Открыть главное меню

Мятлева, Прасковья Ивановна

Прасковья Ивановна Мятлева (урождённая графиня Салтыкова; 7 [18] мая 177211 [23] декабря 1859[1]) — фрейлина и статс-дама двора, славившаяся своим богатством. Супруга сенатора П. В. Мятлева и мать известного стихотворца Ивана Мятлева.

Прасковья Ивановна Мятлева
Портрет
Имя при рождении Прасковья Ивановна Салтыкова
Дата рождения 18 (29) мая 1772
Дата смерти 23 декабря 1859 (4 января 1860) (87 лет)
Место смерти
Страна
Отец Иван Петрович Салтыков
Мать Дарья Петровна Чернышёва
Супруг Пётр Васильевич Мятлев
Дети Иван, Пётр, Екатерина, Софья, Варвара
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Старшая дочь фельдмаршала Ивана Петровича Салтыкова и его жены Дарьи Петровны Чернышёвой. Получила домашнее воспитание по руководством матери, в духе полученного ею самой образования на европейский лад, и, как писал Ф. Ф. Вигель, представляла собой «совершенство неподражаемого тона, соединяя всю важность русских боярынь с непринужденной учтивостью, с точностью приличий, которым отличались дюшессы прежних времен»[2].

17 (28) октября 1792 года была пожалована Екатериной II во фрейлины, причем совершенно отличным от других образом. На малом собрании в Эрмитаже императрица вручила графине Дарье Салтыковой и сестре её, княгине Наталье Голицыной, по пакету, приказав обменяться ими и не раскрывать до следующего утра, когда каждая из них нашла в нём по вензелю для своей старшей дочери[3].

В феврале 1795 года в Петербурге была объявлена невестой камергера Петра Васильевича Мятлева. Свадьба состоялась в апреле того же года при дворе. Этот союз в обществе восприняли неоднозначно. «Удивительный брак графини Прасковьи Ивановны Салтыковой, которая всегда равного себе по состоянию и по летам найти бы могла, все сие я хулю», — писал князь А. Б. Куракин. Великая княгиня Елизавета Алексеевна сообщала своей матери 7 (18) апреля 1795 года[4]:

В воскресенье здесь у нас также была свадьба: г-н Мятлев женился на графине Салтыковой. Ему около 40 лет, если не все сорок, ей — 24-25 лет. Она очень мила, добра, но некрасива. Мне кажется, что они очень подходят друг другу, поскольку оба чрезвычайно худощавы.

 
Сенатор Мятлев на миниатюре П. Росси

Первое время после свадьбы супруги жили в Москве в усадьбе Салтыковых на Большой Дмитровке, д. 17. После переселились в Петербург. В 1801 году Мятлев вышел в отставку и в течение нескольких лет путешествовал с семьей по Европе. По отзывам современников, он был человек европейски образованный, обладавший острым и веселым умом[5], жена его была «женщина светская, умная и любезная»[6]. Весьма уважаемая и любимая в обществе, Прасковья Ивановна отличалась добрым характером и большой справедливостью в своих поступках.

В 1819 году в свете возбудила много толков история драгоценного жемчужного ожерелья, некогда принадлежавшего кардиналу Рогану[7], приобретенного Павлом I для княгини А. П. Гагариной и купленного крестьянами Мятлевой. По версии, которую приняли и рассказывали при дворе, крестьяне, узнав, что Мятлева желает иметь этот жемчуг, выкупили его у мужа покойной княгини и поднесли его своей госпоже на Пасху под видом яиц. Как писала княжна Варвара Туркестанова, что сначала было в глазах современников очаровательным поступком, превратилось вскоре в вещь совершенно противоположную[8]:

… Мадам де Ливен насмехается и сообщает, что господин Мятлев приказал своим людям купить ожерелье, объяснив им, что если 55 тыс. рублей разделить на 5000 крестьян, то получится не больше 10 рублей с человека, что совершенная безделица для них, и что они, несомненно, доставят удовольствие своей госпоже. Представьте, крестьяне не спорили и отправились за этим ожерельем.

 
Дом Мятлевых в первой половине XIX века

В благодарность Мятлева выстроила для своих крестьян в с. Порецком Симбирской губернии большое училище, в котором обучалось немало подраставших поколений окрестных сел и деревень. Что же касается ожерелья, то, из трех дочерей, Прасковья Ивановна ни одной из них не отдала его, a приказала хранить в роде Мятлевых. Будучи очень богатыми людьми, супруги Мятлевы умели хорошо вести свои дела. После покупки в 1817 году дома на Исаакиевской площади, они приобрели у Нарышкиных другой дом, рядом, а также приморскую дачу Новознаменку близ Лигово, на устройство которой положили много сил. Со времен Александра I дом Мятлевых в Петербурге считался одним из самых гостеприимных в столице и был сосредоточением всего «знатного, умного и изящного». Супруги были в дружеских отношениях с Вяземским, Дмитриевым и Карамзиным.

