Ка­ку­рина, за­тем П. А. Пав­лова удалось разгромить басмачей[10]. В мае 1920 года Шир Мухаммед-бек (Курширмат), являясь непримиримым, прочно закрепил за собой лидирующую позицию среди курбаши басмаческих формирований в Фергане.

По мнению аналитиков из ЧК Курширмат выдвинулся и стал заметной фигурой после сдачи РККА 6 марта 1920 года общеферганского главы повстанцев Мадамин-бека. Ему удалось объединить отряды до 1500 бойцов. В феврале 1921 года после ряда неудач он ушёл в Восточную Бухару, но затем опять вернулся и был активен до конца 1921 года, после чего вновь ушел в Восточную Бухару. С появлением Энвера-паши и под его влиянием Курширмат 12 января 1922 вновь возвращается в Ферганскую долину, пытаясь объединить вокруг себя все ферганское басмачество. По данным ЧК в сентябре 1922 года после ряда крупных поражений, ушёл в Афганистан, где поселился в Ханабаде[10].

Возможное участие в ликвидации "красного басмача" Мадамин-бекаПравить

 
Шир Мухаммед-бек Гази на многолюдном митинге (во втором ряду в центре у стола). Фото Макса Пенсона.

Прекративший борьбу и заключивший сотрудничество с Советской властью — курбаши Мадамин-бек, предложил Шир Мухаммед-беку посредничество в переходе на сторону новой власти. Шир Мухаммед-бек, подыграл Мадамин-беку, сообщив, что готов к переговорам, а сам подготовил ему западню[11].

По прибытию Мадамин-бека с отрядом в Уч-Курган на переговоры, Шир Мухаммед-бек арестовал Мадамин-бека и передал курбаши киргизских басмачей Хал-ходже — с кем у Мадамин-бека была личная острая вражда. В результате чего, Хал-ходжа отрубил Мадамин-беку голову. Большая часть формирований басмачества, некогда находящаяся в подчинении Мадамин-бека перешла под управление Махмуд-бека и Хал-ходжи[11].

В конце марта 1921 Курширмат согласился вести переговоры о мире советскими войсками[12]. А летом 1921 года он и его ближайший сподвижник Муэтдин-бек эти переговоры с советским командованием вели[13]. Но вёл их Курширмат весьма уклончиво. Выдвинутые им и другими руководителями басмачей требования об уступках по вопросам неприкосновенности шариата, восстановления суда и юстиции по шариату, частной собственности, права наследования и т. п. были "удовлетворены" командыванием РККА с соответствующими поправками, но повстанцы были не согласны сложить оружие[14]. По сведениям советских источников 12 сентября ему был предъявлен ультиматум сдать оружие. Курширмат опять избежал прямого ответа. После этого Красная Армия начала наступление против его частей в районе Маргелана[15].

В ноябре 1921-го года Шир Мухаммед-бек передал управление Ферганскими басмаческими формированиями курбаши Муэтдину, сам же переместился в Восточную Бухару, а оттуда перебрался в Афганистан[11].

Разведывательно-диверсионная деятельностьПравить

В 1925 году с Курширматом в Кабуле встречался агент ОГПУ Г. С. Агабеков с целью получить текст его соглашения с англичанами, выяснив, что такого соглашения не было, Агабеков потерял интерес к разработке Курширмата[16].

По данным ОГПУ в период Второй мировой войны (до 1942 года) — Махмуд-бек был главным агентом по сбору разведывательных данных в республиках Средней Азии и северном Афганистане в интересах — турецкой, японской и германской разведок[17]. Узбек по национальности, Махмуд-бек был опытным разведчиком. Благодаря созданной им разветвлённой разведывательной сети по обе стороны афгано-советской границы Махмуд-бек заработал большой капитал на торговле сведениями разведкам разных стран о текущей ситуации в Среднеазиатских республиках.

Помимо управления басмаческими формированиями, по заданию германской разведки в сентябре 1941 года расширил созданную им агентурно-диверсионную сеть на территории Советской Средней Азии, по средством которой занимался сбором разведывательной информации в регионе. По заданию германской разведки весной 1942 года сформировал в Северном Афганистане антисоветскую вооружённую организацию под названием «Унион». В её задачи входило возвращение на бухарский престол, находящегося в Кабуле, бывшего Эмира Сеид Алим-хана.

