Открыть главное меню

Махмуд-бек (узб. Mahmood-bek), полное имя Курширмат Шир Мухаммед (или Мухаммад-бек Гази)[1][2] (1895, Гарбаба, Ферганская область — 1974) — видный деятель басмаческого движения, с 1921 года в эмиграции.

Первый руководитель организации «Унион» (Абвер) — антисоветской диверсионной организации, созданной абвером в начале 1941 года в Афганистане с целью сбора разведывательных данных и координации боевой деятельности басмаческих формирований для нападения на территорию Среднеазиатских республик СССР.

Махмуд-бек был лидером узбекского и туркменского басмачества в Средней Азии — (курбаши), сумевшим организовать басмачество в политческую силу и добиться крупных успехов в борьбе с советской властью, с 1920 года сумел получить официальную поддержку Кабула[1] и затем действал и на севере Афганистана.

Осе­нью 1921 Эн­вер-па­ша в со­юзе с Кур­шир­ма­том (Кур-Шир-Му­хам­ме­дом) и Джуна­ид-ха­ном, за­хва­тил зна­чительную часть Бу­хар­ской на­род­ной со­вет­ской рес­пуб­ли­ки. Для борь­бы с ними в Тур­ке­стан при­бы­л главно­ко­мандующий РККА С. С. Ка­ме­нев, вместе с которым прибыли Г. К. Орд­жо­ни­кид­зе и Я. Х. Петерс. Лишь в ию­не – августе 1922 соз­да­нной Бу­хар­ской груп­пе войск под командованием Н. Е. Ка­ку­рина, за­тем П. А. Пав­лова удалось разгромить басмачей.[3].

Содержание

Ликвидация лояльных к Советской власти курбашиПравить

В мае 1920 года Махмуд-бек (Курширмат), являясь непримиримым, прочно закрепил за собой лидирующую позицию среди курбаши басмаческих формирований в Фергане. Прекративший борьбу и заключивший сотрудничество с Советской властью — курбаши Мадамин-бек, предложил Махмуд-беку посредничество в переходе на сторону новой законной власти. Махмуд-бек, подыграл Мадамин-беку, сообщив, что готов к переговорам, а сам подготовил ему западню[4].

По прибытию Мадамин-бека с отрядом в Уч-Курган на переговоры, Махмуд-бек арестовал Мадамин-бека и передал курбаши киргизских басмачей Хал-ходже — с кем у Мадамин-бека была личная острая вражда. В результате чего, Хал-ходжа отрубил Мадамин-беку голову. Большая часть формирований басмачества, некогда находящаяся в подчинении Мадамин-бека перешла под управление Махмуд-бека и Хал-ходжи[5].

В ноябре 1921-го года Махмуд-бек передал управление Ферганскими басмаческими формированиями курбаши Муэтдину, сам же переместился в Восточную Бухару, а оттуда перебрался в Афганистан[6].

Разведывательно-диверсионная деятельностьПравить

По данным ОГПУ в период Второй мировой войны (до 1942 года) — Махмуд-бек был главным агентом по сбору разведывательных данных в республиках Средней Азии и северном Афганистане в интересах — турецкой, японской и германской разведок[7]. Узбек по национальности, Махмуд-бек был опытным разведчиком. Благодаря созданной им разветвлённой разведывательной сети по обе стороны афгано-советской границы Махмуд-бек заработал большой капитал на торговле сведениями разведкам разных стран о текущей ситуации в Среднеазиатских республиках.

Помимо управления басмаческими формированиями, по заданию германской разведки в сентябре 1941 года расширил созданную им агентурно-диверсионную сеть на территории Советской Средней Азии, по средством которой занимался сбором разведывательной информации в регионе. По заданию германской разведки весной 1942 года сформировал в Северном Афганистане антисоветскую вооружённую организацию под названием «Унион». В её задачи входило возвращение на бухарский престол, находящегося в Кабуле, бывшего Эмира Сеид Алим-хана.

Руководство организацией «Унион»Править

Нападение фашистской Германии на Советский Союз, курбаши басмачества в афганском Туркестане встретили с воодушевлением. Курбаши среднеазиатской эмиграции, находящиеся в Кабуле, объявили Гитлера своим «спасителем». А те, кто остался на севере страны, уже в июле 1941 года стал готовить свои отряды к возобновлению нападений на советскую территорию. Молодёжь из богатых эмигрантских семей, предвкушая скорый приход немцев, начала спешно изучать немецкий язык.

Афганская монархия вела себя сдержано по отношению к многочисленным формированиям басмачей на севере страны, поскольку была уверена в том, что в короткий срок Советский Союз будет разгромлен Германией, а у Афганистана появится шанс нарастить территорию, некогда входящими во владения Эмира Бухарского и Хана Хивинского, руками тех же басмачей.

В докладе Средне-восточного отдела Народного Комиссариата иностранных дел от 4 апреля 1942 года отмечалось, что группа афганских военных во главе с принцем Мухаммед Даудом разрабатывала план военного похода против СССР. Кабульское Правительство, по данным советской разведки, было уверено в том, что части РККА, дислоцированные на советско-афганской границе, непременно будут переброшены на фронты для сражений с соединениями вермахта. И поэтому силами одной афганской дивизии, будет возможно овладеть Хивой и Бухарой.

Для укрепления отношений с басмаческими формированиями в Северном Афганистане, король Захир-шах заключил, с живущим в эмиграции в Кабуле сверженным Эмиром Бухары Сеидом Алим-ханом, секретное соглашение, которое предусматривало оказание Кабулу, басмаческими формированиями, вооруженной поддержки в случае столкновений с РККА.

В свою очередь курбаши басмачества всячески стремились закрепить договорённости с Кабулом на случай войны с СССР. В августе 1941 года курбаши наиболее крупного туркменского формирования Кызыл Аяк написал в адрес премьер-министра Хашим-хана письмо, в котором обращался с просьбой взять под своё покровительство Бухару и обязался, в случае необходимости поставить под ружьё до 40 тысяч вооруженных туркмен. Хашим-хан предложил всем курбаши держать свои формирования в полной боевой готовности, сориентировав, что удобный момент для нападения на СССР будет представлен после взятия вермахтом Москвы и Ленинграда. Летом 1941 года японская и германская миссии установили устойчивый контакт со всеми крупными курбаши среднеазиатского басмачества.

В августе 1941 года, по просьбе германской дипломатической миссии, Кацуби — японский поверенный, встретился с Сеидом Алим-ханом, проведя переговоры на предмет возможного сотрудничества против СССР. Бывший Эмир отказался от сотрудничества, однако окружение Сеида Алим-хана и многие курбаши басмачества охотно начали взаимодействие с агентами разведки Германии и Японии, сулившим большие средства за организацию партизанской деятельности на территории Советских Среднеазиатских республик.

В сентябре 1941 года Абвер поручила влиятельному среди басмачей узбекскому курбаши Махмуд-беку создание шпионско-диверсионную сети, по обе стороны советско-афганской границы. Это стало началом сотрудничества Махмуд-бека в качестве резидента абвера среди узбекских и туркменских формирований басмачей в Афганистане.

По заданию германской разведки Махмуд-бек создал осенью 1941 года в Баглане и Кундузе два опорных пункта для переброски в СССР немецких агентов. Весной 1942 году был перевербован Советской разведкой. В мае 1942 года был арестован официальной властью в Кабуле по требованию Великобритании. Арест Махмуд-бека на короткий срок дезорганизовал басмачество. Уже летом 1942 года была создана новая агентурно-диверсионная организация «Фаал».

Для данных разведок Махмуд-бек был ценным источником информации. Его уникальность состояла в управлении рабочей агентурной сетью. Даже после выдворения японского посла Китады, и попытки Кабульской власти выслать Махмуд-бека из Кабула, турецкий посол пригрозил Хашим-хану, на это, приспустить флаг над посольством Турции в Афганистане. Не желая эскалации дипломатических отношений с Анкарой, афганское руководство придержало это решение, оставив Махмуд-бека жить в Кабуле[8].

Осенью 1941 года К. Расмус — резидент германской внешнеполитической разведки в Кабуле приказал Махмуд-беку в северо-восточном афганском городе Баглан создать опорный пункт для переброски в СССР немецких агентов. С этой целью Махмуд-беку от немецкой миссии в Кабуле было передано 40 тысяч афгани.

На выполнения приказа, данных средств было недостаточно. Однако, чтобы укрепить сотрудничество и доказать К. Расмусу и Д. Витцелю, свой потенциал и обосновать увеличения денежных субсидий, Махмуд-бек, доложил, о создании для абвера двух, вместо одного, опорных пунктов в северо-восточном Афганистане: в городах Баглан и Кундуз. К сказанному абверу, Махмуд-бек добавил — о вербовке им бывшего офицера Хамра Гуль-бека, который с осени 1941 года возглавил опорный пункт Абвера в Баглане[9].

В Кундузе в распоряжение абвера Махмуд-бек предоставил две явки. Успехи деятельности Махмуд-бека по созданию своей агентурной сети в Афганистане полностью удовлетворяли начальство абвера[10].
В ноябре 1941 года Махмуд-бек получил от абвера приказ на ускорение организации шпионской разведывательной сети в Среднеазиатских республиках СССР. Для этого ему было приказано вербовать агентов из числа советских граждан в Средней Азии, наладить сбор информации о политической обстановки в данном регионе. К. Расмуса поручил также, начать подготовку диверсионных групп для переброски на Советскую территорию[11].

Накануне наступления вермахта на Сталинград и Кавказ руководитель резидентуры Абвера в Кабуле Дитрих Витцель получил из Берлина приказ создать в Среднеазиатских республиках СССР разветвлённую агентурно-диверсионную сеть. В соответствии с показаниями о деятельности абвера в Афганистане, уже после победы СССР во Второй мировой войне, бывший немецкий посол в Кабуле Ганс Пильгер в ходе допроса в «Бутырке» сообщил о том, что в 1942 году Д. Витцель планировал развитие широкой агентурной сети в южной части Туркменской ССР, Таджикской ССР и Узбекской ССР для того чтобы они были:

  • Способны подготовить и заслать диверсионные группы на территорию Советских Среднеазиатских республик для уничтожения мостов, линий связи и складов с продовольствием.
  • Сформировать партизанские формирования в этих республиках и подготовить площадки для приёма немецких десантов.
  • Осуществлять диверсии против советских аэродромов[12].

