Открыть главное меню

Подлые люди

По́длые лю́ди (по́длый люд[1]) — термин, применявшийся в XVIII−начале XIX в. в России, в том числе в ряде законодательных актов, по отношению к низшим слоям населения, в частности, «обретающимся в наймах и чёрных работах».[2]

В различных источниках встречаются разночтения относительно расширительного толкования данного термина.

Так, одни говорят, что под подлыми людьми имеются в виду «неподатные сословия»[3][4], причём, ссылаясь на «Регламент Главного магистрата» (1721) считают подлыми людьми один из слоёв городского населения, то есть «нерегулярных» городских обывателей, не входивших в состав мещанства[2][4].

А другие, напротив, относят подлых людей к «податному крестьянскому сословию»[5][6].

В словаре Даля в статье «Подлый» читаем: «о человеке, сословии: из черни, тёмного, низкого рода-племени, из рабов, холопов, крепостного сословья».[7]

Этимология и семантикаПравить

Нередко в словарях русского языка отмечается, что понятие «подлые люди» и само слово «подлый», буквально обозначавшее «низший», «первоначально … употреблялось как термин, без бранного оттенка»[5][6].

Однако, это не совсем так. Слово «подлый» в русском языке не было свободно от презрительной коннотации, так как при своем появлении оно носило отпечаток классовой, дворянской, оценки простого народа. В некоторых областных народных говорах слово «подлый» употреблялось в значении: «бедный» (пермский, соликамский, чердынский говоры)[8][6].

Слово «подлый» вошло в русский литературный язык в XVII в. из украинского, в котором закрепилось в XVI в. под влиянием польского языка (ср. польск. podły, podłosć). Как писал М. О. Коялович, слово «шляхетство» «перешло к нам при Петре из Польши и повлекло за собою и свой антитез — подлый народ»[9][6]. Так, например, ещё в 1729 году А. Д. Кантемир писал: «Гнусно дворянину завидовать благополучию подлейших себя»[6]. В «Записках» княгини Н. Б. Долгорукой (1767)[10]: «С вами будут поступать, как с подлыми»; «ему казалось подло с нами и говорить»[11]. В своей статье «В ответ А. С. Хомякову» (1838) И. В. Киреевский тоже указывал на то, что применение слова «подлый» к народу занесено в дворянский язык XVII−XVIII вв. с Запада[6].

И. Г. Прыжов в своей «Истории кабаков в России в связи с историей русского народа» (1868) относит распространение слова «подлый» к началу XVIII в. Он говорит о новом, модном в XVIII в. слове «подлый», применяемом ко всему народному: подлые люди — народ, подлая речь — речь народа. «Пьянство — писал Болтин, — вовсе истребилося у обществе людей благородных… Подлые люди и поныне пьяных напитков употребляют»[12].

Но уже к концу XVIII в. под влиянием растущего интереса к народу, под влиянием либеральных идей нейтральное значение «социально низкий» в слове «подлый» постепенно ослабляется и начинает усиливаться негативная коннотация.

У И. Н. Болтина в «Примечаниях на Историю Леклерка» (1788) отзыв о былинах, старинных песнях: «песнях подлых, без всякого складу и ладу. Подлинно таковые песни изображают вкус тогдашнего века, но не народа, а черни, людей безграмотных, и, может быть, бродяг, кои ремеслом сим кормилися, что слагая таковые песни, пели их для испрошения милостыни»[13][14].

Симптоматична отповедь со стороны «Северного вестника» (1804) реакционно-дворянскому журналу «Патриот», издававшемуся В. В. Измайловым: «Выражение подлый язык есть остаток несправедливости того времени, когда говорили и писали подлый народ; но ныне, благодаря человеколюбию и законам, подлого народа и подлого языка нет у нас! а есть, как и у всех народов, подлые мысли, подлые дела. Какого бы состояния человек ни выражал сии мысли, это будет подлый язык, как, напр[имер]: подлый язык дворянина, купца, подьячего, бурмистра и т. д.»[15]. Однако, как указал проф. Е. Ф. Будде, возражая на статью Я. К. Грота «Карамзин в истории русского литературного языка», слово «подлый» в значении «низкого звания», «простого сословия» употреблялось ещё до 20-х годов XIX в.[16]

