Оганезашвили, Саша

Саша Оганезашвили (настоящее имя — Александр Аршакович Оганян; май 1887, Соганлык, Тифлисская губерния, Российская империя — 31 мая 1932, Тифлис, ЗСФСР, СССР) — армянский[1][2] и азербайджанский[3] советский композитор, исследователь музыкального фольклора, исполнитель на кеманче и создатель её четырёхструнной разновидности.

Саша Оганезашвили
арм. Սաշա Օգանեզաշվիլի / Ալեքսանդր Օհանյան
Саша Оганезашвили (крайний справа) в составе мугамного трио
Саша Оганезашвили (крайний справа) в составе мугамного трио
Основная информация
Дата рождения май 1887
Место рождения Соганлык, Тифлисская губерния, Российская империя
Дата смерти 31 мая 1932(1932-05-31)
Место смерти
Похоронен
Страна
Профессии
Инструменты кеманча
Внешние изображения
Фотопортрет Саши Оганезашвили, из коллекции Национальной парламентской библиотеки Грузии
Саша Оганезашвили (крайний слева) с группой тифлисских музыкантов, из коллекции Музея литературы и искусства имени Егише Чаренца.
Музыканты после записи концертов на студии «Спортъ-Рекордъ». Справа внизу: Саша Оганезашвили. Варшава, 1912
Саша Оганезашвили в трио с ханенде Кечачи оглы Мухаммедом и таристом Курбаном Пиримовым

Родился в Тифлисской губернии. Долгое время работал в Баку, где написал и поставил оперу «Фархад и Ширин» (1911) и организовал музыкальные курсы (1914), на которых одним из первых на Ближнем Востоке использовал западную нотацию при обучении игре на восточных инструментах. Там же в 1920 году возглавил Народную (Восточную) консерваторию, ставшую предшественницей Государственной консерватории Азербайджана. В 1920-х годах жил в Тифлисе и Эривани, где руководил оркестрами и преподавал (с 1927 года — профессор Эриванской консерватории). Получил признание в качестве кеманчиста, об исполнительском мастерстве Оганезашвили высоко отзывались его современники Борис Асафьев и Ованес Туманян.

БиографияПравить

Александр Оганян родился в 1887 году в селе Соганлык Тифлисской губернии в армяно-грузинской семье. С 7 лет играл в ансамбле отца, в детстве исполнял музыку на диплипито, обучался пению, игре на дудуке и кеманче[2][4]. В дальнейшем учился у кеманчиста Оганеза Оганезова, в честь которого взял псевдоним Оганезашвили (буквально — сын Оганеза). В Тифлисе играл в ансамбле ашуга Хазири, после переезда в Баку выступал в Восточном оркестре Антона Маиляна[1][2][5].

В 1905 году Оганезашвили познакомился с ханенде Джаббаром Карягды и исполнителем на таре Курбаном Примовым, вместе с ними он создал мугамное трио[4][1]. В 1906—1912 годах записи трио выпускали звукозаписывающие компании «Спортъ-Рекордъ» и Pathé Records, среди записанных произведений были мугамы («Чаргях», «Раст», «Хиджаз» и др.), мелодии армянских народных песенКрунк», «Майр Аракси аперов» и др.) и курдская мелодия «Дло»[2][1]. В составе трио Оганезашвили гастролировал по Закавказью, Средней Азии и Персии, по приглашению «Спортъ-Рекордъ» ансамбль посетил Варшаву[1][6]. Дружба, завязавшаяся между участниками трио, продолжалась более двадцати лет[7].