Посольство Германии в Кабуле через Махмуд-бека гарантировало курбаши басмачей большое количество оружия и лошадей. Д. Витцель и К. Расмус в начале 1942 года рекомендовали Махмуд-беку представить списки среднеазиатской эмиграции, участвующей налётах на СССР. Резиденты абвера в Афганистане обещали Махмуд-беку и дружественным ему курбаши, выделение немецкой миссией в Кабуле денежных средств, для обеспечения оружием и лошадьми. Для большего выманивания средств у абвера, узбекские и туркменские курбаши, через Махмуд-бека, направили К. Расмусу и Д. Витцелю списки, в несколько раз завышающие фактическую численность своих формирований[13].

Так до мая 1942 года, резидентом абвера в среде узбекского и туркменского басмачества был назначен Махмуд-бек, который при поддержке абвера к весне 1942 года создал в Северном Афганистане антисоветскую организацию, получившую название «Унион». Цель данной организации состояла в отвоёвывании территории Бухарского эмирата и возвращение на престол бывшего Эмира Сеид Алим-хана.

Усилия Абвера и японской разведки по провоцированию басмаческих нападений на советскую территорию были на контроле разведки СССР, имевшей широкую агентурную сеть в Северном Афганистане. На определённом этапе, Советской разведкой было принято решение перевербовке Махмуд-бека, за денежные средства и получить исчерпывающую информацию об «Унионе». В начале 1942 года советская разведка вела пристальное наблюдение за деятельностью абвера и антисоветских эмигрантских организаций в Северном Афганистане[14].

В мае 1942 года Махмуд-бек был арестован афганской полицией по запросу Англии. Оказалось, что К. Расмус использовал Махмуд-бека не только для получения сведений о шпионско-диверсионной деятельности против Советского Союза, но и сбора разведывательной информации об обстановке в Индии. На должности руководителя организации «Унион» его сменил курбаши Сеид Мубашир-хан Тирази.
На этапе успешного наступления немецко-фашистских войск на Сталинград и Кавказ летом 1942 года антисоветские организации, сформированные из общины среднеазиатской эмиграции в Афганистане, начали активную подготовку к нападению на Советский Союз. Выход из игры Махмуд—бека на незначительный срок дезорганизовал басмаческое сообщество[15].

См. такжеПравить

СсылкиПравить

ЛитератураПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 А. И. Пылёв. Басмачество в Средней Азии: этнополитический срез (взгляд из XXI века). — Кыргызско-Российский славянский университет, 2006. — 228 с.
  2. Руссиян С. Ф. С. Р. Государственное политическое управление, Григорий Николаевич Севостьянов. "Совершенно секретно": 1929 г. — Институт российской истории РАН, 2004. — 776 с.
  3. БАСМАЧЕСТВО • Большая российская энциклопедия - электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения 12 марта 2019.
  4. Д.Л. Голинков «Крушение антисоветского подполья в СССР» ГЛАВА 9. «Борьба с басмачами продолжается» с. 55
  5. Д.Л. Голинков «Крушение антисоветского подполья в СССР» ГЛАВА 9. «Борьба с басмачами продолжается» с. 55
  6. Д.Л. Голинков «Крушение антисоветского подполья в СССР» ГЛАВА 9. «Борьба с басмачами продолжается» с. 190
  7. Дауди И.Д. «Большая игра в Афганистан» 2019 — Глава «Ибрагим-бек» c. 69; с. (76-89) — 211 — ISBN:978-5-600-023-888-8
  8. И. Дауди «Большая игра в Афганистан» c. 69; с. (76-89) — 211 «Фаал» — «Унион» (проект Абвера)
  9. И. Дауди «Большая игра в Афганистан» c. 69; с. (76-89) — 211 «Фаал» — «Унион» (проект Абвера)
  10. И. Дауди «Большая игра в Афганистан» c. 69; с. (76-89) — 211 «Фаал» — «Унион» (проект Абвера)
  11. И. Дауди «Большая игра в Афганистан» c. 69; с. (76-89) — 211 «Фаал» — «Унион» (проект Абвера)
  12. И. Дауди «Большая игра в Афганистан» c. 69; с. (76-89) — 211 «Фаал» — «Унион» (проект Абвера)
  13. Дауди И.Д. «Большая игра в Афганистан» 2019 — Глава «Ибрагим-бек» c. 69; с. (76-89) — 211 — ISBN:978-5-600-023-888-8
  14. Дауди И.Д. «Большая игра в Афганистан» 2019 — Глава «Ибрагим-бек» c. 69; с. (76-89) — 211 — ISBN:978-5-600-023-888-8
  15. И. Дауди «Большая игра в Афганистан» c. 69; с. (76-89) — 211 «Фаал» — «Унион» (проект Абвера)