Политика Третьего рейха в отношении гражданского населения на оккупированных территориях СССР

Немецкие солдаты фотографируют казнь партизан, 1941
Старый Оскол, улица Ленина, 1942

Политика Третьего рейха в отношении гражданского населения на оккупированных территориях СССР — процесс взаимоотношений между немецкой администрацией и гражданским населением на территориях СССР, оккупированных Третьим рейхом в ходе Великой Отечественной войны.

Содержание политикиПравить

В период «блицкрига»Править

Политика Третьего рейха в отношении советских граждан проводилась в соответствии с планами Бакке[1] и «Ост»[2], подразумевавшими частичное уничтожение гражданского населения, часто называемое геноцидом[3][4][5][6] славянской, а также еврейской части советского народа, (тем не менее, ни в советской, ни в российской, ни в немецкой историографии это понятие, в отличие от Холокоста, не было сформулировано и не является научным и общепризнанным), выселение[2][7] и порабощение[8] широких масс славянского населения, а также окончательное решение еврейского вопроса на территории СССР.

Для того, чтобы спровоцировать ненависть к гражданскому населению СССР и оправдать издевательства над ним и его уничтожение в любых возможных формах (сексуальные преступления, убийства, другие особо тяжкие преступления, преступления против человечности и даже проявления садизма[9]), были созданы пропагандистские клише о том, что все славянские народы — это «недочеловеки»[10][11], «русские свиньи», «коммунисты», «рабы»[12], к которым нет и не может быть пощады[13][12].

С другой стороны, для содействия в осуществлении своих планов и последующей помощи в управлении гражданским населением нацисты призывали в свои ряды сочувствующих им граждан СССР, используя их ненависть к Советской власти, национально-освободительную борьбу украинского, казаческого, русского коллаборационизма, а также страх перед оккупантами[14] и пораженческие настроения[15][16].

Ключевым методом исполнения плана по порабощению советского гражданского населения стал угон мирного населения на работу в Германию, где в отношении подневольных советских рабочих использовались те же методы устрашения и издевательств[17][18][19], что и на оккупированной территории СССР. В целях противодействия подобной политике часть гражданского населения организовала вооружённое сопротивление захватчикам, сформировав партизанские отряды, препятствовавшие проведению угона мирного населения на работу в Германию и уничтожавшие немецкую и коллаборационную администрации.

Результатами проведения подобной политики стали потери гражданского населения в размере 13 млн 684 тысяч 692 человека[20][21] вследствие гуманитарной катастрофы, бомбёжек, преступлений нацистов и коллаборационистов против человечности, угона мирных жителей на работы в Германию, повышенной смертности, голода, а также блокады Ленинграда. В том числе преднамеренно истреблено оккупантами на захваченной территории 7 млн 420 тысяч 379 человек, умерло и погибло от голода и болезней 4,1 млн, погибло на принудительных работах в Германии 2 млн 164 тысячи 313 человек. 451,1 тыс. человек не возвратились на родину и стали эмигрантами[22]. Указанные потери не учитывают жертв массированных бомбардировок в прифронтовой полосе. Так, только в Сталинграде во время наступления вермахта на город в августе 1942 года погибло при бомбёжках около 40 тысяч мирных жителей. На десятки тысяч идёт счёт жертв бомбардировок Харькова, Севастополя, Одессы, Новороссийска, Смоленска, Тулы и других советских городов[22].

