Открыть главное меню

Паннвиц, Гельмут фон

Ге́льмут фон Па́ннвиц (нем. Helmuth von Pannwitz; встречается написание фамилии Панвиц; также отчество Вильгельмович; 14 октября 1898 — 16 января 1947) — немецкий военачальник, кавалерист, участник Первой и Второй мировых войн. Генерал-лейтенант вермахта. В 1943 году, по заданию верховного командования германской армии, сформировал коллаборационистскую организацию Казачий стан на территории СССР, которой и руководил до мая 1945 года[3], повешен после ареста в 1947 году[4].

Гельмут фон Паннвиц
нем. Helmuth von Pannwitz
Гельмут фон Панвиц.jpg
Дата рождения 14 октября 1898(1898-10-14)
Место рождения Боцановиц, Германская империя
Дата смерти 16 января 1947(1947-01-16) (48 лет)
Место смерти Москва, СССР
Принадлежность  Германская империя
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Великогерманский рейх
Род войск кавалерия, войска СС
Годы службы 19141920
19341945
Звание Казачий атаман, генерал-лейтенант Вермахта
Командовал Казачий Стан и 15-й казачий кавалерийский корпус СС
Сражения/войны
Награды и премии
Рыцарский крест Железного креста с дубовыми листьями Железный крест 1-го класса Железный крест 2-го класса
ROU Mihai Viteazul Order 2000 3Class BAR.svg Red Krune Kralja Zvonimira-band.png
В отставке казнён по обвинению в военных преступлениях[1][2]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

БиографияПравить

Становление личности. Первая мировая войнаПравить

Родился 14 октября 1898 года в семейном имении Боцановиц в Силезии (ныне польское село Бодзановице). Отец, Вильгельм фон Паннвиц (1854—1931) — лейтенант 14-го Гессенского гусарского полка[5], из древнего дворянского рода Паннвиц[de]. Мать Герта (в девичестве Реттер, 1876—1963) не была знатного происхождения[6].

Начальное образование получил в подготовительной школе для мальчиков, по окончании которой поступил в Прусский кадетский корпус. С началом Первой мировой войны прямиком из кадетского корпуса отправился добровольцем на Западный фронт. Служил в 1-м уланском Императора Александра III полку (нем. Ulanen-Regiment Kaiser Alexander III. von Russland). 22 марта 1915 года получил звание лейтенанта «за храбрость на поле боя»[5] в возрасте 16 с половиной лет. Награждён Железными крестами 2-го (в 1915 г.) и 1-го (в 1917 г.) классов.

Интербеллум. Начало Второй мировой войныПравить

После окончания войны служил в Добровольческом корпусе. В 1920 году из-за сокращения немецких вооружённых сил по Версальскому договору вышел в отставку в звании обер-лейтенант. Учился в фермерской школе и с 1926 по 1933 годы нанимался управителем в сельскохозяйственные поместья в Польше, в частности управлял поместьем княгини Радзивилл в Михове[5].

1 ноября 1933 года был восстановлен на военной службе в должности командира 2-го эскадрона 2-го рейтерского полка в Ангербурге. В 1938—1939 годах начальник отделения личного состава 11-й кавалерийской дивизии. Участвовал в звании майора (1938), командира разведбатальона 45-й пехотной дивизии, во вторжении в Польшу. Награждён планками к Железным крестам обеих степеней (повторное награждение). Участвовал в боевых действиях во Франции (1940), с 1941 года — на Восточном фронте (подполковник)[5].

В июне 1941 года, в составе 45-й пехотной дивизии участвовал в штурме Брестской крепости. 22 июня 1941 года разведывательным батальоном 45-й пехотной дивизии вермахта под командованием Гельмута фон Паннвица было захвачено здание тюрьмы Брестской крепости. 4 сентября 1941 года Паннвиц награждён Рыцарским крестом Железного креста. С 1 декабря 1941 года — переведён в аппарат Верховного командования сухопутных войск (ОКХ) в качестве референта генерала мобильных войск (нем. Referent beim General der Schnellen Truppen) по вопросам применения кавалерии в современной войне. Вскоре после этого ему присвоено звание полковника[7][8]. В течение 1942 года неоднократно выезжал из Ставки на фронт для инспекций кавалерийских частей. Составитель и редактор ряда полевых наставлений. В октябре 1942 был переведён в штаб Группы армий «А» где занялся организацией стихийно образующихся казачьих частей из числа местных жителей оккупированной территории СССР[5].

Руководитель казачьих формированийПравить

К концу 1942 года поражения и значительные потери личного состава на Восточном фронте вынудили Гитлера изменить своё мнение о казачестве и не так активно возражать против использования его потенциала (как военнопленных, так и казаков-эмигрантов). Он готов был согласиться с теорией, рассматривавшей казаков как потомкам остготов, то есть как племена, близкие по крови германцам, а не славянам[9]. Кроме этого, в дни зарождения НСДАП Гитлера поддерживали некоторые казачьи лидеры из числа русских эмигрантов[10]. Поэтому казачьи воинские формирования получили в Вермахте существенно большее развитие, чем другие русские воинские формирования[11].

Сам Паннвиц питал симпатии к казакам. Он видел в них в расовом отношении отдельный этнический вид, потомков скандинавов, имевших чёткую идеологию, направленную на освобождение России от большевистской власти. По утверждению полномочного представителя вермахта в Хорватии генерала Эдмунда Глайзе-Хорстенау (нем. Edmund Glaise-Horstenau), Паннвиц верил в возможность поселения после войны его казаков на территории Кавказа[12].

В ноябре 1942 года Паннвиц получил согласие начальника штаба сухопутных войск Курта Цейцлера на создание казачьего соединения вермахта. Подготовительный период создания дивизии был прерван участием Паннвица в боевых действиях: с ноября 1942 года до начала 1943 года. В ноябре 1942 года отличился, командуя cводной воинской частью в составе 4-й танковой армии вермахта, состоящей из казаков, хиви, кавказцев, румын в ходе отражения советского наступления в районе Котельниково[13]. За эти бои Гельмут фон Паннвиц 23 декабря 1942 года получил «Дубовые листья» к Рыцарскому кресту (№ 167) и высший румынский военный орден Михая Храброго[14] Затем Паннвиц был переведён в Крым, где до марта 1943 года командовал казачьим соединением «Феодосия»[5].

 
Андрей Шкуро и Гельмут фон Паннвиц

В марте 1943 года был переведён в Млаву (с 1941 до 1945 нем. Mielau) для формирования 1-й казачьей кавалерийской дивизии, командование которой было поручено Паннвицу[5]. Дивизия формировалась из уже имевшихся казачьих подразделений, приданных германским военным частям (казачьих полков фон Рентельна, фон Юнгшульца, фон Безелагера, Ярослава Котулинского, Ивана Кононова, 1-го Синегорского Атаманского и проч.). В июне 1943 года получил звание генерал-майора, в апреле 1944 года — генерал-лейтенанта.

Сформированная Паннвицем казачья дивизия с октября 1943 года участвовала на территории Хорватии в боевых действиях против частей народно-освободительной армии Югославии. За эти бои Паннвиц был награждён хорватским орденом Короны короля Звонимира 1-й степени со Звездой и Мечами). В Югославии казаки Паннвица применяли тактику «выжженной земли», предавая огню крестьянские хутора и посёлки, где укрывались партизаны, передавая затем эти места под контроль усташей. Местное население ненавидело казаков, боясь их больше немцев. Показательно, что в их глазах казаки представали нерусскими и именовались «черкезами» (сербохорв. «Čerkezi», серб. «Черкези»)[15]. Югославы говорили: «разве „русские братушки“ могут убивать и насиловать»[16]? Вместе с тем историк К. М. Александров писал, что «признания» Паннвица о массовых убийствах и насилии в отношении хорватского населения его подчинёнными, которые он «дал» на следствии, последовавшем после его пленения советской стороной, возможно, были сфабрикованы[17].

Совершение дивизией Паннвица в ходе антипартизанских операций многочисленных военных преступлений: грабежей, изнасилований и расстрелов, отмечает германский военноисторический институт бундесвера[18]. Сам Паннвиц в процессе следствия показал 12 января 1947 года, что руководствовался в Югославии циркулярными инструкциями обергруппенфюрера СС Бах-Целевского, детально устанавливающими порядок действий по отношению к партизанам. По его словам, в циркуляре подчёркивалось, что партизанская война противоречит международному праву и руководитель антипартизанского подразделения имеет право по своему усмотрению принимать решение о судьбе и собственности партизан или лиц, оказывавших им содействие[19].

К концу войны было принято решение переподчинить все иностранные подразделения в составе немецких войск под командование Ваффен-СС. В середине 1944 года были предприняты попытки интегрировать казачьи части в Ваффен-СС. 26 августа 1944 года состоялось совещание между Генрихом Гиммлером, генералом фон Паннвицем и его начальником штаба полковником Х.-Ж. фон Шульц. Генерал фон Паннвиц принял переподчинение в Ваффен-СС, чтобы предоставить своим подразделениям доступ к более тяжелому вооружению и лучшему снабжению, а также сохранить дальнейший контроль над казачьими подразделениями во Франции. Командные структуры, униформа и звания остались за вермахтом.[20][21][22][23] В связи с переподчинением дивизии командованию войск СС 1 февраля 1945 года, есть мнение, что 1 февраля 1945 года Паннвиц якобы мог получить звание группенфюрера СС и генерал-лейтенанта войск СС.[24]{[неавторитетный источник?] Казачья дивизия под его командованием была развёрнута в XV Казачий кавалерийский корпус СС, который 20 апреля 1945 года был переподчинён КОНР. Намерение полностью перебросить корпус в Ваффен-СС было де-факто не реализовано до конца войны.

В конце 1944 года дивизия Паннвица вступила в непосредственное соприкосновение с частями Красной армии у города Вировитица, продемонстрировав в этих боях высокую боеспособность. 26 декабря 1944 года 2-я бригада 1-й казачьей дивизии при поддержке частей 1-й хорватской ударной дивизии заняли населённый пункт Питомача, выбив с занимаемых позиций подразделения 703-го стрелкового полка и 684-го артиллерийского полка 233-й стрелковой дивизии, нанеся им тяжёлое поражение. В оставшиеся дни декабря и в январе 1945 года дивизия Паннвица вместе с усташско-домобранскими частями предприняла ряд безуспешных попыток овладеть Вировитицей и ликвидировать плацдарм на правом берегу Дравы. Во время немецкой наступательной операции «Оборотень» (нем. Werwolf), предпринятой группой армий «E» в начале февраля 1945 года с целью ликвидации Вировитицкого плацдарма, обороняемого к тому времени силами Народно-освободительной армии Югославии, подразделения Паннвица 10 февраля вступили в город Вировитица[25][26][27].

В конце марта 1945 года фон Паннвиц был единогласно избран так называемым Всеказачьим Кругом на «Всероссийском конгрессе» в Вировитице Верховным Походным Атаманом «Казачьего стана» и всех казачьих армий, такая честь когда-то была предоставлена ​​только царю.[28]

К концу войны корпус численностью более 20 000 человек находился в передней линии обороны против югославских и болгарских частей на южном берегу реки Драва. К 26 апреля 1945 года занимал позиции в полосе Драва — Радотич на так называемой Звонимировой линии обороны группы армий «Е» в Хорватии. В начале мая Паннвиц начал отвод корпуса в район Лудбрег — Вараждин[29][30]. Чтобы не допустить пленения казаков югославскими партизанами, которые жаждали расправы над своими заклятыми врагами, Паннвиц организовал отход корпуса в британскую оккупационную зону в Каринтию (Австрия). Преодолев горные перевалы и засады партизан, 15-й корпус смог выполнить эту задачу, вступив 9 мая в соприкосновение с британской 11-й танковой дивизией. 11-12 мая корпус сдался английским войскам. 11 мая 1945 года в присутствии британских офицеров Паннвиц принял парад Донского казачьего полка.