Руководство организацией «Унион»Править

Основная статья: Унион — Фаал (Абвер)

Первый руководитель организации «Унион» (Абвер) — антисоветской диверсионной организации, созданной абвером в начале 1941 года в Афганистане с целью сбора разведывательных данных и координации боевой деятельности басмаческих формирований для нападения на территорию Среднеазиатских республик СССР.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз, курбаши басмачества в афганском Туркестане встретили с воодушевлением. Курбаши среднеазиатской эмиграции, находящиеся в Кабуле, объявили Гитлера своим «спасителем». А те, кто остался на севере страны, уже в июле 1941 года стал готовить свои отряды к возобновлению нападений на советскую территорию. Молодёжь из богатых эмигрантских семей, предвкушая скорый приход немцев, начала спешно изучать немецкий язык.

Афганская монархия вела себя сдержано по отношению к многочисленным формированиям басмачей на севере страны, поскольку была уверена в том, что в короткий срок Советский Союз будет разгромлен Германией, а у Афганистана появится шанс нарастить территорию, некогда входящими во владения Эмира Бухарского и Хана Хивинского, руками тех же басмачей.

В докладе Средне-восточного отдела Народного Комиссариата иностранных дел от 4 апреля 1942 года отмечалось, что группа афганских военных во главе с принцем Мухаммед Даудом разрабатывала план военного похода против СССР. Кабульское Правительство, по данным советской разведки, было уверено в том, что части РККА, дислоцированные на советско-афганской границе, непременно будут переброшены на фронты для сражений с соединениями вермахта. И поэтому силами одной афганской дивизии, будет возможно овладеть Хивой и Бухарой.

Для укрепления отношений с басмаческими формированиями в Северном Афганистане, король Захир-шах заключил, с живущим в эмиграции в Кабуле сверженным Эмиром Бухары Сеидом Алим-ханом, секретное соглашение, которое предусматривало оказание Кабулу, басмаческими формированиями, вооруженной поддержки в случае столкновений с РККА.

В свою очередь курбаши басмачества всячески стремились закрепить договорённости с Кабулом на случай войны с СССР. В августе 1941 года курбаши наиболее крупного туркменского формирования Кызыл Аяк написал в адрес премьер-министра Хашим-хана письмо, в котором обращался с просьбой взять под своё покровительство Бухару и обязался, в случае необходимости поставить под ружьё до 40 тысяч вооруженных туркмен. Хашим-хан предложил всем курбаши держать свои формирования в полной боевой готовности, сориентировав, что удобный момент для нападения на СССР будет представлен после взятия вермахтом Москвы и Ленинграда. Летом 1941 года японская и германская миссии установили устойчивый контакт со всеми крупными курбаши среднеазиатского басмачества.

В августе 1941 года, по просьбе германской дипломатической миссии, Кацуби — японский поверенный, встретился с Сеидом Алим-ханом, проведя переговоры на предмет возможного сотрудничества против СССР. Бывший Эмир отказался от сотрудничества, однако окружение Сеида Алим-хана и многие курбаши басмачества охотно начали взаимодействие с агентами разведки Германии и Японии, сулившим большие средства за организацию партизанской деятельности на территории Советских Среднеазиатских республик.

В сентябре 1941 года Абвер поручила влиятельному среди басмачей узбекскому курбаши Махмуд-беку создание шпионско-диверсионную сети, по обе стороны советско-афганской границы. Это стало началом сотрудничества Махмуд-бека в качестве резидента абвера среди узбекских и туркменских формирований басмачей в Афганистане.

По заданию германской разведки Махмуд-бек создал осенью 1941 года в Баглане и Кундузе два опорных пункта для переброски в СССР немецких агентов. Весной 1942 году был перевербован Советской разведкой. В мае 1942 года был арестован официальной властью в Кабуле по требованию Великобритании. Арест Махмуд-бека на короткий срок дезорганизовал басмачество. Уже летом 1942 года была создана новая агентурно-диверсионная организация «Фаал».