В период отступленияПравить

В 2016 году Центральным архивом Минобороны России и Германским историческим институтом в Москве опубликованы архивы Вермахта за 1944 год, в которых были собраны немецкие донесения, допросы и письма, захваченные советскими разведчиками, впоследствии переведённые на русский язык и засекреченные.[23] Некоторые из представленных документов не вяжутся с привычным восприятием политики нацистов в отношении гражданского населения на оккупированных территориях СССР. В частности, среди опубликованных документов присутствует приказ Главнокомандующего армейской группой «А» генерал-фельдмаршала Эвальда фон Клейста, предписывающий обращаться с населением на оккупированных территориях «как с союзниками» и «добиваться положительного отношения населения» с целью ослабления деятельности банд и увеличения числа желающих добровольцев поступать на службу Германии, также указывается необходимость «создать социальное обеспечение, которое в первую очередь должно охватить беременных женщин, нетрудоспособных, детей, снабдить больницы лекарствами, а матерей и детей — молоком». Помимо этого, в опубликованном архиве содержится памятка для войск Вермахта, озаглавленная как «Десять заповедей при обращении с русскими», в которой также рекомендуется вежливое и справедливое отношение к русским подчинённым, а также указывается, что «русские, особенно белорусы, украинцы и северные великоруссы принадлежат к семье арийских народов. В их жилах течёт много крови Викингов, чем они очень гордятся». Вдобавок, представленная памятка в восьмом пункте предписывает делать различие между русскими и большевиками, отмечая незначительный процент убеждённых большевиков среди русского населения. Такие изменения в отношении к населению на оккупированных территориях СССР скорее всего вызваны тяжёлым положением Вермахта: уже к началу 1943 года немецкий генералитет столкнулся на восточном фронте с колоссальными и невосполнимыми потерями. Потребность в человеческих ресурсах вынуждала командование Вермахта менять отношение среди рядового состава к населению на оккупированных территориях СССР.

Отступление нацистских войск с территории СССР сопровождалось массовым угоном мирного населения в Германию, на тыловые территории рейха, в результате которого за границей оказались сотни тысяч гражданских лиц. Так, в ходе обязательной эвакуации населения Риги 2-3 октября 1944 года вывозу подлежали все жители от 14 до 55 лет: из 200-тысячного населения города к отправке в Германию было приговорено 120—150 тысяч человек[24].

РасследованияПравить

Поиском, сбором и документированием тяжких последствий бесчеловечного отношения оккупационных властей к гражданскому населению СССР для дальнейшего привлечения преступников к ответственности занималась Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР.

Материалы, собранные ЧГК, являются главными доказательствами уничтожения гражданского населения и издевательств над советскими гражданами со стороны немецких солдат и коллаборационистов и были основными доказательствами стороны обвинения на Нюрнбергском процессе[25][9]. В его ходе на суд мировой общественности были представлены многочисленные и исчерпывающие свидетельства об инструментах, методах, последствиях и результатах выполнения Вермахтом и оккупационными властями планов по очищению территории СССР от его «расово неполноценного» населения[9].

В результате многочисленных судебных процессов, как в СССР (Харьков, Краснодар, Минск и другие города), так и за его пределами (Нюрнберг), над военными преступниками, участвовавшими в истреблении гражданского населения на оккупированных Третьим Рейхом территориях СССР, было приговорено к смертной казни множество нацистов (в том числе лидеры национал-социалистического движения Геринг, фон Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер и прочие) и коллаборационистов (Краснов, Шкуро, Доманов и другие). Тем не менее, поиск и привлечение к ответственности военных преступников, скрывавшихся от правосудия, продолжался в советские годы (Тонька-пулемётчица).

Реабилитация немецких граждан, осуждённых незаконноПравить

В 1992—1998 годах в России органами военной прокуратуры был отменён ряд приговоров в отношении немецких военных преступников, совершивших преступления на советской территории. Доктор исторических наук В. П. Мотревич отметил, что в 1990-е годы часть осужденных военнопленных приходилось реабилитировать и причислить к жертвам политических репрессий в силу того, что при их осуждении были нарушены процессуальные нормы (не было защитника и т. п.)[26]. При этом виновность реабилитированных Главной военной прокуратурой военнопленных была подчас несомненна. Мотревич привёл несколько примеров таких реабилитированных. Обер-ефрейтор Г. Бицингер участвовал в карательных операциях против мирного населения в Крыму и в ходе проведённой с его участием операции в каменоломнях было убито более 600 мирных граждан[27]. Полковник Ганс Герцог был осуждён на 25 лет исправительно-трудовых лагерей за карательные операции против белорусских партизан[28]. Он категорически отказался работать в лагере и заставить его трудиться не смогли[29]. В мае 1992 года Герцога реабилитировали на основании закона «О реабилитации жертв политических репрессий»[30].