Большая любительница театра, в молодости своей Прасковья Ивановна принимала участие в придворных и домашних спектаклях, где своим сценическим талантом и игрою напоминала модную актрису Вальвиль. Её страсть к театральным представлениям не уменьшилась с годами. В своём доме она регулярно организовывала разнообразные увеселительные мероприятия и давала балы для всех приезжающих в Петербург иностранных особ. По словам жены английского посланника леди Дисборо, жившей в России в 1825—1828 годах, мятлевские праздники были прелестны и веселы, но ещё любопытнее было их домашнее устройство, смесь приживалок и толп прислуги из крепостных[9]:

У мадам Мятлевой есть экономка и компаньонка — карлица, ростом не выше трёхлетнего ребёнка; она пожилая женщина, довольно хорошего сложения, и очевидно, пользуется большим уважением в семье. Кроме того, у них есть что-то вроде учительницы пения и музыки, которая является полноправным членом компании, а также француженка-эмигрантка, бедная племянница, две дочери, двое сыновей и невестка.

 
Мятлева с портретом статс-дамы и фрейлинским шифром

После смерти старшего сына Ивана, прозванного в обществе «Ишкою», Прасковья Ивановна жила более уединенно и только изредка давала балы для своих многочисленных внучек. По своему общественному положению, богатству и уму, она была одной из самых уважаемых престарелых дам. Будучи чуть ли не единственной фрейлиной Екатерины II, оставшейся в живых, 20 апреля (2 мая1848 года была пожалована в статс-дамы. Современник, видевший её в 1857 году, вспоминал[10]:

Явившись на бал, я застал Прасковью Ивановну за карточным столом игравшею с тремя партнерами. Старческое лицо её, умное и строгое, но не красивое поразило меня. Стеклянные глаза и большого размера горбатый нос придавали ей вид старого попугая, на котором был надет огромный древнего покроя чепец с бантами и лентами оранжевого цвета… Вся обстановка дома её носила отпечаток старины, даже большая часть прислуги, была до того пожилая, что казалась сверстницей самой хозяйки.

Скончалась 11 (23) декабря 1859 года[1] и была похоронена в семейном склепе в Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом[11]. Оставила после себя ещё неизданные записки.

В браке имела двух сыновей Ивана (1796—1844; камергер, поэт) и Петра (1799—1827; ротмистр Конной гвардии), и трех дочерей — Екатерину (1800—1821; замужем за В. В. Левашовым), Софью (ум. после 1856; жена петербургского обер-полицмейстера А. П. Галахова) и Варвару (1811—1878; фрейлина, замужем за И. Г. Бибиковым).

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Мятлева Прасковья Ивановна // Русский биографический словарь: В 25 т. / А. А. Половцов. — М., 1896—1918. — Т. 14. — С. 278—279.
  2. Вигель Ф. Ф. Записки. В 2-х книгах. — М.: Захаров, 2003.
  3. Куракин Ф. А. Восемнадцатый век: Исторический сборник. — М., 1904. — Т. 1. — С. 164.
  4. Вел. кн. Николай Михайлович. Елизавета Алексеевна, супруга императора Александра I. В 3-х т. — Т. 1. — СПб., 1908. — С. 200.
  5. Выдержки из старых бумаг Остафьевского архива // Русский Архив. 1866. — Вып. 1-6. — С. 240.
  6. Долгоруков И. М. Капище моего сердца, или Словарь всех тех лиц, с какими я был в разных отношениях в течение моей жизни. — М., 1997. — С. 69.
  7. Яцевич А. Крепостные Петербурга. — Л., 1933. — С. 16.
  8. Исмаил-Заде Д. И. Княжна Туркестанова. Фрейлина высочайшего двора. — СПб.: Крига, 2012. — С. 568.
  9. Подлинные письма из России. 1825—1828. — СПб., 2011. — С. 48-49.
  10. Загоскин С. М. Воспоминания // Исторический Вестник. — 1900. — Т.81. — № 7. — С.54.
  11. Великий князь Николай Михайлович. Петербургский некрополь / Сост. В. Саитов. В 4-х т. — СПб., 1912—1913. — Т. 3. — С. 199.

ЛитератураПравить