Для данных разведок Махмуд-бек был ценным источником информации. Его уникальность состояла в управлении рабочей агентурной сетью. Даже после выдворения японского посла Китады, и попытки Кабульской власти выслать Махмуд-бека из Кабула, турецкий посол пригрозил Хашим-хану, на это, приспустить флаг над посольством Турции в Афганистане. Не желая эскалации дипломатических отношений с Анкарой, афганское руководство придержало это решение, оставив Махмуд-бека жить в Кабуле[18].

Осенью 1941 года К. Расмус — резидент германской внешнеполитической разведки в Кабуле приказал Махмуд-беку в северо-восточном афганском городе Баглан создать опорный пункт для переброски в СССР немецких агентов. С этой целью Махмуд-беку от немецкой миссии в Кабуле было передано 40 тысяч афгани.

Для выполнения приказа, данных средств было недостаточно. Однако, чтобы укрепить сотрудничество и доказать К. Расмусу и Д. Витцелю, свой потенциал и обосновать увеличения денежных субсидий, Махмуд-бек, доложил, о создании для абвера двух, вместо одного, опорных пунктов в северо-восточном Афганистане: в городах Баглан и Кундуз. К сказанному абверу, Махмуд-бек добавил — о вербовке им бывшего офицера Хамра Гуль-бека, который с осени 1941 года возглавил опорный пункт Абвера в Баглане[18].

В Кундузе в распоряжение абвера Махмуд-бек предоставил две явки. Успехи деятельности Махмуд-бека по созданию своей агентурной сети в Афганистане полностью удовлетворяли начальство абвера[18].
В ноябре 1941 года Махмуд-бек получил от абвера приказ на ускорение организации шпионской разведывательной сети в Среднеазиатских республиках СССР. Для этого ему было приказано вербовать агентов из числа советских граждан в Средней Азии, наладить сбор информации о политической обстановки в данном регионе. К. Расмуса поручил также, начать подготовку диверсионных групп для переброски на Советскую территорию[18].

Накануне наступления вермахта на Сталинград и Кавказ руководитель резидентуры Абвера в Кабуле Дитрих Витцель получил из Берлина приказ создать в Среднеазиатских республиках СССР разветвлённую агентурно-диверсионную сеть. В соответствии с показаниями о деятельности абвера в Афганистане, уже после победы СССР во Второй мировой войне, бывший немецкий посол в Кабуле Ганс Пильгер в ходе допроса в «Бутырке» сообщил о том, что в 1942 году Д. Витцель планировал развитие широкой агентурной сети в южной части Туркменской ССР, Таджикской ССР и Узбекской ССР для того чтобы они были:

  • Способны подготовить и заслать диверсионные группы на территорию Советских Среднеазиатских республик для уничтожения мостов, линий связи и складов с продовольствием.
  • Сформировать партизанские формирования в этих республиках и подготовить площадки для приёма немецких десантов.
  • Осуществлять диверсии против советских аэродромов[18].

Посольство Германии в Кабуле через Махмуд-бека гарантировало курбаши басмачей большое количество оружия и лошадей. Д. Витцель и К. Расмус в начале 1942 года рекомендовали Махмуд-беку представить списки среднеазиатской эмиграции, участвующей налётах на СССР. Резиденты абвера в Афганистане обещали Махмуд-беку и дружественным ему курбаши, выделение немецкой миссией в Кабуле денежных средств, для обеспечения оружием и лошадьми. Для большего выманивания средств у абвера, узбекские и туркменские курбаши, через Махмуд-бека, направили К. Расмусу и Д. Витцелю списки, в несколько раз завышающие фактическую численность своих формирований[17].

Так до мая 1942 года, резидентом абвера в среде узбекского и туркменского басмачества был назначен Махмуд-бек, который при поддержке абвера к весне 1942 года создал в Северном Афганистане антисоветскую организацию, получившую название «Унион». Цель данной организации состояла в отвоёвывании территории Бухарского эмирата и возвращение на престол бывшего Эмира Сеид Алим-хана.

Усилия Абвера и японской разведки по провоцированию басмаческих нападений на советскую территорию были на контроле разведки СССР, имевшей широкую агентурную сеть в Северном Афганистане. На определённом этапе, Советской разведкой было принято решение о перевербовке Махмуд-бека за денежные средства и получение исчерпывающей информации об «Унионе». В начале 1942 года советская разведка вела пристальное наблюдение за деятельностью абвера и антисоветских эмигрантских организаций в Северном Афганистане[17].