Конкретные причины мотивов прокуратуры при вынесении решения о реабилитации немецких граждан могли вообще отсутствовать в решении о реабилитации. Доктор юридических наук А. Е. Епифанов, изучив дела реабилитированных, отметил, что иногда решения о реабилитации прокуратурой вовсе не мотивировались[31]. Епифанов также обнаружил, что часто решение о реабилитации часто выносилось лишь на том основании, что вина иностранного преступника основана только на его признании (не подкреплённом иными доказательствами)[32]. При этом в большинстве случаев сотрудники военной прокураты при принятии решения о реабилитации руководствовались только материалами уголовного дела преступника, не истребуя какие-либо дополнительные материалы, чтобы подтвердить или опровергнуть его вину[33].

За период с 18 октября 1991 года по январь 2001 года органы военной прокуратуры (по собственным данным) на основании Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» рассмотрели более 17569 обращений иностранцев (в основном немцев)[34]. В результате 13035 иностранцев были признаны жертвами политических репрессий и реабилитированы, а 4534 иностранцам в реабилитации было отказано[35]. Доктор юридических наук А. Е. Епифанов отмечает, что большинство этих лиц было привлечено как раз за злодеяния, совершённые в годы Великой Отечественной войны[36].

В культуреПравить

Политика оккупационных властей в отношении гражданского населения СССР нашла отражение в советской и российской культуре. В фильмах на военную тематику («Судьба человека», «Вечный зов», «Бабье царство», «Восхождение») были отражены оккупационный террор, жестокое обращение с мирными гражданами, доходившее до зверств, а также истребление советского гражданского населения. Однако, по мнению критиков[37], наиболее точно отобразил отношение нацистов к мирным советским людям Элем Климов в фильме «Иди и смотри».