В 1910—1911 годах Оганезашвили работал над оперой «Фархад и Ширин» по поэме Низами Гянджеви, либретто которой написал Мирза Джалал Юсифзаде. Опера была поставлена в 1911 году в Баку, роль Фархада исполнил Джаббар Карягды, Хосрова — Меджид Бейбутов[4]. В 1914 году музыкант организовал в Баку курсы восточной музыки, где преподавал искусство мугамата[8][6]. В том же году на одном из концертов Оганезашвили побывал армянский писатель Ованес Туманян, передавший свои впечатления в статье для тифлисской газеты «Горизонт»[9][комм. 1]:

Когда мы говорим о Востоке и Персии, мы вспоминаем о таких гигантах, как Фирдоуси, Хафиз, Саади, Омар Хайям, Низами, но мы также представляем себе С. Оганезашвили с его меланхолической кеманчой, чудесную игру и величественную гармонию его чистой восточной музыки. В его искусстве для нас сливаются и дополняют друг друга Чаргях и Фирдоуси, Хафиз и Раст, Махур и Омар Хайям.

В 1915 году Оганезашвили был призван в армию, во время службы он руководил военным оркестром. В 1918 году музыкант вернулся в Баку, где продолжал заниматься педагогической деятельностью. В 1920 году Оганезашвили участвовал в основании Народной (Восточной) консерватории и стал её первым ректором. На этом посту Оганезашвили сосредоточился на преподавании музыкального фольклора, организовал оркестр народных инструментов[10]. Народная консерватория стала прямой предшественницей Государственной консерватории Азербайджана[11].

В начале 1921 года Оганезашвили вернулся в Тифлис, где руководил оркестром Театра Руставели[10] и участвовал в работе Армянского дома искусства[2]. 12 апреля 1923 года в Тифлисском азербайджанском театре дирижировал постановкой оперетты «Аршин мал алан» У. Гаджибекова. В 1926 Оганезашвили получил приглашение преподавать на кафедре восточных инструментов Эриванской консерватории и переехал в Армению[10], в 1927 ему было присвоено звание профессора. Среди его учеников были Арам Мерангулян и Гурген Мирзоян[8][1]. В Эривани при поддержке А. Спендиарова Оганезашвили создал Ансамбль народных инструментов Республиканского радио Армении[2], в составе трио играл с Гарегином Ханикяном (канон) и Согомоном Алтуняном (уд)[12].

В 1927 году в составе делегации советских музыкантов Оганезашвили участвовал в международном музыкальном фестивале во Франкфурте-на-Майне. В Германии музыкант также выступал с лекциями и вместе с Е. М. Браудо работал в музыкальных архивах — целью исследования учёных была подготовка обновлённой методологии записи музыки народов СССР[13][14]. Информация о работе Оганезашвили сохранилась в Звуковом архиве Гумбольдтского университета[de]: по предложению директора архива Вильгельма Дёгена[de] музыкант прокомментировал хранившиеся в архиве записи грузинской народной музыки, в свою очередь Дёген записал игру Оганезашвили на кеманче[15].

После возвращения из Германии музыкант выступал с докладами об армянской и персидской музыке в Государственном институте музыкальной науки в Москве[16]. В этот же период Оганезашвили вместе с таристом Балой Меликяном создал ансамбль армяно-персидской музыки, с которым в мае — июне 1928 года гастролировал в Москве и Ленинграде[17][18]. Рецензия на ленинградский концерт ансамбля вышла в еженедельнике «Искусство и жизнь» за подписью музыковеда Бориса Асафьева[18]:

Игра на кеманче Оганезашвили именно по своей глубокой артистичной природе, когда можно говорить о том, что исполнитель холит и нежит каждое звучание, — вызывает в памяти образы таких великих европейских утонченнейших художников звука, как Дебюсси и Скрябин. Я сравниваю не личные особенности творчества и воспроизведения, а атмосферу артистизма и утонченнейшего звукоощущения, окутывавшую их.

В конце 1929 года музыкант, тяжело заболев, вернулся в Тифлис. Несмотря на слабое здоровье, он продолжал преподавать. В мае 1932 года Оганезашвили умер после продолжительной болезни[17]. Его похоронили в пантеоне Ходживанка[19].

НаследиеПравить

Мугам Хумаюн в исполнении Саши Оганезашвили (кеманча), 1930

Наиболее крупным музыкальным произведением Оганезашвили стала опера «Фархад и Ширин» (1911)[20], продолжившая заложенную У. Гаджибековым традицию мугамной оперы[21]. Кроме того, в корпус наследия Оганезашвили входят произведения для кеманчи, скрипки и фортепиано[1].

При жизни музыкант был известен не только как композитор, но и как исполнитель на кеманче[12], широкую популярность получило трио Оганезашвили, Джаббара Карягды и Курбана Примова[22]. Советский музыковед В. Кривоносов писал, что одной из причин влиятельности трио было преобладание в его репертуаре песен на азербайджанском языке, тогда как ханенде того времени пели преимущественно по-персидски[22]. Вместе с этим музыкальные качества ансамбля положительно оценивал историк музыки Фирудин Шушинский, отмечавший высокую сыгранность музыкантов, а также плавную и выразительную манеру исполнения, характерную для трио[7]. К крупнейшим представителям мугамного искусства второй половины XIX — первой половины XX века Оганезашвили относит Большая российская энциклопедия[23].

Оганезашвили владел как западной, так и восточной музыкальной традицией, его авторству принадлежит ряд публикаций, среди которых — сочинения, посвящённые теории персидской музыки, методике обучения игре на восточных инструментах, специфике монодии в музыкальной культуре Закавказья[1][20][24]. Круг исследовательских интересов Оганезашвили нашёл выражение в учебном плане, который музыкант составил для кафедры восточных инструментов Эриванской консерватории. Помимо инструментоведческих тем, план включал занятия, посвящённые месту пентатоники в восточной музыке, арабским, персидским и армянским ладам и ритмике[25]. Ещё в 1914 году, организовав в Баку курсы восточной музыки, Оганезашвили одним из первых на Ближнем Востоке использовал западную нотацию для обучения игре на восточных инструментах[12][21], его авторству также принадлежат нотные записи мугамов, азербайджанских и армянских народных песен[26].

Наряду с преподаванием и исполнительством, Оганезашвили работал над усовершенствованием конструкции кеманчи. В 1909 году он добавил к традиционной трёхструнной конструкции кеманчи четвёртую струну[12]. Модификация превратила старинную кеманчу с квартовым способом настройки (ми — ля — ми) в инструмент, настраиваемый в зависимости от лада исполняемого произведения в различные кварто-квинтовые строи[27]. В результате преобразования кеманчи, осуществлённого Оганезашвили, инструмент стал адаптированным для исполнения сочинений, написанных для больших составов: для этого кеманча настраивалась в строю равномерной темперации, нехарактерном для армянской народной музыки[28][29]. По оценке турецкой исследовательницы Э. Беркман, работа Оганезашвили по приведению армянской музыки к равномерной темперации привела к новаторским теоретическим результатам[30], а опыт усовершенствования кеманчи стал одним из наиболее ранних примеров вестернизации народной музыки Армении[12].