В толковом словаре русского языка, издававшемся в конце XVIII−первой половине XIX в. специально для этого созданной в 1783 году Академией Российской (с 1841 — II Отделение Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук), работы по составлению которого были начаты ещё под руководством М. В. Ломоносова в Санкт-Петербургской Академии наук, значения слова подлый со временем меняются:

1-е издание (1789−1794)[17]
1) о роде (происхождении) — «низкого происхождения, худородный» и приводит пример «Он произошёл от подлых родителей»;
2) о поведении — «нечестно поступающий, заслуживающий презрения» и приводит примеры употребления «Подлая душа… Подлые намерения, поступки».
2-е издание (1806−1822)[18]
Подлость…
1) говоря о роде: «низкость, худородие»;
2) «свойство, качество или состояние того, кто подлую душу имеет, поступает низко, презрения достойно. В подлости воспитан и подлостию помрачает благородное звание».
3-е издание (1847)[19]

В словаре 1847 г. эти значения переставлены. Активным, употребительным признаётся уже морально-оценочное: «низкий, беcчестный» («Клевета есть подлое дело. Подлые поступки»). Второе же значение определяется как «принадлежащий к черни, к простонародию» — и поясняется выражением «подлый народ».

ПримечанияПравить

  1. Виноградова Т. Мужчины, изменившие мир — М.: Издательство «АСТ», 2015.; Litres, 2017. ISBN 545768007X, ISBN 9785457680074.
  2. 1 2 Подлые люди // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  3. Подлые люди // Российская государственность в терминах. IX−начало XX века. : словарь / сост. А. Р. Андреев. — Москва : «Крафт+», 2001. — 450, [2] с. : ил.
  4. 1 2 Подлые люди // Советская историческая энциклопедия. / Под ред. Е. М. Жукова. — М.: «Советская энциклопедия», 1973−1982.
  5. 1 2 Ушаков Д. Н., 1939.
  6. 1 2 3 4 5 6 Виноградов В. В.
  7. Подлый // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  8. Опыт областного великорусского словаря, 1852, С. 164.
  9. Коялович М. О., 1901, С. 345.
  10. Долгорукая Н. Б., 1767.
  11. Будде Е. Ф., 1908, С. 116.
  12. Прыжов И. Г., 1868., С. 245., Гл. XX. Распространение кабаков в XVIII веке. Откупная система.
  13. Болтин И. Н., 1788, С. 60.
  14. Сухомлинов М. В., 1880, С. 247.
  15. «Северный вестник» — 1804. — Ч. 3 [январь]. — С. 35−36.
  16. См. в журнале «Цветник» (1810, Ч. 5, С. 14): «вид заимствованный из подлейшей черни» — Будде Е. Ф., 1908, С. 116−117.
  17. САР, 1789−1794, Ч. IV. «Отъ М. до Р.», С. 944.
  18. САР АП, 1822., Ч. 4., С. 1289−1290.
  19. СЦРЯ, 1847., Т. 3., С. 262−263.

ЛитератураПравить

• 1-е изд.: История слов: около 1500 слов и выражений и более 5000 слов, с ними связанных / Отв. ред. Н. Ю. Шведова — М.: «Толк», 1994. — 1138 с.
• 2-е изд. История слов — М.: Институт русского языка РАН, 1999. — Тираж 3 000 экз. — ISBN 5-88744-033-3, ISBN 5-89285-026-9.
• 3-е изд.: История слов — 2010.
  • Долгорукая Н. Б. Записки. — 1767.:
• впервые: Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой дочери г. фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева // Журнал «Друг юношества» / ред. М. И. Невзоров — 1810.
Долгорукая Н. Б. Записки, оставшиеся по смерти княгини Натальи Борисовны Долгорукой / Изд. H.M. Усова. Вступит. статья и примеч. П. П. Смирнова. — Спб.: Синод. тип., 1912. — 70 с.
Долгорукая Н. Б. Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой дочери г. фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева. — СПб.: Типография «Сириус», 1913. — 52 с.
• Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой дочери г. фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева / Подг. текста, послесл., прим. Е. В. Анисимова. — СПб., 1992. — 144 с., ил. — ISBN 5-280-01345-5.