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. План голода:12 заповедей в отношении русских (недоступная ссылка). Дата обращения 23 июня 2015. Архивировано 4 марта 2016 года.
  2. 1 2 Журнал «Скепсис» о плане «Ост»
  3. Israel W. Charny, Simon Wiesenthal, Desmond Tutu. Encyclopedia of Genocide. Vol. 1. — ABC-Klio, 1999
  4. Нюрнбергский процесс - Гитлеровский геноцид славянских народов Европы (недоступная ссылка). Дата обращения 23 июня 2015. Архивировано 27 мая 2013 года.
  5. Геноцид славянских народов в годы Второй Мировой войны
  6. Антон Баумгартен. Барбаросса: План геноцида советского народа
  7. Цит. по: Фашистский «новый порядок»: политика, оккупационный режим / Война в тылу врага. О некоторых проблемах истории советского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М., 1974. С. 324.
  8. 11.htm
  9. 1 2 3 Школа массового убийства. Фото убитых людей: солдат, девушек, женщин, детей — Великая Война — Свободная Пресса
  10. Lothrop Stoddard, The Revolt against Civilization: The Menace of the Under Man, New York: C. Sribner’s Sons, 1922.
  11. Alfred Rosenberg, Der Mythus des 20. Jahrhunderts: Eine Wertung der seelischgeistigen Gestaltungskämpfe unserer Zeit, München: Hoheneichen, 1930, here p. 214.
  12. 1 2 9.htm
  13. Война на уничтожение: вермахт и холокост // Вольфрам Ветте
  14. «Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации», Борис Ковалёв
  15. Чуев С. «Хиви» и восточные роты // Проклятые солдаты : Предатели на стороне III рейха. — М.: Яуза; Эксмо, 2004. — 574 с. — (Тайны III Рейха). — 5100 экз. — ISBN 5-699-05970-9.
  16. Андреева Екатерина. Генерал Власов и Русское Освободительное Движение = Vlasov and the Russian Liberation Movement. — 1-е. — Cambridge: Cambridge University Press, 1987. — 370 p. — ISBN 1-870128710.
  17. Ш. Датнер «Преступления немецко-фашистского вермахта в отношении военнопленных»
  18. Александр Дюков. Русский должен умереть // Независимый альманах «Лебедь». — 2007. — 15 июня (№ 535).
  19. Павел Полян. Остарбайтеры // Звезда. — 2005. — № 6. Архивировано 18 мая 2019 года.
  20. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 16 апреля 2008. Архивировано 31 марта 2008 года.
  21. Максудов С. О фронтовых потерях Советской Армии в годы Второй мировой войны. «Свободная мысль», 1993, № 10, с. 118—119.
  22. 1 2 Кропачев С. А, Кринко Е. Ф. Потери населения СССР в 1937–1945 гг.: масштабы и формы. Отечественная историография. — ООО ДиректМедиа, 2019-07-30. — 393 с. — ISBN 978-5-4499-0073-9.
  23. Александр БОЙКО | Сайт «Комсомольской правды». Из инструкции Вермахта: "В русских течет кровь викингов". KP.RU - сайт «Комсомольской правды» (22 июня 2016). Дата обращения 11 марта 2019.
  24. Константин Гайворонский. Дневник расстрелянного офицера // IMHOclub.lv : дискуссионный портал. — 2012. — 5 июня.
  25. VIVOS VOCO: Н. С. Лебедева, «Подготовка нюрнбергского процесса» (Глава I)
  26. Мотревич В. П. Осужденные иностранные граждане в Свердловской области в 1949—1955 годах // Проблемы истории общества, государства и права: Сборник научных трудов. — Вып. 2. — Екатеринбург: Изд.-полиграф. центр УрФУ, 2014. — С. 331.
  27. Мотревич В. П. Осужденные иностранные граждане в Свердловской области в 1949—1955 годах // Проблемы истории общества, государства и права: Сборник научных трудов. — Вып. 2. — Екатеринбург: Изд.-полиграф. центр УрФУ, 2014. — С. 331—332.
  28. Мотревич В. П. Осужденные иностранные граждане в Свердловской области в 1949—1955 годах // Проблемы истории общества, государства и права: Сборник научных трудов. — Вып. 2. — Екатеринбург: Изд.-полиграф. центр УрФУ, 2014. — С. 334.
  29. Мотревич В. П. Осужденные иностранные граждане в Свердловской области в 1949—1955 годах // Проблемы истории общества, государства и права: Сборник научных трудов. — Вып. 2. — Екатеринбург: Изд.-полиграф. центр УрФУ, 2014. — С. 334.
  30. Мотревич В. П. Осужденные иностранные граждане в Свердловской области в 1949—1955 годах // Проблемы истории общества, государства и права: Сборник научных трудов. — Вып. 2. — Екатеринбург: Изд.-полиграф. центр УрФУ, 2014. — С. 334.
  31. Епифанов А. Е. К вопросу о реабилитации гитлеровских военных преступников и их пособников в отечественном праве // Оптимизация правовой основы противодействия преступности: к 25-летию Конституции Российской Федерации. Сборник научных трудов по итогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. В. 2 ч.: Ч. 2. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2018. — С. 58.
  32. Епифанов А. Е. К вопросу о реабилитации гитлеровских военных преступников и их пособников в отечественном праве // Оптимизация правовой основы противодействия преступности: к 25-летию Конституции Российской Федерации. Сборник научных трудов по итогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. В. 2 ч.: Ч. 2. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2018. — С. 58.
  33. Епифанов А. Е. К вопросу о реабилитации гитлеровских военных преступников и их пособников в отечественном праве // Оптимизация правовой основы противодействия преступности: к 25-летию Конституции Российской Федерации. Сборник научных трудов по итогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. В. 2 ч.: Ч. 2. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2018. — С. 58.
  34. Епифанов А. Е. К вопросу о реабилитации гитлеровских военных преступников и их пособников в отечественном праве // Оптимизация правовой основы противодействия преступности: к 25-летию Конституции Российской Федерации. Сборник научных трудов по итогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. В. 2 ч.: Ч. 2. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2018. — С. 54 — 55.
  35. Епифанов А. Е. К вопросу о реабилитации гитлеровских военных преступников и их пособников в отечественном праве // Оптимизация правовой основы противодействия преступности: к 25-летию Конституции Российской Федерации. Сборник научных трудов по итогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. В. 2 ч.: Ч. 2. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2018. — С. 54 — 55.
  36. Епифанов А. Е. К вопросу о реабилитации гитлеровских военных преступников и их пособников в отечественном праве // Оптимизация правовой основы противодействия преступности: к 25-летию Конституции Российской Федерации. Сборник научных трудов по итогам Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. В. 2 ч.: Ч. 2. — Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 2018. — С. 55.
  37. Classic Film Club: 'Come and See' - Time Out London (недоступная ссылка). Дата обращения 23 июня 2015. Архивировано 17 августа 2012 года.