Выдача СССР, суд и казньПравить

Выдачи Паннвица как военного преступника требовали СССР и Югославия. После того, как союзники начали передачу СССР тысячи казаков из 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС и членов их семей в Лиенце, Паннвиц вместе с другими германскими офицерами корпуса был выдан СССР. В соответствии с решениями Ялтинской конференции, выдаче СССР подлежали лишь бывшие граждане СССР и России. Паннвиц как подданный Германии мог избежать выдачи. Однако Паннвиц принял решение разделить судьбу своих казаков и был выдан СССР вместе с ними, его примеру последовал ряд других немецких офицеров[31]. Сам Паннвиц сказал так: «Я делил со своими казаками счастливое время, я останусь с ними и в несчастье»[9].

16 января 1947 году казнён (повешен) вместе с другими генералами Казачьего Стана по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР 15-16 января 1947 года на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников»[1][2].

26 июня 1947 года Государственная комиссия (Югославии) по установлению преступлений оккупантов и их пособников во время Второй мировой войны признала Гельмута фон Паннвица военным преступником и приняла решение о его задержании и выдаче югославским властям[32].

Оценка деятельностиПравить

Как пишет американский историк Майкл Пэрриш в 1996 году[33]:

Как показывают события в бывшей Югославии, семейные свары среди славян могут обернуться в нечто весьма скверное. Бойцы Казачьего корпуса сражались в Югославии с жестокостью, уступающей лишь головорезам из усташей, но они были немногим хуже прочих воюющих сторон. Их поведение напоминало добрые старые дни царского режима с проведениями погромов в гетто, с югославами, заменившими беспомощных евреев. Несмотря на одиозный послужной список в антипартизанских операциях, Казачий корпус никогда не развёртывался на советской земле, а его генералы никогда не были советскими гражданами, — однако разные тонкости международных законов никогда не сдерживали Сталина. После формального следствия все они были повешены 17 января 1947, включая Паннвица, который тут стал истинной редкостью: действующий немецкий офицер со смертным приговором за военные преступления и, в его случае, без последующего оправдания. Трагическая и несправедливая судьба казачьих генералов, романтизированная многими британскими авторами, критикующими их насильственную репатриацию западными союзниками в конце войны, не должна заслонять от нас их криминальное поведение в Югославии: в которой, возможно, их и следовало бы судить и где их судьба была бы такой же, но с достаточным количеством обоснований.

Британский историк Бэзил Дэвидсон, в период оккупации Югославии — офицер связи между УСО и партизанами Тито, считает, что «Паннвиц был безжалостным командиром шайки кровавых мародёров» (von Pannwitz was the ruthless commander of a horde of murderous wreckers)[34]. В своём обзоре, полемически названном «Скверные привычки», он резко оспаривает точку зрения Самуэля Ньюленда из Strategic Studies Institute, в книге которого[35] в военном отношении казаки под командованием Паннвица «действовали великолепно» и заслуживают признания, даже если они и имели тенденцию к «скверным привычкам» (англ. bad habits): таким как разрушения, мародёрства и даже порой насилие. Сам же Паннвиц у Ньюленда показан как «смелый и дисциплинированный солдат, хоть и со спесью прибалтийского барона (которым он был не в полной мере)». Впрочем, там же Дэвидсон признаёт, что «ответ на вопрос, заслужили ли эти люди скамью подсудимых в трибунале по военным преступлениям, на практике зависит от того, кто спрашивает, где и когда».

