Отвлекающая война

Отвлекающая война (англ. diversionary war, diversionary theory of war) в международных отношениях — теория, объясняющая агрессивную внешнюю политику или даже вовлечение в военные действия стремлением «отвлечь» внимание граждан страны от внутренней политической повестки в неблагоприятной для политических лидеров ситуации или улучшить своё политическое положение за счёт эффекта сплочения. Для обозначения внешней политики, объясняющейся сходной мотивацией, используется более широкий термин отвлекающая внешняя политика (англ. diversionary foreign policy).

Агрегированные опросы общественного мнения в период до парламентских выборов 1983 года в Великобритании. Вовлечение страны в Фолклендскую (Мальвинскую) войну в апреле 1982 года называют одним из хрестоматийных примеров отвлекающей внешней политики, оказавшей влияние на поддержку действующего правительства консерваторов[1]

Аналогичная логика стоит за выражением «маленькая победоносная война», используемым для обозначения конфликтов, инициированных для укрепления внутриполитических позиций неустойчивого или слабого правительства за счёт быстрой, не затратной и успешной военной кампании — авторство фразы приписывается российскому министру внутренних дел В. К. Плеве, пытавшемуся обосновать вовлечение страны в войну с Японией необходимостью избежать революции.

История изученияПравить

Логика «отвлечения» является одним из распространенных интуитивных объяснений войны. Например, именно этот механизм использовался для объяснения империализма как экспансионистской внешней политики[2]: например, Ленин в статье «Война и российская социал-демократия» (1914) связывал вовлечение России в Первую мировую войну с «отвлечением внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов России»[3]. Анализ империализма у Шумпетера, изложенный в работах «Бизнес-циклы» (1939) и «Империализм и социальные классы» (1951), также указывает на то, что агрессивная внешняя политика продиктована классовыми интересами. Шумпетер разделял «капиталистическую элиту» — предпринимателей, заинтересованных в мире (см. теорию капиталистического мира (англ.)) и двигающих вперед экономику за счёт инноваций, — и «империалистическую элиту» — группу аристократов, кровно заинтересованных в развязывании войн[4]. По собственному выражению Шумпетера, «созданная войнами, для которых она требовалась, [военная] машина создаёт войны, которые ей требуются».

Мысль о том, что война может быть средством для достижения внутриполитических целей — главным образом, за счёт расширения власти действующего правительства — прослеживается и в «Исследовании войны» (A Study of War, 1942) Куинси Райта.

Интерес к явлению среди исследователей международных отношений, особенно работающих в рационалистической (англ.) парадигме международных отношений и изучающих «рационалистические» объяснения войны в духе Джеймса Фирона, во многом был возрожден после публикации в 1989 статьи Джека Леви (Levy, 1989), обсуждавшей феномен.

Современные теоретические моделиПравить

Феномен отвлекающих войн может объясняться с опорой на различные механизмы: как попытка спровоцировать эффект сплочения и как попытка «поставить на восстановление (англ.)» популярности (gambling for resurrection) благодаря успешной военной кампании — в таком случае военный успех может рассматриваться как достоверный (ввиду затратности) сигнал (англ.) о компетентности правительства[5].

Теория отвлекающей войны может быть изложена как проблема принципала-агента, где руководство страны (вне зависимости от типа политического режима) выступает в качестве «агента», зависящего от поддержки правящей коалиции («принципала» — может быть электорат или военная хунта) в условиях, когда принципал заинтересован в качественном государственном управлении (например, благодаря сулимым им рентам), но не может напрямую наблюдать компетентность агента (формализуется как «тип» агента, назначаемый «природой»). Агент выбирает между вовлечением в военную агрессию или воздержанием от неё, а принципал выбирает между сохранением агента или отказом от его услуг, опираясь на наблюдаемую компетентность, зависящую от типа состояния экономики (назначается «природой») и успехом военной кампании, если таковая предпринимается. Таким образом, «отвлекающее» поведение политических лидеров будет являться попыткой убедить принципала в своей компетентности или скрыть некомпетентность (Richards et al, 1993).

Эмпирические подтвержденияПравить

Теория отвлекающей войны получила лишь частичное подтверждение в эмпирической литературе.

Анализ 254 военизированных межгосударственных конфликтов с 1870 по 1992 года не обнаружил устойчивой статистической связи между использованием военной силы Соединенными Штатами Америки и американскими электоральными циклами (см. Выборы в США) (Gowa, 1998).

Помимо международных конфликтов, есть свидетельства использования политическими лидерами организованного насилия в отношении этнических меньшинств внутри собственной страны с аналогичной мотивацией — «отвлечением» населения от актуальных проблем (Tir & Jasinski, 1989).

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить