Московский институт востоковедения

Моско́вский институ́т востокове́дения (МИВ) — высшее учебное заведение, существовавшее в 19211954 годах в Москве.

Московский институт востоковедения
(МИВ)
Международное название Moscow Institute of Oriental Studies
Прежнее название Лазаревский институт
Год основания 1921
Расположение  СССР, Москва

27 октября 1921 года произошла интеграция всех московских востоковедных учебных заведений (в том числе Лазаревского института), включая восточные отделения в разных вузах, в единый институт.[1]

ИсторияПравить

Создание МИВ стало результатом мероприятий по реформированию Лазаревского института сообразно требованиям новой политической ситуации, сложившейся после 1917 г.

В 1919 г. Лазаревский Переднеазиатский институт был переименован в Армянский институт, который так и не заработал в полную силу. В 1920 г. на той же базе был создан Центральный институт живых восточных языков с последующим упразднением Армянского института.

 
Здание института в Армянском переулке (1921-1924 гг.)

С этого момента в образовательном процессе стал делаться акцент на практическое востоковедение, связанное с обслуживанием насущных политических потребностей государства, а в планы подготовки специалистов были введены ранее не изучавшиеся в Лазаревском институте языки Индии и стран Дальнего Востока.

В 1921 г. продолжение реформы приводит к возникновению Московского института востоковедения, которому в 1925 г. было присвоено имя председателя ЦИК Союза ССР Н. Н. Нариманова.[2]

Институт сыграл важную роль в основании школы индийской филологии в Москве. Уже в 1920 г. Мелитина Клягина-Кондратьева сразу по окончании 2-го Московского государственного университета начала в институте преподавание урду, который освоила самостоятельно, заинтересовавшись индийской культурой.[3]

Её почин в дальнейшем подхватил носитель языка, поэт Эс-Хабиб Вафа, автор учебника урду на русском языке, сменивший Клягину-Кондратьеву на посту завкафедрой и занимавший его до своей смерти в 1936 г.[4]

По оценке В. Г. Дацышена, курсом китайского языка Всеволода Колоколова в МИВ в 1922 г. «была начата систематическая подготовка китаеведов в Москве».[5]

В середине 1920-х гг. предполагалось, что дальневосточное, ближневосточное и южноазиатское направления работы института будут дополнены североафриканским (с изучением арабского и французского/английского языков), однако этого в итоге не произошло.[6]

В 1934 г. с учетом событий в Маньчжурии в составе МИВ был создан особый японский сектор для подготовки военных переводчиков.[7]

 
Здание института в Большом Златоустинском переулке (1924-1936 гг.)

В 1939 г. в МИВ под руководством Мартироса Асланова впервые в СССР было начато преподавание пушту.[8]

В том же году МИВ преобразован во Всесоюзный институт восточных языков.[9]

В июле 1940 г. при вузе открыт военный факультет. Осенью 1941 г. институт был направлен в эвакуацию в Фергану, однако военный факультет в апреле 1942 г. переместился в город Ставрополь Куйбышевской области (ныне Тольятти), где вошёл в состав вновь созданного Военного института иностранных языков.[10] В конце 1943 г. по возвращении в Москву вуз получил обратно прежнее название — МИВ.[9]

Весной 1944 г. наркому иностранных дел СССР поступило предложение о создании Института международных отношений путем слияния МИВ с факультетом международных отношений МГУ, но решением наркома новый институт был организован без упразднения МИВ.[11]

С 1945 г. старшекурсники МИВ, изучавшие японский язык, направлялись в годичные командировки на юг Сахалина в качестве переводчиков для вновь формируемых органов советской власти.[12] В Тоёхаре (ныне Южно-Сахалинск) функционировал филиал МИВ.[13]

После войны в МИВ продолжилось расширение перечня изучаемых языков. В 1945 г. было создано корейское отделение, необходимость которого была обусловлена обостряющейся обстановкой на Корейском полуострове.[14] В связи с деколонизацией на полуострове Индостан в 1947 г. стал изучаться язык хинди.[15] В 1949 г. пионер малайских исследований в Советском Союзе Людмила Мерварт приступила к преподаванию индонезийского языка, подключив к этой работе и своих студентов-старшекурсников из Военного института иностранных языков.[16]