Попытки реабилитацииПравить

22 апреля 1996 года реабилитирован решением Главной военной прокуратуры (ГВП) Российской Федерации в соответствии со ст. 3 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Позже представитель ГВП сообщил, что заключение от 22 апреля 1996 года о реабилитации Паннвица как необоснованное отменено. 28 июня 2001 года ГВП вынесла заключение, в котором был сделан вывод, что Паннвиц за совершённые им преступления осуждён обоснованно и реабилитации не подлежит. Одновременно признано, что справка о реабилитации Паннвица не имеет юридической силы[36].

Националистические и монархические организации как в Российской Федерации, так и за рубежом неоднократно обращались в государственные органы Российской Федерации с просьбами о реабилитации отдельных русских коллаборационистов[37].

Определением Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации от 25 декабря 1997 года Краснов П. Н., Шкуро А. Г., Султан-Гирей Клыч, Краснов С. Н. и Доманов Т. И. признаны обоснованно осуждёнными и не подлежащими реабилитации, о чём уведомлены все инициаторы обращений по вопросу реабилитации указанных лиц.

ПамятьПравить

В 1998 году Гельмуту фон Паннвицу, А. Г. Шкуро, П. Н. Краснову, Султан-Гирею Клычу, Т. Н. Доманову и др. в Москве был установлен памятник под названием «Воинам русского общевоинского союза, русского корпуса, казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса, павшим за веру и отечество»[38] у храма Всех Святых. 8 мая 2007 года, в преддверии Дня Победы, мраморная плита была разбита[39], и оставалась в таком стоянии до 2014 года, в котором была заменена на плиту «Казакам, павшим за Веру, Царя и Отечество».