В мае 1942 года Махмуд-бек был арестован афганской полицией по запросу Англии. Оказалось, что К. Расмус использовал Махмуд-бека не только для получения сведений о шпионско-диверсионной деятельности против Советского Союза, но и сбора разведывательной информации об обстановке в Индии. На должности руководителя организации «Унион» его сменил курбаши Сеид Мубашир-хан Тирази.
На этапе успешного наступления немецко-фашистских войск на Сталинград и Кавказ летом 1942 года антисоветские организации, сформированные из общины среднеазиатской эмиграции в Афганистане, начали активную подготовку к нападению на Советский Союз. Выход из игры Махмуд-бека на незначительный срок дезорганизовал басмаческое сообщество[18].

СемьяПравить

  • Первая жена (с 1916) — имя?, дочь мингбаши Музаффарбека[5]
    • Дочь — имя?[5],
  • Вторая жена (с 1926) — Зульфинисо (?—1972) родом из Андижана, похоронена в Адане[5]
    • Сын — Давронбек, позднее Даврон Бек (род. 1927), живёт в США[5]
    • Сын — Джахонгирбек, умер в детстве, похоронен в Кабуле[5]
    • Дочь — Саодатхон, живёт в г. Адана (Турция)[5].
    • Дочь — Хосиятхон, умерла в детстве, похоронена в Кабуле[5]
  • Брат — Ташмухаммадбек, был назначен послом Курширмата в Афганистане[5]
  • Брат — Рузмухаммадбек[5],
  • Брат — Шермухаммадбек[5],
  • Брат — Тожмухаммадбек[5],
  • Брат — Нурмухаммадбек (1899?—10 января 1984, Адана[8])
  • Сестра — Туфахон[5]
  • Сестра — Савринисохон[5]

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

  1. Иные транскрипции Гурва, Горбува, Гарбува, Гарви [1], Корбува [2] рядом с современным Ташлакским районом Ферганской долины
  2. 1 2 Пылёв А. И. Басмачество в Средней Азии: этнополитический срез (взгляд из XXI века). — Кыргызско-Российский славянский университет, 2006. — 228 с.
  3. Севостьянов Г. Н. (составитель). "Совершенно секретно": Лубянка - Сталину о положении в стране. 1929-1954 гг. — Институт российской истории РАН, 2004. — 776 с.
  4. Ещё раз о Шермухаммад-беке и авторе книги о нём — Джонриде Абдуллаханове
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Мавлон Шукурзода, Гули Юлдашева. Курбаши Шермухаммадбек - по воспоминаниям его родных
  6. 'Шермухаммад-бек m // Сайт Кокшетау Азия.
  7. Валиди З. Т. Воспоминания. Борьба народов Туркестана и других восточных мусульман-тюрков за национальное бытие и сохранение культуры // Уфа, «Китаб», 1998. Цит. по: [3]
  8. 1 2 Бахтияр Шахназаров. Узбеки Турции (часть III). «Басмачи» или участники национально-освободительного движения?
  9. Военачальник на узбекском
  10. 1 2 БАСМАЧЕСТВО • Большая российская энциклопедия - электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения 12 марта 2019.
  11. 1 2 3 Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Глава 9. «Борьба с басмачами продолжается» с. 55, 190
  12. Сводка о басмачестве
  13. Петр Алешкин, Юрий Васильев. Крестьянские восстания в Советской России (1918—1922 гг.) в 2 томах. Том второй
  14. ru/h/kozlovsky_e/04.html Козловский Е. Красная Армия в Средней Азии. — Ташкент: Издание Политуправления Ср.-Аз. В. О., 1928. (недоступная ссылка)
  15. Разгром басмачества
  16. Агабеков Г. С. ЧК за работой, Москва_берлин. 2015 Директ-Медиа 332 c. ISBN:978-5-600-4475-5895-6
  17. 1 2 3 Дауди И. Д. Большая игра в Афганистан. 2019 — Глава «Ибрагим-бек» c. 69. — 211 — ISBN:978-5-600-023-888-8
  18. 1 2 3 4 5 6 Дауди И. Д. Большая игра в Афганистан. 2019 — Глава «Фаал» — «Унион» (проект Абвера) с. 76-89. — 211 — ISBN:978-5-600-023-888-8