Неизгладимая печать

Учение о неизгладимой печати трёх таинств, изложенное Лаврентием Зизанием Тустановским в «Большом катехизисе» 1627 года и Петром Могилой в «Требнике» 1646 года.

Неизглади́мая печа́ть (лат. indelebile signum) или характи́р неизглади́мый (лат. character indelebilis) — термин католического богословия, согласно которому, три таинства из семи — крещение, миропомазание и священство — оставляют в душе посвящаемого нестираемый, вечный след. Этот след невозможно никогда и никак уничтожить.

В древней Церкви догмата о неизгладимой печати не существовало. Например, согласно учению древней Церкви священник, изверженный из сана, лишается навсегда права священнодействия, лишается имени и чести священнослужителя, перестает принадлежать к клиру, становится мирянином, каким был до рукоположения. Догмат о неизгладимой печати принят в Католичестве в 1439 году на Флорентийском соборе. Он был изложен в булле Римского папы Евгения IV, посвященной унии с армянами, в которой говорится:

«Среди этих (семи) таинств, есть три святыни, крещение, конфирмация и священство, как характиры, от других отличны, они оставляют знак духовный в душе (человека), неизгладимый[1].»

В 1545 году на седьмом заседании Тридентского собора принято девятое правило, согласно которому все отвергающие наличие неизгладимой печати этих трёх таинств были преданы анафеме[2]. На двадцать третьем заседании Тридентского собора принято четвёртое правило, согласно которому учащие о том, что священник после извержения из священства становится мирянином, были преданы анафеме[3].

Согласно 845 канону Католического Кодекса канонического права 1983 года: «Таинства крещения, миропомазания и рукоположения, налагающие неизгладимую печать (лат. characterem imprimant), не могут преподаваться повторно».

Католическое учение о неизгладимой печати трёх таинств включили в свои сочинения отдельные православные авторы: Лаврентий Зизаний Тустановский — в «Большой катехизис» 1627 года: «есть же особне действо другое самех точию трех святых таин, сиречь крещения, святаго мира и священничества. яко нам души начертание содевают и печатают, еже вовеки не истребляется ниже изменяется», и Пётр Могила — в Требник 1646 года: «Вестно же буди, яко три Таины суть, их же повторяти никакоже подобает, сия же суть, Крещение, Миропомазание, и Священство. Сигоже убо ради не повторяются сия святыя Тайны, ибо характир си есть, печать или знамение николиже истираемое на души приемлющего творят».

ПримечанияПравить

  1. Inter haec sacramenta, tria sunt, baptismus, confirmatio et ordo, quae characterem, id est, spirituale quoddam signum a ceteris distinctivum, imprimunt in anima, indelebile
  2. Si quis dixerit, in tribus sacramentis, baptismo scilicet, confirmatione, et оrdine, non imprimi characterem in anima, hoc est, signum quoddam spirituale et indelebile, unde ea iterari non possunt: anathema sit (Sess. VII, de sacramentis in genere, can. 9)
  3. Si quis dixerit, per sacram ordinationem non dari Spiritum sanctum, ac proinde frustra episcopos dicerë Accipe Spiritum sanctum; aut per eam non imprimi characterem; vel eum, qui sacerdos semel fuit, laicum rursus fieri possë anathema sit (Sess. XXIII, de sacramento ordinis, can. 4)

СсылкиПравить