В культуреПравить

В репертуаре российской группы «Коловрат» есть песня посвящённая Гельмуту фон Паннвицу[40].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 14.12.2001 Александр Улитвинов. Ради друга Гельмута
  2. 1 2 Письмо заместителя начальника 1-го отдела управления реабилитации жертв политических репрессии Главной военной прокуратуры Российской Федерации И. П. Цирендоржиева от 3 декабря 2005 года Страница 1 Страница 2
  3. Гельмут фон Паннвиц
  4. Administrator. КАЗАК ГЕЛЬМУТ ФОН ПАННВИЦ - ТРАГЕДИЯ ВЕРНОСТИ. www.cultoboz.ru. Дата обращения 29 апреля 2018.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Александров К. М., 2001, с. 136.
  6. Pannwitz, Hel(l)muth von // Neue deutsche Biographie / Bayerische Akademie der Wissenschaften. — 2001. — Bd. 20. — S. 34—35. — ISBN 3428002016.
  7. ЭБД "Новая немецкая биография ("NEUE DEUTSCHE BIOGRAPHIE"). Проект Исторической комиссии при Баварской Академии Наук. Статья "Pannwitz, geändert aus: Hellmuth [d. Red. von".].
  8. Казаки: расово пригодные // «Шпигель» : журнал. — 1963. — № 24.(Kosaken: Rassisch tragbar. — DER SPIEGEL 24/1963)
  9. 1 2 Ратушняк О. В. Третий Рейх и казачество: к вопросу о взаимоотношениях в годы Второй мировой войны // Былые годы : журнал. — 2013. — Т. 29, № 3. — С. 101—106. — ISSN 2073-9745.
  10. Андреева Е. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение = Vlasov and the Russian Liberation Movement. — 1-е. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987. — P. 55. — 370 p. — ISBN 1-870128710.
  11. Цурганов Ю. С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во Второй мировой войне. — М., 2001. — С. 124. — ISBN 5-87604-054-1.
  12. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. — С. 133.
  13. Дёрр Г. Поход на Сталинград. — М.: Воениздат, 1957.
  14. Акунов В. В. Казак Гельмут фон Паннвиц — трагедия верности // Божии Дворяне (Очерки орденской традиции в Христианстве). — СПб.: Опричное Братство св. преп. Иосифа Волоцкого, 2006. — 252 с.
  15. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. — С. 136.
  16. Козлов А. И. Великая Отечественная война и казаки // RELGA — научно-культурологический журнал : журнал. — 2006. — 1 февраля (т. 125, № 3). — ISSN 1814-0149. Архивировано 25 апреля 2017 года.
  17. Александров К. М., 2001, с. 128.
  18. Германская империя и Вторая мировая война. Организация и мобилизация германской сферы влияния. — Штутгарт: Научно-исследовательский военно-исторический институт бундесвера, 1999. — Том 5/2. — С. 160. (Militärgeschichtliches Forschungsamt (Hrsg.): Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg, Band 5/2: Organisation und Mobilisierung des deutschen Machtbereiches, Stuttgart 1999. — ISBN 3-421-06499-7, S. 160.
  19. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. — С. 140.
  20. Harald Stadler, Die Kosaken im Ersten und Zweiten Weltkrieg (Hrsg.), 2008 Studienverlag, Nikolai Tolstoy S. 151, ISBN 978-3-7065-4623-2.
  21. Hans Werner Neulen, München 1985, An deutscher Seite: Internationale Freiwillige von Wehrmacht und Waffen-SS, pp. 320, 459.
  22. Samuel J. Newland, Cossacks in the German Army 1941—1945 (London 1991), pp. 145—146.
  23. Matthias Hoy (Ph.D.thesis), Der Weg in den Tod: Das Schicksal der Kosaken und des deutschen Rahmenpersonals im II. Weltkrieg (Wien 1991) pp. 152—155, 473—476.
  24. Биография на сайте hrono.info
  25. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 298—305.
  26. Александров К. М., 2001, с. 118—139.
  27. Дробязко С. И. Последние сражения Гражданской войны // Историко-культурное наследие Кубани : журнал. — 2001. — Январь (т. 34).
  28. Samuel J. Newland, Cossacks in the German Army 1941—1945 (London 1991), p. 164.
  29. Алексеј Ј. Тимофејев. Руси и Други светски рат у Југославиjи: Утицај СССР-a и руских емиграната на догађаје у Југославији 1941—1945. Београд: Інститут за новіjу Србіjу, 2010. — С. 148.
  30. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 388—397.
  31. Фоменко А. В. Проблема коллаборационизма во Второй мировой войне // Международная жизнь : журнал. — 2010. — № 5. — С. 32—46.
  32. Miodrag Đ. Zečević, Jovan P. Popović. Dokumenti iz istorije Jugoslavije. Drћavna komisija za utvrđivanje zloіina okupatora i njihovih pomagaіa iz Drugog svetskog rata. — Beograd: Arhiv jugoslavije, 2000. — Tom 4. — S. 272.
  33. Parrish M. The Lesser Terror: Soviet State Security, 1939-1953. — US: Greenwood Publishing Group, 1996. — P. 125. — ISBN 0275951138.
  34. Basil Davidson. Bad Habits (англ.) // London Review of Books. — 1991. — Vol. 13, no. 12.
  35. Newland S. J. Cossacks in the German Army 1941—1945. — UK: Frank Cass, 1991. — ISBN 0714633518.
  36. Ради друга Гельмута // Независимое военное обозрение, 14 декабря 2001
  37. Письмо заместителя начальника 1-го отдела управления реабилитации жертв политических репрессии Главной Военной Прокуратуры Генеральной Прокуратуры Российской Федерации И. П. Цирендоржиева от 3 декабря 2005 года Страница 1 Страница 2
  38. Коловрат: Батька фон Панвиц слова песни
  39. В Москве разрушен памятник фашистским коллаборационистам
  40. Песня о Паннвице от Коловрата

ЛитератураПравить

  • Александров К. М. Русское казачество во Второй мировой войне: трагедия на Драве, декабрь 1944 г. // Новый часовой : русский военно-исторический журнал. — 2001. — № 11—12. — С. 118—139. — ISSN 1029-1210.
  • Ланнуа, Франсуа де. Казаки Паннвица. 1942—1945. — М.: АСТ; АСТ Москва, 2006. — 248 с. — 3000 экз. — ISBN 5-17-028084-X; 5-9713-0761-4.

СсылкиПравить