В начале 1950-х гг. началась подготовка к расширению спектра изучаемых языков Юго-Восточной Азии. В институте были переведены и изданы курс вьетнамского языка[17] и пособие по тагальской грамматике.[18] Л. Мерварт стала на дому заниматься со студентами тагальским языком.[19]

В 1954 г. МИВ был закрыт. Основанием для закрытия стало постановление Совета министров № 1341 от 1 июля 1954 г., где указывалось на нехватку в стране специалистов по ряду государств Юго-Восточной Азии (при переизбытке японистов, тюркологов и монголоведов) и ряд недостатков в подготовке востоковедных кадров. Среди мер по улучшению сложившейся ситуации в постановлении было названо объединение МИВ с Московским государственным институтом международных отношений.[20]

В результате преподаватели и студенты пятого курса МИВ были переведены в МГИМО, а студенты других курсов подлежали распределению по другим вузам.[21]

Отзывы о МИВПравить

Положительные

Большой вклад в дело подготовки нового послевоенного поколения японоведов-профессионалов внесли <…> преподаватели института, включая как лингвистов, так и специалистов по истории, географии и другим страноведческим дисциплинам.

И. А. Латышев, выпускник МИВ 1949 г., доктор исторических наук[22]

Китайскому языку нас учили энтузиасты, которые не только были влюблены в этот язык, но и великолепно знали его <…>. В общем и целом в МИВе мы получили довольно хорошую основу для того, чтобы быть страноведами по Китаю, как было написано у нас в дипломе.

Ю. М. Галенович, выпускник МИВ 1954 г., доктор исторических наук[23]

Наше учебное заведение <…> дало нам невероятно много. Богатейшая библиотека, замечательные преподаватели. Например, Клавдия Викторовна Оде-Васильева, родившаяся в самом Назарете.

Ф. М. Сейфуль-Мулюков, выпускник МИВ 1954 г., журналист-международник (специализация — арабский язык).[24]

 
Здание института на Маросейке (1936-1943 гг.)

Отрицательные

Историю Китая и историю Востока нам преподавали слабо, экономику мы не изучали вовсе. <…> Уровень нашей подготовки мы поняли в Китае. Читая газеты и книги, столкнулись со своим практически полным незнанием страны.

Л. П. Делюсин, выпускник МИВ 1950 г., доктор исторических наук[25]

<…> в процессе обучения тексты писались на доске и переписывались студентами. Грамматика излагалась устно в самой примитивной форме, что объяснялось весьма невысоким уровнем знаний самих преподавателей (за редким исключением).

А. И. Медовой, выпускник МИВ 1952 г., кандидат экономических наук (специализация — язык хинди)[26]

Лишь под конец обучения стали читать на занятиях одну-единственную бенгальскую газету. <…> Современные индийские языки изучались скорее как мертвые.

Э. Н. Комаров, выпускник МИВ 1950 г., кандидат исторических наук[27]

Адреса в МосквеПравить

 
Здание института в Ростокинском проезде (1943-1954 гг.)

1921—1924 — Армянский пер., д. 2.

1924—1936 — Б. Златоустинский пер., д. 1.

1936—1943 — ул. Маросейка, д. 2/15.

1943—1954 — Ростокинский пр., д. 13а (бывшее здание ИФЛИ).[28]






РуководителиПравить

1920—1921 — М. О. Аттая

1921—1922 — А. Е. Снесарев

 
А.Е. Снесарев

1922—1923 — Г. Б. Скалов

1923—1927 — М. П. Павло́вич (Вельтман)