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Чаргях, Раст, Махур — названия ладов мугамата.
Источники
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Pahlevanian A. Oganezashvili, Sasha // Grove Music Online. — Oxford University Press, 2001. — doi:10.1093/gmo/9781561592630.article.51748.
  2. 1 2 3 4 5 6 Атаян Р. Оганезашвили Саша // Армянская советская энциклопедия : [арм.]. — Ер. : Академия наук АрмССР, 1986. — Т. 12. — С. 511.
  3. Оганезашвили // Азербайджанская советская энциклопедия  : [10 томах] = Азәрбајҹан Совет Енсиклопедијасы (азерб.) / гл. ред. Дж. Б. Гулиев. — Баку: Кызыл Шярк, 1983. — Т. 7. — С. 321. — 623 с. — 80 000 экз.
  4. 1 2 3 İsaxanlı H. Mənim Qarabağım və ya Qarabağ düyünü // Khazar Review. — Khazar University Press, 2021. — № 404—405. — S. 47. — ISSN 2218-2772. Архивировано 29 октября 2021 года.
  5. Кто есть кто. Армяне (биографическая энциклопедия в двух томах) / под ред. О.М. Айвазяна. — Ер.: Армянская энциклопедия, 2007. — Т. 2, Ճաղարյան - Ֆրիկ. — С. 674. — 740 с.
  6. 1 2 Шушинский, 1985, s. 284.
  7. 1 2 Шушинский, 1985, s. 218.
  8. 1 2 Оганезашвили // Музыкальный энциклопедический словарь / гл. ред. Г. В. Келдыш. — М.: Сов. энциклопедия, 1990. — С. 393. — 150 000 экз. — ISBN 5-85270-033-9.
  9. Туманян О. ՊԵՏՔ Է ԼՍԵԼ // Երկերի Լիակատար Ժողավածու տաս հատորով. — 1995. — Т. 7. — С. 140—142. = Надо послушать // Избранные произведения. — Ер. : Айастан, 1969. — Т. 3. — С. 224—227.
  10. 1 2 3 Шушинский, 1985, s. 286.
  11. Məhərrəmova T. Şərqdə ilk ali musiqi təhsil ocağı // Kaspi. — 2011. — № 5—7 (ноябрь). — S. 8.
  12. 1 2 3 4 5 Беркман, 2012, s. 52.
  13. Шушинский, 1985, s. 286—287.
  14. Браудо Е. М. Весь мир в звуках. — Огонёк. — 1927. — № 48 (244).
  15. Ziegler S. Recordings of Georgian Prisoners in Germany (1915-1919) // The Sixth International Symposium on Traditional Polyphony, Proceedings. — 2012. — P. 421.
  16. Смирнов Д. В. Концертно-просветительская деятельность Этнографической секции Государственного института музыкальной науки (ГИМНа) // Манускрипт. — 2019. — № 5. — С. 164.
  17. 1 2 Шушинский, 1985, s. 287.
  18. 1 2 Асафьев Б. В. Концерт армяно-персидской музыки // О народной музыке. — Ленинград : Музыка, 1987. — С. 198—199, 236. — 247 с. — OCLC 843229792.
  19. Унанянц В. В. Армяне Грузии. Медиагруппа «АЙК» (29 апреля 2017). Дата обращения: 13 ноября 2021.
  20. 1 2 Беркман, 2012, s. 53.
  21. 1 2 Стшемжальска А. Джаббар Гарягдыоглы и Бюльбюль. Из истории формирования азербайджанской школы пения (конец XIX — первая половина XX веков) // История, археология и этнография Кавказа. — 2021. — № 1. — С. 227, 229.
  22. 1 2 Кривоносов В. Песни Джаббара Карягды // Советская музыка. — 1940. — № 2 (76). — С. 82.
  23. Мугам / Агаева С. // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  24. Шушинский, 1985, s. 290.
  25. Беркман, 2012, s. 54.
  26. Шушинский, 1985, s. 286, 289.
  27. Вертков К. А., Благодатов Г. И., Язовицкая Э. Кяманча // Атлас музыкальных инструментов народов СССР. — М.: МузГИз, 1963. — С. 91. — 273 с.
  28. Беркман, 2012, s. 62.
  29. Kurt S. Geleneksel Ermeni müziğinde kanun kullanımı ve Türkiye'deki kanun kullanımıyla karşılaştırılması : [тур.]. — Malatya : İnönü Üniversitesi, 2019. — S. 16, 29. — 79 s.
  30. Беркман, 2012, s. 169.

ЛитератураПравить

Дополнительная литература
  • Геворгян Г. Սաշա Օգանեզաշվիլի : [арм.]. — Հայաստան Հրատարակչություն, 1973. — 100 с. — OCLC 24809392.

СсылкиПравить