1927—1928 — С. Д. Асфендиаров

1928—1929 — Петр Михайлович Никифоров

1930—1931 — Л. И. Рузер

1931—1937 — А. Г. Гамбаров

1937—1938 — Владимир Сергеевич Москалев

1939—1941 — Михаил Николаевич Благовещенский

1941 — Прокопий Ильич Фесенко

1942 — Сергей Николаевич Степанов

1942—1943 — Прокопий Ильич Фесенко

1943—1945 — Андрей Иванович Ловков

1945 — Прокопий Ильич Фесенко

1945—1948 — Серафим Прокофьевич (Прокопьевич) Котляров

1948—1952 — Дмитрий Иванович Тарковский

1952—1954 — Константин Андреевич Болдырев

Известные преподавателиПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Главы из истории московского востоковедения. Лазаревский Институт — Московский институт востоковедения — МГИМО. Под общ. ред. А. В. Торкунова. М.: Аспект Пресс, 2015, с. 222.
  2. Главы из истории московского востоковедения. Лазаревский Институт — Московский институт востоковедения — МГИМО. Под общ. ред. А. В. Торкунова. М.: Аспект Пресс, 2015, с. 211, 213, 215—216, 219, 222, 227.
  3. Н. П. Шастина, Л. С. Брагинский, В. И. Павлов. Памяти Мелитины Ивановны Клягиной-Кондратьевой//Народы Азии и Африки, № 6/1971, с. 241.
  4. Шаститко П. М. События и судьбы: из истории становления советского востоковедения. М.: Наука, 1985, с. 26; Брагинский И. С. Проблемы востоковедения: актуальные вопросы вост. литературоведения. М.: Наука, 1974, с. 465.
  5. Дацышен В. Г. Становление Московского института востоковедения (из истории советского востоковедного образования)// Россия и Восток: взаимодействие стран и народов: Труды Х Всероссийского съезда востоковедов, посвященного 125-летию со дня рождения выдающегося востоковеда Ахмет-Заки Валиди Тогана. Книга 1. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2015, с. 20.
  6. История и задачи новых востоковедных вузов (К пятилетию Московского института востоковедения)//Павлович М. П. Восток в борьбе за независимость. М.: Главная редакция восточной литературы, 1980, с. 262—263.
  7. Биткина С. Капитуляцию японцам объявила женщина.
  8. К. А. Лебедев. М. Г. Асланов. «Афганско-русский словарь»//Советская этнография. № 5. 1967, с. 202.
  9. 1 2 Главы из истории московского востоковедения. Лазаревский Институт — Московский институт востоковедения — МГИМО, с. 243.
  10. К.Кокарев. Из истории Российского Военного института иностранных языков..
  11. Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1802—2002: В 3 т. Т.2. М.: ОЛМА-ПРЕСС, с. 303.
  12. Ким И.П. Развитие территорий, присоединенных к СССР после второй мировой войны (Восточная Пруссия, Южный Сахалин, Курильские острова). 1945 – первая половина 1949 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Южно-Сахалинск, 2010.
  13. Браславский И. Я., Федосеев И. А. Справочник для поступающих в высшие учебные заведения Союза ССР в 1946 г. М.: «Советская наука», 1946, с. 116.
  14. В. Н. Дмитриева. О днях былых московского корееведения..
  15. Главы из истории московского востоковедения. Лазаревский Институт — Московский институт востоковедения — МГИМО, с. 353.
  16. Н. Ф. Алиева. Л. А. Мерварт (1888—1965) — зачинатель индонезийской филологии в СССР//Слово об учителях. М.: Наука, 1988, с. 140.
  17. Бюльто Р. Курс анамитского языка. М.: МИВ, 1953.
  18. Алехандро Р. Грамматика тагальского языка. Кн. 1. М.: МИВ, 1953.
  19. Алиева Н. Ф. Структурно-типологическое исследование языков Юго-Восточной Азии. — М: ИВРАН, 2015, с. 16.
  20. Главы из истории московского востоковедения. Лазаревский Институт — Московский институт востоковедения — МГИМО. Под общ. ред. А. В. Торкунова. М.: Аспект Пресс, 2015, с. 246.
  21. Шаститко П. М., Чарыева Н. К. Как закрывали Московский институт востоковедения // Восток. Афро-азиатские общества: история и современность. № 6. 2002, с. 93.
  22. Латышев И. А. Япония, японцы и японоведы. М.: Алгоритм, 2001, с. 14.
  23. Галенович Ю. М. Заметки китаеведа. М.: Муравей, 2002, с. 7.
  24. Фарид Сейфуль-Мулюков.
  25. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ КИТАЯ - Интервью с Делюсиным.
  26. А. И. Медовой. Мой друг и коллега О. Г. Ульциферов // Вестник МГИМО-Университета. — 2012. — № 4, с. 288.
  27. Ветераны востоковедения о себе. Бюллетень общества востоковедов РАН. Приложение 6. М.: ГРВЛ, 2010, с. 22.
  28. Лебедева О. Московский институт востоковедения им. Н. Н. Нариманова (недоступная ссылка). Дата обращения 27 марта 2017. Архивировано 27 марта 2017 года.

СсылкиПравить